Ритмика речи героев комедии А. Н. Островского «На всякого мудреца довольно простоты»

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Литературоведение


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 821. 161.1. 09"-18"-
Ильина Наталия Кирилловна
кандидат филологических наук, доцент Костромской государственный университет им. Н.А. Некрасова
nk_ilina@mail. ru
ритмика речи героев комедии а.н. островского «на всякого мудреца довольно простоты»
В статье рассматривается специфика драматургической речи, в основе которой лежат устная и литературная традиции речи с их лексико-синтаксическими и ритмическими особенностями, причем ритмика речи героев драматургического произведения является объектом основного внимания. Среди методик определения ритма прозаической речи, которая подходит для исследования ритма драматургии, выбрана методика М. М. Гиршмана, согласно которой ритмичность текста, наряду с фонетическими и синтаксическими экспрессивными средствами, выявляется также по типу зачинов и окончаний синтагм, фраз и фразовых компонентов.
Ритмика речи персонажей анализируется на примере комедии А. Н. Островского «На всякого мудреца довольно простоты». Выясняется, что реплики большинства действующих лиц пьесы характеризуются ударными зачинами и безударными окончаниями синтагм, фразовых компонентов и фраз. Этот факт может служить доказательством существования общих ритмических закономерностей построения высказываний в русской разговорной речи. Результаты, полученные Б. В. Томашевским при исследовании ритма пушкинской прозы, находят подтверждение в ритмике драматургической речи. Нарушения общего правила почти всегда имеют под собой веские основания, связанные с коммуникативными задачами и экспрессивными особенностями речи героев. Так, Егор Глумов проявляет себя в ритмическом отношении по-разному в разговорах с разными людьми и наедине с самим собою.
На основании проведенного анализа делается вывод о том, что в пределах общих ритмических законов русской разговорной речи ритменный строй речи героев в пьесе зависит также от намерений говорящего, от его индивидуальных особенностей и эмоционального состояния.
Ключевые слова: драматургия, ритм, хорей, ямб, анапест, дактиль, межфразовые и фразовые компоненты, зачины и окончания, синтагма.
В основе драматургического произведения лежит устная разговорная речь, поэтому чем больше речь героев пьесы приближена к устной речи, тем естественнее звучит она с театральных подмостков. Разговорная речь неоднородна: она может реализовываться в спонтанной устной речи, может быть тщательно продуманной хотя бы одним из говорящих, приобретая логическую аргументированность и полноту. Когда речь подготовлена обоими говорящими, она теряет спонтанность и приближается по жанру либо к научной дискуссии, либо к интервью, хотя по своей форме остается устной.
Речь персонажей пьесы создана драматургом, то есть продумана и литературно организована. Чтобы она не казалась искусственной, автор ориентируется на спонтанный диалог, учитывая те социальные слои языка и их функционирование в речи, которые свойственны тому или иному герою. Однако сценическая речь не копирует обиходную ни по синтаксической, ни по ритмической форме. Дело в том, что спонтанная речь обычно характеризуется усечением синтаксиса, редуцированием заударных гласных многосложных слов в связи с ускоренным темпом их произнесения, она также сопровождается невербальными средствами коммуникации, например жестами или звукоподражанием. Такой стиль произнесения текста со сцены будет иметь обратный эффект на зрителя и слушателя, так как речь в пьесе, будь то диалог, полилог или монолог, кроме информативной и экспрессивной функций, несет в себе обязательно эстетическую и познавательную функции. А для
этого текст должен звучать четко и внятно, то есть сценой предписан полный стиль произношения, который предполагает произнесение всех гласных в словах без полного или частичного редуцирования безударных, типичного для беглой речи. Темповая и силовая структура драматургической речи определяется, таким образом, закономерностями русского литературного произношения, то есть замедлением и удлинением произнесения как ударных гласных, так и безударных, и ослаблением произнесения первого предударного и особенно -заударных слогов [5, с. 12, 67].
Полный стиль произношения наряду с живым литературным языком становятся необходимыми условиями драматургической речи, которая опирается как на устную, так и на литературную традиции русской речи.
Разнообразные мелодические структуры синтагм, речевых отрезков «в одно-три слова, произносимых на одном выдохе» [5, с. 30], фразовых компонентов (простых предложений в составе сложных) и фраз (предложений) дополняют общий ритмический рисунок речи персонажей в драматургическом произведении. Различие мелодических диапазонов первой и второй синтагм в различных конструктивно-синтаксических типах предложений, а также распределение различных видов словоразделов в финале конечной и неконечной синтагм в художественном тексте создают необходимое разнообразие, из которого складывается ритмическая структура высказывания. Количество безударных слогов перед первым ударным слогом определяет тип зачина синтагмы:
© Ильина Н. К., 2015
Вестник КГУ им. H.A. Некрасова М- № 1, 2015
75
нулевой или хореический (х), ямбический (я), анапестический (ан), пеонический и гиперпеониче-ский (пеон) [4, с. 287, 295]. Тип окончания синтагмы зависит от количества безударных слогов после последнего ударения: мужской (м), женский (ж), дактилический (д) и гипердактилический (гд). Согласно проведенным исследованиям прозаических художественных текстов, «в финале конечной синтагмы явно предпочитается мужской словораздел (71−76,7%). В финале неконечной синтагмы гораздо более частотными оказываются женский и дактилический словоразделы, диктующие некоторый спад тона к концу слова, а значит, уменьшение интервала между концом данной синтагмы и началом следующей» [5, с. 151].
Для русской разговорной речи, отличающейся плавностью, женские и дактилические словоразделы типичны не только внутри предложений, но и в конечных синтагмах. И, как показывают исследования, эта особенность свойственна также и драматургической речи. По нашим данным, в комедии А. Н. Островского «Свои люди — сочтемся!» дактилические окончания в репликах отдельных персонажей достигают 30−42%.
Среди методик, определяющих ритм прозы, разработанных отечественными исследователями, выделяются методики Г. Н. Ивановой-Лукьяновой, Н. В. Черемисиной, М. М. Гиршмана, Л.В. Златоу-стовой, М. А. Красноперовой и др. Большинство методик основано на синтагматическом членении текста, так как синтагма (колон в художественном тексте) является ритмоинтонационной единицей речи.
Методика М. М. Гиршмана призвана выявить ритмическое единство прозаического произведения по характеру зачинов и окончаний синтагм, фраз, фразовых компонентов и сверхфразовых единств (абзацев), что, наряду с повторяющимися фонетическими и синтактико-стилистически-ми средствами, в итоге характеризует ритменный стиль автора. Обратимся к этой методике, которая, как нам представляется, больше других подходит для анализа ритмических особенностей драматургической речи. В пьесе авторский ритм неоднороден, он создается из речевых характеристик персонажей. Применив методику М. М. Гиршмана к комедии А. Н. Островского «На всякого мудреца довольно простоты», попытаемся выявить как общие ритмические свойства речи персонажей, так и их особенности.
Объем проанализированного материала включает реплики 11 персонажей комедии: всего 15 065 слов, 30 562 слога, 2388 фраз, 991 внутриф-разовый компонент, 4557 синтагм.
Показатели слогового объема синтагм в речи всех персонажей пьесы вполне предсказуемы: средняя синтагма колеблется в пределах 6−7 слогов- наиболее частотная синтагма за редким ис-
ключением равняется 6 слогам- регулярные синтагмы преобладают, хотя варьируют в довольно больших пределах (от 54 до 68% всего количества синтагм) — разброс малых синтагм еще больше (от 20 до 38,4% всех синтагм) — большие синтагмы в речи персонажей встречаются заметно чаще, чем в среднем по драме XIX века (данные М.М. Гиршмана) [1, табл. 10]. Исключение составляют синтагмы в речи предсказательницы Манефы, которая изъясняется исключительно поговорками, а они имеют емкую афористичную форму и укладываются в рамки коротких предложений: Летала, летала, / да к вам попала. Идет Егор с высоких гор. Желанный гость / зову не ждет. К кому бедокур, /а к вам белокур. Чуж чуженин далеко, / а суженый у ворот [3, с. 116, 147]. По слоговому объему синтагм реплики Манефы ближе к данным М. М. Гиршмана, чем речь остальных персонажей, однако средняя синтагма в ее речи — самая короткая (5,3 слога). Вразрез с показателями ритма речи остальных персонажей комедии зачины синтагм и фраз в репликах Манефы в основном ямбические, а окончания, наоборот, мужские (см.: табл. 2).
В таблице 2 отражены обобщенные данные по ритмическим свойствам речи персонажей в комедии «На всякого мудреца довольно простоты».
Анализ зачинов и окончаний синтагм, фразовых и межфразовых компонентов в пьесах А. Н. Островского показывает, что для ритма речи большинства персонажей обычны ударные начала и безударные окончания. Те же данные получены автором статьи при анализе речи героев в комедии А. Н. Островского «Доходное место» и пьесе А. А. Потехина «Вакантное место». Исключения всегда не случайны. Отклонения от типичных параметров или их изменение зависят от выбора лек-сико-синтаксических средств, призванных решать коммуникативные, экспрессивные задачи, которые ставит автор, и которые в итоге обусловливают речевые характеристики персонажей. С помощью этих характеристик драматург создает типичные характеры, узнаваемые по присущему им речевому колориту: лексическим и синтактико-стилистиче-ским средствам. Обобщенным характерам в пьесе свойственны типичные ритмические характеристики устной речи: ударные зачины и безударные окончания (см. показатели по репликам Глумовой, Мамаевой, Турусиной, Курчаева, Машеньки). Реплики Нила Федосеича Мамаева также демонстрируют характерные ритмические свойства русской речи, включая и ямбические зачины фразовых компонентов, которые превалируют и в речи Крутицкого, и в речи Городулина. По данным В.Б. То-машевского, безударные зачины синтагм внутри предложений типичны для художественной прозы А. С. Пушкина [4, с. 290], но, вероятно, они закономерны для всей русской художественной прозы и для устной речи. Ямбические зачины увеличива-
ют мелодический диапазон синтагмы и несколько смягчают речь.
Отклонения в ритмических показателях речи Голутвина от речи других персонажей очень характерны для его типического образа: человек бедный, зависимый, но вынужденный приспосабливаться к окружающим, чтобы выжить, он готов льстить, пресмыкаться, но может и шантажировать человека, если представится такая возможность. И тогда ритм его речи меняется: ударные внутрифразовые зачины возрастают, сравнявшись с безударными, то же происходит с мужскими и женскими окончаниями синтагм, а во фразовых компонентах превалируют мужские окончания. Рост мужских окончаний также естествен для разговорной речи [2, с. 146]. Ударные зачины и окончания в речи героя могут свидетельствовать о стремлении настоять на своем, быть настойчивым и решительным. Когда для Голутвина наступает его звездный час, он ни за что не хочет упустить свой шанс.
Наиболее изменчивым характером в пьесе является ее главный герой — Егор Глумов. Он не гнушается никакими средствами, пробивая себе путь к вершинам общества: подкупает нужных людей, оговаривает тех, кто может помешать его планам, прибегает к явному мошенничеству, льстит влиятельным чиновникам и лебезит перед власть имущими. Глумову удается найти подход к каждому собеседнику, и с каждым из них он разговаривает по-иному. Если проанализировать лейтмотивы поступков героя, то в речи его они проявятся ключевыми фразами. Так, от матери он ждет всесторонней поддержки своим планам («Пишите, пишите! Помогайте же мне!») [3, с. 105, 116]. Городулину, который слывет либералом, он представляется приверженцем передовых идей и очень полезным человеком: «Все, что вам угодно. Извольте, с удовольствием» [3, с. 129]. При дядюшке Ниле Федо-сеиче восхищается его умом, зная, что это лучше всего привлечет старика на его сторону: «Ума, ума у вас, дядюшка!» [3, с. 131]. С Крутицким он подобострастен: «Слушаю, ваше превосходительство» [3, с. 154]. Чтобы заручиться поддержкой женщины, необходимо убедить ее в своей любви и преданности: «Я ваш раб на всю жизнь», — уверяет он Мамаеву [3, с. 133]. «Я вам нужен, господа!» — обращается Глумов ко всему обществу в последнем монологе, и с этим не могут не согласиться его гонители [3, с. 175].
В таблице 3 отражены ритмические показатели речи Глумова в разговорах с разными собеседниками. С матерью Глумов чувствует себя свободно, с Городулиным говорит вальяжно, немного красуясь- неудивительно, что все показатели в репликах, обращенных к Глафире Климовне и Городулину, мало отличаются, а по зачинам синтагм и межфразовым окончаниям они почти идентичны. Наедине с самим собой он предельно откровенен и даже
циничен: мужские окончания фраз и фразовых компонентов преобладают, а в мужских и женских окончаниях синтагм показатели близкие. Сходный ритм наблюдаем в речи Глумова, обращенной ко всему обществу (ударные зачины и мужские син-тагменные и межфразовые окончания). Разговаривая с Курчаевым и Голутвиным, Глумов уверен в себе, но осторожен: ямбические зачины синтагм и фразовых компонентов преобладают над традиционными хореическими, и лишь межфразовые ударные начала неизменно превалируют. Такое же соотношение зачинов наблюдаем в репликах, адресованных Мамаеву и Крутицкому, с которыми Глумов особенно подобострастен. В разговоре с Крутицким Глумов без конца повторяет обращение «ваше превосходительство», столь приятное слуху чиновника, отсюда и перекос в сторону дактилических окончаний на уровне синтагм, фразовых компонентов и фраз.
Из таблицы 4 следует, что в репликах Глафиры Глумовой, обращенных к сыну и к Клеопатре Львовне, показатели зачинов и окончаний резко отличаются. С Мамаевой Глафира Климовна почтительна и предупредительна. Традиционный для русской речи узкий диапазон ударных зачинов синтагм, фраз и фразовых компонентов смягчается женскими окончаниями, что характерно и для других персонажей этой пьесы. Однако с сыном Глумова разговаривает иначе: в ее репликах преобладают безударные начала и ударные окончания. Ямбические зачины расширяют мелодический диапазон синтагм, фраз и фразовых компонентов, а энергичные мужские словоразделы резко обрывают мелодический контур. Речь от этого становится неровной, эмоциональной. Глафира Климовна сопереживает сыну и желает ему успеха (А много еще труда / Жоржу будет. Ах, как это трудно и хлопотно /в люди выходить!), но может и возразить ему: Да что толку? Ведь за тебя не отдадут… Да если бы польза была! [3, с. 115, 105, 106]. Дактилические окончания фразовых компонентов превышают как мужские, так и женские, но в данном случае их результаты не столь показательны, так как общее количество фразовых компонентов невелико- в репликах Глумовой, обращенных к сыну, их всего 5, и их распределение может оказаться случайным.
На основании проведенного анализа выявлены общие ритмические закономерности построения драматургической речи, которые уходят корнями в устную речь и заключаются в общих типах зачинов и словоразделов синтагм, фраз и фразовых компонентов (в данной пьесе это ударные начала и безударные окончания). Исключения из общего правила носят не случайный характер, они всегда обоснованы коммуникативными задачами говорящего, его характером и эмоциональным состоянием.
Вестник КГУ им. Н. А. Некрасова М- № 1, 2015
77
ПРИЛОЖЕНИЯ
Таблица 1
Распределение синтагм (колонов) по слоговому объему в пьесе А. Н. Островского «На всякого мудреца довольно простоты»
1−4 слога 5−10 слогов 11 слогов и более Наиболее частотная синтагма Её частотность Средняя синтагма
Драма XIX в. 35,5% 57,5% 7% 7 слогов 13,5% 7,5 слога
Глумов 24,7% 60% 15,3% 6 слогов 12,5% 7 слогов
Глумова 21% 65,8% 13,2% 6 слогов 15,8% 7 слогов
Мамаев 26,7% 64% 9,3% 6 слогов 14,6% 6,5 слога
Мамаева 36,6% 54,1% 9,3% 6 слогов 12,8% 6,1 слога
Крутицкий 30,9% 55,9% 13,2% 6 слогов 11,3% 6,6 слога
Городулин 28,2% 56,4% 15,4% 5, 7 слогов 12,4%- 12,4% 6,9 слога
Турусина 27,2% 60,8% 12% 6 слогов 15,3% 6,7 слога
Голутвин 25,5% 65,7% 8,8% 6 слогов 15,7% 6,6 слога
Курчаев 20,1% 67,9% 12% 5 слогов 21,2% 6,7 слога
Машенька 27,6% 61,5% 10,9% 8 слогов 14,7% 6,8 слога
Манефа 38,4% 55,8% 5,8% 6 слогов 21,2% 5,3 слога
Таблица 2
Сводная таблица распределения зачинов и окончаний в репликах всех персонажей пьесы «На всякого мудреца довольно простоты»
Персонажи Глумов Глумова Мамаев Мамаева Крутицкий Городулин Туру- сина Голутвин Кур-чаев Маша Манефа
Тип зачина Зачины синтагм в %
Хореический 35,7 36,4 39,4 42,1 34 32,7 41 27,5 46,7 46,1 32,7
Ямбический 36,4 34,2 36,3 33,9 36 38,7 31 36,3 33,7 29,5 57,7
Анапестический 20,7 20,2 16,8 19,3 21,4 18,8 19 22,5 12,5 18 9,6
Пеонический и гиперпеонич. 7,2 9,2 7,5 4,7 8,6 9,8 9 13,7 7,1 6,4 --
Тип окончания Окончания синтагм в %
Мужское 30,2 34 37,6 31,9 34,1 35,3 34 41,2 32,1 37,8 48,1
Женское 41,9 41 40,6 46,5 43,9 40,6 42,9 41,2 45,1 45,5 28,8
Дактилическое 24,4 20,6 18,8 18,9 19,1 21,1 20,1 13,7 17,9 16,7 15,4
Гипердактилич. 3,5 4,4 3 2,7 2,9 3 3 3,9 4,9 -- 7,7
Тип зачина Межфразовые зачины в %
Хореический 47,6 35,7 47,9 57 44,7 44,8 54,6 37,7 50,5 54,5 37,9
Ямбический 31,9 34,8 31,3 26,8 41,4 33,1 27,5 32,8 36,6 22,1 58,6
Анапестический 16,7 20,6 14,3 13,4 17,7 19,3 12,9 19,7 9,9 18,2 3,5
Пеонический и гиперпеонич. 3,8 8,9 6,5 2,8 6,2 2,8 5 9,8 3 5,2 --
Тип окончания Межфразовые окончания %
Мужское 26,7 33 35,5 31,1 32,6 21,4 35,7 37,7 26,7 33,8 44,8
Женское 44,9 42 43,3 48 48,4 42,1 42,5 45,9 51,5 48 31
Дактилическое 25,3 18,8 19,7 19 17,1 34,5 18,9 14,8 16,8 16,9 10,4
Гипердактилич. 3,1 6,2 1,5 1,9 1,9 2 2,9 1,6 5 1,3 13,8
Тип зачина Зачины фразовых компонентов в %
Хореический 48,4 50 34,8 53,9 33,1 34 50,4 36,35 50 50 30
Ямбический 34,6 31,5 41,7 28,4 34,6 39,6 27,5 36,35 21,4 35 30
Анапестический 10,4 13 18,3 10,8 22,5 11,3 18,3 18,2 19,1 12,5 40
Пеонический и гиперпеонич. 6,6 5,5 5,2 6,9 9,8 15,1 3,8 9,1 9,5 2,5 --
Тип окончания Окончания фразовых компонентов %
Мужское 27,3 27,8 33 23,5 34,6 37,8 26 50 35,7 35 40
Женское 41,2 42,6 41,8 51 42,9 39,6 45 40,9 40,5 55 40
Дактилическое 26 24,1 21,7 21,6 21,8 22,6 26,7 9,1 21,4 10 10
Гипердактилич. 5,5 5,5 3,5 3,9 0,7 -- 2,3 -- 2,4 -- 10
Таблица 3
Распределение синтагменных, межфразовых и фразовых зачинов и окончаний в разговорах Егора Глумова (в %)
Зачины
Хореические Ямбические Анапестические Пеонические и г/п
синт. мф ф синт. мф ф синт. мф ф синт. мф ф
Реплики Глумова, обращенные
к матери 35,6 46,8 42,8 33,3 32,9 28,6 26,5 16,5 25,7 4,6 3,8 2,9
к Мамаеву 35,1 46,8 29,3 48,2 27,7 43,9 21,1 19,1 19,5 7,6 6,4 7,3
к Крутицкому 28,2 37,3 28,6 37,8 28,8 42,8 20,7 20,3 -- 13,3 13,6 28,6
к Городу-лину 35,7 43,2 45,5 33,7 37,9 27,3 14,3 13,5 4,5 16,3 5,4 22,7
к Мамаевой 37 48,4 30,4 38,9 35,3 42 19,7 13 20,3 4,4 3,3 7,3
к Курчаеву и Голутвину 33,9 37,7 25 38,4 34,1 50 21,4 23,5 25 4,3 4,7 --
Последний монолог 38,2 51,9 25 35,4 25 52,3 18,1 21,2 13,6 8,3 1,9 9,1
Наедине с собой 41 53,2 36,4 34 31,2 36,4 18,1 15,6 22,7 6,9 -- 4,5
Все реплики 35,7 47,6 48,4 36,4 31,9 34,6 20,7 16,7 10,4 7,2 3,8 6,6
Окончания
Мужские Женские Дактилические Гипердактилические
синт. мф ф синт. мф ф синт. мф ф синт. мф ф
Реплики Глумова, обращенные
к матери 29,3 25,3 14,3 44,2 48,1 54,3 21,3 20,3 22,8 5,2 6,3 8,6
к Мамаеву 28,6 25,5 36,6 41,6 45,7 39 27,1 27,7 22 2,7 1,1 2,4
к Крутицкому 18,5 13,6 19 28,9 27,1 28,6 47,4 55,9 38,1 5,2 3,4 14,3
к Городу-лину 29,6 24,3 27,3 47,9 48,7 50 18,4 21,6 9,1 4,1 5,4 13,6
к Мамаевой 29,8 28,1 43,5 44,8 45,1 26,1 22,3 22,9 27,5 3,1 3,9 2,9
к Курчаеву и Голутвину 37,1 31,8 37,5 48,2 50,6 50 16 15,3 -- 2,7 2,3 12,5
Последний монолог 55,3 38,5 27,3 39,6 38,5 34,1 20,1 21,1 34,1 3 1,9 4,5
Наедине с собой 33,3 40,2 36,4 35,4 29,9 22,7 27,8 27,3 36,4 3,5 2,6 4,5
Все реплики 30,2 26,7 27,3 41,9 44,9 41,2 24,4 25,3 26 3,5 3,1 5,5
Сокращения в таблице: синт. — синтагмы- мф — межфразовые (зачины, окончания) — ф — фразовые компоненты.
Вестник КГУ им. Н. А. Некрасова «й- № 1, 2015
79
Таблица 4
Распределение синтагменных, межфразовых и фразовых зачинов и окончаний в разговорах Глафиры Климовны Глумовой (в %)
Зачины
Хореические Ямбические Анапестические Пеонические и г/п
синт. | мф ф синт. мф ф синт. мф ф синт. мф ф
Реплики Глумовой, обращенные
к сыну 30,9 29,2 40 42,9 33,3 60 11,9 16,7 -- 14,3 20,8 --
к Мамаевой 38,1 37,3 43,9 30,3 32,8 17,1 22,6 23,9 24,4 9 6 14,6
Все реплики 36,4 35,7 50 34,2 34,8 31,5 20,2 20,5 13 9,2 8,9 5,5
Окончания
Мужские Женские Дактилические Гиперд актилические
синт. мф ф синт. мф ф синт. мф ф синт. мф ф
Реплики Глумовой, обращенные
к сыну 47,6 45,8 20 33,3 37,5 20 16,7 12,5 40 2,4 4,2 20
к Мамаевой 34,2 29,8 29,3 39,3 40,3 41,4 21,3 22,4 24,4 5,2 7,5 4,9
Все реплики 37,7 33 27,8 41 42 42,6 20,6 18,8 24,1 4,4 6,2 5,5
Библиографический список
1. Гиршман М. М. Ритм художественной прозы и целостность прозаического литературного произведения: дисс. … д-ра филол. наук. — Донецк, 1975. — 362 л. — Прилож. 118 л.
2. Гиршман М. М. Ритм художественной прозы. — М.: Советский писатель, 1982. — 368 с.
3. Островский А. Н. На всякого мудреца доволь-
но простоты // Островский А. Н. Полн. собр. соч.: в 16 т. — М.: Гос. изд-во художественной литературы, 1950. — Т. 5. — С. 105−176.
4. Томашевский Б. В. Ритм прозы («Пиковая дама») // Томашевский Б. В. О стихе: статьи. — М.- Л.: Прибой, 1929.
5. Черемисина Н. В. Русская интонация: поэзия, проза, разговорная речь. — М.: Русский язык, 1982.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой