Проблемы природопользования и перспективы устойчивого развития в Волго-Вятском районе и Поволжье

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Охрана окружающей среды


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 504. 75 (470) (045)
В. И. Стурман, В. П. Сидоров, В.М. Габдуллин
ПРОБЛЕМЫ ПРИРОДОПОЛЬЗОВАНИЯ И ПЕРСПЕКТИВЫ УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ В ВОЛГО-ВЯТСКОМ РАЙОНЕ И ПОВОЛЖЬЕ
Приводится краткий обзор состояния и текущей динамики социально-экономической сферы и окружающей среды в Волго-Вятском районе и Поволжье в контексте оценки перспектив их устойчивого развития.
Ключевые слова: экология, природопользование, устойчивое развитие, ВолгоВятский район, Поволжье.
Регион на фоне России.
Суммарная площадь Волго-Вятского района и Поволжья 801,8 тыс. км2, население — 24 102 тыс. чел., ВВП — более 1,4 трлн. руб., что составляет соответственно 4,70%, 16,8% и 12,4% от общероссийских показателей.
Общие характеристики воздействия на окружающую среду ВолгоВятского района и Поволжья примерно соответствуют доле в населении и экономике России. Суммарные выбросы загрязняющих веществ в атмосферный воздух в 2005 г. составили 3931,5 тыс. т (11,0% от суммарного показателя России), в т. ч. от передвижных источников — 2413,2 тыс. т (15,7% от показателя России) [11]. Характеристики атмосферных выбросов отражают преобладание в районе отраслей с относительно небольшими валовыми выбросами (машиностроение, химическая, легкая и пищевая промышленность) и близкий к среднероссийскому уровень насыщенности автотранспортом.
Сброс загрязненных сточных вод в 2005 г. составил 2691,3 млн. м3, или 15,2% от общероссийского показателя и 0,99% от среднегодовой величины поверхностного стока с территории района (аналогичный показатель по России — 0,42%). При этом на район приходится 6,3% речного стока России, и обеспеченность ресурсами поверхностного стока составляет 337,37 тыс. м3/год на 1 км² площади, что превосходит аналогичный показатель для России — 250,4 м3/год на 1 км² [2]. Таким образом, антропогенная нагрузка на водные объекты более чем вдвое превосходит среднероссийскую.
Отходов всех классов опасности в 2004 г. образовалось 15 026 тыс. т., что составило всего 0,57% от общероссийского показателя [11]. Низкая отход-ность экономики Волго-Вятского района и Поволжья обусловлена отсутствием здесь крупных предприятий по добыче твердых полезных ископаемых.
Лесистость Волго-Вятского района и Поволжья составляет 23,3%, что вдвое ниже среднероссийской (45,3%), в том числе лесистость ВолгоВятского района — 51,9% (максимум в Кировской области — 62,8%), а Поволжья — всего 9,1% (минимум в Калмыкии — 0,2%). ООПТ федерального и регионального уровней занимают 6,5% территории, что близко к общероссий-
скому показателю — 6,97% [18]. Распаханность составляет 37,5%, что в 5,3 раза превышает среднероссийский показатель. При этом распаханность различается не столь резко, как лесистость: 26,1% в Волго-Вятском районе и 43,2% в Поволжье.
В целом можно оценить Волго-Вятский район и Поволжье как густонаселенный регион, относительно хорошо обеспеченный водными и почвенными ресурсами, с преимущественным развитием обрабатывающих отраслей промышленности и показателями нагрузки на окружающую среду, превосходящими среднероссийские.
Актуальная динамика природопользования. Тенденции развития промышленности в Волго-Вятском районе и в Поволжье не совпадают. Если в Поволжье сохранился удельный вес промышленности в общероссийской примерно на одном уровне (10−11%) с 1990 г., то в Волго-Вятском районе он сократился почти на четверть. Обусловлено это слабой адаптивностью его материалоёмкой промышленности с высокой долей ВПК к новым условиям хозяйствования.
Динамика сельскохозяйственного производства с 1999 г. характеризуется примерной стабилизацией объёма производства в Волго-Вятском районе и небольшим ростом в Поволжье. В результате, если в середине 90-х гг. в первую десятку ведущих по объему сельскохозяйственного производства регионов РФ входил только Татарстан, то к 2003 г. к нему добавились Саратовская и Волгоградская области. Значение Поволжья как сельскохозяйственного района с распадом СССР возросло, так как его доля в сельскохозяйственном производстве России составляет 13−14%, тогда как в СССР составляла 6−7%.
За 1990 — 2005 гг. суммарные выбросы от стационарных источников Волго-Вятского района и Поволжья сократились на 55% (рис. 1), что превосходит масштабы снижения по России (на 40%, с 34 100 тыс.т. до 20 425 тыс.т.). Снижение происходило в период экономического спада, до 1997 г.- в дальнейшем выбросы от стационарных источников колебались в интервале от 1 500 до 1 600 тыс. т в год, при устойчивом росте выбросов от автотранспорта с 1 738 тыс. т в 2000 г. до 2413,2 тыс. т. в 2005 г. Снижение выбросов от стационарных источников произошло за счет «классических» загрязняющих веществ (пыль, оксиды азота, углерода и серы), роль которых в формировании высоких уровней загрязнения в настоящее время невелика.
Отведение загрязненных сточных вод в Волго-Вятском районе и Поволжье снижается (рис. 2). Сравнительный анализ опубликованных в Государствен -ных докладах [4−11] данных о качестве воды подтверждает эту тенденцию.
Волжские водохранилища. По состоянию на 2005 г. вода р. Волги на участке выше г. Чебоксары оценивается [11] как «загрязненная». Наиболее характерными загрязняющими веществами являются соединения меди, марганца, железа, нефтепродукты (1−4 ПДК). В створах у гг. Нижний Новгород и Кстово систематически наблюдаются высокие концентрации аммонийного
-Стац. источники -Автотранспорт Сумма
Рис. 1. Динамика выбросов загрязняющих веществ в Волго-Вятском районе и Поволжье, тыс. т/год
азота, марганца, железа — до 7 ПДК. Наблюдения на Куйбышевском водохранилище (Зеленодольск) показали, что в 2005 г. качество поверхностных вод соответствовало 4-му классу («грязные»). Среднегодовая концентрация соединений меди составила 5,1 ПДК, максимальная — 12,2 ПДК, азота нитрит-ного — 1,6 и 6,9 ПДК соответственно, летучих фенолов — 1,2 и 4,0 ПДК. Вода в Саратовском водохранилище характеризовалась в 2005 г. как «умеренно загрязненная». Воды Нижней Волги в течение 2005 г. оставались загрязненными соединениями меди, цинка, ртути, фенолами, нефтепродуктами и другими органическими веществами и характеризовались по классу качества как «грязные». По сравнению с прошлыми годами произошло значительное улучшение качества основных водотоков Астраханской области. Среднегодовая концентрация цинка снизилась на 3−4 ПДК. Содержание биогенных элементов в среднем оставалось в пределах ПДК, кислородный режим и значения рН были удовлетворительными. С начала 1990-х гг. на Нижней Волге не было случаев катастрофического загрязнения с массовой гибелью рыбы, подобно тому как это было в 1960−80-е гг. при аварийных сбросах на химических предприятиях Волгограда и Волжского, однако незарегулированный участок Волги ниже Волгоградской ГЭС по-прежнему отличается повышенным уровнем загрязнения.
Малые реки. Крайне неблагополучным на протяжении многих лет остается состояние многих малых рек, подвергающихся массированному воздействию сточных вод от предприятий промышленности и сельского хозяйства, крупных населенных пунктов. К числу наиболее загрязненных относятся следующие:
Рис. 2. Динамика отведения загрязненных сточных вод в Волго-Вятском районе и Поволжье, млн. м3/год
— р. Чапаевка ниже г. Чапаевска, вода которой в течение последних 1520 лет остается «очень грязной» [11]- в числе загрязняющих веществ — легко-окисляемые органические вещества, фенолы, аммонийный азот, соединения цинка и марганца- здесь же на протяжении ряда лет прослеживается хроническое загрязнение хлорорганическими пестицидами вследствие сброса недостаточно очищенных сточных вод Средневолжского завода химикатов [7]-
— многие малые реки районов нефтедобычи на юго-востоке Республики Татарстан (рр. Степной Зай, Ямашка, Кичуй, Лесная Шешма и др.), где за счет разгрузки высокоминерализованных пластовых вод в 1980−90-е гг. общая минерализация воды достигала 1,2 — 7,7 г/л, при допустимом значении 1 г/л и фоновой минерализации 0,5 — 0,6 г/л- содержание нефтепродуктов превышало ПДК в 4 — 16 раз, общая жесткость — в 1,5 — 3,2 раза [12]-
— рр. Инсар, Саранка и Тавла в районе г. Саранска, воды которых характеризуются [3] в диапазоне классов качества от «загрязненных» до «очень грязных», и состояние которых в отдельные годы оценивалось [4] как катастрофическое.
Подземные воды в наибольшей степени подверглись трансформации также на юго-востоке Республики Татарстан, в районах нефтедобычи. К началу 1990-х гг. в малые реки юго-восточных районов Татарстана ежегодно поступало 83 млн. м3 соленых вод, содержащих 680 тыс. т солей (средняя минерализация при выходе на поверхность 8,2 г/л) и 0,5−1,5 тыс. т нефти [12], вследствие чего отдельные населенные пункты переводились на привозное водоснабжение. В 1990-е гг. на нефтепромыслах ОАО «Татнефть» были выполнены значительные работы по ремонту скважин, ликвидации шламовых амбаров, предотвращению разливов нефти и пластовых вод. Были проведены детальные исследования гидрогеологических условий нефтяных месторож-
дений, что позволило локализовать основные очаги загрязнения и изыскать на незагрязненных участках ресурсы подземных вод для снабжения населенных пунктов.
В г. Новокуйбышевске (Самарская область) вследствие многолетних утечек на нефтеперерабатывающем заводе сформировалась обширная линза нефтепродуктов поверх подземных вод. При наибольшем развитии эта линза занимала всю территорию завода, близлежащие городские кварталы и разгружалась в р. Волгу. В настоящее время ведется откачка нефтепродуктов и загрязненных ими подземных вод в целях предотвращения распространения очага загрязнения на городской водозабор.
Оценка природно-ресурсного потенциала региона. Природноресурсный потенциал Волго-Вятского района и Поволжья довольно высок и складывается из богатых почвенных, климатических и водных (в т. ч. гидроэнергетических) ресурсов, запасов нефти и природного газа (в настоящее время в значительной степени выработанных). В Поволжье располагается большая часть Волго-Уральской нефтегазоносной провинции, в настоящее время второй по значению в России. Максимум добычи Волго-Уральская провинция прошла в середине 1970-х гг., когда из недр ежегодно извлекалось примерно 150 млн. т нефти- в последующие десятилетия происходил спад добычи (до 40 млн. т в середине 1990-х), сменившийся в последние годы небольшим ростом (52,2 млн. т. в 2003 г. [18]). При этом более 30% оставшихся запасов представлены высоковязкими нефтями, 10% содержатся в малопроницаемых коллекторах [17]. При высоких ценах на нефть рентабельны поддержание и рост добычи за счет мелких месторождений и низкокачественных нефтей, доразведки разрабатываемых месторождений, внедрения методов повышения нефтеотдачи пластов (горизонтальные скважины, полимерное заводнение, закачка эфира и др.). В краткосрочной перспективе кризис нефтедобычи преодолен, однако в долгосрочной перспективе проблемы остаются как в плане исчерпания ресурсов, так и экологических проблем поздней стадии разработки и возможных последствий падения рентабельности в случае снижения мировых цен.
Имеются значительные (до 10 млрд. т) запасы горючих сланцев, однако целесообразность масштабного освоения этого вида ресурсов сомнительна. Интерес к горючим сланцам возрастал в периоды острого дефицита топливно-энергетических ресурсов (Гражданская и Великая Отечественная войны, годы послевоенного восстановления) и ослабевал в более благополучные времена. При наличии в России ресурсов углеводородного сырья и высококачественных углей горючие сланцы едва ли способны в обозримой перспективе стать конкурентоспособным видом топлива.
Минерально-сырьевая база Волго-Вятского района небогата, ее основной компонент — фосфориты Вятско-Камского месторождения, крупнейшего в России. Их добычу сдерживает низкий платежеспособный спрос со стороны сельского хозяйства.
Волго-Вятский район и Поволжье относительно хорошо обеспечены водными ресурсами, что нашло отражение в их названии. Тем не менее масштабы техногенных воздействий от промышленных предприятий, населения и сельского хозяйства велики, и состояние поверхностных и даже подземных вод далеко от благополучного. Строительство ГЭС в 1950−60-е гг. велось без экологического обоснования, без должной проработки вопросов оценки затапливаемых земель, масштабов переработки берегов, последствий изменения гидрологического режима и микроклимата. Создание каскада ГЭС на Волге и Каме не только коренным образом изменило режим стока, характер экзогенных процессов и условия обитания гидробионтов, но и в то же время способствовало развитию водоемких и экологически опасных производств, прежде всего химических, сточные воды которых являются одним из факторов ухудшения экологической обстановки.
На долю Волжского бассейна приходится более трети общего сброса сточных вод в России. Несмотря на высокую обеспеченность региона очистными сооружениями, эффективность их работы низка, в результате чего в водные объекты поступает большое количество загрязняющих веществ [4]. Кратность обмена водных масс водохранилищ Волго-Камского каскада составляет от 4 до 10 раз в год [1], что в целом обеспечивает самоочищение от биогенных загрязнений, за исключением участков массированного поступления сточных вод ниже крупных городов и недостаточно проточных мелководных акваторий, где существуют предпосылки для развития в летнее время цианофитного «цветения». Сокращение в 1990-е гг. судоходства и масштабов химизации сельского хозяйства на прилегающих территориях, практически полное прекращение сплава леса способствовали улучшению качества воды по сравнению с предшествующим периодом. В составе загрязняющих веществ волжских водохранилищ в настоящее время преобладают ионы металлов (железо, медь и др.), повышенные концентрации которых свойственны природным водам умеренной гумидной зоны, и в частности района выходов на поверхность пермских отложений.
Волжские водохранилища существуют 30−50 лет и более. За это время произошла перестройка ихтиофауны, адаптировавшейся от речных условий к озерно-речным, подверглись переработке берега и сформировались значительные по мощности донные отложения. Система расселения и хозяйственный комплекс также адаптированы к зарегулированному состоянию реки. Произошедшие перемены носят практически необратимый характер, и постановка вопроса о возможном возвращении Волги к первоначальному состоянию не оправдана ни экономически, ни экологически.
Отдельный блок вопросов связан с последними звеньями каскада — Чебоксарской и Нижнекамской ГЭС. В отличие от созданных ранее водохранилищ, где меры инженерной защиты применялись лишь в пределах городов, на Чебоксарском и Нижнекамском водохранилищах были предусмотрены, а частично и построены протяженные дамбы для защиты сельскохозяйственных угодий. Однако при их эксплуатации выявилась проблема отведения по-
верхностного стока. Дамбы отгородили от русла значительные массивы пойм и тем существенно изменили их гидрологический режим. Уровни обоих водохранилищ в 1980-е гг. были остановлены на промежуточных отметках, и на протяжении последующего периода не прекращаются дискуссии о целесообразности подъема уровней до проектных отметок. Ключевой вопрос — адекватная оценка попадающих под затопление и подтопление сельскохозяйственных и лесных земель и размеры компенсационных выплат. Получатели выгод и ущербов относятся к разным регионам РФ, что привносит в экологоэкономическую проблему определенный политический аспект.
Вопрос об экологической допустимости использования природноресурсного потенциала Волго-Вятского района и Поволжья по большинству позиций малоактуален ввиду высокой степени хозяйственного освоения.
Ключевые проблемы природопользования Волго-Вятского района и Поволжья многообразны и в целом характеризуются тесным переплетением экологических и социально-экономических аспектов.
1. Высокая степень концентрации населения и производства, включая высокоотходные и энергоемкие отрасли. Для Волго-Вятского района и Поволжья, как ни для какого другого макрорегиона России, характерна концентрация населения, промышленного производства, энергетической и транспортной инфраструктуры вдоль важнейшей хозяйственной оси, приуроченной к Волге и, в значительно меньшей степени, к второстепенным осям вдоль Камы, Оки (представлены в пределах региона низовьями) и Суры. Традиционная роль рек как транспортных магистралей и источников водоснабжения с созданием каскада ГЭС была дополнена энергетической функцией, что в сочетании с ресурсами нефти и газа стало мощным фактором размещения энергоемких и материалоемких производств. Следствием такой концентрации, усугубленной использованием устаревших технологий, стало формирование к концу 1980-х гг. Средневолжского и Волго-Ахтубинского ареалов наиболее острых (кризисных) экологических ситуаций [13]. Фактически проблемы, связанные с загрязнением окружающей среды, локализуются в пределах крупных городов и акваторий рек (рис. 3).
Неблагополучные по состоянию атмосферного воздуха города ВолгоВятского района и Поволжья либо относятся к числу крупнейших и в силу этого насыщены автотранспортом, либо являются центрами химической промышленности, либо сочетают то и другое. При этом все крупнейшие города располагаются на берегах Волги и Камы, и их особенности их планирования создают значительную концентрацию автотранспорта, в том числе транзитного, в исторических центрах, на улицах и дорогах к мостам и плотинам (Нижний Новгород, Ульяновск, Набережные Челны, Балаково, Волгоград).
К особенностям загрязнения атмосферного воздуха в городах ВолгоВятского района и Поволжья, отличающим их от других регионов России, относятся:
Рис. 3. Загрязнение атмосферного воздуха и поверхностных вод в Волго-Вятском районе и Поволжье
1−3 — повторяемость включения в списки городов РФ с максимальными концентрациями загрязняющих веществ и уровнями загрязнения атмосферы в 1997—2005 гг.: 1 — до 10%- 2 — от 10 до 25%- 3 — более 25%- 4−6 — тенденции уровней загрязнения атмосферного воздуха в 1997—2005 гг.: 4 — рост- 5 — снижение- 6 — стабильность- 7−11 -классы качества воды рек и водохранилищ: 7 — нет данных- 8 — умеренно загрязненные- 9 — загрязненные- 10 — грязные- 11 — очень грязные.
— повышенная доля в составе выбросов малотоксичных углеводородов от объектов трубопроводного транспорта-
— повышенная доля в формировании высоких уровней загрязнения специфических, в том числе высокотоксичных, веществ от предприятий химической промышленности-
— повышенная доля в формировании высоких уровней загрязнения взвешенных веществ, что отражает значительное развитие процессов дефляции в условиях степных, лесостепных, полупустынных и пустынных ландшафтов-
— незначительность выбросов диоксида серы, что связано с отсутствием предприятий цветной металлургии, работающих на сульфидных рудах, а также с высоким уровнем газификации теплоэнергетики и коммунальных котельных.
2. Истощение ресурсов углеводородного сырья и экологические проблемы поздних стадий разработки. В Республике Татарстан, на которую приходится около 60% добычи нефти в Поволжье, в разработку вовлечено 87% разведанных запасов, при средней выработанности открытых месторождений 67%, в том числе по крупнейшим Ромашкинскому, Ново-Елховскому и Бав-линскому от 73 до 85%. Уровень добычи стабилен и составляет около 30 млн. т (в середине 1970-х — 100 млн. т). Неразведанные ресурсы нефти оцениваются в 500 млн. т., перспективы связываются с относительно слабо изученными западными районами республики [17].
Для Татарстана также в наибольшей степени характерны экологические проблемы поздних стадий разработки месторождений нефти. В 1980−90-е гг. здесь получили распространение техногенные землетрясения (5 баллов в Альметьевске в 1982 г., 5 баллов в Набережных Челнах в 1989 г., 6 баллов в Альметьевске и Елабуге в 1991 г.). По времени эти землетрясения совпали с наибольшими масштабами воздействий на недра в районах нефтедобычи, что привело тогда же к отмеченному выше осолонению подземных и даже поверхностных вод [12]. О причинах землетрясений высказывались разные мнения- в частности их связывали с попытками повышения нефтеотдачи пластов в условиях начавшегося падения добычи путем нелимитированной закачки воды в системы поддержания пластового давления, а также с возможной активизацией вследствие этого разрывных нарушений Прикамской системы разломов. Ограничения масштабов воздействия на недра, введенные в 1990-е гг., совпали по времени (едва ли случайно) с понижением сейсмической активности.
В Самарской области в разработку вовлечено 101 из 145 месторождений, содержащих 92,7% разведанных запасов нефти. Начальные запасы месторождений выработаны в среднем на 77%, в т. ч. по важнейшим в области Мухановскому и Кулишовскому на 85−89%. Самарская область отличается высоким уровнем геологической изученности, при которой потенциал нефтеносности реализован почти на 80% и сохраняются перспективы лишь небольших открытий. Однако в последние годы добыча растет и достигла в 2003 г. почти 13 млн. т [18].
Для Саратовской и Волгоградской областей также характерны трудности «старых» районов нефтедобычи. В Саратовской области в разработку вовлечено 92% разведанных запасов, в Волгоградской — 94%. Выработанность начальных запасов составляет соответственно 62 и 78%, в том числе по наиболее крупным месторождениям от 90 до 97%. Добыча в Саратовской области (2 млн. т в 2003 г.) в последние годы растет, а в Волгоградской (3,35 млн. т в 2003 г.) сокращается.
В Ульяновской области открыто более 40 месторождений, все невелики по запасам, содержат тяжелые и высоковязкие нефти. Тем не менее добыча растет и достигла в 2003 г. 566 тыс. т.- схожая ситуация в Пензенской области (150 тыс. т в 2003 г.).
В Калмыкии открыто 28 нефтяных месторождений, из которых разрабатывается 20. Запасы и объемы добычи невелики, уровень добычи сокращается (260 тыс. т в 2003 г.).
Нижнее Поволжье — один из важнейших районов газодобычи. Астраханское газоконденсатное месторождение — крупнейшее в Европе- его запасы оцениваются в 2,5 трлн. м3 газа и 400 млн. т конденсата (с высоким содержанием сероводорода). В 2004 г. открыто Центрально-Астраханское газоконденсатное месторождение с запасами 1,2 трлн. м3 газа и 300 млн. т конденсата- имеются перспективы наращивания запасов. Добыча нефти в Астраханской области в 2003 г. достигла 4 млн. т.
3. Неравномерность и незавершенность рыночного реформирования экономики. Регионы и Волго-Вятского района, и Поволжья заметно различаются по состоянию экономики и уровню жизни населения. По соотношению денежных доходов и прожиточного минимума регионы можно разделить на три группы: относительно благополучные (более 200%) — Самарская, Волгоградская, Астраханская и Нижегородская области, Татарстан- «середняки» (170−200%) — республики Мордовия и Чувашия, Кировская, Ульяновская, Пензенская и Саратовская области. Самая тяжелая ситуация в Марий Эл и Калмыкии (147%) — в этих же регионах самый высокий уровень бедности (49 и 55% соответственно), в то время как в благополучных регионах он колеблется от 20 до 23%, а в регионах-«середняках» — от 29 до 37% [19]. На социально-экономических показателях и тенденциях развития сказались:
— отраслевая структура экономики (прежде всего, наличие или отсутствие крупных современных предприятий ведущих отраслей экономики — ТЭК, машиностроения, химии) —
— полнота рыночных преобразований и учета региональных особенностей при их осуществлении.
Характерно, что в числе отстающих оказались регионы, администрации которых в течение ряда лет пытались поддерживать неэффективные сельскохозяйственные предприятия за счет перераспределения ресурсов из промышленности (Ульяновская и Пензенская области и др.), тогда как регионы, отказавшиеся от подобной практики в числе первых (Нижегородская и Самарская области, Татарстан), вошли в число передовых.
Межрегиональные различия в уровнях жизни населения дополняются внутрирегиональными контрастами. В Волго-Вятском районе и Поволжье в полной мере проявляется общероссийская тенденция социальноэкономического отставания малых, средних, а отчасти и крупных городов, не являющихся административными центрами. В сельской местности та же тенденция получает продолжение в виде усиливающегося разрыва между относительно благополучными пригородными районами и деградирующей глубинкой. Особенно много «черных дыр» в сельском хозяйстве (во вполне благоприятных по агроклиматическим условиям Ульяновской, Пензенской и Волгоградской областях), для которого характерны крайне низкие экономические показатели, высокие темпы депопуляции, старение и алкоголизация населения [16]. Наряду с отдаленностью и неразвитостью транспортной инфраструктуры, развитию таких районов мешают труднодоступность кредитов, монопольное положение перерабатывающих предприятий, диктующих производителям низкие закупочные цены, а также ограниченность платежеспособного спроса в экономически депрессивных регионах и сформировавшаяся инерция социальной деградации. Усугубляет социальную деградацию глубинки закрытие малокомплектных школ в рамках кампании «оптимизации» бюджетной сферы: из деревни «выдавливаются» учителя и молодые родители, добросовестно относящиеся к воспитанию детей. В обратном направлении, в село, переселяются продающие городские квартиры асоциальные элементы. В национальных республиках, где традиционный уклад сельской жизни сохранился лучше, социальная деградация проявляется в меньшей степени. Однако сложно определить, идет ли речь о разных траекториях, или о разных стадиях одного и того же процесса.
Экономика Волго-Вятского района и Поволжья в 1990-е гг. пережила шок как от изменения условий хозяйствования и обвального падения госзаказа (прежде всего, предприятия ВПК), так и от обусловленного объективными причинами падения объемов нефтедобычи, но к настоящему времени в основном адаптировалась к новым экономическим реалиям. В то же время в связи с вступлением России в ВТО возможны новые проблемы вследствие ослабления политики государственного протекционизма и усиления международной конкуренции, причем в отраслях, наиболее представленных в Волго-Вятского районе и Поволжье. В первую очередь могут пострадать авто- и авиастроение, химия органического синтеза. Завершение рыночного реформирования экономики и формирование инвестиционной привлекательности остаются важнейшими факторами устойчивого развития, особенно для отстающих регионов.
4. Сложность проблем конверсии предприятий ВПК в Волго-Вятском районе и Поволжье связана не только с уменьшением объема госзаказов и падением спроса на мировых рынках на некоторые морально устаревшие виды военной продукции, но и с тем, что не все предприятия ВПК технически и технологически способны к конверсии. Так, необходимость сохранить мобилизационный резерв мощностей насколько снижает мобильность предпри-
ятий, настолько же повышает себестоимость их продукции. Ограниченность платежеспособного спроса на продукцию ВПК «двойного» назначения (электронику, электро- и радиотехнику, автомобили, летательные аппараты) усугубляется из-за усиления иностранной конкуренции. Проблемы конверсии свойственны не только России, но и любой стране, обладающей мощным ВПК, что лишь иллюстрирует тезис о несовместимости войны и подготовки к ней с концепцией устойчивого развития.
5. Химическая промышленность как отрасль специализации и источник загрязнения окружающей среды. В химической и нефтеперерабатывающей промышленности, являющейся для Волго-Вятского района и Поволжья отраслью специализации, большинство технологических процессов осуществляется в герметически закрытых аппаратах (реакторах, колоннах и т. п.), при нормальной эксплуатации которых выбросы и сбросы невелики. Фактические масштабы воздействия на окружающую среду сильно зависят от их технического состояния и соблюдения технологической дисциплины. Контроль за безопасностью работы химических предприятий осложняется в связи с многообразием их отходов, прежде всего газообразных. Так, углубленное обследование на одном из химических предприятий показало, что в выбросах присутствуют не 3−4 вещества, для которых имеются отработанные методики контроля, а около 150, в том числе ряд канцерогенных [15]. Для Волго-Вятского района и Поволжья весьма актуальна задача усиления государственного контроля за экологической безопасностью предприятий химической и нефтеперерабатывающей промышленности, в том числе с частичной переориентацией мониторинга с «классических» веществ на наиболее распространенные в настоящее время (3,4бенз (а)пирен, формальдегид, фенол) и специфические, а также разработка и реализация региональных и муниципальных программ, ориентированных на решение местных проблем.
6. Ликвидация запасов химического оружия. В Волго-Вятском районе и Поволжье имеется 3 объекта хранения (п. Марадыковский Кировской обл., п. Леонидовка Пензенской обл., п. Горный Саратовской обл.), где было сосредоточено в общей сложности 35,9% запасов химического оружия, подлежащего уничтожению согласно международным обязательствам России. К настоящему времени в п. Горный уничтожение запасов химического оружия закончено, в п. Марадыковский объект построен и работает, в п. Леонидовка ведется подготовка к строительству.
7. Национально-региональные особенности природопользования и опасность дезинтеграции. Волго-Вятский район и Поволжье отличаются наибольшей пестротой этнического и религиозного состава населения в ста-роосвоенной части России. К так называемому коренному населению этой части страны относятся представители трёх мировых религий, говорящие на языках трёх языковых семей, живущих вперемежку. На юге Поволжья растет доля этнических представителей Казахстана и республик Закавказья. Для таких крупных российских этносов, как татары и чуваши (соответственно 2-е и 5-е места по численности среди более чем 190 этносов РФ), Поволжье и Вол-
го-Вятский район — основные ареалы их компактного проживания, родная земля, которую большинство из них не покидают, а покинув, стремятся вернуться. Такая привязанность к территории способствует большей плотности системы сельского расселения, практически сплошному освоению сельхозугодий (например, в Татарстане). В то же время меньшая привязанность к конкретной территории русских, мордвы, марийцев вела и ведет к их более активной миграции в другие районы страны. Результат — запустение, вымирание деревень, безхозные «плеши» в сельхозугодиях и, как следствие, отставание в экономическом развитии всего региона.
На динамику и различия уровня экономического развития отдельных регионов повлияла и специфика внутриполитической обстановки в РФ начала
— середины 1990-х гг. «Парад суверенитетов» того времени, игра на этносе-паратизме позволили некоторым национально-территориальным образованиям с харизматичными лидерами получить от федерального центра больше прав и привилегий в хозяйственной деятельности, что обеспечило, например, Татарстану более благоприятные условия экономического развития, чем соседней «ненациональной» Ульяновской области или «тихим» угро-финским республикам Волго-Вятского района.
8. Деградация сельскохозяйственных земель. На состоянии сельского хозяйства Волго-Вятского района и Поволжья, наряду с социальноэкономическими и политическими проблемами его реформирования (следствием чего стало сокращение посевных площадей на одну треть), сказались долговременные тенденции деградации земель вследствие эрозии и засоления. Эрозией в той или иной степени охвачены практически все сельскохозяйственные земли Поволжья, но максимума этот процесс достигает на Средней Волге, к западу и востоку от Казани, где интенсивность смыва с обрабатываемых земель при существующей системе земледелия достигает 10−20 т/га в год [14]. Тенденции последних лет, связанные с сокращением площади пахотных земель, с геоэкологической точки зрения могут рассматриваться как благоприятные. В прошлом социально-экономические условия (малоземелье крестьян и отчасти аграрное перенаселение в досоветский период, административное управление экономикой в советское время) диктовали малоэффективные, экстенсивные формы ведения сельского хозяйства, при которых распахивались подверженные эрозии склоновые земли. В Волго-Вятском районе, особенно на левобережье Волги, в настоящее время получило распространение зарастание заброшенных сельскохозяйственных земель мелколесьем- на правобережье Волги, особенно в областях и республиках Поволжья, пахотные угодья замещаются пастбищными и сенокосными, что в документах обычно обозначается как «посевы многолетних трав».
Процессы засоления получили наибольшее развитие в засушливом Нижнем Поволжье. В Волгоградской, Астраханской и Саратовской областях на такие земли приходится 30−70% территорий. Так, в Волгоградской области из 8,6 млн. га сельхозугодий 6,8 млн. га приходится на деградированные и малопродуктивные угодья, в том числе 2,2 млн. га деградировали вследствие
эрозии. Система сухого земледелия, применяющаяся во многих областях, в том числе и в Волгоградской области, не имеет почвозащитной направленности. Главной ее особенностью является увеличение площади чистых паров до 20% (в последние годы — до 55%). Это обеспечило повышение урожайности зерновых культур, но вместе с тем способствовало усилению процессов деградации почв. Основные причины развития процессов опустынивания и деградации земель — нерациональное использование земель и чрезмерные антропогенные нагрузки. В Поволжье засолено 350 тыс. га орошаемых земель, имеется 390 тыс. га земель с солонцовыми комплексами [8].
Опустынивание Черных Земель в Калмыкии началось в 1970-е — 80-е гг., когда в угоду тогдашней конъюнктуре и вопреки многовековой практике крайне уязвимые к техногенным нагрузкам пастбища стали использоваться не только как зимние, но и как круглогодичные. В короткий срок тонкий дерновый слой был нарушен и пески стали приходить в движение. В Республике Калмыкия средне- и сильносбитые пастбища составляли в 1998 г. 66% общей площади, в том числе 21% площади пастбищ находился в стадии средней степени сбитости, 45% - в стадии сильной и очень сильной степени сбитости. На Черных Землях наблюдался рост площадей подвижных песков и современных очагов дефляции мелкобарханных песков и дефляционных понижений. Площадь открытых песков составляла в 1998 г. 246,1 тыс. га [11]. В целях предотвращения дальнейшего разрастания очагов опустынивания наиболее подверженные земли были изъяты из хозяйственного оборота и включены в состав заповедника «Черные земли».
9. Криминализация приграничного пространства. Необорудованная граница областей Поволжья с Казахстаном проходит по открытым степным и полупустынным пространствам и пока легкодоступна для неконтролируемого пересечения. Трансграничные проблемы связаны с нелегальной миграцией в условиях, когда для соседних малонаселенных периферийных областей Казахстана и для государств Центральной Азии такие города, как Самара, Саратов, Волгоград и Астрахань, остаются центрами экономического тяготения, и в то же время транзитными пунктами на путях миграции в дальнее зарубежье. С подписанием Россией соглашений с Европейским союзом о реадмис-сии нелегальных мигрантов эта проблема будет обостряться.
Массовое браконьерство на Каспийском море также является следствием криминализации ситуации в приграничье, в условиях неурегулированности социально-политических и правовых аспектов статуса Каспийского моря и природопользования в его акватории. Во второй половине 1990-х гг. отмечалось снижение запасов ряда видов промысловых рыб, создавалась реальная угроза уничтожения каспийского стада осетровых [4]. Так, интенсивность миграции осетра в Волгу в 1999 г. снизилась по сравнению с 1998 г. в 3−7 раз. В 1999 г. в Каспийском море не выловлено ни одного отнерестившегося экземпляра белуги, что свидетельствует о больших объемах ее незаконного изъятия. Отмечено резкое снижение нерестовой части популяции севрюги: за 6 лет она сократилась более чем вдвое [5].
Наметившаяся в последние годы тенденция к нормализации обстановки в регионе сказалась и на состоянии ихтиофауны Каспийского моря. Весной 2002 г. впервые за последние 40 лет была проведена Комплексная межгосударственная всекаспийская морская экспедиция по оценке состояния запасов осетровых рыб, включая акваторию у иранского побережья. Были отмечены позитивные изменения состояния запасов осетровых в Каспийском море [8].
Выводы.
Существующее состояние окружающей среды, экономики и социальной сферы Волго-Вятского района и Поволжья — результат длительного и во многом инерционного процесса развития, опиравшегося на использование невозобновимых ресурсов углеводородного сырья и создание гигантских водохранилищ, массовое переселение населения из деревни в промышленные города и направленного на преимущественное развитие военнопромышленного комплекса и химической промышленности. Такое развитие не могло быть устойчивым, и с исчерпанием ресурсов экстенсивного роста оно сменилось тяжелым социально-экономическим кризисом в сочетании со сложной, а местами и критической экологической ситуацией.
Итогом 15-летнего периода реформ может считаться достигнутая в настоящее время стабилизация экологической и социальной обстановки, когда в большинстве регионов происходит экономический рост без ухудшения качества окружающей среды, что может рассматриваться как критерий устойчивости природопользования. Однако эта стабилизация достигнута в рамках сложившихся ранее структуры экономики и технологического базиса, фактически за счет отсечения ряда производств, оказавшихся в рыночных условиях избыточными. Это может рассматриваться лишь как первый, еще неуверенный шаг на пути перехода к устойчивому развитию. Полноценный переход к устойчивому развитию может быть достигнут в долгосрочной перспективе, на базе качественно иных технологий, структуры экономики и социальной сферы.
Хотя содержание ключевых экологических и эколого-экономических проблем в регионах Волго-Вятского района и Поволжья в значительной степени сходно, решение их требует гибких подходов на основе региональных программ, учитывающих территориально-планировочные особенности городов, техническое и экономическое состояние предприятий, ориентированных на первоочередное снижение выбросов и сбросов веществ, формирующих высокие уровни загрязнения, на основе экономического механизма природопользования по принципу «загрязняющий платит».
Проблемы, связанные с концентрацией населения и производства в непосредственной близости от Волги должны решаться путем изменения планировочной структуры городов и агломераций, в рамках процесса субурбанизации, свойственного экономически развитым странам при переходе к постиндустриальному этапу развития. Разработка документов территориального планирования должна опережать этот процесс, не допуская его стихийного развития и заблаговременно обеспечивая экологически оправданное функциональное зонирование пригородных территорий. При этом особое внима-
ние должно уделяться ускоренному строительству современных мостовых переходов через Волгу и Каму на объездных дорогах, в рамках развития сети федеральных автодорог и международных транспортных коридоров.
Закономерной составной частью перехода к постиндустриальному этапу является также вывод из работы технически изношенных и морально устаревших предприятий, созданных в минувшие десятилетия и даже века, без соблюдения экологических требований к размещению производственных объектов, в том числе нередко в водоохранных зонах или внутри жилой застройки. Территории таких предприятий подлежат реабилитации и освоению под общественно-деловые зоны и иные экологически и экономически оправданные объекты. В настоящее время этот процесс протекает во многом стихийно, без учета накопленного за рубежом полезного опыта освоения так называемых brownf^elds. Выводу из работы старых предприятий, размещенных без соблюдения экологических требований, должен способствовать экономический механизм природопользования (дифференцированные ставки налогов и платежей, штрафные санкции). Одновременно должно стимулироваться создание рабочих мест на новых, современных предприятиях, для чего необходима активная налоговая и инвестиционная политика на региональном и муниципальном уровнях.
Решающую роль должны сыграть экономические меры в виде адекватных платежей за негативное воздействие на окружающую среду и внедрение международных экологических стандартов, в том числе в области экологического менеджмента. Местное самоуправление и муниципальные предприятия могут и должны способствовать улучшению экологической обстановки путем ускоренного перевода на газовое топливо городских автобусов и большегрузных автомобилей, развития пассажирского электротранспорта, а также приоритетного оснащения очистными сооружениями населенных пунктов, сбрасывающих сточные воды в наиболее загрязненные малые реки.
К сожалению, сокращение размеров водоохраных зон и снижение требований к режиму их охраны (проведенное в Водном кодексе РФ 2006 г.), трудно совместимо с решением задач улучшения экологического состояния р. Волги и ее притоков. Это же относится к резкому сужению сферы деятельности экологической экспертизы. Ослабление природоохранных требований к производственной деятельности в условиях экономического роста едва ли совместимо с устойчивым развитием.
Решение проблем нефтедобывающей промышленности Поволжья как староосвоенного района будет сильно зависеть от соотношения глобальных тенденций исчерпания ресурсов углеводородного сырья и перехода к использованию возобновимых источников энергии, что находит выражение в динамике мировых цен. Налоговая политика государства должна быть гибкой и учитывать не только уровни цен, но также горно-геологические условия и стадии разработки месторождений, включая особенности поздней и завершающей стадий, для которых характерно снижение рентабельности при росте экологических издержек. При определении налоговой нагрузки должно учи-
тываться, что, в отличие от периода освоения месторождений, на поздней и завершающей стадиях разработки вложения средств обеспечивают не рост добычи, а лишь замедление темпов ее падения и экологическую безопасность. В Поволжье отсутствуют предпосылки для существенного увеличения добычи нефти, но есть некоторые ресурсы роста добычи природного газа и газового конденсата. При высоких ценах на энергоносители возможно длительное (порядка многих десятилетий) поддержание уровня добычи нефти за счет совершенствования технологий, в том числе с постепенным повышением коэффициента извлечения нефти (в настоящее время коэффициент составляет от 0,1 до 0,5). В этом сценарии государство должно стимулировать полноту отработки залежей, поощряя налоговыми льготами внедрение новых технологий, и одновременно контролировать их экологическую допустимость. При падении цен государство должно снижать налоговую нагрузку на нефтедобывающие предприятия, одновременно усиливая технологический и экологический надзор, с тем чтобы не допустить обвального падения добычи и неконтролируемого вывода из работы промысловых объектов.
Решение проблем в области экономических отношений и промышленной политики тоже сильно зависит от внешних факторов. Перспективы развития важнейших отраслей промышленной специализации Волго-Вятского района и Поволжья — машиностроения и химической промышленности — напрямую зависят от промышленной и внешнеэкономической политики России. Лидерами машиностроения рассматриваемых регионов являются авто- и авиастроение, ВПК, производство станков, нефтегазового оборудования, электро- и радиотехники, речное судостроение. Возможное вступление России в ВТО с последующим ослаблением государственного протекционизма может резко ухудшить положение производителей морально устаревших автотранспортных средств, электро- и радиотехники, станков. Авиастроение в России в целом и в Волго-Вятском районе и Поволжье в частности практически гибнет: общее производство самолетов в РФ в год сопоставимо с производством их корпорацией «Боинг» за неделю. Не намного лучше состояние ВПК и речного судостроения. Сохранение этих отраслей требует государственной поддержки (хотя бы в форме госзаказов), иначе можно безвозвратно растерять пока еще высококвалифицированных работников этих производств. Более оптимистичными выглядят перспективы химической промышленности, развитие которой базируется на сочетании благоприятных факторов: местного сырья, развитой системы трубопроводов, наличии квалифицированных кадров и научных учреждений. В то же время требуются значительные инвестиции в модернизацию предприятий и обеспечение их экологической безопасности. При этом часть производств (в частности, химия органического синтеза) тесно связанная с машиностроением, может потерять эту отрасль как крупного заказчика.
В области сельского хозяйства перспективы развития определяются хорошими агроклиматическими ресурсами Поволжья и неплохими — юга Волго-Вятского района. Территория обоих регионов вытянута в меридио-
нальном направлении, что определяет разнообразие условий и позволяет культивировать зерновые, технические и кормовые культуры. Богатая кормовая база Поволжья позволяет разводить практически все виды скота (на юге даже верблюдов), а Волго-Вятский район благоприятен для молочного животноводства. Большое количество городских поселений способствует развитию пригородного хозяйства. Вступление России в ВТО (с последующим притоком дешевых азиатских тканей) может в то же время окончательно «добить» льноводство в Волго-Вятском районе.
Не менее значительную угрозу перспективам развития сельского хозяйства представляет чрезмерная антропогенная нагрузка на почвы и речную сеть в Среднем и Нижнем Поволжье, а также нерешенность проблем в социальной сфере Нечерноземья. Загрязнение наиболее свойственно пригородам промышленных центров и районам нефтедобычи, тогда как социальная деградация — сельской глубинке. Отмеченное выше сокращение выбросов и сбросов загрязняющих веществ в городах по мере закрытия или реконструкции устаревших производств, прежде всего химических, благоприятно сказывается и на прилегающих пригородных территориях. Что же касается сельской глубинки, то здесь благоприятные тенденции пока отсутствуют. Запустение деревень и массовый алкоголизм лишают сельское хозяйство региона рабочих рук. Лучшую часть работников, прежде всего молодых, гонят в города нищенские заработки в хозяйствах, находящихся на разных стадиях процесса распада и банкротства. Немногочисленной прослойке фермеров невыгодно расширять посевные площади, увеличивать поголовье скота из-за низких закупочных цен на сельхозпродукцию, определяемых многочисленными посредниками (часто из национальных криминальных группировок), произвола сросшихся с ними многочисленных чиновников. В сельской глубинке Волго-Вятского района и Поволжья есть предпосылки для организации крупномасштабного экспортно ориентированного производства экологически чистой сельскохозяйственной продукции, однако для реализации этой возможности нужны очень значительные вложения в инфраструктуру и социальную сферу, возможные лишь в случае реализации общегосударственной комплексной целевой долгосрочной программы.
Межнациональные отношения в Волго-Вятском районе и Поволжье определяются, с одной стороны, многовековым опытом совместного, практически бесконфликтного проживания народов, относящихся к разным этно-конфессиональным и языковым группам, наличием большого количества смешанных семей и трудовых коллективов, а с другой — формированием в советское время национальных элит, как правило, неконкурентоспособных в рыночных условиях и стремящихся в силу этого к этнической замкнутости. Формирование этнократических режимов в республиках Поволжья вызывает беспокойство, поскольку в прошлом подобные процессы имели место в республиках Советского Союза. В Волго-Вятском районе и Поволжье как нигде очевидна разрушительность лозунга «Россия для русских», неизбежно порождающего ответное «Татарстан для татар», «Чувашия для чувашей» и т. д.
Государство, заинтересованное в сохранении целостности, должно стремиться к обеспечению реального равноправия граждан вне зависимости от места проживания и решительно пресекать любые отступления от этого принципа.
Полная версия данной статьи публикуется в коллективной монографии Института географии РАН «Устойчивое природопользование: международные проекты, зарубежный опыт и региональные проблемы России». Вып. 4.
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. Авакян А. Б., Салтыкин В. П., Шарапов В. А. Водохранилища. М.: Мысль, 1987. 325 с.
2. Воды России (состояние, использование, охрана). Екатеринбург: Изд-во РосНИ-ИВХ, 2002. 254 с.
3. Геоэкология населенных пунктов Республики Мордовия / Науч. ред. и сост. А. А. Ямашкин. Саранск: Изд-во Морд. ун-та, 2001. 240 с.
4. Государственный доклад о состоянии окружающей природной среды Российской Федерации в 1998 г. М., 1999. // http: //www. mnr. gov. ru/text/4/Gosdoklad98/
5. Государственный доклад о состоянии окружающей природной среды Российской Федерации в 1999 г. М., 2000. // http: //www. mnr. gov. ru/text/4/Gosdoklad99/
6. Государственный доклад о состоянии окружающей природной среды Российской Федерации в 2000 г. М., 2001. // http: //www. mnr. gov. ru/text/4/Gosdoklad2000/
7. Государственный доклад о состоянии окружающей природной среды Российской Федерации в 2001 г. М., 2002. // http: //www. mnr. gov. ru/text/4/Gosdoklad2001/
8. Государственный доклад о состоянии окружающей природной среды Российской Федерации в 2002 г. М., 2003. // http: //www. mnr. gov. ru/text/4/Gosdoklad2002/
9. Государственный доклад о состоянии окружающей природной среды Российской Федерации в 2003 г. М., 2004. // http: //www. mnr. gov. ru/text/4/Gosdoklad2003/
10. Государственный доклад о состоянии окружающей природной среды Российской Федерации в 2004 г. М., 2005. // http: //www. mnr. gov. ru/text/4/Gosdoklad2004/
11. Государственный доклад о состоянии окружающей природной среды Российской Федерации в 2005 г. М., 2006. // http: //www. mnr. gov. ru/text/4/Gosdoklad2005/
12. Зеленая книга Республики Татарстан / Под ред. Н. П. Торсуева. Казань: Изд-во Казан. ун-та, 1993. 421 с.
13. Кочуров Б. И. Экодиагностика и сбалансированное развитие. Москва-Смоленск: Маджента, 2003. 384 с.
14. Литвин Л. Ф. География эрозии почв сельскохозяйственных земель России. М.: ИКЦ «Академкнига», 2002. 255 с.
15. Малышева А. Г. Проблема аналитического контроля в гигиене окружающей среды // Гигиена и санитария. 1992. № 9−10. С. 39−41.
16. Нефедова Т. Г. Пространственная организация сельского хозяйства в Европейской России//Известия РАН. Сер. геогр. 2003. № 5. С. 43−56.
17. Нефть России. М.: АОЗТ & quot-Геоинформмарк"-, 1996.
18. Регионы России. Социально-экономические показатели. 2004. Стат. сб. / Росстат. М., 2004. 966 с.
19. Российский статистический ежегодник. 2005: Стат. сб. / Росстат. М., 2006. 819 с.
Поступила в редакцию 18. 10. 07
V.I. Sturman, V.P. Sidorov, V.M. Gabdullin
Problems of Enviroment and percpectives of sensible development in Volga-Vyatka and Volga regions
The paper contains short rewiew of social-economic and environmental state and actual tendencies in Volgalend and Volga-Vyatka region. The assessment of sustainable development perspectives is also presented.
Стурман Владимир Ицхакович
Сидоров Валерий Петрович
Габдуллин Василь Миннахметович
ГОУВПО «Удмуртский государственный университет»
426 034, Россия, г. Ижевск, ул. Университетская, 1, корп. 4 E-mail: st@uni. udm. ru E-mail: sidorov@udm. ru E-mail: vgabdullin@udm. ru.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой