Государственная бюрократия в России: историческое своеобразие и современная тенденция

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Политика и политические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 321. 022 Карамышева Светлана Сергеевна
магистрант кафедры истории и теории политики Волгоградского филиала Академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации
ГОСУДАРСТВЕННАЯ БЮРОКРАТИЯ В РОССИИ: ИСТОРИЧЕСКОЕ СВОЕОБРАЗИЕ И СОВРЕМЕННАЯ ТЕНДЕНЦИЯ
Karamysheva Svetlana Sergeyevna
Applicant for a Master’s Degree, History and Theory of Politics Department, Volgograd Branch of the Russian Presidential Academy of National Economy and Public Administration
STATE BUREAUCRACY IN RUSSIA: HISTORICAL PECULIARITY AND MODERN TENDENCY
Аннотация:
В статье рассмотрена сущность российской бюрократии в системе управления государством. Указываются исторические особенности становления российского бюрократического класса, эффективность и недостатки российской бюрократии, выявляются ее современные тенденции и своеобразие. Автор приводит рекомендации по повышению эффективности системы государственного управления в современной России.
Ключевые слова:
государственное управление, бюрократия, оптимизация, Россия, господство, контроль, власть.
Summary:
The article examines the essence of the Russian bureaucracy in the public administration system. The author considers the historical specifics of the Russian bureaucracy class formation, efficiency and limitations of the Russian bureaucracy, and its current trends and originality. The guidelines aimed at improvement of the efficiency of the public administration system of Russia are given.
Keywords:
government, bureaucracy, optimization, Russia, domination, control, power.
Историческое становление российской государственности проходило по интервенционномобилизационному типу, при котором российская элита ментально осознавала себя если не чуждой и враждебной собственному народу, но как минимум обреченной на противостояние с ним. Как отмечает проф. И. Л. Морозов: «Сформировавшись в начале XVIII века как следствие успешной реализации северного направления геополитического плана Петра I, государственный аппарат и экономическая система России адаптировалась к режиму экстремального функционирования, позволявшего на протяжении длительного исторического периода подавлять негативные антисистемные процессы внутри страны и мобилизовывать достаточные ресурсы не только для отражения внешних угроз, но и для ответной экспансии» [1, с. 215].
«Бунташеский», «воровской» народ представлялся правящему слою источником перманентной угрозы, что осложнялось крайне непростым геополитическим положением государства, регулярно подвергавшегося внешним вторжениям. Создание системы жесткого управления и плотного контроля над социумом для правящего слоя было вопросом даже не удержания власти, но физического выживания, что актуализировало ставку на профессиональный управленческий аппарат (бюрократию) [2, с. 5−10].
Многочисленный и разветвленный управленческий аппарат объективно породил три задачи, степень решения которых во многом определяла судьбу государства на том или ином историческом отрезке:
— лояльность бюрократического аппарата правящей элите-
— прозрачность и подконтрольность бюрократического аппарата гражданскому обществу-
— эффективность бюрократического аппарата как основного элемента государственного управления.
Своеобразием российской бюрократической системы на протяжении длительного времени являлось не только отсутствие системы ее профессиональной подготовки, что оборачивалось низкой компетентностью, но и тотальная замена бюрократического аппарата в ходе социальных революций. Субъект-победитель в борьбе за власть делал ставку на замену административных кадров всех звеньев государственного управления, по факту формируя их заново, зачастую из социального «материала» исходно низкого качества.
Система подготовки управленческих кадров неразрывно интегрирована в социум и государственный аппарат, что обусловливает неизбежность проникновения в нее всех пороков и
социальных девиаций: коррупция, клановость, закрытость от всех форм внешнего контроля, прежде всего со стороны общественных организаций и СМИ, низкая компетентность. Ситуация осложняется уязвимостью системы политических коммуникаций государства для негативного внешнего и внутреннего воздействия, направленного на подмену традиционных национальных ценностей, внедрение антигосударственных идеологем, подрыва доверия к представителям власти. Как отмечают российские исследователи: «В условиях духовного и идеологического вакуума, возникшего в российском социуме в 90-е гг. хХ в., противодействовать современным информационным методам дезинтеграции политической системы невозможно» [3, с. 130].
Российский бюрократический аппарат начала XXI в. вынужден действовать в условиях неблагоприятной социально-политической и экономической обстановки, грозящей перевести ситуацию в стране в категорию социально-политической нестабильности:
— региональный сепаратизм в Поволжье и на Кавказе, смягченный, но не ликвидированный усиленными финансовыми дотациями-
— угроза постепенной утери геополитического контроля над удаленными регионами с осложненной транспортно-коммуникативной взаимосвязью (Калининградская область, Дальний Восток) —
— снижение доверия к представителям власти со стороны населения, прежде всего в регионах-
— растущий разрыв в уровнях доходов различных социальных страт россиян-
— технологические проблемы, прежде всего изношенность городской инфраструктуры, завышенные тарифы по услугам жилищно-коммунального хозяйства-
— экономический коллапс в российских «моногородах», обусловленный сворачиванием утративших рентабельность производств-
— рост террористической опасности.
Сформировавшаяся система вызовов и угроз требует от российского бюрократического аппарата новых качественных характеристик, способствующих сохранению управляемости социумом и государством: сплоченности, известной самостоятельности и оперативности принятия решений, повышенной готовности брать на себя ответственность за свои решения и действия, демократичности и открытости для контроля со стороны общественных организаций, умения поставить государственные политические интересы выше личных экономических, овладения новейшими технологиями управления, эффективными в постиндустриальном информационном мире, умения выверить оптимальный баланс между диктуемыми глобализацией принципами полной толерантности и национальными интересами своего народа. Насколько успешно и быстро российская управленческая элита приобретет данные качества и компетентности, во многом определит судьбу страны на ближайшие десятилетие, в котором мировая политическая и экономическая система неизбежно войдет в режим турбулентности, непредсказуемости, кризиса.
Основные направления оптимизации бюрократического аппарата в современной России, предлагаемые автором:
1. Совершенствование системы подготовки управленческих кадров путем концентрации ресурсов подготовки специалистов по государственной и муниципальной службе преимущественно при Академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Р Ф с качественной системой контроля, повышение контроля над моральным обликом обучаемого на всех стадиях, от приема в вуз до выпуска.
2. Формирование общественного мнения нетерпимости к любым проявлениям коррупции и использования служебного положения в целях личного обогащения. Реализация данной меры предполагается в том числе через усиление публичной просветительской активности преподавателей государственных вузов в СМИ, использование разнообразных методов работы с массовой аудиторией [4].
3. Повышение «прозрачности» и подконтрольности государственного и муниципального административного аппарата гражданскому обществу путем активизации гражданской активности, развития органов территориального самоуправления [5].
4. Разработка системы непрерывного повышения квалификации государственных и муниципальных служащих, привлечение их к патриотической и научно-исследовательской работе по проблемам управляемых ими регионов, с обязательным включением итогов работы в российские и зарубежные базы научного цитирования [6, с. 10−11- 7, с. 47].
Особого внимания заслуживает задача развития дискуссионно-аргументационных компетенций и навыков государственных служащих, поскольку только с их участием можно эффективно противодействовать столь актуальной угрозе современности, как распространение экстремистских идеологий: «В плане противодействия распространению экстремистских левоправых идеологий эффективной может оказаться прежде всего информационно-культурная по-
литика, направленная на перехват „поля дискурса“ у экстремистов в молодежной среде. Точками роста подобной антиэкстремистской информационной системы могут стать вузы России, профильные научные организации и общественные фонды» [8, с. 14].
Таким образом, повышение качества российской управленческой элиты всех уровней превращается в одну из стратегических задач России.
Ссылки:
1. Морозов И. Л. Имперская традиция как основа эффективности национальной политики России // Теория и практика общественного развития. 2012. № 5. С. 215−220.
2. Бочкова О. А. Государственная бюрократия в системе органов управления: автореф. дис. … канд. социол. наук. Казань, 2004. 21 с.
3. Морозов И. Л. Безопасность политических коммуникаций в современной России // Вестник Волгоградского государственного университета. Серия 4: История. Регионоведение. Международные отношения. 2013. № 1. С. 127−131.
4. Дорошенко А. Качество демократии: проблема контроля над бюрократией // Сравнительное конституционное обозрение. 2007. № 3. С. 150−155.
5. Морозов И. Л., Купряхин В. В. Правоведение: учеб. пособие. Волжский, 2012. 99 с.
6. Бельских И. Е. Российский индекс научного цитирования как фактор роста качества национального управления в
России // Национальные интересы: приоритеты и безопасность. 2011. № 37. С. 9−12.
7. Бельских И. Е. Стратегия развития потребительского патриотизма в России на основе деловой этики предпринима-
телей // Дайджест-финансы. 2013. № 7. С. 47−52.
8. Васильчук Е. О., Морозов И. Л., Матвиенко Е. А. Радикальные политические движения современности: особенности субкультурного стиля // Вестник Волгоградской академии МВД России. 2012. № 2 (21). С. 9−15.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой