Некоторые основные тенденции в важнейших сферах деятельности современных высокоразвитых государств, влияющие на развитие военно-космической деятельности Ро

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Военная наука


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России № 4 (32) 2006
А.В. Лосик*, Д.Е. Степин**
Некоторые основные тенденции в важнейших сферах деятельности современных высокоразвитых государств, влияющие на развитие военно-космической деятельности России в начале XXI века
На ход и исход вооруженной борьбы решающее влияние оказывают политика, экономика, научно-технический потенциал стран, моральный дух воюющих и находящихся в тылу, качество подготовки вооруженных сил, уровень развития военной науки и военного искусства. Лидирующее положение всегда занимают государства, которые точно улавливают новые тенденции либо формируют их сами. Основные тенденции, влияющие на развитие деятельности в военно-космической сфере, на мировом уровне сегодня во многом формируются США. Именно США выделяют на НИОКР по космической и военнокосмической деятельности самые большие капиталовложения в мире и ведут максимальное количество проектов по данной тематике1. На современном этапе можно выделить некоторые характерные тенденции, влияющие на развитие военно-космической деятельности государств, прежде всего в политической, экономической, информационной, военнотехнической и непосредственно военной сферах жизнедеятельности.
Вначале рассмотрим новые тенденции в политической сфере международных отношений. Первая из них связана с тем, что использование потенциала космической техники считается в США и на Западе задачей первостепенной важности. С ее помощью политические деятели вносят вклад в обеспечение национальных интересов своих стран на международной арене. Освоение космического пространства, например, для США служит интересам их внешней политики и может быть отнесено к разряду новых методов, достижения национальных целей в меняющихся геополитических условиях, что недвусмысленно прослеживается во всех их стратегических документах2.
Нужно отметить, что США привлекают к совместным космическим проектам довольно широкий спектр государств. Данная деятельность осуществляется с определенными целями. Эти цели направлены на достижение США прежде всего политических, а затем уже и военных преимуществ3.
Однако в соответствии с логикой недопущения мирового диктата одним государством наблюдается процесс формирования противоположных точек зрения со стороны объединенной Европы и США по многим вопросам мировой политики. В большинстве разногласий Европа после соответствующих демаршей уступает США, что говорит о ведущей роли США в мировых политических, экономических и информационных процессах.
По мнению как политических, так и военных американских аналитиков, после распада СССР и дальнейшего ослабления России у США появилась возможность свернуть дорогостоящую программу «Стратегической оборонной инициативы» (СОИ) (к завершению программы в 1994 г. суммарные расходы превысили 70 млрд. долларов) и взять определенную паузу4. Это было связано также и с тем, что группа государств, занимающаяся военно-космической деятельностью:
— во-первых, не обладает потенциалом в данной области, сопоставимым с потенциалом США-
— во-вторых, являются союзниками американцев (западноевропейские страны и Япония), признающими лидерство США и не собирающимися в ближайшей перспективе противопоставлять свою деятельность США.
* Доктор исторических наук, профессор, заместитель главного редактора журнала для ученых «КЛИО».
** Преподаватель кафедры истории и философии Военно-космической академии им. А. Ф. Можайского.
Рассматривая новые тенденции в политической сфере, стоит отметить, что прежде всего темпы развития военно-космической деятельности связаны с политическими процессами, происходящими на международной арене. Например, в период противостояния СССР и западного мира во главе с США военно-космическая деятельность обоих государств наращивалась и развивалась. После распада СССР в новой России происходит свертывание всех космических программ, как военных, так и гражданских, и США по существу становятся единственным государством, способным по всем направлениям развивать военнокосмическую деятельность. Устранение основного конкурента влечет за собой отсутствие необходимости в полномасштабном сдерживании. Политическое руководство США при президенте Б. Клинтоне, опираясь на выводы экспертов, уменьшает ассигнования для Министерства обороны с почти 18 млрд. долларов в 1988 и 1989 гг. до приблизительно 13 млрд. долларов в год в период с 1994 г. и до конца XX столетия5.
Хотя основной конкурент в лице России значительно ослаблен, однако постепенно на протяжении последних 10 лет значительно усиливается технический, финансовый и научный потенциал Китая6. Американские аналитики, оценивая китайские достижения в освоении космического пространства, заявляют, что они начинают представлять угрозу США как единственной сверхдержаве, являющейся лидером освоения космоса. И хотя китайская пилотируемая ракета была построена по старому советскому проекту, понятно, что Китай будет дальше совершенствовать свои космические системы. То, что дальнейшее развитие продолжится, подтверждается планированием китайским политическим руководством полета на Луну и рассмотрением возможности создания собственной орбитальной космической станции. Китайское руководство рассматривает свою космическую программу как неотъемлемую часть приобретения международного признания и считает свои амбиции вполне реализуемыми. Китай — первое по численности населения и седьмое по развитию экономики государство. Впервые Китай запустил спутник на орбиту в 1970 г. Китай заявляет о мирных целях в космосе, но стоит отметить, что военная сфера страны тоже растет очень быстрыми темпами, обгоняя даже быстрый китайский экономический рост7. Это беспокоит США. Успешная деятельность Китая и его расходы на модернизацию беспокоят не только США, озабоченность проявляет и Япония, отмечающая растущее военно-политическое влияние Китая в Азии, а с развитием космической деятельности — и в мире.
Учитывая данные изменения, новое политическое руководство США в лице администрации Дж. Буша, оценив все плюсы, получаемые от эффективного использования военно-космических систем, а также учитывая давление со стороны Пентагона, начинает активизировать развитие военно-космической деятельности в первые же годы XXI столетия. Целью данного процесса является практическая монополизация космического пространства. Как одну из современных тенденций в международной политической сфере стоит отметить нежелание США вступать в политический диалог для решения сложных межгосударственных проблем в сфере военного космоса. Примером является тот факт, что попытки ограничить политическими методами намечающуюся милитаризацию космического пространства не получают развития. США игнорируют действия России и Китая, направленные в правовом поле на запрещение вывода оружия в космос.
Чем может быть объяснена подобная позиция США? По нашему мнению, она объясняется современным состоянием в экономической и научно-технической сферах США, связанных с разработкой и использованием как современных технологий, так и непосредственно космических систем.
Остановить развитие современных военных технологий, как и технологий вообще, практически невозможно, и этому способствует ряд причин.
Первое: США имеют финансовое, экономическое и технологическое преимущество перед всеми государствами и объединениями государств в мире. На основании этого, исходя из совершенно четких прагматичных установок, руководство США будет использовать данное преимущество для достижения главенствующего положения как на современном этапе присутствия в космическом пространстве, так и в его перспективном использовании в будущем. Однако это не единственная причина.
Второе: в виде различных военно-космических программ предстает логика развития новых технических систем. Нельзя назвать случайным тот факт, что в исторической практике не было прецедентов, когда подобное развитие было бы остановлено политическими средствами. Да, можно затруднить или даже значительно ограничить данный процесс, но остановить его невозможно.
Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России № 4 (32) 2006
Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России № 4 (32) 2006
Это связано с тем, что сегодня на передовых позициях научно-технического прогресса находятся не только специальные государственные научные лаборатории, но и большое количество частных фирм так называемого рискового капитала, которые ведут свои разработки, не ограниченные международными договорами.
Третье: развитием военно-космической деятельности движет мощный финансовоэкономический интерес транснационального военно-промышленного комплекса. В нем переплетаются как политические, так и финансово-экономические интересы политической, экономической и военной элит, представляющих правящий класс любого государства. Правительства США и других экономически и технологически развитых стран, даже если бы желали того, вряд ли могли бы остановить эти обладающие огромными ресурсами силы.
В экономической сфере, также сформировалась новая тенденция. Можно сказать, что она становится ключевой. В США, Западноевропейских странах и Японии осуществляется развитие во все ускоряющемся темпе не систем вооружений как таковых, а технологий, необходимых для совершенствования этих систем. Большая часть этих технологий является технологиями двойного назначения. Курс на использование в увеличивающемся объеме технологий двойного назначения в наращивании военной мощи является принципиальной позицией США и технологически развитых стран Евросоюза.
Создание высоких технологий имеет большое значение не только для государства, но и для частного капитала. Ведь в современном мире на основе именно этих технологий создаются новые товары и услуги (композиционные материалы, спутниковые связь и интернет), которые резко повышают конкурентоспособность производителя на рынке. Частный бизнес в США и развитых странах Западной Европы располагает значительными финансовыми и материальными ресурсами. Привлечение этих ресурсов позволяет западным государствам проводить НИОКР именно в тех направлениях, которые представляются наиболее перспективными с военной точки зрения, но в то же время могут быть использованы как многоцелевые. Полученные таким образом новые свойства и качества технологий и изделий на их основе, часто становится возможным использовать не только в военных, но и в гражданских целях. Это превращает высокие технологии, на основе которых они создаются, в технологии двойного назначения.
Нужно отметить, что так было не всегда. До начала эры высоких технологий в промышленности характеристики интеллектуального продукта задавались исключительно в интересах обороны, и первостепенными являлись необходимые качественные и количественные характеристики, а не затраты на конечную продукцию и перспективность ее использования в гражданских отраслях экономики. Поэтому первая гражданская продукция, выпускавшаяся на основе двойных технологий еще в конце 70-х гг. XX столетия, имела ряд недостатков, таких как громоздкость, энергозатратность, высокая стоимость и не представляла большого интереса для частного инвестирования.
Для исправления данного положения и принимая во внимание положительный зарубежный (преимущественно японский) опыт создания технологий двойного назначения на базе гражданских технологий, в США с целью уменьшения издержек и привлечения частных инвесторов реорганизовали Агентство перспективных исследований Министерства обороны — ДАРПА.
После реорганизации агентство эффективно работает в наиболее перспективных направлениях науки и техники, имея главной целью развитие и удержание технологического превосходства США в военной области, что является залогом поддержания передовых позиций практически по всему спектру вооружений, военной и специальной техники, а также дает возможность использовать технологии двойного назначения для наращивания возможностей гражданских отраслей промышленности8. В этой связи стоит отметить, что как разработка, так и использование технологий двойного назначения особенно перспективно и уже успешно реализуется в крупных авиакосмических компаниях США9.
Отметим некоторые современные тенденции в информационной сфере. Важным научно-техничным направлением в информационной сфере является создание компьютерных систем управления не только войсками, но и военно-политической обстановкой. Новая система под кодовым названием «Генуя» создана для высшего руководства США. Буквально до последнего времени использовались лишь автоматические системы управления войсками и оружием. Новая система, созданная для высшего руководства страны, позволяет быстро собирать, самую свежую информацию как внешне, так и внутриполитического, экономического, научно-технического, информационного и, конечно же, военного характера.
Компьютерная система дает возможность обобщить и проанализировать огромные массивы информации и, что наиболее важно, предложить несколько вариантов решения сложных военно-политических задач. Превосходство в скорости анализа и оценке информации, в представлении оптимальных решений в качестве управления военно-политическими и чисто военными задачами — один из важнейших факторов обеспечения безопасности государства.
Новый уровень моделирования войны и боевых операций проявился в двух войнах в зоне Персидского залива. Моделирование с помощью компьютерных систем позволило точно оценить военные, экономические и мобилизационные возможности Ирака, проанализировать варианты действий его военно-политического руководства, сделать выводы о наиболее эффективных способах применения коалиционных сил против Ирака, ожидаемых людских потерях, необходимых ресурсах и т. п. Моделирование вооруженной борьбы осуществлялось не только перед началом операций, но и в ходе них10. Важным фактором, требующим развития военно-космических систем, является то, что использование данной системы невозможно без развития группировки разведывательных спутников, являющихся поставщиками самой свежей информации, вплоть до получения информации в режиме реального времени.
Далее остановимся на важнейших тенденциях, проявляющихся непосредственно в военной сфере деятельности развитых государств.
Первая из них: милитаризация космического пространства. Вторая: уменьшение ядерных арсеналов и ослабление роли ядерного оружия при увеличении роли высокоточного оружия (ВТО). Третья: массовое внедрение сложной, дорогостоящей техники. Все эти тенденции сформировались в ходе совершенствования вооруженных сил современных развитых государств.
Центральная из них — это опасность милитаризации космического пространства в самой ближайшей перспективе. Основным фактором этой опасности является то, что усилению военной мощи посредством развертывания космических средств большое значение придают в США. Важнейшее значение в современных условиях, по мнению американских военных специалистов, приобретают космические обеспечивающие системы. В 2001 г. в докладе Комиссии по оценке управленческих и организационных аспектов космической деятельности Соединенных штатов в области национальной безопасности были сделаны следующие выводы:
«- первое: интересы в космосе должны стать главным приоритетом Соединенных Штатов в области национальной безопасности.
— второе: перспективным направлением военно-космической деятельности требующим особого внимания, является применение оружия в космосе и из космоса по наземным объектам"11.
Реализации данных выводов на практике долго ждать не пришлось, уже в конце 2003 г. командование Военно-воздушных сил США предложило администрации Буша «План трансформации полетов». В нем говорится о широкомасштабном проекте по размещению в космическом пространстве систем вооружений, которые включают «космические бомбардировщики», лазеры, а также новые виды оружия, например «гиперзвуковые поражающие стержни"12.
Одновременно частные компании интенсивно ведут разработки и совершенствование новых видов вооружения. Например, компания TRW Inc. Завершила разработку передвижной тактической лазерной установки MTHEL, созданной по заказу космических сил и противоракетной обороны США. В ходе испытаний лазерный луч большой мощности уничтожил объект, летевший со сверхзвуковой скоростью, что позволяет использовать его для уничтожения как стационарных, так и высокоподвижных объектов13.
Уже несколько лет Пентагон активно ведет работы по созданию космического бомбардировщика, который должен развивать скорость в 15 раз больше и подниматься в 10 раз выше любых современных самолетов в мире. Планируется, что в течение получаса этот самолет сможет оказаться над другим полушарием земли и осуществлять поражение объектов управляемыми бомбами с высот до 90 километров включительно. При этом он не попадает под действие ограничений на вывод оружия в космос, т.к. не является спутником, то есть не совершает витка вокруг Земли14.
Следующая тенденция в военной сфере связана с уменьшением роли ядерного оружия и увеличением роли ВТО. США настойчиво добиваются от России сокращения ядерных стратегических вооружений, ядерная война на международном уровне признана губительной для всего человечества, хотя страны — обладатели ядерного оружия продолжают его
Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России № 4 (32) 2006
Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России № 4 (32) 2006
совершенствовать, и доктринальные установки стран НАТО по-прежнему предусматривают применение ядерного оружия первыми в ответ на любую агрессию. В декабре 2002 г. министр обороны США подтвердил это еще раз в директиве по армии и флоту.
Однако США, являясь на современном этапе самым сильным государством в мире по уровню как ядерной, так и обычной военной мощи, прилагает усилия к ликвидации ядерного оружия. Конечно же, это связано не с этическими переживаниями американского правящего слоя и осознанием им ответственности перед мировым сообществом, а потому, что это значительно облегчило бы ведение обычной войны, в которой у США имеются все преимущества по отношению к любому государству и даже союзу государств15.
В США, как, впрочем, и в других развитых странах, приоритетное значение на современном этапе придается развитию обычных вооружений, но созданных на новом современном техническом уровне. Прежде всего это разработка, внедрение и увеличение количества уже имеющихся образцов высокоточного оружия (ВТО), средств информатики, разведки, связи, радиоэлектронной борьбы (РЭБ), автоматических систем управления (АСУ) войсками и оружием. Высокоточное оружие в армиях развитых государств ускоренно превращается в решающий фактор вооруженной борьбы, достижения военных и политических целей в войне. Научно доказано, что повышение точности огня в два раза увеличивает его поражающую способность в 10 раз.
Необходимо отметить, что применение и дальнейшее развитие данных вооружений невозможно без обеспечения своевременного обнаружения, точного целеуказания и навигационного обеспечения космическими аппаратами — т. е. перспективное совершенствование ВТО требует дальнейшего развития космических систем.
Следующей важной тенденцией в военной сфере является дальнейшее внедрение сложной дорогостоящей техники. Прежде всего это касается дальнейшего развития средств вооруженной борьбы и способов их применения. Боевые действия в районе Персидского залива показали не только возможность, но и высокую эффективность объединения с помощью космических средств различных систем оружия в единый комплекс, а также способность бесперебойно управлять этим комплексом. Особенно важно отметить, что первый же опыт применения современных боевых систем с помощью космической техники опроверг тезис о ненадежности оружия, основанного на применении новейших технологий.
Характер, способы и масштабы вооруженной борьбы изменяются в зависимости прежде всего от развития оружия и боевой техники. На современном этапе налицо усиление ряда военно-технических тенденций:
— наращивание дальности, скорости, поражающей мощи изделий, использующихся для достижения превосходства над противником-
— стремление наделить современные образцы оружия искусственным «интеллектом» для значительного увеличения точности при боевом применении-
— ускорение темпов создания и внедрения новых видов техники, имеющее целью усиление качественного превосходство над потенциальным противником-
— увеличение количества новых образцов техники и вооружений по отношению к имеющимся образцам предыдущего поколения.
В США сложилась практически единая оценка среди специалистов, что дорогостоящее высокотехнологичное оружие полностью оправдало возлагаемые на него надежды и, несомненно, стоит затраченных на него денег. Ими же делается выводы о том, что в развитии военной техники и оружия начался новый этап.
Таким образом, с высокой степенью достоверности можно утверждать, что результаты исследования и освоения космического пространства будут в дальнейшем использоваться в военных целях. По многим параметрам, начиная с войны 1991 г. против Ирака, наметился новый этап в военной политике современных государств. И хотя называть данные войны первыми космическими — все же значительное преувеличение, однако можно с полной уверенностью говорить о том, что любые военные операции современных развитых государств в XXI в. будут обеспечиваться военно-космическими системами.
Анализ особенностей локальных войн и вооруженных конфликтов в зоне Персидского залива в 1991, 1999 и 2003 гг., в Югославии в 1999 г., вторжения в Афганистан показывает, что значительное влияние на их подготовку, ход и результаты оказало интенсивное использование заранее созданного единого информационного поля на основе космических комплексов и систем. Все рассмотренные выше тенденции свидетельствуют о всевозрастающем значении космических технологий и систем для укрепления национальной
безопасности в таких сферах, как политическая, экономическая, научно-техническая, информационная и непосредственно военная.
Тенденции в этих областях подразумевают активизацию военно-космической деятельности ее развитие и дальнейшее совершенствование.
А теперь рассмотрим то, как вписывается Россия в наметившийся круг отмеченных выше тенденций. Начиная с 1991 г., в период правления Б. Ельцина, политическое руководство России космосом не интересовалось и не занималось, что выразилось в катастрофическом сокращении финансирования военно-космических программ в 10−15 раз по отношению к 1989 г. 16
На этом фоне новое политическое руководство в лице В. Путина является прагматичным и осознает как мировые тенденции, влияющие на развитие военнокосмической деятельности, так и необходимость развития военно-космической деятельности России. Это выражается в том, что в начале XXI в. увеличились ассигнования на военный космос. Если за десятилетие (1992−2001 гг.) России удалось запустить всего несколько спутников, то за 2002−2003 гг. российская орбитальная группировка пополнилась 50 спутниками17.
По данным О. Фаличева, только в 2003 г. Космическими войсками были осуществлены запуски 12 космических аппаратов военного назначения (7 пусков)18. Правда, по подсчетам Ю. Зайцева, космических запусков в военных целях было вдвое меньше. Этот автор особо подчеркивает, что отечественная орбитальная группировка, в т. ч. военная, в начале XXI в. по-прежнему поддерживается за счет космических аппаратов разработки 1970−1988 гг. с малыми сроками активного существования и построенных на устаревшей элементной базе19.
Можно добавить, что все ракеты, которые сейчас выводят на орбиты космические аппараты, относятся к поколению 1960−1970-х гг., правда, они несколько модернизированы. Существуют значительные трудности с покупкой новых носителей, только периодически закупаются единичные экземпляры ракет-носителей «Космос-3М».
Необходимо отметить, что Россия существенно отстает в создании компьютерных систем управления вооруженной борьбой и эффективности использовании получаемой от спутников информации.
Отметим другие существенные особенности российской военно-космической деятельности, которые нам представляются следующими:
— наличие лучших по надежности и мощности двигателей ракет-носителей для запуска космических средств. Примером является покупка американской стороной российских ракетных двигателей РД-180, которыми оснастили первую ступень ракет-носителей «Атлас-3" —
— неоспоримое лидерство в пилотируемой космонавтике. До затопления орбитальной станции «Мир» Россия была единственной страной, которая на постоянной основе проводила эксперименты в условиях полной невесомости. За 14 лет эксплуатации на станции «Мир» было проведено более 19 тысяч экспериментов20-
— наличие достаточно большого количества конверсионных ракет. По утверждению
В. Мясникова, на ближайшее десятилетие Космические войска обеспечены конверсионными ракетами, переделанными из боевых. Но в целом, по мнению этого автора, ракетостроительная отрасль России пребывает в глубоком кризисе21.
При всех замечаниях в адрес отечественной космической орбитальной группировки тем не менее можно признать положительные сдвиги за последние годы в достижении стабилизации состояния российского военного космоса, более того, можно отметить положительную динамику в его развитии.
И все же необходимо объективно оценивать современную ситуацию, поэтому стоит согласиться с мнением заместителя командующего Космическими войсками по вооружению О. Громова: «Орбитальная группировка военного назначения стабилизировалась на критически низком уровне"22.
Хотя российское политическое руководство осознает опасности, связанные с планами США по милитаризации космического пространства, попытки ограничить эти планы политическими методами не принесли успеха. Однако втягиваться в противостояние с США России сегодня будет явно не по плечу. Весь военный бюджет России последние пять лет почти в 22 раза меньше расходов Пентагона23.
На фоне всего отмеченного выше перед политическим и военным руководством России стоит сложная задача: найти оптимальное сочетание необходимости и достаточности, чтобы
Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России № 4 (32) 2006
Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России № 4 (32) 2006
не втягиваться в гонку вооружений, но в то же время быть способными поддерживать национальную безопасность России на необходимом уровне. По мнению авторов, без своевременного преодоления критически низкого уровня в развитии военно-космической деятельности России решить данную задачу будет невозможно.
1 См.: Иванов В., Соловьев В. Битва в космосе началась // Независимое военное обозрение. 2005. № 13. С. 4.
2 См.: Стратегия национальной безопасности США в новом веке. Оперативная военно-техническая информация. ОВТИ. Выпуск № 8, 9, 10, 11. 1997.
3 См.: Киселев А. И., Медведев А. А., Меньшиков В. А. Космонавтика на рубеже тысячелетий: Итоги и перспективы. М., 2001. С. 27.
4 См.: Сигнальная информация СОИ, РКТ. 1996. № 5.
5 См.: Най Дж.С. Политика США в области безопасности: задачи XXI века // Электронный журнал ЮСИА». 1998. Т. 3. № 3.
6 Борчев М. А. О военной космонавтике. М., 2005. С. 116.
7 См.: Черный И. США обеспокоены китайскими планами // Новости космонавтики. 2003. № 9. С. 7.
8 См.: Доклад директора DARPA. Вашингтон, 1996.
9 Исследование опыта реструктуризации крупных авиакосмических компаний США. М., 1998.
10 См.: Слипченко В. И. К какой войне готовится Россия? // Вооруженные Силы. 2005. № 4 С. 6.
11 Цит. по: Иванов В. План завоевания космоса // Независимое военное обозрение. 2001. № 10. С. 4.
12 См.: США не поскупятся на «звездные войны» // Новые известия. 2005. 4 февраля. С. 5.
13 См. там же. С. 6.
14 См.: Пайсон Д. Сценарий для космического бомбардировщика // Независимое военное обозрение. 2001. № 13. С. 7.
15 См.: Райс К. Во имя национальной безопасности: Жизнь после холодной войны // Foreing Affairs. 2000. № 2.
16 Актуальные проблемы национальной безопасности России на современном этапе // Аналитический вестник Совета Федерации. 2000. № 5 (117). С. 51.
17 См.: Бабакин А. Орбитальные командиры // Независимое военное обозрение. 2004. № 10. С. 2.
18 См.: Фаличев О. Гражданский контроль // Военно-промышленный курьер. 2004. № 12. С. 1.
19 См.: Зайцев Ю. Космических запусков было вдвое меньше. // Независимое военное обозрение. 2004. № 13. С. 6.
20 См.: Киселев А. И., Медведев А. А., Меньшиков В. А. Указ. соч. С. 384.
21 См.: Мясников В. Космическое лидерство придется отдать // Независимое военное обозрение. 2005. № 5. С. 1.
22 См.: Зайцев Ю. Указ. соч. С. 6.
23 См.: Иванов В., Соловьев В. Указ. соч. С. 4.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой