Реформа государственной власти в СССР и РСФСР в начале 90-х годов ХХ века: политико-правовой аспект

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Реформа государственной власти в СССР и РСфСр в начале 90-х годов ХХ века: политико-правовой аспект
Е.П. Тарасова
Конституционно-правовые реформы, осуществленные в конце 80-х — начале 90-х годов прошлого века в СССР, означали установление формально-юридического основания для проведения аналогичных преобразований на уровне союзных республик, и в первую очередь — РСФСР. Следует обратить внимание на то, что это был тот самый редкий случай, когда правовые установления определили политический вектор преобразований в союзных республиках, направленный, к сожалению, на их полную суверенизацию.
После внесения в Конституцию СССР изменений, касающихся новой структуры органов государственной власти СССР, в том числе введения поста Президента СССР, союзные республики последовали примеру Союза и начали реформу республиканской системы органов государственной власти.
Многие исследователи, в частности С. А. Авакьян, Р. М. Романов, отмечали такие негативные характеристики созданной властной системы, как затратность, неуправляемость, неэффективность функционирования. Данные оценки вполне справедливы, вместе с тем проблема представляется более сложной. Создание аналогичной союзной двухуровневой системы в РСФСР означало впоследствии появление двух равнозначных центров государственной власти в одном государстве, особенностью которых на данный исторический период стали различные политико-идеологические представления о дальнейшем развитии Союза ССР и союзных республик. Следует отметить, что союзные республики, в том числе РСФСР, всегда следовали конституционно-правовым реформам, осуществляемым на уровне Союза, поскольку не только государственно-правовая, но и общественно-политическая системы были жестко централизованными. Однако к рассматриваемому времени у руководства РСФСР имелся принципиально иной взгляд на устройство государственной власти и политической системы в Республике, а также на взаимоотношения с Союзным центром. Это, в свою очередь, придавало ускорение размежеванию между Союзом и Россией.
«Существовать параллельно два правительства, два Съезда Советов, два Верховных Совета долго не могли. Борьба была неизбежна, и навязана она не Российской Федерацией Союзу, а политическим руководством Союза ССР Российской Федерации, притом что для ряда других республик были созданы благоприятные условия для выхода из состава СССР. Таким образом, Российская Федерация могла быть и, видимо, мыслилась как «убежище» для политического руководства СССР. При бывшем правительстве РСФСР и Верховном Совете РСФСР такое вполне могло произойти, ибо эти органы власти всецело зависели
от союзных органов. Вновь избранный Верховный Совет РСФСР занял иную позицию — позицию сохранения целостности Российской Федерации, возрождения ее исторического лица. Для этого нужна была реальная, а не бумажная самостоятельность"1.
Выборы народных депутатов РСФСР 4 марта 1990 года показали очень высокую электоральную активность. «Результаты выборов стали очевидным фактом, подтвердившим самые серьезные опасения — большинство населения поддержало программу Ельцина, выразив тем самым реальное отношение к коммунистической направленности развития страны"2. Тем не менее весьма значительное количество депутатов состояли в КПСС или были кандидатами в члены КПСС. Это в последующем определило состав Съезда, который фактически был поделен между блоком «Демократическая Россия» и группой «Коммунисты России», хотя формально на Съезде было образовано более 20 депутатских групп.
Сложившаяся ситуация означала выявление двух основных политикоидеологических течений, одно из которых воплощало социалистическую направленность развития Российского государства, а другое — новое для страны либерально-демократическое, представленное группой «Демократическая Россия» и ее сторонниками. «Между ними (представителями течений — Е.Т.) существовали принципиальные расхождения о целях будущей России, о судьбе социалистического наследия, концептуальные различия в проведении внутренней политики, отношения с союзным центром"3.
Основные концептуальные положения развития страны в либерально-демократическом русле в своем выступлении отразил Б. Н. Ельцин. Во взаимоотношениях с Союзом предусматривалось буквально следующее: «Россия должна быть суверенным демократическим государством… Акты, принимаемые Союзом, не должны противоречить новой Конституции России и Договору с Союзом. Особо подчеркивалось, что «сегодня центр для России — и жестокий эксплуататор, и скупой благодетель, и временщик, не думающий о будущем. С несправедливостью этих отношений необходимо покончить. Сегодня не центр, а Россия должна подумать о том, какие функции передать центру, а какие — оставить себе. Не пора ли поставить вопрос и о том, а какой центр нужен России и другим республикам Союза?"4. При этом заключалось: «Но все это не значит, что речь идет о какой-то конфронтации с центром. Самое главное направление одно — укрепление Союза». Однако эти положения в последующем вели именно к конфронтации союзного и республиканского руководства, причем во всех сферах жизнедеятельности: экономической, политической, правовой.
Принципиально иное видение государственного устройства России представляла группа «Коммунисты России». Более того, представители этой консервативно настроенной группы осознавали и озвучили проблему концептуально-
1 Абдулатипов Р. Г. Федерализм в истории России: В 3 кн. Кн. 3. М., 1993. С. 48.
2 Пихоя Р. Г. Москва. Кремль. Власть. Две истории одной страны. Россия на изломе тысячелетий. 1985−2005. М., 2007. С. 23.
3 Пихоя Р. Г. Указ. соч. С. 271.
4 Первый Съезд народных депутатов РСФСР, 16 мая — 22 июня 1990 г.: Стенографический отчет в 6 т. Т. I. М., 1992. С. 568−572.
го выбора развития страны. Так, депутат И. С. Савченко в своем выступлении, следовавшем сразу за докладом Б. Н. Ельцина, достаточно точно обозначил суть сложившейся ситуации: «Дело в том, что, хотим мы того или не хотим, размежевание по мировоззрению произошло, и с этим мы должны считаться … по-моему, «Демократическая Россия» является колыбелью партии, которая исповедует в основном философию частной собственности. А цели, которые она перед собой ставит, естественно, цели, которые наиболее быстро реализуют ее интересы, — это власть. Мы же представляем другую сторону существующего на Съезде разделения. Мы, то есть коммунисты Российской Федерации. за разнообразие форм собственности. Мы признаем и частную собственность. Однако мне представляется, что частная собственность не должна быть ведущей. И говоря о суверенитете. я хочу подчеркнуть, что в это понятие не все депутаты вкладывают одинаковый смысл. Суверенитет России в составе Советского Союза — это одно понятие, суверенитет России как один из принципов выхода из Советского Союза — это другое понятие. Именно сейчас подспудно эти вопросы решаются: быть ли России в составе Советского Союза и быть ли ей социалистической"5.
Съезд ответил на прозвучавший вопрос принятием 12 июня 1990 года Декларации «О государственном суверенитете Российской Советской Федеративной Социалистической Республики"6, в которой были отражены именно либерально-демократические тенденции в формировании российской государственности. Иными словами, основные концептуальные подходы, заложенные в платформе «Демократической России» и озвученные Б. Н. Ельциным, получили юридическое закрепление.
Представляется целесообразным остановиться более подробно на тех проблемах, которые породило принятие названной Декларации. Декларация закрепила, что РСФСР есть суверенное государство, созданное исторически объединившимися в нем народами. Для обеспечения политических, экономических и правовых гарантий суверенитета РСФСР устанавливаются полнота власти РСФСР при решении всех вопросов государственной и общественной жизни, за исключением тех, которые ею добровольно передаются в ведение Союза ССР- верховенство Конституции РСФСР и законов РСФСР на всей территории РСФСР- действие актов Союза ССР, вступающих в противоречие с суверенными правами РСФСР, приостанавливаются Республикой на своей территории. Разногласия между Республикой и Союзом разрешаются в порядке, устанавливаемом Союзным договором.
Указанное положение с неизбежностью породило проблему, которую исследователи назвали «война законов». Верховный Совет РСФСР в развитие положений Декларации принял Закон от 24 октября 1990 года № 263−1 «О действии актов органов Союза ССР на территории РСФСР"7. Согласно статье 2 данного закона законы и иные акты высших органов государственной власти СССР, указы и другие акты Президента СССР вступают в действие на территории РСФСР
5 См.: Первый Съезд народных депутатов РСФСР, 16 мая — 22 июня 1990 г.: Стенографический отчет в 6 томах. Том 1. М., 1992. С. 573−576.
6 Ведомости СНД и ВС РСФСР. 1990. № 2. Ст. 22.
7 Ведомости СНД и ВС РФ. 25. 10. 1990. № 21. Ст. 237.
после их ратификации Верховным Советом РСФСР- акты Совета Министров СССР вступают в действие на территории РСФСР после их подтверждения Советом Министров РСФСР- акты министерств и ведомств СССР вступают в действие на территории РСФСР после их подтверждения государственными органами РСФСР, уполномоченными соответственно Верховным Советом РСФСР либо Советом Министров РСФСР.
Принятие обозначенных нормативных правовых актов РСФСР было продиктовано не прямым стремлением РСФСР выйти из состава СССР, обеспечив тем самым реальный полный суверенитет Республики. В основании их принятия была весьма существенная экономическая причина. Подавляющую часть экономики СССР составляли ресурсы РСФСР. Союзное руководство, обладавшее фактической монополией на власть в СССР и, соответственно, союзных республиках, к этому периоду времени уже понимало, что РСФСР со всеми экономическими ресурсами выходит из-под властного контроля. И как следствие начало продажу наиболее ценных экономических и финансовых ресурсов, находящихся на территории РСФСР. Российское руководство в такой политической обстановке не могло этого позволить. В результате Постановлением Президиума Верховного Совета РСФСР от 9 августа 1990 года «О защите экономической основы суверенитета РСФСР"8 все сделки, заключенные после принятия Декларации, признавались недействительными.
В свою очередь, союзное руководство ответило Указом Президента СССР от 23 августа 1990 года № 628 «О постановлении Президиума Верховного Совета РСФСР от 9 августа 1990 года"9, назвав российское решение «юридически необоснованной попыткой вмешательства в текущую хозяйственную деятельность торгово-промышленных организаций».
Суверенитет России означал для СССР не просто невмешательство в политические отношения Республики, но прежде всего реальное ограничение доступа к ее экономическим и финансовым возможностям. Иными словами, руководство СССР понимало, что оно «теряет» с принятием Декларации о суверенитете РСФСР, а руководство РСФСР понимало, что оно «приобретает» с принятием этой Декларации. По сути же, экономические интересы властвующих элит определили дальнейшую судьбу Союза ССР
Первый Съезд народных депутатов РСФСР принял Постановление от 22 июня 1990 года «О разграничении функций управления организациями на территории РСФСР (Основы нового Союзного договора)10. Анализ данного документа показал, что отношения с Союзом Россия намерена была строить на принципах конфедерации. Сообразно этому предлагалось разделить компетенцию Союза ССР и РСФСР в лице их органов государственной власти. На уровне Союза предполагалось оставить функции по обороне государства, пути сообщения, атомную энергетику и промышленность, космонавтику, энергетику и связь. Внутреннюю безопасность, экономику, народное хозяйство, внешнеполитическую и внешнеэкономическую деятельность РСФСР передать на уровень Республики.
8 Ведомости СНД и ВС РСФСР. 1990. № 10. Ст. 133.
9 Ведомости СНД и ВС СССР. 1990. № 35. Ст. 682.
10 Ведомости СНД и ВС РСФСР. 1990. № 4. Ст. 63.
Приведенные положения подводили правовую основу под полную суверенизацию РСФСР с очевидными последствиями, означавшими для Союзного руководства одно: Союз не сохранить. Понимая всю опасность создавшегося положения, Верховный Совет СССР принимает Постановление от 16 января 1991 года № 1910−1 «Об организации и мерах по проведению референдума СССР по вопросу о сохранении Союза Советских Социалистических Республик"11. Данным актом референдум был назначен на 17 марта 1991 года и содержал следующий вопрос: «Считаете ли Вы необходимым сохранение Союза Советских Социалистических Республик как обновленной федерации равноправных суверенных республик, в которой будут в полной мере гарантироваться права и свободы человека любой национальности?».
Согласно итогам референдума СССР, установленным в Постановлении Верховного Совета СССР от 21 марта 1991 года № 2041−1 «Об итогах референдума СССР 17 марта 1991 года"12, за сохранение СССР высказались 112 млн человек (76% голосовавших).
Получив столь убедительные результаты референдума о сохранении Союза ССР, союзное, российское руководство и руководство других союзных республик должны были приложить максимум усилий для консолидации реформ. В связи с этим 23 апреля 1991 года на встрече в Ново-Огарево руководители девяти союзных республик и Президент СССР13 сделали совместное заявление
о безотлагательных мерах по стабилизации обстановки в стране и преодолению кризиса14. В названном заявлении участники выработали ряд мер, направленных на стабилизацию ситуации в стране, а также шаги по заключению нового Союзного договора.
В итоге 5 июля 1991 года Верховный Совет РСФСР утвердил проект договора о Союзе суверенных государств, представленном на обсуждение Президентом СССР 18 июня 1991 года15.
На наш взгляд, представленное Совместное заявление и проект Союзного договора с формальной точки зрения являлись на данный исторический период тем консенсусом, который помог бы сохранить Союз ССР, хотя и в новом конфедеративном обличье.
Однако с политической точки зрения этот Договор представлял собой компромисс не для всех, а в первую очередь для первых лиц СССР и РСФСР. По признанию Б. Н. Ельцина, «мы с Горбачевым вдруг ясно почувствовали, что наши интересы наконец-то совпали. Что эти роли нас вполне устраивают. Горбачев сохранял свое старшинство, я — свою независимость. Это было идеальное решение для нас обоих"16. Но Договор не учитывал интересы отдельных союзных политических сил. Как было сказано выше, названный Договор предусматривал новую структуру органов государственной власти Союза и в первую очередь — выборы в Верховный Совет СССР. Законно избранные народные депу-
11 Ведомости СНД и ВС СССР. 1991. № 4. Ст. 87.
12 Ведомости СНД и ВС СССР. 1991. № 13. Ст. 350.
13 Данная встреча получила название «9+1» (девять союзных республик и федеральный центр).
14 Известия. 1991. № 98.
15 Ведомости СНД и ВС РСФСР. 1991. № 28. Ст. 961.
16 Ельцин Б. Н. Записки Президента. М., 1994. С. 54.
таты СССР не могли не понимать, что сразу после подписания нового Союзного договора большинство из них лишится депутатских мандатов. Это же касалось и руководителей Совета Министров СССР, министерств и ведомств.
Результатом стало заявление советского руководства от 18 августа 1991 го-да17 о введении чрезвычайного положения и переходе всей власти к Государственному комитету по чрезвычайному положению в СССР (ГКЧП).
Все акты союзных органов власти, принятые на основании этого заявления (как и само заявление), не соответствовали Конституции и законам СССР и в первую очередь — Закону СССР «О правовом режиме чрезвычайного положения"18. По сути, ситуация напоминала замкнутый круг: неконституционные акты РСФСР спровоцировали принятие неконституционных актов союзного руководства, в свою очередь, ответом РСФСР стало принятие ряда актов, направленных против введения чрезвычайного положения. 19 августа в 9. 00 Б. Н. Ельцин, И. С. Силаев и Р. И. Хасбулатов сделали политическое заявление «к гражданам России», в котором резко осудили действия ГКЧП. Незамедлительно были изданы правовые акты, направленные на разрешение кризисной ситуации.
Обозначенный «замкнутый круг» сложно объяснить с точки зрения формальной юриспруденции. Для уяснения сложившейся антиконституционной ситуации необходимо воспользоваться научными знаниями в области политической социологии и в первую очередь — социологии политического конфликта. Дело в том, что конфликт — это всегда «одновременное развертывание действия и контрдействия19. Очевидно, что «действия и контрдействия» на уровне высших органов государственной власти СССР и РСФСР реализовались посредством принятия соответствующих правовых актов каждой из сторон конфликта. При этом с формально-юридической точки зрения конституционность этих актов не имела для конфликтующих сторон принципиального значения (обе обосновывали принятие правовых актов их фактической, а не юридической легитимностью). Определяющим же являлась «цена» конфликта — политическая власть и ресурсы. «К сожалению, очень часто противостоящие стороны не учитывают «цены» самого конфликтного действия, тех жертв, которые окажутся принесенными ради достижения, казалось бы, очень легко достижимой цели. В результате конфликт развивается таким образом, что обе стороны несут ущерб и не могут остановиться в своей конфронтации, так как каждый шаг в развязывании конфликта ведет к ответным действиям, образованию порочного круга и тупиковой ситуации"20.
Рассматриваемый конфликт получил мирное разрешение, однако не исключалось и силовое. Учитывая, что обе стороны вышли за рамки федеральной Конституции и законов, исход ситуации зависел, по нашему мнению, от того, акты и действия каких органов — союзных или российских — подразделения Вооруженных Сил СССР и специализированные военные подразделения воспримут как легитимные. По мнению Р. Пихои, в ГКЧП был намечен вооруженный за-
17 Советская Россия. 18 августа 1991 года.
18 Ведомости СНД и ВС СССР. 1990. № 15. Ст. 250.
19 Здравомыслов А. Г. Социология конфликта. М., 1996. С. 100.
20 Здравомыслов А. Г. Указ. соч. С. 94.
хват здания Верховного Совета РСФСР, где находилось все российское руководство. Однако следуя Указу21 Президента РСФСР от 20 августа 1991 года № 64 «Об управлении Вооруженными Силами Союза ССР на территории РСФСР в условиях чрезвычайной ситуации"22, некоторые военизированные подразделения (группа «Альфа», группа «Б» — подразделение КГБ СССР, отвечающее за охрану высших должностных лиц государства) отказались от участия в силовой операции, и 21 августа начался отвод военных частей от Москвы23.
Попытка государственного переворота, так или иначе, была пресечена, и формально ничто не мешало заинтересованным сторонам завершить работу над новым Союзным договором. Дальнейшее обсуждение нового Союзного договора происходило уже в Государственном Совете СССР, образованном 5 сентября 1991 года Законом СССР № 2392−1 «Об органах государственной власти и управления Союза ССР в переходный период"24. После длительной и политически сложной работы над единым текстом нового Договора в начале декабря 1991 года проект был рассмотрен и в целом одобрен Верховным Советом СССР. Это означало, что работа над новым Договором была вполне конструктивной и несмотря на отдельные разногласия могла завершиться его подписанием. 27 ноября в газете «Правда» был опубликован проект Договора о Союзе Суверенных Государств, согласно которому Союз Суверенных Государств — конфедеративное демократическое государство, осуществляющее власть в пределах полномочий, которыми его добровольно наделяют участники Договора. 25 Однако его парафирование и дальнейшее заключение так и не состоялись.
А. Лукьянов объяснил это следующим образом: «. кто мешал заключить столь желанный договор через неделю после путча в дни V (внеочередного) Съезда народных депутатов СССР? Но нет, не тут-то было! Съезд распускается, и отвергается даже конфедерация, поспешно предложенная Горбачевым. И не путчисты тому виной, а в первую очередь опасения республиканских лидеров, что на смену Центру придет Россия. Они прекрасно видели, как быстро своими указами российский президент подчинял себе союзные органы управления и армию, были хорошо осведомлены и о намерениях демократов слить посты президента РСФСР и СССР, воочию убеждались, как стремительно захватывают бывшие союзные министерские кресла. «26.
Действительно, союзные республики опасались явного превалирования интересов РСФСР в обновленном Союзе. Из всех союзных республик «самой независимой» оказалась Украина, без которой новый Союз не мыслили ни Б. Ельцин, ни М. Горбачев.
1 декабря 1991 года состоялся референдум на Украине. Более 90% украинцев проголосовали за государственно-политическую независимость Украины.
21 В соответствии с названным Указом, до восстановления в полном объеме деятельности конституционных органов и институтов государственной власти и управления Союза ССР командование Вооруженными Силами СССР на территории РСФСР с 17 часов 00 минут московского времени
20 августа 1991 года Б. Н. Ельцин принял на себя.
22 Ведомости СНД и ВС РСФСР. 22. 08. 1991. № 34. Ст. 1138.
23 См.: Пихоя Р. Г. Указ. соч. С. 363−364.
24 Ведомости СНД и ВС СССР. 1991. № 37. Ст. 1082.
25 «Правда». 1991. 27 ноября.
26 Лукьянов А. Интервью из-за решетки // Независимая газета. 1992. 17 сентября.
6 декабря 1991 года Верховный Совет Украины заявил о выходе Республики из состава СССР и прекращении действия на ее территории всех законодательных актов СССР. При этом президент Украины Л. Кравчук заявил, что Украина войдет в Союз, в котором над независимыми государствами не будет стоять какой-либо центральный орган. Б. Н. Ельцин признал независимость Украины27.
7 декабря 1991 года лидеры трех республик — президент РСФСР, президент Украины и председатель Верховного Совета Республики Беларусь — собрались на совещании в Беловежской Пуще, результатом которого стало подписание Соглашения «О создании Содружества Независимых Государств"28 8 декабря 1991 года в городе Минске. В данном Соглашении констатировалось: «Мы, Республика Беларусь, Российская Федерации (РСФСР), Украина как государства — учредители Союза ССР, подписавшие Союзный Договор 1922 года, далее именуемые Высокими договаривающимися сторонами, констатируем, что Союз ССР как субъект международного права и геополитическая реальность прекращает свое существование. Высокие договаривающиеся стороны образуют Содружество Независимых Государств». 12 декабря 1991 года Постановлением Верховного Совета РСФСР № 2014−1 «О ратификации Соглашения о создании Содружества Независимых Государств"29 Соглашение было ратифицировано абсолютным большинством голосов депутатов.
Советский Союз как государство перестал существовать. При анализе юридических и политических материалов, составивших основу принятия судьбоносных для огромного государства решений, возникает закономерный вопрос о конституционности правовых актов и решений органов государственной власти РСФСР. Существуют различные точки зрения относительно их правомерности. Например, Р. Абдулатипов полагает, что «ратификация Соглашения президентов РСФСР и Украины, председателя Верховного Совета Беларуси об образовании Содружества Независимых Государств, предусматривающего роспуск СССР и его структур, создала более прочную правовую базу для упразднения союзного государства. Идеально соответствующим праву этот процесс, конечно, назвать нельзя. Можно по-разному оценивать и целесообразность такой меры для обретения свободы республиками. Однако если иметь в виду, что с 1922 года республики, войдя в Союз, создав его, по Договору, а затем и по Конституции имели право свободного выхода, то предъявлять претензии по поводу выбора форм реализации этого права нужно осторожно"30.
Однако, на наш взгляд, происходящие процессы, включая подписание Соглашения и его последующая ратификация, нарушали Конституцию и законодательство СССР. Во-первых, Договор от 30 декабря 1922 года «Об образовании Союза Советских Социалистических Республик"31 заключали не только РСФСР, УССР и БССР, но и Закавказская Социалистическая Федеративная Советская Республика, включавшая Грузию, Азербайджан и Армению на равноправных
27 См.: «Известия». 1991. 7 декабря.
28 «Содружество». Информационный вестник Советов глав государств и правительств СНГ. 1992. № 1. С. 6−8, 11.
29 Ведомости СНД и ВС РСФСР. 1991. № 51. Ст. 1798.
30 Абдулатипов Р. Г. Федерализм в истории России: В 3 кн. Кн. 2. М., 1993. С. 168.
31 Съезды Советов в документах. 1917−1936. Т. III. 1960. С. 18.
началах. Это значит, что вопрос о прекращении существования Союза ССР как минимум должен был решаться при участии данных республик. Во-вторых, процедура, определяющая право сецессии союзных республик, устанавливалась Законом СССР от 3 апреля 1990 года «О порядке решения вопросов, связанных с выходом Союзной Республики из СССР"32. Согласно статье 2 названного Закона, решение о выходе союзной республики из СССР принимается свободным волеизъявлением народов союзной республики путем референдума (народного голосования). Решение о проведении референдума принимается Верховным Советом союзной республики по собственной инициативе или по требованию, подписанному одной десятой частью граждан СССР, постоянно проживающих на территории республики и имеющих право голоса согласно законодательству Союза ССР. Такой референдум не проводился в большинстве союзных республик.
Однако говорить об образовании Содружества Независимых Государств и распаде СССР только как о результате принятия неконституционных актов было бы фактически и методологически неверно.
Важнейшей причиной, обусловившей возможность распада советского государства, явились, по нашему мнению, политико-идеологические разногласия, возникшие по поводу организации союзной и российской государственной власти и их взаимоотношений в рамках единой территории.
Вместе с тем возникает вопрос о том, что позволило фактически осуществить столь радикальные преобразования именно российской власти, придерживавшейся либерально-демократических взглядов.
Ответ, на наш взгляд, кроется не столько в конституционно-правовых, сколько политологических категориях «легитимности и легитимации государственной власти».
В наиболее общем виде легитимность определяется как законность режима, политических деятелей и лидеров, отражающая качества, вытекающие не из формальных законов и декретов, а из социального согласия и принятия их в качестве законных, то есть соответствующих ценностным нормам со стороны самих граждан33.
Основания или типологию легитимации власти наиболее успешно разработал Макс Вебер. Руководствуясь видами подчинения, М. Вебер выделил следующие типы легитимности: 1) легитимность, основанная на традиции. Она свойственна традиционным, патерналистским государствам и зиждется на традиции повиноваться существующей власти- 2) легитимность харизматическая, в основе которой лежит харизма вождя, руководителя. Она основана на личностном авторитете, вере, эмоциях- 3) рациональная (рационально-правовая), которая обоснована рационально созданными правилами, то есть в ее основе лежат осознанная целесообразность подчинения установленным правилам и согласие с выбранной организацией государства. Вместе с тем сам М. Вебер отмечает, что «чистые типы редко встречаются в действительности"34. Кроме того, современ-
32 Ведомости СНД и ВС СССР. 1990. № 15. Ст. 252.
33 Новая философская энциклопедия в 4 томах. М., 2001. Том 2. С. 384.
34 См.: Вебер М. Политика как призвание и профессия // Вебер. М. Избранное: Протестантская этика и дух капитализма. М., 2006. С. 487.
ная наука выделяет и иные типы легитимации власти, в частности идеологическую. «Ее суть состоит в оправдании власти с помощью идеологии, вносимой в массовое сознание. Идеология обосновывает соответствие власти интересам народа, нации или класса, ее право управлять"35.
Легитимность может переживать кризис, когда интенсивность поддержки власти со стороны членов общества настолько ослаблена, что это может привести к качественному изменению ее формы и содержания. Именно так и произошло в ходе попытки государственного переворота 19−21 августа 1991 года: союзную власть постиг кризис легитимности. Здесь необходимо сделать некоторое пояснение. В данном случае, когда говорится о союзной государственной власти, речь идет не о ее формально-правовой организации. В массовом сознании союзная власть отождествлялась с партийно-бюрократической номенклатурой. Именно партократия утратила свою легитимность. Большинство населения не готово было отказываться ни от социалистического пути развития государства, ни от сохранения Союза ССР (как видно из результатов референдума о сохранении Союза ССР). Однако быстротечность событий не позволила остановиться, сделать политико-правовой анализ и предотвратить их негативный исход.
Напротив, в ходе августовских событий 1991 года новая российская демократическая власть получила свою легитимацию. Если воспользоваться типологией, предложенной М. Вебером, то легитимация новой российской государственной власти осознается в большей степени как харизматическая, чем традиционная или рационально-правовая. Это наглядно показали выборы Президента РСФСР 12 июня 1991 года, в результате которых Б. Н. Ельцин получил поддержку более 57% избирателей. Более того, не только население, но и часть бюрократического аппарата, а также некоторые военизированные подразделения СССР признали саму российскую власть и ее действия (приказы и распоряжения) легитимными. По мнению М. Малютина, «. основная масса номенклатуры признала Ельцина законной властью. Не как рыночника или, упаси бог, демократа, а как нового Российского Государя"36.
Рассматривая вопрос легитимации власти, необходимо учитывать важнейшую ее составляющую — «легализацию». Легализация в отличие от легитимации — категория юридическая и означает «установление, признание, поддержку данной власти законом, прежде всего конституцией, опору власти на закон37.
Приведенный выше анализ правовых актов, принятых РСФСР на основе положений Декларации о государственном суверенитете РСФСР, а также в рамках разрешения политического конфликта в августе 1991 года, позволяет поставить под сомнение легальность решений власти РСФСР.
Вместе с тем легализация государственной власти неразрывна с легитимностью- она делает власть формально-законной. Именно легализация власти порождает, с одной стороны, правовую обязанность населения (включая ту его часть, которая не признала новую власть в качестве легитимной) повиноваться
35 Пугачев В. П., Соловьев А. И. Введение в политологию. М., 1995. С. 96.
36 Малютин М. «Новая» элита в новой России // Общественные науки и современность. 1992. № 2.
С. 37.
37 Чиркин В. Е. Легализация и легитимация государственной власти // Государство и право. 1995.
№ 8. С. 65.
ее решениям, а с другой стороны, право новой власти легально применять силу к тем, кто нарушает ее установления.
Одним из наиболее эффективных способов легализации государственной власти в современных государствах считается принятие новой Конституции. Это и стало первостепенной задачей новой российской государственной власти в 1992—1993 годах.
На основании изложенного можно сделать следующий вывод.
В период со дня принятия Декларации о государственном суверенитете РСФСР, включая события августа 1991 года и последующего времени, вплоть до прекращения существования СССР, формально-юридическая оценка действий российской государственной власти для большинства населения не имела принципиального значения. Действия российской власти были оправданны, легитимированы не в силу правомерности принимаемых ею актов, а в силу признания (хотя и молчаливого) самой власти со стороны российского общества. Это означает, что определяющее значение для государственной власти имеет ее легитимность. При этом легальность государственной власти как соответствие ее решений и действий формальному праву необходима, но является вторичной по отношению к легитимности.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой