«Каталог свидетелей истины» матиаса Флация как историческое сочинение

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 930. 1(091)
Андронов Илья Евгеньевич
кандидат исторических наук Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова
orgizomenos@gmail. com
«каталог свидетелей истины» матиаса флация
КАК ИСТОРИЧЕСКОЕ СОЧИНЕНИЕ
«Каталог свидетелей истины» Матиаса Флация (1556) обычно рассматривается как этап подготовки «Маг-дебургских Центурий». Тем не менее это сочинение содержит ряд оригинальных особенностей, в первую очередь в отношении экспозиции, подбора и цитирования источников, а также оно основано на оригинальной историко-церковной концепции. Анализ структуры этого сочинения помогает сделать важные выводы относительно целей этого труда и его места в ранней протестантской историографии. Флаций стремился доказать историческими методами существование невидимой Истинной Церкви, на понятии о которой базировались многие богословские суждения Мартина Лютера. Лейтмотивом сюжета стала преемственность в деятельности череды праведников (так называемых «свидетелей истины»), противостоявших искажениям церковного учения, разного рода узурпа-циям и отступлениям от религиозных норм, установленных Иисусом Христом. Наряду с биографиями и характеристиками отдельных деятелей, примерно четверть статей «Каталога свидетелей истины» посвящена другим темам — группам людей, мероприятиям церковной политики, событиям церковной истории и даже отдельным текстам и любопытным фактам. Проведенный анализ позволяет опровергнуть распространенные в новейшей литературе представления о «Каталоге» как об однородном и схематическом изложении концепции, а также сделать вывод о необходимости изучать «Каталог свидетелей истины» как самостоятельное историческое произведение, а не как этап в подготовке «Магдебургских Центурий».
Ключевые слова: история Церкви, лютеранская историография, «Магдебургские Центурии».
В эволюции исторической мысли второй половины XVI в. особую роль сыграла церковная историография. Старт дискуссии между протестантскими и католическими историками Церкви дал вышедший в 1559 г. первый том сочинения по истории церкви, написанный коллективом авторов в нескольких германских городах, — так называемые «Магдебургские Центурии» [2].
Важнейшим этапом подготовки этого труда стало написание в 1556 году руководителем его авторского коллектива Матиасом Флацием специального труда, формулировавшего некоторые основные элементы исторической концепции «Центурий» и называвшегося «Каталог свидетелей истины» [1]. Структурно он представлял собой перечень праведников, сторонников истинного христианства, начинавшийся со св. Петра. Так была выстроена прямая линия «свидетелей истины», то есть не связанная преемственностью череда борцов, а массовая группа единомышленников из различных эпох. Эта группа своим существованием демонстрирует читателю, что во все века вокруг веры существовала пресловутая «Истина», то есть представление о Церкви Христовой, не исказившееся вследствие различного рода злодеяний и узурпаций.
Труд Флация был целиком посвящён доказательству истинности знаменитого ветхозаветного пророчества (3 Цар., 19: 18): «Впрочем, я оставил между израильтянами семь тысяч мужей- всех их колени не преклонялись пред Ваалом, и всех сих уста не лобызали его» [4, с. 16- 5, с. 210]. В поиске опоры в прошлом ранняя Реформация находит в этих праведниках своих предшественников. Теперь Флацию следовало обнаружить их и представить как непрерывную линию. Если Реформация
стоит на тех же позициях, что и эти праведники, то она является продолжением этой линии, реализующейся как Промысел Божий, а противники её логически неопровержимо оказываются в лагере Ваала [см.: 3, с. 136].
Главной задачей автора было продемонстрировать, что самое расхожее обвинение реформаторов с католической стороны — в «новаторстве» — лишено оснований. Тезис о невидимой Истинной церкви был актуален и для Лютера, однако Лютер рассматривал его исключительно в контексте библейских пророчеств, а Флаций занялся масштабной реконструкцией в историческом смысле. Это позволило ему выйти за пределы богословия и обогатить историографию впечатляющей картиной в масштабах полутора тысяч лет истории христианской Европы, картиной, отдельные персонажи которой представляются не мучениками, погибшими за Идею, а восторжествовавшими над Злом праведниками. «Каталог свидетелей истины» — книга, воздающая славу, а не оплакивающая гибель. Возможно, последнее было бы ближе лично Лютеру- как бы то ни было, в 50-е гг. XVI века Реформация находилась уже на другом, гораздо более развитом этапе, и концепции усложнялись и развивались. Как мы видим, в ходе этого развития лютеранская концепция церковной истории изменилась также и в сторону исторического оптимизма, обрела жизнеутверждающие черты.
Основной текст «Каталога» состоит из 356 отдельных статей разного калибра и тематики (341 -в основном тексте и 17 — в «Приложении», подготовленном Флацием, пока книга находилась в печати- папа Григорий I встречается дважды -в основном тексте и в «Приложении»). Считается, что «Каталог» содержит перечень и краткую харак-
18
Вестник КГУ им. Н. А. Некрасова № 1, 2015
© Андронов И. Е., 2015
«Каталог свидетелей истины» Матиаса Флация как историческое сочинение
теристику праведников в лютеранском понимании, бывших предтечами самого Лютера. Подавляющее большинство этих статей посвящено персоналиям (268), однако 88 (четверть!) имеют в заголовках названия церковных мероприятий, текстов, групп людей. Разумеется, за каждым из них стоят конкретные люди, определённая часть или даже большинство из которых могли быть также признаны «праведниками» во флацианском понимании. Конечно, исторические события и тексты включены в текст книги как свидетельства массовой распространённости описываемых мнений и явлений, однако чисто формальная неоднородность структуры может указывать на недостаточно скрупулёзную научную проработку. Эта нечёткость структуры придаёт «Каталогу» публицистические черты, соответствующим образом корректируя наши представления о его жанре и предназначении.
Итак, 88 статей, не посвящённых персоналиям, делятся следующим образом. 17 из них описывают события церковной истории — Вселенские и Поместные соборы. Обращает на себя внимание тот факт, что, в основном, отмеченные Флацием Соборы приходятся на ранний период церковной истории. Шесть из них (Первый Никейский, Первый Константинопольский, Милевитанский, Хал-кидонский, «Шестой» Карфагенский и Турский) описаны подряд и вполне укладываются в одну линию, которую условно можно называть «Борьба Соборов против первенства пап». Если описание происходившего на этих Соборах более или менее соответствует нашим сегодняшним знаниям, то их нумерация и датировка далеки от точности. Следующий блок на эту тему представляют Констанц-ский и Базельский Соборы — события, знаковые для всей ранней лютеранской историографии. Помимо Соборов, отдельно в структуре «Каталога» выделяются две «схизмы» [1, с. 780, 863]. Первая из них описывает конфликт Урбана VI и антипапы Климента VII в 1378—1380 гг., ставший прологом тех событий, которые мы сегодня называем Великой схизмой. Вторая — жаркие споры и раздоры (dissidium) при дворе императора Фридриха II, ошибочно датированные 1255 годом и описанные (со ссылкой на Авентина) крайне сумбурно.
Другая любопытная группа объектов «Каталога», не соответствующих отдельным историческим личностям, — это группы людей: отдельные национальные «церкви», группы священников, группы иерархов, еретики, представители некоторых городов и даже народов. Встречаются и богословские школы, выступавшие в доктринальных диспутах с позиций, впоследствии близких лютеранам. Отдельные «церкви» выделены лишь по принципу неподчинения папству или невыполнения некоторых требований католического вероучения. В частности, «равеннская, аквилейская и миланская» выделены за то, что на протяжении примерно 200 лет
они не подчинялись папам, и лишь около 700 года Риму удалось их себе подчинить [1, с. 28]- церковь Славонии — за то, что вплоть до эпохи Флация пользовалась своим языком в богослужении и не подчинялась требованию перейти на латынь [1, с. 29]. «Английская» церковь была выделена потому, что, по утверждению Джона Бойла, до вмешательства в свои дела папы Григория I и его эмиссаров она отличалась особенной чистотой нравов. Никаких пояснений, никаких доказательств Флаций более не приводит — мнения Бойла вполне достаточно. Избранные национальные церкви выделены в главки почти в самом начале книги и расположены недалеко друг от друга.
Однако наиболее любопытной для нас является «греческая церковь», рассказ о которой имеет смысл привести целиком в буквальном переводе -он прекрасно отражает как уровень представлений о Востоке и России в позднеренессансной Европе, так и сам способ получения информации, её изложения и распространения далее:
Греческая церковь и сопряжённые с ней — азиатская, македонская, мезийская, валашская, русская, московская и африканская, то есть весь мир или уж точно намного большая его часть — никогда не принимала по всеобщему согласию папское первенство, никогда не одобряла идеи Чистилища, частных служб, бдений (как они говорят) по умершим, индульгенций, причащения под одним видом, необходимости безбрачия духовенства, поклонения статуям, и прочего подобного: но всегда противостояли этим богохульствам, в которых и заключается едва ли не вся религия Антихриста. Это свидетельство с очевидностью доказывает, что вышеприведённые идеи не являются католическими и были неизвестны древней Церкви. И если бы они практиковались в древней Церкви, то не были бы неизвестны и не отсутствовали бы в греческой, через которую христианская религия добралась до латинской и которая была её наставницей в религии. Следовательно, с самого начала существовали великие Церкви, противоречившие Антихристу- и пусть паписты не славят понапрасну вселенский консенсус своих богохульств. В самом деле, следует засвидетельствовать эту важнейшую истину.
Я слышал, что в Базеле есть рукопись исследований Эмерика, в которой он перечислил эти ошибки, а лучше сказать, истины греков:
Что святым не следует поклоняться, даже Пресвятой Деве: ибо единственным посредником является Христос.
Что только Господу мы должны исповедоваться в своих грехах.
Что наказания, накладываемые священниками Папы, достойны порицания.
Ещё что всякий день подходит для любого вида пищи — мяса и прочего.
Вестник КГУ им. Н. А. Некрасова М- № 1, 2015
19
Что монашеские обеты не являются благочестивыми.
Ещё что те, кто жертвует святым какое-либо имущество, совершает жертвоприношение Дьяволу.
Ещё что почитать крест и целовать его глупо и неблагочестиво.
Что чудеса святых ложны.
Что они проклинают освящённую воду.
Что одинаковое значение имеет крещение речной и освящённой водой.
Ещё что папские декреты и законы не следует ни слушать, ни исполнять. Однако я боюсь, что не всё из этого могло выдерживаться вплоть до наших дней, или даже в последние столетия [1, с. 13].
Неточности в тексте Флация, разумеется, не случайны: общая высокая оценка Восточных церквей наложилась в его сознании на необходимость повторить некоторые из протестантских тезисов, приписав их уважаемой церкви, блюдущей евангельские традиции. Флаций был убеждён, что эти церкви более строго по сравнению с Римской придерживаются евангельского закона- это означало, что она просто должна была соответствовать приведённым в процитированном отрывке истинам. Так появился любопытный и полный неточностей и некорректных обобщений абзац. Вообще, такой способ экспозиции аргументов характерен как для Флация, так и для многих его современников и коллег.
Отдельную категорию «Свидетелей Истины» составляют представители еретических течений -агапиты, бесериты (сочувствовавшие в VIII веке иконоборцу Бесеру), вальденсы и «болгары» (богомилы) [1, с. 36, 111, 704−761, 1067]. Излишне подчёркивать, что эти течения снискали высокую оценку Флация благодаря непризнанию авторитета римских пап. Обращает на себя внимание особенно подробное описание движения вальденсов. Славный муж и влиятельный гражданин Лиона Пётр Вальд (Вальдес) был избран Богом, чтобы противостоять «четырём столпам Антихриста» XII века — Грациану, Петру Ломбардскому, Франциску Ассизскому и Доминику. Выступления Вальдеса и возникновение движения — высокохудожественная вставка, преисполненная не характерного для гуманистической литературы драматизма и композиционного совершенства.
Следующая группа объектов, помещённых Флацием в «Каталог», — это разного рода тексты. Главную роль среди них играют, конечно, написанные для изобличения церковных нравов или политики Рима. Череда текстов (их около пяти десятков) открывается Св. Писанием, с которого, собственно, и начинается «Каталог свидетелей истины». Писание приводится в «Каталоге» как ориентир, точка отсчёта, как главный оплот в борьбе с папством: «Св. Писание не только по сей день сражается с Папой и его заблуждениями, отстаива-
ющими противоположное учение, но и развёрнуто предсказывает будущий приход Антихриста, без обиняков указывая, что это будет Папа, и заранее указывает на его заблуждения» [1, с. 7]. Опорой для этого утверждения служат слова апостола Павла из 1 Кор. 3:6 и 2 Кор. 6.
Персоналии «Каталога» составляют его основное содержание. Чаще всего среди них встречаются церковные авторы, папы и епископы, историки, магистры и ректоры церковных учебных заведений, проповедники, мученики и подвижники, отдельные ересиархи. Второй по многочисленности группой, вслед за церковными авторами, являются светские государи (23 человека). Связная линия преемственности между ними прослеживается с Карла Великого. Этому государю, современным ему событиям и текстам посвящены несколько статей «Каталога». Целых 30 страниц произведения посвящены Карлу Великому и событиям церковной истории, пришедшимся на его правление. Следующим важным для концепции «Каталога» государем был Оттон I — основатель и император Священной Римской империи.
Датировка в «Каталоге» очень суммарная. Практически всегда приводится только приблизительная дата, ориентирующая в эпохе, но не более того. Отсутствие систематической датировки -важный аргумент против исторического характера этого текста. Есть даже такая закономерность: чем ближе к современности, тем чаще дата даётся не как приблизительный год, а как количество «лет назад» — срок, отделяющий от современного автору читателя. Флаций обращается с историческим временем очень приблизительно, модернизирует историю, одновременно лишая свой труд чёткости и единообразия в подходе.
«Каталог свидетелей истины» не был задуман как историческое сочинение в собственном смысле слова. В нём отсутствует развёрнуто сформулированная общая концепция, не рассматривается динамика исторических событий, отсутствует сюжет. Кроме того, в этом довольно пространном тексте содержится мало хронологических данных, позволяющих хотя бы приблизительно соотносить описываемых персонажей с эпохами, в которые они жили. Книга явно носит справочный характер- очевидно, она была написана для того, чтобы на её основе создать историческую концепцию в полном смысле слова. С одной стороны, «Каталог» является бесспорным шагом вперёд, свидетельством эволюции исторической концепции, выраженной в трудах первых протестантских историков. Тем не менее проделанный анализ подтверждает правильность взгляда на «Каталог свидетелей истины» как на подготовительное сочинение, написанное для членов авторского коллектива, а также потенциальных спонсоров и покупателей будущих «Маг-дебургских Центурий». Отметим, что замысел
20
Вестник КГУ им. Н. А. Некрасова № 1, 2015
Отзыв С. Ф. Платонова на исторический очерк В. А. Самарянова об Ипатьевском монастыре
«Центурий» уже был создан и работа над ними уже велась в то время, когда Флаций составлял свой «Каталог». Очевидно, мысль о необходимости такого сочинения пришла к нему во время работы над «Центуриями», когда он понял, что замысел его слишком масштабен и слишком амбициозен, чтобы реализоваться без промежуточных публикаций. Таким образом, схематически упрощая, «Каталог свидетелей истины» можно представить как переходный этап в ранней протестантской историографии от концепции Каспара Хедио и Себастьяна Франка к «Центуриям».
Библиографический список
1. Catalogus testium veritatis, qui ante nostram aetatem reclamarunt Papae. Opus varia rerum, hoc praesertim tempore scitu dignissimarum, cognitione refertum, ac lectu cum primis utile atque necessarium. Cum praefatione Mathiae Flacii Illyrici, qua Operis huius et ratio et usus exponitur. — Basileae: Oporinus, s. a. (1556). — XVI + 1122 p.
2. Ecclesiastica Historia, integram ecclesiae Christi ideam quantum ad locum, propagationem, persecutionem, tranquillitatem, doctrinam, haereses, ceremonias, gubernationem, schismata, synodos, personas, miracula, martyria, religiones extra ecclesiam et statum Imperii politicum attinet, secundum singulas Centurias, perspicuo ordine complectens: singulari diligentia et fide ex vetustissimis et optimis historicis, patribus et aliis scriptoribus congesta per aliquot studiosos et pios viros in urbe Magdeburgica. 13 vv. -Basileae, Oporinus, 1559−74.
3. Keute H. Reformation und Geschichte. Kaspar Hedio als Historiograph. — Gottingen: Vandenhoeck und Ruprecht, 1980. — 423 S.
4. Scheible H. Die Entstehung der Magdeburger Zenturien. Ein Beitrag zur Geschichte der historiographischen Methode. — Gutersloh: Mohn, 1966. — 78 S.
5. Scheible H. Der Plan der Magdeburger Zenturien und ihre ungedruckte Reformationsgeschichte. -Heidelberg, Univ. Diss., 1960. — 254 Bl.
УДК 930. 1(091)
митрофанов Виктор Владимирович
доктор исторических наук, профессор Южно-Уральский государственный университет (г. Нижневартовск)
viktor-n1962@mail. ru
отзыв с.ф. платонова на исторический очерк в.а. самарянова
об ипатьевском монастыре
В работе конкретизируется деятельность С. Ф. Платонова в Ученом комитете Министерства народного просвещения, его роль в рецензировании исторических рукописей и книг, в том числе провинциальных авторов. Работа Платонова в Ученом комитете занимает особое место в его творческой биографии, именно в это время им были написаны десятки отзывов и рецензий, по которым можно не только проанализировать мнение ученого на конкретные издания, но и проследить формирование и изменение взглядов самого рецензента по актуальным и дискуссионным, а порой и малоизученным вопросам истории России. Заметим, что большинство из них остается неизвестным и стало вовлекаться в научный оборот только в последнее время. Автором впервые публикуется неизвестный отзыв Платонова на очерк В. А. Самарянова об Ипатьевском монастыре, даются ценные указание об этом отзыве, который содержит, по мнению Платонова, интересные детали, существенные достоинства и недостатки. Автор статьи отмечает, что для написания отзыва Платонов, как всегда, наводил справки о предшествующих изданиях по этой теме, по всей видимости, также просмотренных и проанализированных.
Ключевые слова: С. Ф. Платонов, В. А. Самарянов, Ученый комитет МНП, отзыв, очерк, провинциальная историография.
Одной из замечательных страниц административной карьеры и научно-популяризаторской деятельности С. Ф. Платонова по праву следует считать его работу в Ученом комитете (далее — УК) Министерства народного просвещения (далее — МНП). 31 декабря 1890 г. Председатель У К А. И. Георгиевский — один из крупных деятелей народного образования в России — информировал, что по его представлению от 11 декабря министр назначил С. Ф. Платонова с 19 декабря членом УК с «вознаграждением трудов по комитету из сумм сего комитета, по тысяче руб. в год» взамен отпускаемого «ныне вознаграждения по 500 руб.». Несмотря на то что вопрос был решен быстро, перед этим шло довольно длительное согласование. Официальное
приглашение Платонову от МНП поступило еще 17 марта 1890 г. с предложением должности члена УК по рассмотрению исторических сочинений [5, с. 19]. После назначения авторитетного профессора директором Женского педагогического института в 1903 г. он покидает с 1 сентября УК. Следует подчеркнуть, что членство в УК занимают особое место в творческой биографии Платонова: именно в это время им написаны (пока точно не подсчитано сколько, а заседания комитета проходили, как правило, каждую неделю, с перерывом на летний отпуск) десятки отзывов и рецензий, по которым можно не только проанализировать мнение ученого о конкретных изданиях, но и проследить формирование и изменение взглядов самого рецензента по актуальным и дискуссионным, а порой и мало-
© Митрофанов В. В., 2015
Вестник КГУ им. H.A. Некрасова М- № 1, 2015
21

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой