Внештатные работники как резерв кадров для аппарата местных партийных органов во второй половине 1930-х годов (по материалам дискуссий на страницах журнала

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Белоногов Ю.Г. (c)
Кандидат политических наук, доцент кафедры государственного управления и истории,
Пермский национальный исследовательский политехнический университет
ВНЕШТАТНЫЕ РАБОТНИКИ КАК РЕЗЕРВ КАДРОВ ДЛЯ АППАРАТА МЕСТНЫХ ПАРТИЙНЫХ ОРГАНОВ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ 1930-Х ГОДОВ (ПО МАТЕРИАЛАМ ДИСКУССИЙ НА СТРАНИЦАХ ЖУРНАЛА «ПАРТИЙНОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО»
Аннотация
В статье анализируется практический опыт рекрутирования внештатных работников в аппарат местных партийных органов в период проходивших кадровых чисток. Изучаются следующие аспекты вертикальной мобильности: бассейн рекрутирования для низовых должностных групп аппарата, сопровождавшие практику рекрутирования организационные проблемы перехода на штатные должности. Полученные выводы могут быть использованы при дальнейшем рассмотрении процессов элитообразования в советский период.
Ключевые слова: общественные поручения, вертикальная мобильность, внештатные работники, резерв кадров, бассейн рекрутирования.
Keywords: public instructions, vertical mobility, non-staff workers, personnel (staff) reserve, recruiting pool.
При подготовке статьи в качестве источника были задействованы публикации центрального периодического издания ЦК ВКП (б) — журнала «Партийное строительство», на страницах которого целенаправленно обсуждались вопросы внутрипартийной жизни, в том числе и по практике привлечения внештатных работников к деятельности партийного аппарата. Субъектами данных обсуждений являлись партийные работники всех ступеней партийной иерархии: от инструктора территориального парткома до регионального партийного
руководителя и ответственного работника аппарата ЦК ВКП (б). И хотя формат статей в большей степени напоминал самоотчеты о проделанной работе, тем не менее, высокопоставленные партийные работники в порядке «обмена опытом» излагали свое понимание решения проблемы работы с внештатным партийным активом.
Во второй половине 1930-х годов, в условиях разворачивающихся репрессивных кампаний, для партийных органов власти снизу доверху особо обострилась кадровая проблема. Ее суть сводилась к поиску квалифицированных работников для замещения вакантных должностей в аппарате партийных комитетов, серьезно ослабленных перманентными кадровыми чистками. Для снижения уровня неопределенности при подборе кадров неизбежно вставал вопрос о необходимости наличия у любого партийного комитета соответствующего кадрового резерва, способного с наименьшими потерями заменить выбывших
предшественников. Все это проходило на фоне перестройки организационной структуры аппарата партийных комитетов, что свидетельствовало об изменении функций партии в системе властных отношений при управлении обществом. На смену отраслевому принципу построения парткомов, где сформированные по отраслям экономики отделы самостоятельно отвечали за подбор кадров, с 1939 года приходит функциональная модель организационной структуры, в рамках которой функции подбора, обучения и передвижения кадров (в том числе и для партийного аппарата) были сконцентрированы исключительно в отделах кадров парткомов.
В целом проблема кадрового резерва признавалась актуальной не только для партийного аппарата, но и для номенклатуры партийного комитета. На страницах журнала «Партийное строительство» фиксировались требования о том, что «каждый отдел (партийного комитета —
(c)© Белоногов Ю. Г., 2014 г.
Ю.Б.) должен серьезно заняться созданием резерва выдвижения, продвигая способных и проявивших себя работников на более ответственную работу» [3, 27]. Организационный аспект проблемы кадрового резерва обозначился даже и на самом нижнем уровне партийной иерархии в вопросах приема в члены ВКП (б). Так, «извращением большевистского принципа в деле приема новых членов ВКП (б)» была названа инициатива заведующего оргинструкторским отделом Лужского горкома ВКП (б) по гласному составлению списков беспартийных как «резерва для активного отбора в партию». Попытки секретарей первичных парторганизаций выполнить данное указание получили следующую категоричную оценку: «Вместо
повседневной политико-воспитательной работы с беспартийным активом, вовлечения его в активную общественную работу и изучения деловых качеств на практических поручениях некоторые секретари парторганизаций фактически встали на путь вербовки в партию» [18, 52].
Однако даже наличие резерва кадров не решало проблему необходимости профессиональной социализации работников, попавших в партийный аппарат. Особенно это было актуально для низового звена партийной иерархии. «Состав инструкторов райкомов партии в последнее время значительно расширен. Инструкторами работает много новых товарищей, впервые выдвинутых на руководящую партийную работу, — констатировалось в заметке заведующего оргинструкторским отделом Крымского О К ВКП (б) Н. Сироты. — Это накладывает особую ответственность на секретарей райкомов по оказанию помощи новым кадрам и повседневному руководству ими» [16].
Одним из вариантов решения данной кадровой проблемы стало привлечение внештатных работников к выполнению обязанностей аппарата местных парткомов. Данная «профессиональная» группа часто ассоциировалась с т.н. «резервом партийного комитета» и рассматривалась как бассейн рекрутирования на низовые должности партийного аппарата. Правда, на страницах центрального партийного издания фиксировалась практика бюрократического подхода к решению кадровой проблемы путем «механического составления списка резерва на выдвижение». Так, секретарь Саратовского крайкома ВКП (б) Н. Барышев отмечал, что в некоторых парторганизациях резерв кадров по существу представлял собой списки фамилий коммунистов, «к тому же мало известных руководителям парторганизаций». Формализм к «выращиванию кадров» проявлялся и в том, что «кое-где … резерв для выдвижения превращен в резерв для передвижения, причем для передвижения не всегда оправданного» [1, 23].
В идеале важнейшим механизмом профессиональной социализации «резерва» признавалось вовлечение внештатных работников в практическую партийную деятельность: «Надо сугубо индивидуально подходить к каждому работнику, поручать ему такие задания, выполнение которых способствовало бы его росту. Руководители парторганизаций должны внимательно проверять, как работники осуществляют партийные поручения, как они справляются с теми трудностями, которые встречаются в их работе, особенно на первых шагах, помогать преодолевать им эти трудности» [15, 32].
На страницах центрального периодического издания ЦК ВКП (б) присутствуют немногочисленные статьи, авторы которых описывали опыт наделения внештатных работников функциями и полномочиями отдельных категорий штатных работников местных партийных органов для последующего перевода их в партийный аппарат [4- 10]. Как правило, речь шла о таких должностных группах ответработников партийного аппарата как лекторы и инструкторский состав отделов кадров, пропаганды и агитации, оргинструкторского отдела местных парткомов.
Внештатные работники при рекрутировании на работу в аппарат местных парткомов имели важное конкурентное преимущество, а именно — опыт профессиональной социализации, полученный за счет выполнения функций и задач штатных работников: «При подборе работников отдела кадров райкома мы особое внимание обращали на то, чтобы товарищ был хорошо знаком со специфическими особенностями той группы предприятий, с кадрами которых ему придется работать. При подборе инструкторов в аппарат райкома мы изучили состав внештатных инструкторов райкома партии и лучших из них выдвинули на работу в отдел райкома партии» [4, 46].
Обратим внимание на должностной состав при рекрутировании внештатных работников. Как правило, речь шла о занятии низовых должностей в иерархии ответственных работников местных партийных комитетов. Так, по данным Саратовского крайкома ВКП (б) за 1936 год, всего на руководящую партийную работу в сельских районах края выдвинуто инструкторами райкомов — 73, секретарями парткомов — 67, парторгами первичных парторганизаций — 360 человек [1, 22].
Какие же профессиональные группы являлись базовыми для рекрутирования внештатных работников на должности партийных комитетов районного и городского звена? Для сталинского периода наиболее предпочтительными считались две.
Прежде всего, внимание обращалось на необходимость выдвижения парторгов, секретарей первичных партийных организаций и их заместителей на более ответственные посты после получения ими опыта работы в качестве внештатных работников местных парткомов. «Райкомы и горкомы партии должны уделять работникам партийных организаций цехов большое внимание, привлекать к работе общезаводского бюро, райкома и горкома партии. И это будет для них прекрасной школой большевистского роста и воспитания», — отмечалось в статье секретаря ЦК КП (б) Украины М. Бурмистенко [2, 18]. В сельской местности
предпочтение для занятия должностей инструкторов и штатных пропагандистов райкомов отдавалась парторгам колхозных организаций [1, 22].
Второй группой для выдвижения считался выборный актив первичных партийных организаций и местных парткомов. Центральная власть исходила из установки о необходимости постоянного обновления выборного состава руководящих партийных органов. При соблюдении «правильного сочетания старых и молодых кадров» приоритетной виделась следующая задача: «Смелее надо выдвигать в бюро первичных партийных организаций, в состав членов райкомов, горкомов партии новые, молодые кадры, активно проявившие себя на работе» [14, 33].
Выполнение членами выборного актива общественных поручений в порядке «партнагрузки» рассматривалось как необходимое условие для попадания на освобожденную партийную работу в аппарат парткома [Подробней об этом см.: 1- 6]. Представитель Ленинградского горкома ВКП (б) И. Пиндюр в 1936 году, в разгар проходивших в Ленинградской городской парторганизации чисток, проводил сравнение значимости работы членов выборного партийного актива: «Раньше дело обстояло так, что роль членов пленума комитетов ограничивалась присутствием на пленуме, повестку которого они узнавали только на самом пленуме. Сейчас члены пленумов райкомов и горкома не только заранее готовятся к заседаниям пленумов… Члены пленумов райкомов и горкома (среди них большинство работает на производстве) привлекаются к выполнению ряда поручений по вопросам партийной работы: принимают активное участие в подготовке к заседаниям пленумов, прорабатывают отдельные вопросы, проверяют низовые парторганизации… Некоторые члены пленума уже выдвинуты на партийную работу (пропагандист, агитаторы, парторг, замсекретаря парткома)» [15, 32].
Высокопоставленные партийные руководители осознавали необходимость для внештатных работников как будущих выдвиженцев серьезной школы партийной работы для накопления определенного опыта руководства. «Основная характерная особенность всех выдвинутых на руководящую партийную работу товарищей состоит в том, что. эти люди не механически перемещались от станка на партийную работу, — отчитывался секретарь Саратовского крайкома ВКП (б) Н. Барышев — Почти все выдвинутые товарищи входили в партийный актив, который систематически привлекается райкомами и парткомами к выполнению общественной и партийной работы» [1, 22].
С этой точки зрения, внештатная деятельность членов актива позволяла преодолеть недостатки «анкетного подхода» к подбору партийных кадров: «Внимательный, тщательный подбор кадров требует, чтобы с товарищами, которые выдвигаются на работу, знакомились лично партийные руководители… Правильное выдвижение людей на работу требует, чтобы руководители их лично изучали и знали. Только это позволит правильно использовать кадры, и работники будут поставлены на те посты, где они могут легче всего развернуть свои способности» [20, 46].
Однако выборный состав местного парткома комплектовался, как правило, по должностному принципу: в силу ряда причин партийные руководители были заинтересованы в привлечении в состав выборного органа руководящий состав хозяйственных и государственных структур. Поэтому переход члена актива парткома на постоянную работу в партийный аппарат, несомненно, сдерживался очевидной потерей в заработной плате: оплата специалистов-хозяйственников на производстве была выше, чем у большинства партийных функционеров районного и городского звена. Поэтому достаточно серьезной проблемой (причем, не только в силу проходивших репрессивных кампаний) была неудокомплектованность аппарата местных партийных органов, особенно по исполнительским должностям [Примером осознания данной проблемы может служить: 13].
Активизация работы по привлечению внештатного актива местных партийных комитетов к практической деятельности партийного аппарата была связана с реализацией ряда текущих бюрократических кампаний. Так, в соответствии с Постановлением Ц К ВКП (б) от 14 ноября 1938 г. «О постановке партийной пропаганды в связи с выпуском „Краткого курса истории ВКП (б)“» при Ленинградском горкоме и горрайкомах партии были созданы лекторские группы, в составе которых превалировала численность внештатных работников. В группе при горкоме ВКП (б) насчитывалось всего 9 штатных и 32 внештатных лекторов [10, 49].
Правда, в данной сфере партийной работы в качестве внештатных лекторов превалировали представители власти, выполнявшие данные функции в порядке выполнения партийного поручения. К концу 1936 года из 3250 пропагандистов Куйбышевской парторганизации 2126 человек — руководящие районные партийные и советские работники, ранее в подавляющей части стоявшие в стороне от пропагандистской работы [17, 30]. В статье секретаря Карельского обкома ВКП (б) по пропаганде П. Котельникова (1939 год) была озвучена спущенная сверху установка о том, что «читать лекции, выступать с теоретическими докладами должны не только штатные пропагандисты и работники пропаганды, но и партийный актив -наши руководящие работники» [7]. В 1940 году бюро Вилейского обкома КП (б) Белоруссии по итогам обсуждения вопроса о личном участии партийных руководителей в агитационной работе приняло решение, которое обязывало секретарей райкомов партии «систематически выступать среди населения с политическими докладами, лично участвуя в разъяснении решений партии и правительства, привлекая весь партийный и советский руководящий актив к участию в проведении политической работы в массах» [11].
Следует отметить, что увеличение численности внештатных лекторов даже за счет местных руководящих работников оборачивалось снижением качеством проводимой работы. Так, в 1940 году заместитель заведующего отделом пропаганды Горьковского обкома ВКП (б) В. Куроедов объяснял слабую эффективность работы «внештатников» тем, что местные партийные комитеты создают лекторские группы (особенно в сельской местности) из «неподготовленных товарищей» с невысокой квалификацией: «Лысковский райком
механически включил в лекторскую группу всех ответственных работников райкома партии. Среди них оказались товарищи с низким образованием, не имеющие опыта пропагандистской работы» [8, 38].
Не менее важной кампанией, объективно ускорившей процесс привлечения актива к выполнению функций штатных партийных работников, стала реализация Указа Президиума Верховного Совета СССР от 26 июня 1940 г. «О переходе на восьмичасовой рабочий день, на семидневную рабочую неделю и о запрещении самовольного ухода рабочих и служащих с предприятий и учреждений». Согласно данному Указу, предполагалось ликвидировать практику вызовов с производства в рабочее время рабочих и служащих для выполнения общественных поручений [12]. Соответственно, перестраивался и график повседневной организационнопартийной работы штатных работников местных партийных комитетов: взаимодействовать с не освобожденными секретарями первичных партийных организаций, членами актива местного парткома они могли только во внерабочее время (включая и обеденный перерыв). Это существенно сокращало временной резерв для выполнения поручения штатным работником. Данная проблема решалась за счет увеличения внештатных работников, получавших партийные поручения в порядке «общественной нагрузки» [5- 19]. В отчете инструктора Ростокинского
райкома ВКП (б) г. Москвы Л. Шустера, закрепленного за 32 парторганизациями промышленных предприятий района, описывалась данная практика: «Естественно, я постоянно связан с секретарями и заместителями секретарей этих парторганизаций. Многих из них привлекаю для выполнения отдельных поручений райкома. Кроме того, к выполнению отдельных поручений … привлекаются члены и кандидаты в члены райкома» [21].
Примечательно, деятельность внештатных работников носила, в большей степени, технический характер (выполнение отдельных поручений по сбору материала). Публикации журнала «Партийное строительство» однозначно свидетельствуют о том, что более эффективным вариантом для высокопоставленных партийных функционеров было увеличение численности штатного партийного аппарата, чем привлечение внештатных работников [См.: 9- 22]. И хотя внештатные работники де-факто рассматривались как необходимый кадровый резерв местных парткомов для снижения организационных издержек от высокой вертикальной мобильности, тем не менее, в редакциях Устава ВКП (б) 1934 и 1939 годов институт внештатных работников при партийных комитетах не значился.
Литература
1. Барышев Н. — Выращивание большевистских кадров // Партийное строительство. — 1936. — № 19. -С. 21−24.
2. Бурмистенко М. — О подборе и выдвижении кадров // Партийное строительство. — 1939. — № 15. — С. 16−20.
3. Гольдин Я. — Учет и расстановка партийных сил // Партийное строительство. — 1936. — № 11. — С. 2628.
4. Дименштейн Ф. — Подбор и изучение кадров в районе // Партийное строительство. — 1939. — № 1718.- С. 45−46.
5. Иваненко П. — Райком и первичные парторганизации // Партийное строительство. — 1940. — № 18. -С. 31−33.
6. Ковбасюк А. — Письмо в редакцию // Партийное строительство. — 1939. — № 10. — С. 35−37.
7. Котельников П. — Выращивание лекторских кадров // Партийное строительство. — 1939. — № 15. — С. 41.
8. Куроедов В. — О политической учебе сельских коммунистов // Партийное строительство. — 1940. -№ 7. — С. 36−38.
9. Макаровский М. — Партийная работа в высших учебных заведениях // Партийное строительство. -1936. — № 23. — С. 71−75.
10. Маханов А. — Организация лекций в ленинградской парторганизации // Партийное строительство. -1939. — № 11. — С. 48−51.
11. Местная партийная хроника // Партийное строительство. — 1940. — № 19−20. — С. 76.
12. О контроле над проведением в жизнь Указа Президиума В С СССР от 26. 06. 1940 (передовая) // Партийное строительство. — 1940. — № 15−16. — С. 6.
13. О постановке пропаганды марксизма — ленинизма в Белорусской ССР, Орловской и Курской областях // Партийное строительство. — 1939. — № 15. — С. 47−49.
14. Очередные выборы руководящих партийных органов (передовая) // Партийное строительство. -1939. — № 16. — С. 31−33.
15. Пиндюр И. — Воспитание резерва партийных кадров // Партийное строительство. — 1936. — № 1. — С. 29−34.
16. Сирота Н. — Письмо в редакцию // Партийное строительство. — 1939. — № 17−18. — С. 42−43.
17. Сливицкий Б. — Лучше организовывать партийную пропаганду // Партийное строительство. — 1936. — № 11. — С. 29−34.
18. Старшинов М., Новиков С. — Строго соблюдать Устав партии // Партийное строительство. — 1940. -№ 15−16. — С. 51−52.
19. Суровой Н. — Как строится работа райкома партии // Партийное строительство. — 1940. — № 18. — С. 25−30.
20. Черноусов Б. — Смело и своевременно выдвигать молодые кадры // Партийное строительство. -1939. — № 11. — С. 42−47.
21. Шустер Л. — Заметки инструктора // Партийное строительство. — 1940. — № 21. — С. 48.
22. Щербаков А. — Овладеть марксистско-ленинской теорией // Партийное строительство. — 1938. -№ 24. — С. 8−18.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой