Улицы города Улан-Удэ: культурно-исторический аспект

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 81'373. 21 ББК Ш141. 2−3
Ю. Г. Пушкарёва
г. Улан-Удэ, Россия
Улицы города Улан-Удэ: культурно-исторический аспект
Названия внутригородских линейных объектов (улиц, площадей, проспектов, проездов и т. д.) представляют большую ценность с точки зрения культурно-исторической информации. Исследование данной категории топонимов даёт много полезных и интересных сведений об истории города, республики, страны, об особенностях развитии культуры и языка региона.
Ключевые слова: ономастика, язык и культура, история города, имя собственное, внутригородское название, урбанонимы.
Yu. G. Pushkareva
Ulan-Ude, Russia
Names of Ulan-Ude City Streets: Cultural-Historical Aspect
Names of streets, squares and avenues represent a great value from the point of view of historical and cultural information. The analysis of these toponyms reveals many necessary and interesting facts about the history of the city, the country, the development of culture and the language of the region.
Keywords: onomastics, language and culture, city history, proper name, intercity name, urbanonyms.
В 2011 г. городу Улан-Удэ исполняется 345 лет. В преддверии празднования юбилея столицы Бурятии, хотелось бы осветить одну из страниц жизни и истории города. Столица Бурятии, ныне расположенная на берегах двух рек — Селенги и Уды, была основана на берегу р. Уды (Удинский острог), что объясняет наличие компонента «Уда» в её названии. В связи с тем, что в Предбайкалье есть одноименная река и г. Нижнеудинск, то город, возникший в Забайкалье, получил название Верхнеудинск.
В 1666 г. на месте будущего Верхнеудинска стоял лишь острог (так начинались многие города Сибири), а в 1780 г. Верхнеудинск был преобразован в уездный город Иркутской губернии. В 1790 г. Верхнеудинску был вручён герб: на золотом поле изображён жезл Меркурия, бога торговли в древнем Риме, и рог изобилия. Герб символизировал торговую роль Верхнеудинска [5, с. 4]. В 1934 г. в статусе столицы автономной республики, город переименован в Улан-Удэ. В основе данного урбо-нима (название города) бур. улаан 'красный', а по второму компоненту существует несколько версий: 1) эвенк. уда 'медлительный (о движении) — длинный'- 2) этноним уду (удуит) — название племени меркитов, живших в XII в. по Орхону и Селенге- 3) селькуп. уд «вода» [8, с. 150].
В процессе своего развития человек создает культуру материальную и духовную. В широком смысле понятие культура (лат. «возделывание, обработка чего-либо) означает все то, что создано человеком в отличие от того, что создано природой. В данной работе исследованию подверглись
процессы духовной культуры города. Известно, что исторически накопленная совокупность духовных ценностей, а также степень освоения этих ценностей определяет и характеризует культуру общества.
Города играют значительную роль в развитии общества, а знание о прошлом своего города составляет обязательный элемент городской культуры как историко-социологический феномен [4, с. 4]. Изучение исторического прошлого города позволяет создать устойчивый тип городской культуры, который моделирует поведение граждан. Старинные названия улиц г. Улан-Удэ (Троицкая, Спасская, Большая, Кобылкинская, Мордовская и др.) были переименованы после Октябрьской революции. В системе городской культуры наблюдается ряд проблем, обусловленный своеобразием каждого региона, не составляет исключения в этом смысле современная многонациональная Бурятия. Изменения, происходящие в современной жизни, могут привести к исчезновению культурного слоя исторического наследия, частично ещё сохраняющегося нетронутым до сегодняшнего дня (ул. Верхнеудинская, Декабристов и др.).
Жизнь города невозможно представить без названий улиц, переулков и площадей. Совокупность таких названий образует топонимию города. История названий улиц и площадей, проспектов и проездов содержит большую лингвоисторическую и страноведческую информацию. Анализ этих названий позволяет дополнить сведения не только об истории самого города, но и региона, страны, а также об особенностях развитии культу© Ю. Г. Пушкарёва, 2011
ры и языка конкретного лингвосоциума. В становлении и развитии улиц г. Улан-Удэ автор словаря-справочника «Улицы Улан-Удэ — памятники истории» Г. С. Доржиева выделяет 3 периода: 1) дореволюционный (до 1917 г.) — 2) советский (19 171 985) — 3) по стпере строечный/современный (1985 -по настоящее время). В основном становление системы названий улиц г. Улан-Удэ происходило в советский период. В последние два десятилетия мы являемся свидетелями динамичного развития г. Улан-Удэ, что характеризуется огромными масштабами строительства, притоком поселенцев из других районов Бурятии, ростом финансовых и торгово-промышленных компаний. Эти факторы способствовали выделению больших площадей под городскую застройку, появлению новых улиц (Чиндалейская1, Гутайская1, Семейная2) и кварталов.
Названия внутригородских объектов — имена улиц и площадей, проспектов и переулков — неотъемлемая часть жизни общества, необходимое условие для нормальной жизнедеятельности любого города. Кроме того, топонимические названия представляют большую ценность как факт истории народа, его культуры. В силу консервативности, свойственной именам собственным в целом, названия внутригородских объектов сохраняют память о минувшем: о природных особенностях (ул. Лесная, Берёзовая, Горная), об исторических событиях (ул. Революции 1905 г., проспект 50-летия Победы), об известных людях России (ул. Чайковского, Терешковой, Жукова) и Бурятии (ул. Ранжурова, Балдынова, Асеева), о социально-экономическом потенциале региона (ул. Судоремонтная, Приборная, Кирзаводская, Олимпийская). С течением времени названия приобретают всё большую ценность для науки и общества. Очевидно, что знакомство с историческими названиями внутригородских объектов воспитывает чувство патриотизма, оказывает влияние и на формирование духовного облика молодого поколения.
В нашем материале 927 названий внутригородских объектов, большая часть которых тесно связана с историческим прошлым города, республики и всей страны. Важно заметить, что эти названия образованы по правилам языка соответствующего времени. Успешно выполняя свою социальную и культурно-историческую функцию, они свидетельствуют о памятных событиях прошлого, представителях русской и бурятской культуры. В Улан-Удэ сохранились пять урбанонимов (названий внутригородских объектов), утверж-
1 Пост. Администрации г. Улан-Удэ от
23. 06. 2009 № 285.
2 Пост. Администрации г. Улан-Удэ от
05. 06. 2009 № 265.
дённых Городской думой1 от 15 января 1903 г. Это одно из первых постановлений о переименовании улиц города в районе Батарейной площади, которая ныне более известна как Батарейка. Это место основания города русскими казаками в XVII в., где стояла пушечная батарея, артиллерийский склады, солдатские казармы, конюшни, смотровой плац. Всё в совокупности и составляло Удинскую крепость, которая просуществовала почти столетие. Летом 1891 г. в г. Верхнеудинск проездом был наследник — цесаревич Николай (будущий царь Николай II), в честь которого была устроена специальная площадь Николаевская (ныне упразднённая).
Из 13 улиц в районе Батарейки г. Улан-Удэ, получивших своё название в далёком 1903 г., пять улиц существуют и в наши дни, это улицы: Батальонная, Береговая, Дальняя, Лесопильная и Удин-ская. По этим названиям-ориентирам как по книге можно прочесть историю города, построенного на берегу (ул. Береговая) реки Уды (ул. Удинская). В богатом лесом крае, лес сплавляли по реке, на берегу который была построена лесопильня (ул. Лесопильная). Для охраны города была установлена пушечная батарея (Батарейка) и военный батальон (ул. Батальонная). Названия данных пяти улиц и поныне могут многое рассказать об истории города и его жителей. Прочие восемь улиц были переименованы или утрачены. Такие названия улиц, как Горная, Кирпичная, Песчаная, всё же существуют на карте города, но они возникли намного позже и в других районах города. Мы согласны с мнением А. В. Суперанской о том, что каждый топоним вносит свой вклад в коллективную память, сохраняя в настоящем и будущем облик территории в прошлом. Топонимия находится между прошлым и будущим, придавая прошлому вид постоянного (перманентного) [7, с. 313].
Названия внутригородских объектов г. Улан-Удэ во многом имеют общие черты с названиями улиц, площадей, переулков других российских городов, но вместе с тем можно выделить свои специфические особенности. Обратимся к тем названиям, которые отражают особенности региональной истории и культуры города. Это ур-банонимы, образованные от названий районов Бурятии, так называемые оттопонимические ур-банонимы: Агинская, Аргадинская, Баргузинская, Бичурская, Горхонская, Гурульбинская, Джидин-ская, Еравнинская, Закаменская, Оронгойская, Хоринская и др. А также мемориальные (отантро-понимические) названия улиц в честь известных революционеров и деятелей советского периода: Балтахинова, Ербанова, Сахьяновой, Модогоева, Бау Ямпилова, Борсоева, Намсараева, Николая Петрова и др.
3 НАРБ Ф. 10 О. 1 Д. 1688.
Установление мотивов номинации позволяет получить сведения историко-культурного характера, в частности, о людях, внесших огромный вклад в развитие города и республики. Мемориальное название в честь бурятского учёного Гом-божаба Цэбековича Цыбикова (1873−1930) дано улице Октябрьского района. Великому русскому путешественнику и географу, исследователю Центральной Азии Николаю Михайловичу Пржевальскому так и не суждено было проникнуть в столицу Тибета, запретный город Лхасу. Когда 250 верст отделяли его от заветной цели, он записал в своем дневнике: «Пусть другой, более счастливый путешественник докончит недоконченное мною в Азии». Таким более счастливым путешественником оказался выходец из степной Аги, Гомбо-жаб Цэбекович Цыбиков. Ему удалось не только проникнуть в запретные святыни буддистов, но и самым тщательным образом исследовать жизнь и быт тибетцев, основы их мировоззрения, систему их религии, ознакомиться с фундаментальными рукописными трудами выдающихся теологов-философов [3, с. 204]. Как ученый, Г. Цыбиков совмещал в себе географа, этнографа, историка, филолога, буддолога. Имя Г. Цыбикова решением Совета Министров РСФСР присвоено Агинскому окружному историко-краеведческому музею. Его именем названа улица в пос. Агинское и в г. Улан-Удэ.
В истории Республики Бурятия заметный след оставили Мария Михайловна Сахьянова (18 961 981) — общественно-политический деятель -и Лариса Петровна Сахьянова (1930−2001) — талантливая бурятская балерина, народная артистка СССР. Решением исполкома Улан-Удэнского горсовета народных депутатов от 19. 08. 1981 за № 124 улица Фабричная Октябрьского района была переименована в честь ветерана Коммунистической партии Марии Михайловны Сахья-новой1. М. М. Сахьянова принадлежит к числу общественно-политических деятелей, сыгравших значительную роль в создании и развитии первого в жизни бурятского народа национальногосударственного образования — автономной советской республики. М. М. Сахьянова занималась научно-исследовательской работой, стала одним из авторов фундаментального труда «История гражданской войны в СССР». После ухода на пенсию написала ряд воспоминаний о революционных событиях на востоке страны [1, с. 4].
Одним из самых продуктивных способов именования в русской топонимии является способ, основанный на принципе называния с учётом особенностей географических объектов, находящихся на данном месте. Заметим, что помимо
1 НАРБ. Ф. Р. — 661, О. 4, Д. 1211, Л. 16.
указания на физико-географические особенности местности (улицы Береговая, Горная, Заречная, Загорская, Лесная, Набережная, Озерная, Овражская, Приречная, Подгорная, Приовражная, Прибрежная, Ручейная и др.), со временем в основе номинации использовались объекты, созданные человеком. Например, улица или переулок именовались в зависимости от примечательных строительных сооружений или особых учреждений, расположенных на этой территории и т. п. Соответственно расширялся и круг апел-лятивов, используемых в урбанонимиконе [6, с. 33]. Постепенно в этот ряд включается лексика, характеризующая сферы промышленности, образования, науки и техники, например: просп. Автомобилистов, ул. Аэрофлотская, ул. Гарнизонная, ул. Студенческая, ул. Кирзаводская, ул. Юннатов и др. Показательны в этом смысле старые названия улиц г. Улан-Удэ, такие как: ул. Амбулаторная, ул. Тюремная, ул. Приютская, ул. Забольничная, Большая Столярная и др., которые воспроизводят старинный облик города. К именованиям, отражающим как прошлые, так и настоящие социокультурные и торгово-экономические отношения можно отнести: Купецкая ул., Солдатская ул., Ямская ул., Милицейская ул., Базарная ул., Гостиная ул. (Гостинодворская), Водочная ул. и др.
Внушительное количество названий (42%) внутригородских объектов образовано от антропонимов, т. е. личных имен, фамилий, псевдонимов. Данный способ образования географических названий имеет большое распространение в урба-нонимии и ойконимии. Следует заметить, что среди подобных наименований есть существенные различия. Начиная с раннего феодализма вплоть до начала XX в. основой названий были имена, прозвища, фамилии их владельцев, или же имена и фамилии первых поселенцев, так называемые поссесивные урбанонимы. В г. Верхнеудинске примерами могут служить улицы, названные по фамилиям известных купцов, промышленников: Голдобинская, Мордовская, Кобылкинская, Лосевская, Фроловская. В послереволюционный период (1917) картина резко изменилась: возникают так называемые мемориальные урбанонимы, увековечивающие фамилии (редко имена) революционеров, государственных и партийных деятелей, военачальников, писателей, композиторов, художников, известных ученых и др. (улицы Смолина, Ербанова, Рокоссовского, Лермонтова, Моцарта, Бетховена, Вакарина, Гагарина, Дарвина, Калашникова и т. д.).
В Железнодорожном районе г. Улан-Удэ одна из улиц названа в честь Абрама Прокопьевича Смолина (1894−1923) — организатора партизанского движения в Прибайкалье. Возвратившись с
фронта Ьой мировой войны в 1918 г. на родину А. П. Смолин включился в революционную деятельность: объединив передовых представителей села, проводил среди них политико-массовую работу, принимал участие в организации Красной гвардии. В январе 1920 г. на Бичурском съезде представителей трудового народа Западного Забайкалья, А. П. Смолин был избран членом ЦИК’а Прибайкалья и назначен комиссаром по вооружению партизанских отрядов. По заданию Главного командования Прибайкалья он участвует в переговорах с командованием американских войск, состоявшихся в 1920 г. в Верхнеудинске.
А. П. Смолин принимал участие в освобождении Дальнего Востока от интервентов, был командиром 5-го партизанского отряда, а с декабря 1921 г. — начальником группы частей Анучинско-го района и руководил её боевыми операциями до окончательного освобождения Дальнего Востока. После окончания гражданской войны он был направлен на учёбу в военную академию (г. Москва), но по состоянию здоровья окончить её не смог. В 1923 г. А. П. Смолин трагически погиб. В 1932 г. ул. Большая Набережная переименована в улицу имени партизана А. П. Смолина [9, с. 182].
В поселке Восточный Железнодорожного района, где находится Улан-Удэнский авиационный завод, многие улицы посвящены памяти прославленных летчиков и авиаконструкторов (ул. Антонова, Гармаева, Гастелло, Камова, Королёва, Чкалова и др.). Так, одна из улиц названа в честь Серафима Ивановича Исаева (1914−1989). С именем С. И. Исаева связана целая эпоха в истории Улан-Удэнского авиазавода. Возглавив предприятие в качестве директора в 1957 году, он руководил работой по освоению и постановке в производство вертолетов Ка-15, Ка-18, Ка-25. Под его руководством предприятие осваивало и серийно выпускало пассажирские самолеты Ан-24, которые по надежности и долговечности конструкции стоят в одном ряду с лучшими образцами мировой авиационной техники.
При нём начинается производство самолета — мишени Як-25РВ (типа американского У-2),
созданного на базе всепогодного барражирующего перехватчика Як-25. В июне 1970 г. Улан-Удэнский авиазавод начал серийный выпуск вертолетов Ми-8 конструкции ОКБ им. Миля для оснащения ВВС. И уже в январе 1971 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР «за успешное выполнение пятилетнего плана и организацию производства новой техники» завод был награжден орденом Трудового Красного Знамени.
Успешное развитие современного общества невозможно без организации деятельности по охране, изучению и распространению духовных ценностей отечественной культуры [11, с. 5]. В целях осуществления сохранности и изучения топонимов как памятников культуры в Российской Федерации предпринимаются различные инициативы: создаются общественные фонды, государственные комиссии, ведутся научные исследования. Работа в этом направлении ведётся и в Республике Бурятия. Байкальская школа региональной ономастики под руководством профессора Л. В. Шулуновой инициировала серию научноисследовательских проектов. Особого внимания заслуживают проекты по подготовке лексикографических изданий. Под научной редакцией Л. В. Шулуновой были изданы: в 2006 г. топонимический словарь «Географические названия Республики Бурятия», составители И. А. Дамбуев, Ю. Ф. Манжуева, А. В. Ринчинова- в 2007 г. «Топонимический словарь этнической Бурятии» (тот же коллектив авторов) — в 2010 г. словарь-справочник «Улицы Улан-Удэ — памятники истории», составители Г. С. Доржиева, Ю. Г. Пушкарёва.
В исследовании городского языкового пространства необходим акцент на культурноисторический аспект с учётом языковых, исторических и культурных факторов в жизни города [2, с. 68]. Изучение всей совокупности топонимов, установление связей между одними названиями улиц и другими, а также теоретическое рассмотрение современного функционирования названий, их восприятия населением, выявление несущих ментально-топонимических стереотипов — задача для лингвистов, историков, краеведов.
Список литературы
1. Батуев Б. Б. Мария Михайловна Сахьянова. Страницы политической биографии. Улан-Удэ, 1992. 34 с.
2. Боженко С. А., Дмитриева Л. М. Номинация в городском пространстве Барнаула (из опыта работы) // Язык города: материалы Междунар. науч. -практ. конф. Бийск, 2007. С. 64−77.
3. Доржиев Ж. Д., Кондратов А. М. Гомбожаб Цыбиков. Иркутск, 1990. 234 с.
4. Замула И. Ю. Городская культура и общественный быт Верхнеудинска (1875 — февраль 1917 гг.). Иркутск, 2001. 208 с.
5. Натаев П. Л. Улан-Удэ. Краеведческий очерк. Улан-Удэ, 1983. 176 с.
6. Смолицкая Г. П., Горбаневский М. В. Топонимия Москвы. М.: Наука, 1982. 176 с.
7. Суперанская А. В. Ономастика в Бурятии // Вестник Бурятского госуниверситета. Сер. Филология. Улан-Удэ: Изд-во Бур. госуниверситета, 2007. С. 312−316.
8. Топонимический словарь этнической Бурятии / сост. И. А. Дамбуев, Ю. Ф. Манжуева, А. В. Ринчинова. Улан-Удэ: Издательско-полиграфический комплекс ФГОУ ВПО ВСГАКИ, 2007. 190 с.
9. Улицы Улан-Удэ — памятники истории: словарь-справочник / отв. ред. Л. В. Шулунова- [сост. Г. С. Доржиева, Ю. Г. Пушкарёва]. Улан-Удэ: Изд-во БНЦ СО РАН, 2010. 244 с.
10. Шмелева Т. В. Городской ономастикон: единство регионов // Мир имён и названий, № 42 (01−10), янв. 2010. 8 с.
11. Шулунова Л. В. Практика именования внутригородских объектов: правовые основы // Языковое пространство города: материалы Всерос. науч. -практ. конф. Улан-Удэ: Изд-во Бур. госуниверситета, 2010. С. 83−87.
Рукопись поступила в редакцию 24. 06. 2011.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой