Духовные традиции и проблема совершенствования человека

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Философия


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ДУХОВНЫЕ ТРАДИЦИИ И ПРОБЛЕМА СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ ЧЕЛОВЕКА
© Дюранов А. А. *
Санкт-Петербургский государственный лесотехнический университет им. С. М. Кирова, г. Санкт-Петербург
Статья касается вопроса о возможности использования опыта духовных традиций в педагогическом процессе. Нормальное развитие цивилизации должно с необходимостью связано с трансформацией индивидуального сознания, с использованием положительных технологий функционального расширения сознания. Обладая потенциалом многомерной духовности, личность по разным причинам не задействует его. Человек находится в «сетях» потребления. На наш взгляд, необходимо вводить в систему воспитания и образования, как предмет, духовнопрактическую психологию не прагматического характера. Традиционного физического и интеллектуального развития сегодня недостаточно. Духовный психотренинг должен включать два уровня работы с сознанием. Первый уровень — моральная пропедевтика, которая должна быть нацелена на формирование позитивного отношения к реальности посредством культивирования состояний сознания, основывающихся на принципах, направленных против комплекса «эго»: принципах сострадания, дружелюбия, невреждения никому и ничему, равного отношения ко всему, что есть в мире. Это откроет возможность осуществления более сложного и фундаментального психоэнерготренинга. В древних духовных традиция, которые продолжают существовать и сейчас, длительная и целенаправленная работа с телом и сознанием приводила к формированию надежного типа личности. Методы телесно-духовной трансформации, разработанные в них, обеспечивали как физическое, так психическое здоровье человека, контроль над его основными отношениями к реальности. По крайней мере, это значительно гармоничнее, чем «камлания» модульных человечков в масс-медиа.
Ключевые слова: духовные традиции, индивидуальное сознание, моральное совершенствование, психотренинг, технологии развития сознания.
Современная цивилизации идет к печальному концу, когда преобразования, осуществленные посредством целерациональной деятельности, привели к глобальным кризисам. Более того, зачастую оказывается, что на поверку целерациональные действия таковыми не являются, поскольку обнаруживается, что многими действиями управляет желание потреблять все больше и больше. Можно ли мы назвать целерациональным действием то, которое заряжено энергией утилитаризма? Только — в смысле организации
* Доцент кафедры Философии и права, кандидат философских наук, доцент.
140
ФУНДАМЕНТАЛЬНЫЕ И ПРИКЛАДНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ
достижения желаемой цели. Сократовский принцип «добродетель есть знание» того, что для человека ценно и истинно, и сейчас взывает к разуму. Самообман одномерного индивидуализма, питаемого «желтым дьяволом», перейдет, конечно, в свою противоположность катастрофического отрезвления. Но будут большие жертвы, к которым, правда, человечество, в лице своих политических элит привыкло.
Обладая потенциалом многомерной духовности (интеллект, мораль, эстетическое чувство), человек по разным причинам не задействует его, превращаясь в модульного субъекта с шизоидными чертами. Он окутан сетями потребления. Сегодня необходимо преодолевать поверхностную рационалистическую культуру, уже несколько веков ублажающую его эгоцентризм, порожденный антропоцентризмом. Эгоцентризм как способ существования современного человека может должен быть преодолен только посредством положительных целенаправленных технологий формирования сознания. Западная философия, педагогика и психология трактуют личность весьма ограниченно — как социально активную индивидуальность, поощряя тем самым развитие в ней беспредельного эгоцентризма. Самым высоким достижением в плане более широкого определения сознания является лишь психоанализ, показывающий относительность такой структуры, как «эго». Психоанализ, психотропные средства — это все, что может помочь ускользающему из-под контроля «эго», которое в гипертрофии своей экзистенции рождает гиперфункции наркомании, алкоголизма, маниакальности и т. п.
Вторая половина XX века и начало века XXI — это время эффективных технологий, которые понимаются как панацея от всевозможных анропоген-ных катастроф. Но без формирования духовного типа личности любая технология может быть обращена во вред цивилизации — в интересах какой-либо элитной группы. Поэтому дальнейшее нормальное развитие цивилизации и ее отношения к природе должна связываться с неизбежным преобразованием индивидуального сознания, с созданием технологий расширения сознания. То есть необходимо вводить в систему воспитания и образования, как предмет, духовно-практическую психологию, целью преподавания и обучения которой должно быть формирование сознания качественно нового типа сознания, соответствующего потребностям эпохи и будущего человечества. Традиционного физического и интеллектуального развития сегодня недостаточно. Человека невозможно лишить стремления к духовному развитию, хотя для этого много делается теми, у кого кружится голова от возможностей эксплуатации и потребления. «Инстинктивно» многие люди стремятся найти более глубокий смысл своего существования, соответствующий онтологическим и гносеологическим характеристикам психики и непсихической реальности. Они ищут тайну существования в религиях, в философии. Кто-то находит, кто-то нет. «Игра в бисер» — это приятное занятие, но все-таки это игра.
Философские науки
141
Будда, Шанкара, Махавира, Конфуций, Лао-цзы, Иисус Христос, Мухаммед и их последователи и другие создатели позитивных духовных традиций открыли, разъяснили в своих учениях с разных сторон и по существу тайну духовности человека. В этих традициях разработано много разных техник работы с сознанием, их этические учения принципиально не противоречат друг другу. Почему бы не посмотреть на эти достижения объективно, исключив фанатизм и атеистическую неприязнь, почему бы не собрать специалистов по философии, этике, религиоведению, психологии, авторитетных религиозных наставников с целью поиска возможных форм использования накопленного в духовных традициях опыта, определения степени их практического сходства, обусловленного наличием у людей одной онтологической природы, одной сущности? По моему мнению, можно говорить о разработке разных форм духовного психотренинга. Что касается вопроса о вере как основе признания духовных традиции как истинных (например, буддизм не начинается и не кончается верой во что-то или в кого-то), то та реальность, которая обозначается, говоря философским языком, как «духовный абсолют», оставалась и остается Тайной Мира, которая открылась или была постигнута основателями духовных традиций и их наиболее выдающимися последователями. Остальным, конечно, остается верить в то, что Мир, Космос, Человек — это Тайна, к раскрытию которой нужно стремиться, и единственным каналом и средством достижения её является психика человека. Если материальный мир имеет несколько известных нам уровней организации, то почему идеальное мы с непоколебимой уверенностью сводим только к сознанию человека? Еще Аристотель писал о том, что без Мышления, к которому все стремится как к Высшему Совершенству, трудно представить существование этого всего. Уж больно все гармонично в этом мире. Можно вспомнить и Лейбница. Почему не предположить, что информационно-энергетическая организация реальности значительно сложнее, чем она нам представляется сегодня (эта проблем интересовала и академика В. Бехтерева)? То есть проблему веры в разноименные «духовные абсолюты» можно проинтерпретировать с помощью философии и науки. Важнее уяснить общее в духовных традициях и суть методов работы с психикой, найти формы их применения. Зачем же быть эпигонами ограниченного рационализма.
Духовный психотренинг должен включать два уровня работы с сознанием. Первый уровень — моральная пропедевтика, которая должна быть нацелена на формирование позитивного отношения к реальности посредством культивирования состояний сознания, основывающихся на принципах, направленных против комплекса «эго»: принципах сострадания, дружелюбия, невреждения никому и ничему, равного отношения ко всему, что есть в мире, и даже на принципе принижения собственной значимости в сравнении с другими людьми. Моральная пропедевтика должна ослабить индивидуаль-
142
ФУНДАМЕНТАЛЬНЫЕ И ПРИКЛАДНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ
ный эгоцентризм и открыть возможность для осуществления более сложного и фундаментального психоэнерготренинга. Кроме того, целенаправленный психоэнерготренинг должен охватывать не только психические процессы и коррекцию ценностей ориентации, но и психоэнергетическую работу с телом, являющимся субстратом эгоцентризма. Работа с телом предполагает, прежде всего, осознание его как энергетической системы, функционирующей как динамическое целое, органически связанное со всеми психическими процессами. Такой тренинг должен включать физические и дыхательные упражнения, направленные на улучшение циркуляции энергии, работу со звуком, преследующую ту же цель благодаря использованию благотворных вибраций (например, глубокое произнесение, почти распевание звука «а» приводит к релаксации психики и тела), визуализацию цветов природного спектра света, а также различных, провоцирующих нужную динамику образов, являющуюся также эффективным способом регуляции психосоматических состояний.
Такой экзистенциальный тренинг должен привести к преодолению рационалистического дуализма и сформировать состояние недвойственного сознания, которое должно стать основой нормального мироощущения, мировосприятия, миропонимания и мироотношения. Системы такого типа тренинга могут быть созданы на основе духовных текстов: Упанишад, Евангелия, Корана, Ветхого Завета, буддийского канона, суфийских источников, даосских и конфуцианских книг. Например, в индийских духовных традициях процесс преобразования двойственного сознания в недвойственное получил название «освобождение» (мокша), а его результат — «просветление» (бодхи), когда субъект тренинга начинает ощущать себя открытым фрагментом единой реальности.
Совершенствование личности должно строиться на не противопоставлении физического и психического, на устремленности выйти на глубокие экзистенциальные уровни реальности, на признании относительности конструирующей деятельности мышления, конституирующего конвенциональную языковую реальность, на необходимости развития способности отстранения от феноменальной реальности, определяемой противоположностью субъекта и объекта, на формировании эвристической установки на познание беспредельности реальности. Отстраняясь от дуальных форм опыта, человек должен преодолевать созданные им относительные модусы существования и стремиться достигнуть несубъективированного бытия как онтогносеологического состояния, когда сознание утрачивает свою предметность как способ своего существования: сознание и становится бытием. Космическая бесконечность сознания человека, обнаруживающаяся как абсолютная недвойственность «я» и «не-я», будет проявляться в отношениях ко всему и в любой деятельности как стремление гармонизировать ситуацию любой сложности. Когда говорится о неуправляемом синергетическом развитии
Философские науки
143
цивилизации, то в этом можно многое отнести на счет функциональной неопределенности («разрухи») сознания современного человека.
В качестве примера эффективной технологии формирования сознания можно указать на особое направление в средневековом буддизме, получившее название «тантра» («длительность»), представляющее собой систему психоэнергетических способов преобразования индивидуальности. Идейной основой тантризма является концепция «пустотности» (философия праджняпара-миты или «запредельной мудрости»). Основным в тантре является направленное использование энергии тела и психики, что, как способ, обозначается термином «визуализация». Визуализация божества, сопровождаемая чтением его мантры (молитвенное обращение, имеющее за счет возникающего ритма дыхания вибрации звука психоэнергетический эффект), позволяет при длительной практике улучшать динамику психики и ее структуру. Еще более сильным способом психоэнерготренинга является, согласно тантрийским учениям, визуализация практикующим тантру самого себя как божества.
Каждое «божество» понимается в тантризме как состояние, обладающее модальностью «просветления». По всей видимости, эти образы были найдены в медитативной практике как архетипы определенных психоэнергетических состояний. Предметом визуализации могут быть и более сложные цветоформы, чем «божество». Мандала (круг) представляет собой архетип целостной гармонизированной матрицы психики. Посредством визуализации мандалы в различных частях тела (внутри тела) осуществляется постепенная коррекция психоэнергетики занимающегося.
Самой высшей формой тибетского буддизма во многих школах этой духовной традиции считается дзогчен («великое совершенство»). Дзогчен учит необходимости развития непрерывной осознанности каждого мгновения существования. Такое осознание ведет к проникновению в глубину психики, связанного с достижением «изначального состояния» существования, тождественного для всех людей. Это «изначальное состояние» обозначается понятием «основа» (тиб. -ши). Основа имеет три модуса: сущность, природу и энергию. Сущность основы — это ее пустотность, основа же — это необъективирующаяся матрица реальности, она проявляется только в человеке, достигшем высшего уровня духовности, в человеке, который перестает быть обычным человеком. Несмотря на то, что сущность основы пустотна, она проявляется как свет, который далее трансформируется в более грубые материальные образования и ментальные явления. Это свойство основы (ши) называется его природой. Видовые трансформации основы определяются в дзогчене как три вида энергии: неограниченная и бесформенная энергия человека — данг, внутренняя энергия человека — ролпа, энергия человека, проявляющаяся как существование в мире, точнее, как внешний мир, — цал.
Поэтому объектом практики дзогчена являются взаимосвязанные энергии тела, речи и психики, а основным способом преобразования этих энер-
144
ФУНДАМЕНТАЛЬНЫЕ И ПРИКЛАДНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ
гий является созерцание, цель которого — развитие способности максимально полного и постоянного осознания всего происходящего как во внешнем, так и во внутреннем мире. Это достигается посредством преодоления «двойственного» (субъект-объектного сознания). Созерцание любых проявлений энергии освобождения есть способ освобождения от иллюзии зависимости развитой психики с от чего-либо в онтологическом и экзистенциальном смысле. В этой концепции созерцания выделяется три уровня. Первый уровень (чердол) — это уровень «грубого» внимания, когда оно направляется на все феномены психики, фиксируя факт проявления той или иной мысли, ощущения или переживания. Второй уровень — шардол. На нем внимание возникает вслед за каждым состоянием психики непроизвольно. Третий уровень (рандол) — это уровень, на котором состояние созерцания является ведущим свойством личности.
В дзогчене разработан ряд психотехник, позволяющих развивать способность созерцания для разных психологических типов. Начальная практика созерцания связана с тренировкой концентрации сознания на одном предмете и преследует достижение успокоения психики. Затем тренируется концентрация сознания без объекта, что на первый взгляд кажется невозможным. Объект есть: это пустое пространство, и с помощью такой техники созерцания достигается эффективное успокоение неподдающегося контролю непрерывного потока мыслей, ощущений и т. д. Значительно более сложным приемом является распознавание спокойного состояния психики в промежутке между двумя мыслями. Такими приемами нарабатывается состояние «присутствия» (ригпа), когда мысли хоть и появляются и исчезают, но не отвлекают, не получают своего продолжения как самопроизвольный процесс. Таким образом, в дзогчене высшим состоянием психики считается интегрирующее все психические факты созерцание, которое основывается на признании всех явлений психики и импульсов и состояний тела как явлений энергетических. Одной из интереснейших идей в дзогчене (хотя и не только в этом учении) является идея о том, что мысль повторяющаяся («навязчивая») и мысль объективизированная (т.е. несущая в себе субьект-обьектную «двойственность») оказываются блокаторами онтологически заданной циркуляции (т.е. закономерной) энергии. В такой форме был понят, в частности, механизм психгенных заболеваний.
Во всех духовных традициях речь, конечно, идет в основном об экзистенциальных характеристиках индивидуального бытия, обосновываемого онтологически. Такой подход не имеет смысла противопоставлять пониманию процесса познания и его структуры, развившемуся в классическом рационализме, поскольку целью духовной традиции формирование положительно духовного человека, и с этой позиции гипостазирование феноменов психики является серьезной экзистенциальной ошибкой.
Противопоставление психики, сознания и отображаемого ими мира ведет к подмене сущностных характеристик человека феноменальными, что, в
Философские науки
145
свою очередь, ведет к неправильному выстраиванию отношения человека и реальности нечеловеческой.
Мы не обладаем технологиями формирования духовного сознания и психики, кроме исторически сложившихся в разных положительных духовных традициях. Отнесение их к архаике или к области интимной жизни человека не правомерно. Это лишь обратная сторона религиозного фанатизма. В этих традициях важны две составляющие: моральная пропедевтика и психотехнические приемы. При этом необходимо исходить из онтолого-экзис-тенциальных основ бытия человека.
Список литературы:
1. Дюранов А. А. Исходные принципы буддизма // Ступени. — СПб., 1993.
2. Намхай Норбу. Зеркало // Гаруда. — СПб., 1992. — № 1.
3. Намхай Норбу. Кристалл и путь света. — М., 1995.
4. Намхкай Норбу. Путь в дзогчене // Гаруда. — СПб., 1992. — № 2.
5. Согьял Ринпоче. Проблеск дзогчена // Гаруда. — СПб., 1993. — № 2−3.
6. Суханов А., Медведева, Леснянская Ж. Терапевтический эффект транса в процессе социально-психологического тренинга // Гуманитарный вектор. — Чита, 1997. — № 1.
7. Тэндар Ж. Концепция внеязыковой реальности позднего буддизма // Ступени. — СПб., 1994. — № 1.
8. Чже Цонкапа. Большое руководство к этапам Пути Пробуждения / Пер. с тибетского яз. А. Куганичуса. — СПб., 1995−1997. — Т. 1−3.
9. Lessing F., Wayman A. Introduction to the Buddist tantric systems. Delhi. -1978.
10. Tsuda S.A. СгШса1 Тап^т// Тпе Метоиь оf the Тоуо Випко. — То-куо, 1978. — № 36.
11. Тпе Уо§ а оf ТШе! Ed. Ьу Норпш J. — London, 1985.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой