Национальная тема в творчестве П. Г. Кипарисова

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Искусство. Искусствоведение


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Ю.В. ВИКТОРОВ
НАЦИОНАЛЬНАЯ ТЕМА В ТВОРЧЕСТВЕ П.Г. КИПАРИСОВА
В отечественном изобразительном искусстве выдающийся чувашский живописец Петр Гаврилович Кипарисов (1928−1987) заявил о себе дипломной работой «Песня», защищенной в 1955 г. в Ленинградском институте живописи, скульптуры и архитектуры им. И. Е. Репина. В послевоенной истории Репинского института картина Кипарисова, посвященная классику чувашской художественной литературы Константину Иванову, имела большой успех и удостоилась высокой чести — ее поместили в постоянной экспозиции Научно-исследовательского музея Академии художеств СССР. В том же году она показывалась на Выставке IV Всемирного фестиваля молодежи и студентов в Варшаве. О ней писали в центральных газетах и журналах. А через два года на Восьмой сессии Академии художеств СССР, рассматривавшей злободневные вопросы художественного образования в стране, о «Песне» говорили как о зрелом и значительном произведении живописи виднейшие мастера советского изобразительного искусства.
«В работе Петра Кипарисова „Песня“ показана духовная жизнь народа, его музыкальная и художественная одаренность. Зритель будто слышит певучую, размеренную мелодию песни, в вышивке одежды, в орнаменте ее узоров видит мастерство народного творчества. Особенно удались автору две центральные фигуры — поющие девушки», — так отозвался о дипломной работе Кипарисова вице-президент Академии художеств СССР Б. В. Иогансон [1, с. 43].
Член-корреспондент Академии художеств СССР И. А. Серебряный отметил, что «картине Петра Кипарисова „Песня“ веришь. Она волнует, трогает» [1, с. 43].
Более развернут отзыв-оценка известного искусствоведа М. П. Сокольникова: «Но среди всех работ, о которых здесь говорили, как-то вырвалась „Песня“ Петра Кипарисова. За последние десять-пятнадцать лет такой глубины проникновения в образы, такой целостности, пожалуй, я не видел. Картина замечательно колористически прописана. Художник чувашин изучил внимательно свои родные места. Он, как Суриков, низко поклонился той избе, в которой поет крестьянская семья, и отсюда все стало очень музыкальным, деликатным, образным. К сожалению, этих качеств в других дипломных произведениях маловато» [1, с. 154].
Работа Кипарисова глубоко национальна. Она подкупает сплавленностью содержания и формы. Импонирует своей теплотой, духовной наполненностью и живописно-пластическими достоинствами. Тонкий художественный вкус автора проявился во всем: в камерных размерах полотна, масштабных соотношениях человеческих фигур к пространству, тактичном использовании признаков национальной культуры, колористическом строе. Мастерски, с соблюдением высоких требований академической школы, решена композиция в интерьере, включающая десять персонажей — людей разных возрастов, неповторимых характеров и образов, а также нехитрую крестьянскую мебель, предметы быта, домашнюю утварь.
Смысловым центром полотна является фигура Константина Иванова -автора всемирно известной поэмы «Нарспи». Поэт сидит в глубине крестьянской избы за небольшим дощатым столом, прислонившись к бревенчатой стене. На нем демократичная городская одежда. Его торжественно-печальное лицо, освещенное мягким солнечным светом, пронизано глубокой мыслью и отмечено печатью творческого вдохновения. В руке он держит карандаш, а
под ней на столе виден лист бумаги. В полураскрытой ладони левой руки уютно расположилась ручонка ребенка, стоящего рядом.
Очень удачно введено в картину боковое солнечное освещение, акцентирующее внимание зрителя на фигурах двух поющих девушек и пареньке-музыканте, играющем на самодельной дудочке. Подобным приемом автор выделил зрительный центр полотна. Проникающий из окна свет ненавязчиво «прошелся» по всем: прядущим девушкам, юноше у окна, молодой женщине под образами, подслеповатой старухе, сидящей у детской колыбели. Это объединило героев, сделало их всех участниками незабываемого прикосновения к чувашским песням, в которых звучит боль и радость простого народа, говорится о его тяжкой судьбе и светлых надеждах на будущее. Свет, таким образом, играет важную роль — он обогащает содержание картины и вносит в нее символическое звучание.
Высокий образный строй картины очевиден. Без труда угадывается и основной замысел автора, связанный с воссозданием образа К. В. Иванова. «Это как Шевченко для украинцев», — отмечал художник в конце жизни, подчеркивая выдающуюся роль поэта в развитии национальной культуры родного народа. По сути, уже с дипломной работы началось триумфальное восхождение Петра Кипарисова на олимп чувашского изобразительного искусства. Авторское повторение картины под названием «К. В. Иванов слушает песню» в 1957 г. появилось в залах Чувашской государственной художественной галереи (ныне музей) и стало не только подлинным украшением экспозиции, но и выдающимся явлением в чувашской художественной культуре. Об этой картине написано во всех исследованиях по чувашскому изобразительному искусству. Она поистине стала хрестоматийной. Без нее не проходит ни одна ретроспективная выставка как в Чувашской Республике, так и за ее пределами, когда в Москве. Санкт-Петербурге, Казани, Уфе или в других городах страны показывается чувашское изобразительное искусство. Вполне авторитетно можно сказать: как поэма «Нарспи» Константина Иванова, ставшая классикой чувашской литературы, так и картина Петра Кипарисова, посвященная ее автору, стала классикой чувашской национальной живописи. Разумеется, художественно-эстетическая и духовная ценность этого творения будет постоянно возрастать. И всем грядущим поколениям она поможет глубже понять творчество бессмертного Константина Иванова, поможет войти в мир его поэтических образов, взятых из самой жизни.
А «Песня», находящаяся, наряду с творениями классиков отечественной художественной школы, в постоянной экспозиции Научно-исследовательского музея Российской Академии художеств, работала и будет работать на пользу отечественной академической школе, непосредственно участвуя в процессе подготовки новых поколений живописцев в русле многовековых традиций реалистического искусства. К слову, П. Г. Кипарисов почти тридцать лет преподавал рисунок на живописном факультете Института им. И. Е. Репина и был авторитетным ху-дожником-наставником, о чем свидетельствуют воспоминания учеников и коллег.
Следующей значительной работой художника, связанной с родиной предков (родители П. Г. Кипарисова в 1914 г. переселились в Сибирь), была картина «Песни новой Чувашии». Она создавалась в период обучения Петра Кипарисова в творческой мастерской (аспирантуре) профессора В. М. Орешникова. Приступая к новой картине, автор выделил две важные проблемы, на которых следовало сконцентрировать особое внимание. Первая — «проблема выявления большого, ясного, четко очерченного национального художественного образа». Вторую проблему художник назвал «чисто теоретической», это — проблема современности в изобразительном искусстве.
Первые эскизы картины о празднике песни появились в конце 1956 — начале 1957 г. Они, как и последующие эскизы, невелики по размерам, иногда очень схожи по композиции, но отличаются колористическими нюансами. К концу обучения в творческой мастерской Орешникова у аспиранта накопился богатый живописно-графический материал, который свидетельствовал, что автор всесторонне изучил интересовавшую тему. Десятки превосходных эскизов будущей картины, выполненные в небольших по формату композициях по горизонтали, вертикали или в близких к квадрату, отражали волнующие моменты подготовки отдельных коллективов и участников художественной самодеятельности к выступлению на Республиканском празднике песни в Чебоксарах.
В 1960 г. картина «Песни новой Чувашии» успешно экспонировалась в Москве на Первой выставке «Советская Россия». На холсте запечатлен момент подготовки к выступлению перед зрителями группы самодеятельных артистов. Репетиция проходит на уютной поляне в тени деревьев. В композиционном центре картины представлены выразительные образы парня и девушки в национальных костюмах, вдохновенно и с задором исполняющих, по всей видимости, шуточную песню. Им проникновенно аккомпанируют колоритный старик-пузырист и молодой гармонист. Вокруг этой группы собрались слушатели-зрители, с улыбкой одобрения реагирующие на выступление самодеятельных артистов. Композиция полотна отличается живостью восприятия наблюденной сцены. Высокая точка зрения, избранная автором, позволила преодолеть фрагментарную замкнутость первого плана и выйти в глубине картины на большую солнечную поляну, заполненную людьми. Там-то и происходит главное действо праздника песни. Цветовой строй полотна выдержан в мажорных тонах. Вспышки солнечного света на зелени травы, листьях деревьев, одежде и лицах радостно-возбужденных участников репетиции, пластико-ритмически чередуются с глубокими цветными тенями. С помощью тонко и точно воспроизведенных рефлексов автор добился убедительной передачи богатства цветов и оттенков натуры. Все это придает картине праздничный настрой и музыкальное звучание.
Вхождение Петра Кипарисова в большое искусство совпало с периодом смелых новаторских поисков в области отечественной живописи. На рубеже 1950−1960-х годов плеяда молодых живописцев, в основном воспитанников Московского художественного института им. В. И. Сурикова, активно выступила против косных традиций в искусстве, за изображение многогранной жизни без прикрас, внешней патетики и слащавой сентиментальности. Все было необычно в полотнах Гелия Коржева, Виктора Иванова, Петра Оссовского, Таира Салахова, Павла Никонова, Виктора Попкова, братьев Смолиных и ряда других художников -в них появились новое содержание и новые герои, новые средства выразительности и новый образный строй. «Суровый стиль» — под таким названием вошло это явление в наше искусство. Новое направление обогатило искусство, взволновало творческую молодежь — и у него появилось много последователей.
Творчество Петра Кипарисова — искренне преданного классическим традициям, не претерпело особых изменений и оставалось в лоне лучших традиций полнокровной реалистической живописи, ибо художник был уверен, что язык изобразительного искусства, которым пользовались Тициан и Рубенс, Веласкес и Ремрандт, Александр Иванов и Брюллов, Репин и Суриков, не может уйти в забвение. Он нужен сегодня. Он будет нужен через сотни лет. Значит, его надо сохранять, по мере возможности, обогащать, «говорить» на нем, т. е. пользоваться им при создании новых произведений искусства так, как это делают его старшие товарищи по современному искусству: В. М. Орешников, А. М. Герасимов, Б. В. Иогансон.
В период работы над полотнами «Песня» и «Песни новой Чувашии», Кипарисов пристально изучал чувашскую вышивку, восторгаясь творениями безвестных мастериц, из глубины веков донесших до современности эти сокровенные культурные ценности народа. Как подлинно национальный художник, он не мог остаться равнодушным к творческому труду талантливых мастериц, созидающих прекрасное. Так, весной 1962 г. зарождается первый эскиз картины под названием «Чувашские ковровщицы». Завершенная картина датирована 1964 г. Как и было задумано художником, в полотне господствуют красный, желтый (золотисто-охристый), белый цвета разной тональности. Есть и вкрапления дополнительных цветов, но предпочтение отдано белому: он торжествует повсюду. В центре композиции изображена старая мастерица вместе с тремя молодыми женщинами. Все они заботливо склонились над своим изделием — ковром. Несколько отвлеклись от работы две женщины, отдыхающие на фоне ковра на задрапированной скамье. Одна из них любуется новым ковром, а другая смотрит в сторону зрителя, как бы приглашая и его полюбоваться творением народных умелиц. О чем-то сокровенном, возможно, о своем собственном узоре, задумалась совсем юная героиня полотна, стоящая рядом с пожилой мастерицей.
В картине решается большая тема — тема народного искусства, имеющего глубокие национальные корни. И чтобы это искусство жило, процветало и передавалось новым поколениям, нужна преемственность. Именно эти поистине программные мысли художника вкупе со всем арсеналом использованных им изобразительно-выразительных средств, придают композиции духовную целостность и тематическую конкретность. В свете подобной трактовки и женские образы, созданные мастером, становятся более индивидуально-характерными.
Крупным творением живописца, связанным с отражением национального, стала картина «Чувашский поэт Михаил Сеспель организует революционные отряды среди крестьян против Колчака. 1919 год» (1985). В этой «густо населенной» и, в духе своего времени, несколько идеологизированной картине действие развернулось на деревенской площади. К собравшемуся на митинг разноликому люду с пламенной речью обращается Сеспель. Правдив и содержателен образ поэта. В трактовке живописца он воспринимается как национальный герой, словно самим народом поднятый на гребень революционной борьбы. Энергичный и деятельный, в меру патетичный, наполненный жгучей ненавистью к врагу, он как бы является олицетворением образа больше-вика-агитатора, способного «глаголом жечь сердца людей».
Большой мастер композиции виден в этом произведении. Естественно и просто решен «ввод» в картину, выделен композиционный и зрительный центр. Используя перекрестные взгляды действующих лиц, сложные живописно-пластические ритмы и в целом теплую цветовую гамму, художник «собрал» воедино всех присутствующих и «сроднил» их общим эмоционально-психологическим состоянием. Несмотря на строгую согласованность компонентов изобразительного ряда, придающих полотну организованность и устойчивость, картина не воспринимается «сочиненной». Напротив, в ней осязаемо переданы характерная обстановка той эпохи и ощущение тревожных лет гражданской войны. Все полотно наполнено внутренним накалом, активным вниманием и душевным порывом собравшихся — видно, что горячий призыв поэта находит отклик в сердцах крестьян. Особо следует отметить, что художественный такт и чутье автора проявились при использовании в картине чувашского национального костюма и другой атрибутики, конкретизирующей время и место действия, колорит эпохи. Удачно введен в композицию и сельский пейзаж с покосившимися, обветшалыми и вросшими в землю избами и хозяйственными постройками.
Национальным своеобразием проникнуты не только сюжетно-тематические полотна, но и живописные портреты мастера. В этом жанре выделяется портрет М. С. Спиридонова (1963). Сосредоточен, торжествен и монументален образ корифея чувашского профессионального изобразительного искусства. В то же время в его позе нет репрезентативности, а во всем облике и психологическом состоянии нет экстатического волнения или напряжения. В живом движении в пространстве интерьера мастерской Петра Кипарисова дано поколенное изображение седовласого художника — в белой рубашке, «при галстуке», в черном расстегнутом костюме. Мудрые глаза мастера, обращенные на зрителя, излучают свет большого опыта прожитой жизни, всецело связанной с художественной культурой родного народа. В правой руке Моисей Спиридонович держит кисти и маленький живописный этюд пейзажа на картоне. Левая рука, пластически очень выразительная, расположилась на бедре. Значительную часть фона занимает мольберт, на котором фрагментом виднеется композиция «Чувашских ковровщиц» в первой прописи. Далеко не случайно введена в композицию портрета именно эта тематическая картина: она духовно роднит художников, искусство которых корнями уходит в сокровищницу национальной культуры и кровно связано с ней.
Кипарисову удалось создать не рядовой портрет, а портрет-биографию, отличающийся высокими профессиональными качествами. Портрет безупречно скомпонован. В нем виден отличный рисовальщик и талантливый живописец-колорист. Надо было хорошо знать М. С. Спиридонова, чтобы создать такой проникновенный и цельный образ художника-мыслителя, художника-патриота, пронизанного высоким чувством долга перед родным народом.
Портреты кисти Петра Кипарисова не дублируют друг друга. В них нет штампа ни в формате, ни в композиционном строе, ни в колористическом решении. В каждом из них есть своя неповторимая и оригинальная образность, присущая только данной модели. Мастер пленэрной живописи виден в портрете-картине «Сторож-волжанин» (1956). Почти вся фигура бородатого чуваша-волгаря, в картузе, взятая крупным планом, вошла в картинную плоскость. Сторож изображен на фоне Волги и Заволжья. У берега виднеются плоты. Загорелое лицо старого речника обращено к зрителю. Несмотря на то, что он находится в тени, живописец умело разобрался в тончайших нюансах световоздушной среды, не растеряв при этом ощущения большой формы, и вылепил фигуру очень цельно. Письмо в портрете плотное и материальное. Мягкие, пастельного тона, полоски левобережной зелени и песчаного откоса, призванные передать цветовую и воздушную перспективу, уносят взгляд зрителя в глубину пространства и наполняют полотно воздухом и светом. Рассмотренная композиция вызывает в памяти широко известную работу М. С. Спиридонова «Пузырист» (1927). Возможно, молодой живописец вспоминал полотно старшего собрата по искусству и, как и он, стремился на основе конкретного жизненного материала создать правдивый и убедительный образ-тип? Во всяком случае, утвердительно можно сказать, что между этими произведениями есть духовное родство.
Кипарисов от природы обладал редким даром проникать во внутренний мир человеческой личности и использовал этот талант в раскрытии подлинной сущности каждого, кто позировал ему и становился объектом его творческого изучения, постижения и психологического анализа. Поэтому портреты его кисти всегда глубоко содержательны. В связи со сказанным следует выделить «Портрет ветерана Великой Отечественной войны К.Н. Аверьянова», созданный в год 40-летия Победы (1985). Он был завершен уже после смерти ветерана, что, естественно, сказалось на его окончательном образном строе. И
чисто внешне, и своим внутренним состоянием Аверьянов вызывает в памяти старцев великого Рембрандта. Перед нами не ветеран-оптимист, увешанный боевыми орденами и медалями, празднующий очередной юбилей Великой Победы, а обыкновенный земной человек со своими нелегкими думами, в усталом взгляде которого читаются безысходность и тоска одиночества. Печально-красивый в своем драматизме старый солдат мысленно прощается с жизнью, которая сплошь состояла из нескончаемой цепи неразрешимых проблем. Узнав о кончине героя незавершенного полотна, художник посчитал себя обязанным создать портрет, пронизанный мемориальным содержанием. Благодаря таланту психолога-живописца таким он и получился.
Наряду с живописными портретами, Кипарисов оставил немало графических, созданных в разных изобразительных материалах (карандаш, уголь, ретушь, сангина, фломастер), причем редко прибегал к смешанной технике. Углем на холсте исполнены портреты двух представителей чувашской национальной интеллигенции — искусствоведа А. А. Трофимова (1984) и художника Н. И. Садюкова (1987). По сути, это подготовительные рисунки к живописным портретам, но даже на таком этапе исполнения они подкупают выразительностью характеров. К ряду зрелых графических произведений относится сангин-ный «Портрет кандидата исторических наук А.И. Иванова-Ехвета (1963), автора известных книг о русско-чувашских культурных связях — «По следам находок» (1977) и «Музы ищут приют» (1987), изданных в Чебоксарах.
Петр Кипарисов работал и в пейзажном жанре. Как и во всем своем творчестве, в восприятии природы и ее художественно-образном представлении в живописи он оставался верен себе и правде искусства. Как истинный художник-чуваш, в пейзаже он был живописцем-поэтом, боготворящим и воспевающим красоту и силу мироздания.
Творчество П. Г. Кипарисова — неповторимо крупное и уникальное явление в чувашском изобразительном искусстве, ставшее национальным достоянием.
Литература
1. Академия художеств СССР. Восьмая сессия. Вопросы художественного образования. Доклады, прения и постановления. 26−31 марта 1957. М., 1957.
ВИКТОРОВ ЮРИЙ ВАСИЛЬЕВИЧ родился в 1941 г. Окончил Чувашский государственный педагогический институт. Кандидат искусствоведения, профессор, заведующий кафедрой теории и истории искусств и рисунка Чувашского государственного педагогического университета, член Союза художников России, заслуженный деятель искусств ЧР, лауреат Государственной премии ЧР. Область научных интересов — искусствоведение. Автор более 70 научных публикаций, в том числе трех монографий, двух альбомов.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой