Энергетическая отрасль США в преддверии формирования трансатлантического торгового и инвестиционного партнерства: динамика спроса и предложения

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Экономические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

3. Russian Finance Minister: We'-ll Lose $ 45 Billion If Oil Is At $ 50 In 2015 [Электронный ресурс] // Business Insider. — January 2015. — Режим доступа: http: //www. businessinsider. com/r-russian-finance-minister-demands-close-watch-on-spending-2015−1.
4. Currency Devaluation in Russia Kazakhstan Ukraine and Belarus and its Effects on Business [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http: //s-gr. com/ sites/default/files/custom_files/Currency_Devaluation_in_Russia_Kazakhstan_U kraine_and_Belarus_and_its_Efects_on_Business. pdf.
5. Shell suspends Russian shale oil venture // Financial Times. — 2014.
6. Russia puts losses from sanctions, cheaper oil at up to $ 140 billion per year [Электронный ресурс] // Reuters. — 2014. — Режим доступа: www. reu-ters. com/article/russia-economy-oil-sanctions-idUSL6N0TE 14C20141124.
7. Russian Federal State Statistics Service [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http: //www. gks. ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/en/main/.
ЭНЕРГЕТИЧЕСКАЯ ОТРАСЛЬ США В ПРЕДДВЕРИИ
ФОРМИРОВАНИЯ ТРАНСАТЛАНТИЧЕСКОГО ТОРГОВОГО И ИНВЕСТИЦИОННОГО ПАРТНЕРСТВА: ДИНАМИКА СПРОСА И ПРЕДЛОЖЕНИЯ
© Рассадин А. А. *
Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации,
г. Москва
Формирование Трансатлантического торгового и инвестиционного партнерства (ТТИП) между США и ЕС создает новую ситуацию для всех их торговых партнеров, включая Российскую Федерацию. Для энергетической отрасли это означает качественные изменения на рынке энергоносителей, включая спрос на углеводородное топливо, в том числе российские нефть и газ. Данные тенденции могут быть прослежены на примере американской нефтяной отрасли — одного из традиционных драйверов экономики США и будущего партнера по соглашению с ЕС. Здесь представляет интерес анализ сдвигов последних лет в структуре производства, импорта и экспорта нефти. Эти сдвиги позволяют с определенной точностью прогнозировать те новые «правила игры» на европейском и американском нефтяном рынке, которые могут стать реальностью в рамках конструкции ТТИП. При этом следует учитывать, что ТТИП является изначально американской инициативой, поддерживаемой прежде всего исполнительными структурами Евросоюза, и направленной на обслуживание прежде всего американского интересов,
* Аспирант кафедры Мировой экономики и международного бизнеса.
понимаемых в основном как интересы американских корпораций. В нефтяной отрасли это дает основание полагать, что ТТИП, будучи конструкцией долговременной, будет отражать стратегические интересы нефтяных компаний США. Эти интересы базируются на тенденциях развития американского нефтяного бизнеса, которые будут рассмотрены ниже.
Ключевые слова: трансатлантическое торговое и инвестиционное партнерство (ТТИП), углеводороды, энергетическая отрасль, энергоне-зависимоть, сланцевая нефть
ТЭК США последних лет: драйверы и тенденции развития
По данным МЭА, в 2014 г. первичное потребление энергии в США составило 2,224 млрд. т. н. э., а производство — 1,989 млрд. т. н.э. [1]. Производство энергоресурсов представлено углем (36%), газом (31%), ГРЭС и возобновляемыми источники энергии (13%) и энергией АЭС (20%) [2]. США одновременно являются как одним из крупнейших в мире потребителей энергоресурсов, так и весьма значительным их производителем, причем по всем источникам энергии. По данным ВР на 2014 г., США располагает 5,2% доказанных запасов газа и 2,9% запасов нефти в мире. По добыче нефти в США занимают 3-е место в мире (добыча 519 млн. т.), потребление составило 836 млн. т [3]. Значительная часть запасов нефти в США (20%) сосредоточена на континентальном шельфе, преимущественно в Мексиканском заливе, 25% - в Техасе, 15% - на Аляске, 15% - в Калифорнии. США также обладают существенными запасами неконвенциональной (сланцевой) нефти [4]. Энергетическая стратегия администрации США описана в программе Департамента Энергетики США и реализуется в четырёх направлениях: наращивание объёмов собственной добычи нефти и газа, в том числе за счет увеличения эффективности- развитие альтернативных источников энергии, повышение конкурентоспособности и их коммерциализация- ориентация американского авторынка на топливно-эффективные модели и активное внедрение биотоплива [5].
Задача новой стратегии заключается в сокращении объёма нефтяного импорта в США на треть в течение ближайших 10 лет, добиваясь снижения зависимости от импортных поставок нефти и газа. Стратегический план развития энергетики США шагнул значительно дальше снижения энергоза-висимоти благодаря отмене правительством США в декабре 2015 действовавшего последние 40 лет эмбарго на экспорт нефти, что не замедлило отразиться на цену сырья.
Согласно открытым данным только за первую неделю января 2016 США намерены отгрузить около 600 тысяч баррелей нефти, добытой с терминала в Хьюстоне в южной части Техаса, швейцарско-нидерландской компании УНо! [6].
12,500
2,500
0 --1−1-г-1-|-1-|-1-т-1−1-г-1
19& amp-D 1Б62 1D04 1096 19BS 20DD 2Н}2 2DD4 2006 20D5 2010 2012 20 4 2016
Рис. 1. Импорт сырой нефти США 1991−2015 гг., тыс. барр. /день [7]
С 2008 г. прослеживается тенденция к снижению роли США как импортёра нефти, поставки из Нигерии сократились в 2010—2013 гг. на 76,4%, из Ирака — на 17,3%, из Венесуэлы — на 33,5%, из Мексики — на 26,10% (хотя импорт из ряда других стран, например Саудовской Аравии и Кувейта, вырос). Основанием для данных изменений стали результаты «сланцевой революции», приведшей к рекордному для последних десятилетий росту добычи нефти в США.
Рекорды и ограничения «сланцевой революции»
Технология гидроразрыва пласта с 2007 по 2014 гг. позволила увеличить в 25 раз добычу труднодоступной и высококачественной нефти, залежи которой находятся в сланцевых и известняковых породах. Результатом стал рост нефтедобычи в США, едва не достигший рекордного уровня на ноябрь 1970 г. (10. 04 млн. бар/день). Импорт сырой нефти в США в августе 2014 г. снизился до 7,4 млн. бар/день, это на 10% меньше, чем в 1996 г. Потребление всей нефти в США одно из самых высоких в мире, в 2014 г. оно составило 18,4 млн. бар/день, а пик потребления пришёлся на 2005 г. -20,8 млн. бар/день.
Эта динамика дала основания для выводов о том, что динамика роста добычи нефти внутри страны за последнее десятилетие постепенно превращает США из страны-потребителя в страну-производителя с потенциальной перспективой превращения в экспортёра. По прогнозу специалистов «British Petroleum», США к 2035 г. может стать страной, практически полностью обеспечивающей себя энергоресурсами.
Новинкой последних лет стала конкурентная борьба между усилившими позиции США и странами ОПЕК. Решение 27 ноября 2014 г. о сохранении текущих объёмов добычи ОПЕК на уровне 30 млн. бар/день отражает опасение стран Персидского залива потерять свою долю рынка в случае сокращения добычи [8]. Декабрьским решением ОПЕК 2015 года квота на до-
бычу нефти была увеличена на 1,5 млн. бар/день до 31,5 млн. бар/день, что в свою очередь сыграло в качестве триггера очередного падения цен на нефть до отметки ниже $ 30 за баррель марки Brent. Одна из главных надежд ОПЕК в ходе падения цен на нефть была на то, что при снижении цен сланцевое производство станет нерентабельным. Генеральный секретарь ОПЕК Абдалла эль-Бадри в конце октября 2014 г. заявил, что половина сланцевой добычи в США нерентабельна уже при цене в $ 90 за баррель, а цены на уровне $ 60 могут подорвать экономику сланцевой нефти. Аналитики журнала «Economist» полагают, что технологические процессы постоянно совершенствуются и уже могут обеспечить рентабельность даже при цене $ 57 за баррель [9], хотя на некоторых месторождениях стоимость добычи установилась на уровне $ 30−53 за баррель [10]. Стремительное падение цен на нефть в последнем квартале 2015 скорректировало также и оценки относительно характеристик рентабельности проектов сланцевой разработки нефти, в том числе и Министерством Энергетики Р Ф, согласно заявлению А. В. Новака «Себестоимость разная — от $ 20 до $ 80, в среднем на наш взгляд и, по оценкам экспертов, — это между 40 и 50 за баррель» [11].
Всем этим прогнозам суждено было пройти непростую проверку экономическими реалиями 2014−2015 годов, характеризовавшимися резким падением цен на нефть — с 2013 г. цены на нефть снизились с $ 110/бар. ниже $ 30/бар. и достигли шестилетнего минимума [12]. Вместе с тем, мировой спрос на нефть демонстрировал устойчивую динамику роста, с колебаниями, носящими сезонный характер. В итоге 2015-й год продемонстрировал определенную неустойчивость бизнеса сланцевой нефти, в котором риски стали оборотной стороной преимуществ. Как известно, в отличие от традиционной нефтедобычи, требующей больших первоначальных инвестиций в освоение и обустройство месторождения, добыча сланцевой нефти — менее капиталоемкий бизнес. Предприятие нередко начиналось с одной скважины, расходы на которую составляют не более $ 5−6 млн., которые иногда тоже были не средствами самого предпринимателя, а заемными. Отсюда — высокая доля в производстве сланцевой нефти мелких и средних предпринимателей, активность которых стала настоящим драйвером нового сегмента нефтедобычи, обусловившей небывалые темпы роста добычи. Интерес подогревала мировая конъюнктура, сочетавшая высокий уровень цен на нефть с высоким спросом на нее. Уровень цен на нефть в период роста сланцевого сегмента колебался в районе $ 100/бар., формируя ожидания устойчивых высоких доходов на длительную перспективу.
Это, в свою очередь, делало производителей сланцевой нефти желанными заемщиками на финансовых рынках. Компании-производители привлекали кредитные средства, проводили эмиссии акций, размещали бонды, использовали специализированные финансовые инструменты для хеджирования ценовых рисков.
В итоге производство сланцевой нефти в США в период 2010—2014 гг. выросло с 0,7 млн. до около 5 млн. бар/день. К мелким и средним компаниям, сыгравшим свою пионерную роль, присоединились крупные игроки американского нефтяного бизнеса гигантов — Chevron, ConocoPhillips, Exxon, Marathon и др., открывшие свои отделения сланцевой нефтедобычи и приступившие к освоению новых месторождений.
Добыча сланцевой нефти требует намного более высоких операционных затрат по сравнению с традиционной нефтедобычей. Связано это с более короткими сроками эксплуатации каждой скважины (средний срок эксплуатации «сланцевой» скважины — от 6 до 12 месяцев против 25−30 лет по традиционной технологии) и соответствующими расходами на бурение и гидроразрыв пласта, необходимыми для поддержания стабильности добычи. Это делает бизнес сланцевой нефти особенно уязвимым к колебаниям мировых цен на нефть, что и вызывало в конце 2014 — начале 2015 гг. немало прогнозов скорого краха сланцевых проектов.
Однако динамика 2015 года показала, что предсказания некоторых экспертов о моментальном крахе «сланцевой революции» при первом же снижении нефтяных цен оказались преувеличенными. Запас прочности сланцевой нефтедобычи оказался выше ожидаемого, и, несмотря на то, что добыча сланцевой нефти в Америке начала и продолжает падать, масштаб этого падения нельзя назвать критическим. Поданным Агентства Энергетической Информации США, сланцевая добыча в Штатах в октябре составит 5,213 млн. баррелей в сутки, т. е. речь идет о снижении не более чем на 5,5% за третий квартал. Тем не менее, Агентство прогнозировало, что в ноябре суточная добыча снизится на 93 тысячи баррелей — до 5,12 млн. баррелей.
Одним из малоизвестных факторов, придавших устойчивость американским добытчикам сланцевой нефти, стала специфическая процедура оценки активов и запасов: американские надзорные органы требуют от нефтегазовых компаний оценивать свои активы и запасы исходя из цен на сырье за последние 12 месяцев. Такая методика оценки повышает привлекательность активов, позволяя увеличивать на соответствующую величину объемы заимствований на финансовом рынке. Не случайно займы добытчиков сланцевой нефти достигли рекордных величин именно в 1-м и 2-мм квартале 2015 г. (соответственно, $ 28,4 млрд. и $ 31,4 млрд. [13]. Компании торопились кредитоваться по итогам декабрьской переоценки 2014 г. (базировавшейся на усредненной цене на нефть за 2014 г., практически не затронутой ее падением в конце года).
Однако, сглаживая краткосрочные падения цен, американская методика оценки активов может оказаться для компаний «отравленной пилюлей», если это падение длится больше года. Тогда возможны схемы типа финансовой пирамиды, при которой на базе завышенной стоимости активов идет избыточное (по сравнению с доходами) кредитование добывающих компа-
ний. При этом компаниям просто может не хватить выручки для того, чтобы рассчитаться с долгами. Тем более что при следующей переоценке (ожидаемой в декабре) стоимость активов будет оцениваться уже по ценовым данным 2015 г., что приведет к свертыванию рынка заимствований. Если учесть, что уже сейчас более 83% чистых доходов добытчиков сланцевой нефти уходит на обслуживание долгов, ситуация может стать критической. Эта доля выросла вдвое по сравнению с 2012 г. и продолжает расти [14].
100% 40% 80% Г0% 60% 50%
ло% эо% го% 10% о%
Рис. 2. Доля затрат на обслуживание долга в доходах американских Континентальных нефтяных компаний [15]
В итоге акции компаний, которые разрабатывают сланцевые месторождения, подешевели более чем в два раза в конце 2014 — начале 2015 г. В первом полугодии 2015 г. большинство из них зафиксировали убытки. Кредитование пока продолжается, хотя объем задолженности зачастую превышает стоимость активов сланцевых компаний, а ставка процента по кредитам превышает ставки для любых других секторов экономики. Но как только такая финансовая подпитка прекратится — возможен крах «пирамиды». плохую репутацию на финансовом рынке США приобретают акции и иные ценные бумаги сланцевых компаний: если в 1-м кв. 2015 г. компаниям удалось привлечь $ 10,8 млрд. за счет размещения выпусков акций, то во 2-м кв. эта цифра снизилась до $ 3,7 млрд. [13].
Кроме этого, в 2016 г. истекает большинство контрактов, с помощью которых компании хеджировали риски, защищая себя от падения цен. Такие контракты позволили многим компаниям продержаться долго, сохраняя стабильные денежные потоки, несмотря на обрушение стоимости нефти. Но доступность и эффективность инструментов хеджирования снижается: по данным Bank of America Merrill Lynch, если в прошлом году хеджировалось до 60% объемов добываемой нефти, то на следующий год этот показатель составляет 24% [13]. Потерю кредитоспособности сланцевых компаний подтвердила в августе с. г. юридическая фирма Haynes and Boone: по ее оценкам, в следующем году ожидается 39-процентное понижение кредитоспособности нефтяных компаний [16].
Низкие цены вымывают инвестиции, что выражается, в частности, в сокращении количества буровых установок в США: если в 2014 году их было 1600, то на октябрь 2015 года — 609: снижение больше чем на 50%. Известно, что количество буровых, безусловно, коррелирует напрямую с динамикой добычи. В сланцевой нефтедобыче, при которой скважины в среднем разрабатываются от 6 до 12 месяцев, падение объемов бурения вдвое может означать аналогичное падение добычи не далее чем через год. Т. е. не исключен вариант, при котором добыча сланцевой нефти в США может к 2017 г. упасть на 40−50%, сократив тем самым объемы производимой в США нефти на 2−2,5 млн. бар/д.
В итоге, учитывая общую неблагополучную финансовую ситуацию в сланцевом бизнесе, этот сегмент в течение ближайшего года может захлестнуть волна банкротств, слияний и поглощений- судя по всему, многим компаниям придется уходить с рынка. Это приведет к свертыванию ряда проектов добычи сланцевой нефти и освобождению рыночной ниши для конкурентов США — стран ОПЕК и России. Сроки наступления этого кризиса называются разными, в т. ч. октябрь с. г., взвешенной представляется оценка Международного Энергетического Агентства, прогнозирующего серьезный спад в добыче сланцевой нефти в США начиная с 2016 г.
Список литературы:
1. Enerdata Global Energy Statistical Yearbook [Электронный ресурс]. -2015. — Режим доступа: https: //yearbook. enerdata. net/).
2. Energy Information Administration — EIA — Officiai Energy Statistics from the U.S. Government [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http: //www. eia. gov/electricity/monthly/pdf/epm. pdf.
3. BP Statistical Review [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http: //www. bp. com/en/global/corporate/energy-economics/statistical-review-of-world-energy/downloads. html.
4. Российское энергетическое агентство [Электронный ресурс]. — Режим доступа: rosenergo. gov. ru/data/attach/387.
5. U.S. Department of Energy STRATEGIC PLAN 2014−2018 [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http: //energy. gov/sites/prod/files/2014/04/f14/2014_ dept_energy_strategic_plan. pdf.
6. ТАСС Информационное Агентство России [Электронный ресурс]. -Режим доступа: http: //tass. ru/ekonomika/2 562 148.
7. Energy Information Administration — EIA — Official Energy Statistics from the U.S. Government [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http: //www. eia. gov/dnav/pet/hist/LeafHandler. ashx? n=pet&-s=wcrimus2&-f=4.
8. Министерство Финансов [Электронный ресурс]. — Режим доступа: minfin. ru/common/upload/library/2014/11/main/27. 11. 2014. pdf.
9. Economist [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http: //www. econo-mist. com/news/business/21 656 671-americas-shale-energy-industry-has-future-many-shale-firms-do-not-fractured-finances).
10. Нефтегазовая вертикаль [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http: //www. ngv. rumagazines/article/skolko-stoit-slantsevaya-neft/.
11. ТАСС Информационное Агентство России [Электронный ресурс]. -Режим доступа: http: //tass. ru/ekonomika/2 562 148.
12. World oil gas news trends [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http: //wognews. net/news/2015/10/oil-market-slowdown.
13. World oil gas news trends [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http: //wognews. net/news/2015/6/us-shale-down.
14. World oil gas news trends [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http: //wognews. net/news/2015/9/us-oil-debt-up.
15. Energy Information Administration — EIA — Official Energy Statistics from the U.S. Government-Second-quarter 2015 financial statements [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http: //www. eia. gov/.
16. Bloomberg [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http: //www. bloom-bergview. com/articles/2015−10−13/time-is-running-out-on-u-s-frackers.
ИНТЕГРАЦИЯ ВАЛЮТНО-ФИНАНСОВОЙ СФЕРЫ СТРАН ЕАЭС, КАК ОСНОВА ЭКОНОМИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ ИССЛЕДУЕМОЙ ГРУППЫ СТРАН
© Родыгина Н. Ю. *, Фисунов С. А. 4
Российский экономический университет им. Г. В. Плеханова, г. Москва
Авторы настоящей работы изучают основные направления интеграции на постсоветском пространстве, которая представлена в виде следующих ведущих объединений: ЕАЭС, ЕЭП и ТС. Особое внимание в настоящей статье авторами уделяется исследованию процессов валют-но-финансовой интеграции стран ЕАЭС в контексте обеспечения экономической безопасности этих стран.
Ключевые слова: Евразийский экономический союз (ЕАЭС), Таможенный союз, Единое экономическое пространство, валютно-финансо-вая система, региональное развитие на постсоветском пространстве.
Одним из основных трендов регионального развития на постсоветском пространстве являются процессы евразийской интеграции. В настоящее
* Профессор кафедры Торговой политики, доктор экономических наук.
* Доцент кафедры Таможенного дела и Евразийской интеграции, кандидат экономических наук.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой