В. О. Ключевский о Смуте как о предпосылке конца вотчинного государства в России

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Мининкова Людмила Владимировна
д.и.л., профессор Педагогического института Южного федерального университета (Ростов-на-Дону)
В. О. КЛЮЧЕВСКИЙ О СМУТЕ КАК О ПРЕДПОСЫЛКЕ КОНЦА ВОТЧИННОГО ГОСУДАРСТВА В РОССИИ
Смута в России начала XVII в. вызывала самый значительный интерес в отечественной историографии и была одной из центральных ее проблем. До В. О. Ключевского она рассматривалась в целом как явление, разрушительное для российской государственности и, следовательно, крайне негативное для страны и ее исторических судеб. Подчеркивалось при этом, что государство в России было спасено активностью и решительностью народа и избранием на престол Земским собором Михаила Романова. Выход страны из Смуты рассматривался как условие сохранения и развития государства, причем означало это прежде всего реставрацию прежних порядков, традиций и учреждений, сложившихся при Иване III, Василии III и Иване IV.
Взгляды В. О. Ключевского на Смуту привлекали внимание историков. В монографии М. В. Нечкиной обращалось внимание на то, что им был пересмотрен общий взгляд на это явление и его оценка. Так, если на первых порах Смута для него была итогом развития страны за весь второй период ее истории, то в дальнейшем он в большей степени связывал Смуту с последующим, третьим периодом развития страны. Он поэтому поместил в своем «Курсе русской истории» лекции о ней в третьей части, посвященной этому периоду. Наблюдение весьма важное для понимания взглядов Ключевского на значение Смуты. Эго означало, что, с точки зрения Нечкиной, последствия Смуты были для страны глубже, чем вызвавшие ее причины, которые формировались во второй период русской истории. В обстоятельной и глубокой статье Н. В. Щербень, посвященной взглядам Ключевского на Смуту, подчеркивалось, что это явление правомерно рассматривалось Ключевским в контексте взаимоотношений между самодержавной властью и обществом. Историк, указывала Щербень, проводил «научный
189
анализ» не только самодержавия как русского явления, но и через него -«мирового явления — абсолютизма — в национальном одеянии». Элемент в таком «одеянии», причем исключительно существенный, она видела в вотчинном государстве, причем обращала внимание на очень четко выраженную Ключевским мысль о том, что «у нас выработалась низшая форма государства — вотчина». По мнению Ключевского, как подчеркивала Щербень, Смута явилась результатом глубокого кризиса русского общества и государства. Но в Смуте Ключевский не видел явления, способного помочь преодолеть кризис. Напротив, он, по оценке Щербень, «выводит ее из факторов, мешающих стране произвести обновление». После Смуты Ключевский, подчеркивала Щербень, полагал, будто бы при новой династии сложился «национальный русский союз со свежими воспоминаниями и привычками вотчинного порядка», которые были прочными. Таким образом, Ключевский, на ее взгляд, видел в России при первых царях из династии Романовых в сфере общественно-исторического сознания, которое выражали воспоминания и привычки, неизжитые черты «вотчинного порядка». Не случайно поэтому, отмечала Щербень, Ключевский подчеркивал, что «„вотчинность“ власти одержала верх над избранным народом представительным органом».
ЗамечанияН.В. Щербень основаны на анализе текстовВ.О. Ключевского и на представлении о том, что реставраторские тенденции в России XVII в. были весьма сильными. Выражались они в политических устремлениях самодержавия Романовых, желавшего видеть в себе не политическое явление с новым содержанием, но прямое генеалогическое и политическое продолжение ушедшей в прошлое династии, а основывались на глубоких традициях общественной культуры. Вместе с тем, как представляется, мысль В. О. Ключевского не останавливалась на несомненном наличии силы консервативных тенденций в стране, вышедшей из Смутного времени и основанных на глубине вотчинной традиции. Выдающийся историк видел и такую сторону воздействия событий Смутного времени на состояние русского общества, которое выходило за рамки культурно-исторической традиции и способствовало постепенному разрушению глубоко утвердившиеся в стране устоев вотчинного государства.
В самом деле, говоря о Смуте, В. О. Ключевский обращал особое внимание, что это явление привело к коренным переменам в массовом сознании во взглядах на верховную власть и на взаимоотношения между обществом и государством. До Смуты, подчеркивал историк, в русском обществе господствовало представление о государстве как о великокняже-
ской и царской вотчине. Он констатировал, что «в московском князе XIV—XV вв., даже великом князе, было… много частного владельца, закрывавшего собой государя». Вместе с тем Ключевский ставил по существу новую проблему взаимодействия в рамках единого процесса объединения русских земель вокруг Москвы двух начал — вотчинного и государственного. «Вобрав в состав своей удельной вотчины всю Великороссию и принужденный действовать во имя народного интереса, московский государь стал заявлять требование, что все части Русской земли должны войти в состав этой вотчины», — указывал историк, говоря об объединительной политике Ивана III. Представление о вотчинном начале способствовало объединению русских земель в составе Московского государства, что отмечал Ключевский. Вместе с тем оно препятствовало распространению в обществе того времени понятия о государстве как о новой форме общественного единства. Во всяком случае, по словам Ключевского, «ни из чего не видно, чтобы Иван III понимал отчину как-нибудь иначе, не так, как понимали эту форму его удельные предки», а «новые обязанности, которые ложились на него как на поставленного свыше блюстителя благ народа», «он сознавал, хотя и смутно». В сознании Ивана III, а затем Василия III и Ивана IV Ключевский отмечал «колебание между двумя началами или порядками», а каждый из них так и не определил свое положение. В них «начинают бороться вотчинник и государь, самовластный хозяин и носитель верховной государственной власти». Это, по мнению историка, привело «государство к глубоким потрясениям, а династию собирателей — к гибели».
Господство вотчинного начала в сознании московских государей конца XV — XVI вв. и общества того времени в целом В. О. Ключевский, таким образом, оценивал в качестве одного из важных факторов, определявших ход русской истории. Оно, по его мнению, способствовало как объединению русских земель, так и потрясениям Смутного времени. Ключевский, в отличие от ряда предшествовавших русских историков, не питал пиетета перед венценосцами. Они, считал он, не дошли до усвоения принципиальных отличий между вотчиной и новым государственным статусом Московской Руси. Но и «московские люди того времени» представляли себе, что «Московское государство… есть государство московского государя, а не московского или русского народа». Народ поэтому не мог принять в качестве законных царей избранных на престол Бориса Годунова или Василия Шуйского, «тогда как один призрак природного царя в лице
пройдохи неведомого происхождения успокаивал династически-легитим-ные совести и располагал к доверию», — отмечал он.
Оборотной стороной подобного представления был взгляд на положении народа в таком государстве. «По отношению к царю все его подданные считались холопами, дворовыми его людьми, либо сиротами, безродными и бесприютными людьми, живущими на его земле», — справедливо подчеркивал В. О. Ключевский. Отсюда, замечал он, исходили особенности сопротивления народа власти. Одна форма протеста используется подданными, которые «восстают» против власти, но не покидают государства, «потому что не считают его чужим для себя». В Московском государстве было по-иному: «народное недовольство ни разу не доходило до восстания против самой власти». Народ «выработал особую форму политического протеста», когда люди не восставали против государства, но «выходили из него, „брели розно“, бежали из государства», что и вызвало экономический кризис конца XVI в.
Смута, как подчеркивал В. О. Ключевский, подрывала в сознании московских людей представление о прежнем порядке, когда видели «в своем государе… хозяина московской государственной территории». Она показала, что без государя «государство не распалось, а собралось с силами и выбрало себе нового царя», и, как указывал Ключевский, убеждала, что «общество, народ не политическая случайность», тогда как «политическая случайность есть скорее всего династия».
«Из-за лица проглянула идея», — отмечал Ключевский политический результат Смуты, которая, «отделяясь от мысли о государе, стала сливаться с понятием о народе». Поэтому после Смуты состояние вотчинного государства как архаизм стало уходить в прошлое. В этом он видел одно из последствий Смуты в истории России, причем весьма позитивное. Следовательно, в Смуте Ключевский видел не только разрушительное начало, но и предпосылку перехода от вотчинного государства как от низшей его формы к государству нового времени. В то же время несомненно, что Ключевский не считал, что состояние вотчинного государства ушло в прошлое. Выразилось это в том, что после Смуты, по его словам, «трудно было московским умам освоиться с идеей выборного царя» из-за «недостатка мысли о народе, как о политической силе».
В отечественной исторической мысли такая точка зрения была принята. Историк-юрист Г. Г. Тельберг видел в Уложении 1649 г. изживание норм, на которых строилось вотчинное государство. Заключалось оно
в том, что, по его мнению, объектом преступления в первой и второй статьях второй главы Уложения становился только государь, но не его родственники. Объяснял он это тем, что Земский собор 1613 г. вручил власть Михаилу Романову, но не его родным, которые «не могли заявлять на нее ни личных, ни родовых притязаний».
Но не всеми историками разделялась точка зрения о преодолении в результате Смуты состояния вотчинного государства. Сохранение его основ в праве и в массовом сознании Г. В. Плеханов и некоторые другие историки видели в России и после Смуты. Современный историк И. П. Ермолаев видит вполне «вотчинный режим» в политическом строе России и после Смуты.
Тем не менее, вывод В. О. Ключевского о Смуте как об общественном потрясении, способствовавшем развитию государства, заслуживает самого серьезного внимания.
Ключевые слова: Смута, В. О. Ключевский, историография Information about the article:
Author: Mininkova Ludmila Vladimirovna, Doctor of History, Pedagigical Institute of South Federal University, Rostov-on-Don, Russia, mininkov@aaanet. ru Title: V. O. Kliuchevsky about the Time of Troubles and a prerequisites for the end of the patrimonial state in Russia
Summary: The report analyzes the views of V. O. Kluchevsky on the Time of Troubles Key words: Time of Troubles, V. O. Kluchevsky, historiography

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой