2008. 01. 008.
Тортика А. А. Северо-западная Хазария в контексте истории Восточной Европы (вторая половина VII - третья четверть х В.): - Xарьков: ХГАК, 20

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ИСТОРИЯ РОССИИ И СССР
2008. 01. 008. ТОРТИКА А.А. СЕВЕРО-ЗАПАДНАЯ ХАЗАРИЯ В КОНТЕКСТЕ ИСТОРИИ ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЫ (ВТОРАЯ ПОЛОВИНА VII — ТРЕТЬЯ ЧЕТВЕРТЬ Х в.): — Харьков: ХГАК, 2006. — 553 с.
Ключевые слова: Хазарский каганат, VII—X вв., Восточная Европа, историческая география, традиционные кочевые общества.
Книга — результат изучения политического и этносоциального положения алано-болгарского населения Хазарского каганата в Подонье-Придонечье в конце VII-Х вв. В ней рассматриваются проблемы исторической географии раннесредневековой Восточной Европы, поднимаются теоретические вопросы развития традиционных кочевых обществ.
Исследование состоит из введения, 6 глав («Население северо-западной Хазарии: этнические и социальные структуры" — «Северо-западная Хазария в геополитической системе Хазарского каганата" — «Керченский пролив и Дон в системе историко-географических реалий хазарского времени: по данным раннесред-невековых восточных авторов" — «Буртасы и северо-западная Хаза-рия: проблемы локализации и идентификаций" — «Работорговля как фактор развития исторического процесса в Восточной Европе в период существования Хазарского каганата" — «Северо-западная Хазария и Доно-Донецкий торговый путь в середине VIII — середине Х вв») и заключения.
Северо-Западная Хазария, пишет автор, лесостепное Подо-нье-Придонечье — это регион, факт существования которого был установлен в результате археологических исследований памятников лесостепного варианта салтово-маяцкой культуры (конец VIII -начало Х вв.). Его название имеет в значительной степени условный характер и предполагает некую территориальную и этнокультурную общность населения, входившего, по мнению ряда специалистов, в состав Хазарского каганата. Последнее утверждение далеко не бесспорно.
Историю этого региона, по мнению автора, необходимо рассматривать в рамках военно-политической и государственной структур Хазарского каганата, а также в тесной связи с существующей там системой социально-экономических отношений.
Этнический состав населения Северо-Западной Хазарии был сформирован в результате сложных процессов, вызванных хазарским завоеванием Днепро-Донского междуречья. Одним из основных элементов этого населения становятся протоболгарские родовые группы. В результате хазарской экспансии они утрачивают привычную систему племенных связей и образуют новые родопле-менные структуры, существующие уже в условиях хазарского господства. По всей видимости, в это время происходит смешение представителей разных протоболгарских племен, и без того имевших сложный этнический состав.
Протоболгарские родоплеменные группы разного этнического оттенка жили чересполосно с аланами. При этом они сохраняли собственную социальную организацию, имели отдельные поселения и могильники. Лесостепное протоболгарское население, наряду с аланами, могло выполнять какие-то пограничные, военные функции. Последнее, естественно обеспечивало ему большую самостоятельность, зажиточность. Степные протоболгары находились ближе к хазарам. Вероятно, они подвергались большей эксплуатации, традиционно выражавшейся у кочевников в необходимости выплаты дани скотом или прямом изъятии части стада.
Сами хазары в Днепро-Донском междуречье, по всей видимости, не жили и не кочевали. Их присутствие в этом регионе ограничивалось набегами, даннической зависимостью местных племен и др.
После второй арабо-хазарской войны 737 г. (во время которой арабские войска под командованием Мервана вторглись в хазарские степи и предгорья Северного Кавказа) начинает формироваться новая, более последовательная в отношении восточноевропейских народов и территорий политика Хазарского каганата. Около середины VIII в. в бассейн Северского Донца переселяются аланы. Это было осознанное и целенаправленное переселение хазарским государством части алан. Целью подобной акции могло быть ослабление потенциального противника на Северном Кавказе, создание форпоста на северо-западе, на границе
с данническими славянскими племенами, обеспечение земледельческой базы в местах, недоступных для нападений арабов.
Аланы принесли с собой развитые навыки хозяйственной деятельности и культуру, которая через некоторое время становится салтово-маяцкой культурой полиэтничного алано-болгарского населения. По всей видимости, пишет автор, после переселения алан и образования алано-болгарской чересполосной зоны заселения все еще сохраняется кровнородственный или псевдокровнородственный принцип организации общества. Фактически репродукция кровных уз (даже после разрушения и переселения исходных коллективов) характерна для кочевого и полукочевого населения Евразии на протяжении всей древней и средневековой истории. Это позволяло консолидироваться и выжить оставшимся в живых членам разных родоплеменных образований.
Наиболее многочисленной, устойчивой в социальном и культурном отношении частью этого конгломерата были аланы. Вероятно, именно аланы определяют основы общей социальной структуры и военной организации населения региона. В основе социальной организации находилась большая семья, объединявшая несколько поколений родственников, состоявшая из нескольких десятков человек. Военным эквивалентом нескольких таких семей мог быть десяток воинов — типичная низовая единица организации войска в Евразии.
Следующим элементом организации была община. Большинство таких общин имело кровнородственный или псевдокровнородственный характер. В рамках военно-пограничных функций, а также в условиях высшей стадии развития племенного строя общины группируются в племена или небольшие союзы племен, которые, по существующей в них системе управления, могут быть названы вож-дествами. Отдельные вождества могли объединяться в сложные во-ждества, обеспечивавшие союз нескольких племен. В таком случае они могли выставить военный контингент в пределах десяти тысяч человек. При этом пока нет оснований для того, чтобы предполагать единую систему управления всем регионом и приписывать «столичную» роль тому или иному салтовскому городищу.
Северо-Западная Хазария в составе своих вождеств, сложных вождеств и отдельных общин входила в состав суперсложного во-ждества, «кочевой политии» — Хазарского каганата. В рамках этого
тюркского раннегосударственного образования среди его населения господствовал племенной строй. Хазарское государство не было конфедеративным. В нем наблюдалось преобладание правящего этноса и насильственное включение в состав объединения самых разных народов и племен. Военная служба «была той основной повинностью, которую требовали хазары от алано-болгар Подонья-Придонечья» (с. 144).
Вероятно, пишет автор, место Северо-Западной Хазарии в военно-политической системе Каганата пережило определенную эволюцию. Оно трансформировалось от практически полного подчинения центральной власти в момент переселения алан с Северного Кавказа в Подонье (во второй половине VIII в.) до формирования относительно самостоятельной военно-племенной структуры (к середине — концу IX в.). Степень самостоятельности региона и его обособленности от хазарской власти, по всей видимости, колебалась, находилась в зависимости от усиления или ослабления центрального правительства.
Оседлый характер жизни населения Северо-Западной Хаза-рии был обусловлен изначально оседлым образом жизни, соответствующим хозяйством и культурой переселившихся в Подонье-Придонечье племен.
Поиск контекстных историко-географических ориентиров (необходимых для понимания места Северо-Западной Хазарии в исторической жизни Восточной Европы VIII—X вв.) привел к необходимости еще раз оценить существующие гипотезы об этнониме жителей этого региона, которые приводятся в книге. По мнению автора, «жители Северо-Западной Хазарии скрывались под общим обозначением — & quot-хазары"-» (с. 345).
Работорговля процветала в Восточной Европе в период существования Хазарского каганата. Перевалочными пунктами, местами продажи и перепродажи рабов в хазарское время были Булгар и Итиль на Волге, Керчь в Крыму, вероятно Киев на Днепре, Прага, города Восточнобаварской марки. По рекам и морям рабов везли русы и купцы восточного происхождения: арабы, евреи, хорезмий-цы. Кочевники вели своих пленников степными путями к морскому побережью или речным пристаням, где перепродавали их восточным купцам или византийцам. В качестве основных пунктов, в которых живой товар окончательно поступал к постоянным владель-
цам, выступали мусульманские страны Средней Азии, затем Багдадский халифат, Египет, Магриб, Кордовский халифат и христианская Византия.
Жесткие, но типичные для раннего средневековья методы внедрения цивилизации в Восточную Европу со временем приводят к слиянию местной племенной верхушки, норманнской по первоначальному происхождению (русь) с военно-торговой знатью. «Итогом этого сложного этнокультурного и социально-экономического процесса становится создание сильного государства — Древней Руси» (с. 429). Политического образования, способного как противостоять внешней агрессии, защищая и консолидируя местные племена, так и самостоятельно принуждать, порабощать и эксплуатировать аборигенное население. В таком контексте работорговлю, характерную для Восточной Европы в УШ-Х вв., можно рассматривать как одну из причин и составляющих сложного процесса формирования государственности.
Торговый путь Керченский пролив — Дон, Дон — Донец стал активно функционировать благодаря удачно сложившимся геополитическим условиям, но со временем хазарское правительство начинает целенаправленно поддерживать и укреплять эти условия, по всей видимости для того, чтобы сохранить и торговлю, и торговый путь, и свою выгоду от военного превосходства на нем. Одним из элементов сохранения этой геополитической системы стал Сар-кел, построенный с византийской помощью около 840 г. Хазары контролировали Керченский пролив, Нижний Дон и ВолгоДонскую переволоку. Они получали 10% от таможенной пошлины с проходящих этим путем купеческих караванов, для чего держали в этих местах военные гарнизоны и представителей своей администрации. Русы стремились овладеть всеми речными путями Восточной Европы. Они практиковали торговлю мехами и работорговлю, получали за это и вывозили в больших количествах на север монетное серебро. Они покоряли прибрежные племена, путем прямого принуждения получали у них необходимые для торговли товары, зимовали у них и за их счет. На севере Восточной Европы, в лесной зоне, по берегам рек Днепровского и Волго-Окского путей возникали города-фактории, торгово-ремесленные пункты со смешанным населением и явным присутствием элементов скандинав-
ской культуры (Тимерево, Гнездово, Сарское городище, Старая Ладога и т. д.)
Эта тенденция на юге Восточной Европы, в районе Волжского и Донского путей, наталкивалась на противодействие Хазарского каганата и союзных ему народов. Наиболее яркие конфликты между хазарами и русами происходили в первой половине Х в. Хорошо вооруженное, организованное и воинственное население Северо-Западной Хазарии, по всей видимости, подчёркивает автор, успешно противостояло отрядам русов. В результате основные перемещения русов в восточном направлении осуществляются в это время по самой Волге, по Днепру и Оке, по Черному и Азовскому морям, Керченскому проливу и Дону, но не по Донцу и его притокам. Северо-Западная Хазария оказалась надежным заслоном на Донецком пути, и ее население само определяло режим его использования.
Быстрое развитие экономики региона и постепенная этнокультурная консолидация входивших в него разнородных групп населения, происходившая на фоне ослабления влияния Хазарского каганата в Восточной Европе, свидетельствуют о появлении возможностей для оформления в лесостепном Подонье-Придонечье независимого от Хазарии этнополитического образования. В силу внешних военно-политических причин тенденция эта не была реализована, и Северо-Западная Хазария прекратила свое существование. По-прежнему невозможно точно объяснить причины гибели культуры. Наиболее вероятным объяснением представляется военно-политическое давление со стороны Древней Руси вообще и поход Святослава 965 г. в частности.
Троянский конь русской торговли, приносивший и таможенную выгоду, и определенное беспокойство, появился уже в первой половине IX в., но был, как представляется, распознан хазарскими правителями. В 912−13 гг. русы, несмотря на внушительные размеры их армии, еще были вынуждены договариваться с хазарскими гарнизонами в районе Керченского пролива и Дона для того, чтобы пройти через переволоку на Волгу. В 941 г. они совершают попытку нападения на один из основных пунктов этого пути — Самкерц. Попытка натолкнулась на ожесточенное сопротивление хазар и закончилась поражением отряда русов. В 965 и 969 гг. эта затянув-
шаяся конкуренция в борьбе за преобладание на торговых путях завершается разгромом Хазарского каганата (с. 497).
Можно предположить, замечает автор, что протоболгарские роды в новых условиях искали себе новых покровителей. Возможно, что они вливались в состав кочевых объединений печенегов, тузов, а также становились сателлитами русских князей в Поросье или на Черниговщине. Часть алан, очевидно, уходит на север, в районы проживания мордвы или славян. Там они очень быстро ассимилируются и теряют привычные культурные признаки. Возможно, большая часть алан уходит на юг, на средний и нижний Донец, в Крым, на Северный Кавказ. Здесь их имя — Яссы, — известно в течение длительного времени, вплоть до монгольского нашествия.
Между «славянскими племенами и кочевой степью, между Киевом и Итилем, хазарами и Византией в У111-Х вв. разворачивалась жизнь своеобразного во всех отношениях региона. Его жители, несмотря на зависимость от политики Хазарского каганата, сумели сохранить удивительную культурную, экономическую и социальную самобытность. Однако гибель метрополии не могла не потрясти самих основ существования алано-болгарского населения Подонья-Придонечья. В новых исторических условиях оно было вынуждено искать иную политическую и социально-экономическую нишу. Люди ушли, оставив о себе память длиною в тысячелетие» (с. 510).
В.М. Шевырин

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой