Формирование эстетических принципов архитектуры постмодернизма

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Искусство. Искусствоведение


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ISSN 1997−0803 ¦ Вестник МГУКИ ¦ 2014 ¦ 4 (60) июль-август ^
(^Нормирование эстетических принципов
архитектуры постмодернизма
УДК 72. 01
Е. С. Неботова
Московский государственный университет культуры и искусств
В статье рассматривается процесс формирования принципов архитектуры постмодернизма второй половины ХХ века. Это время отмечено кризисом и сломом прежних традиций в культуре и искусстве. На основе анализа архитектурной практики постмодернизма автор выделяет основные эстетические принципы языка архитектуры данного периода. Современный автор-архитектор волен, приступая к новому объекту, творить собственные правила, языки, стили, следуя принципу плюрализации языкового дискурса. Стоит также отметить ретроспективность архитектурного образа с помощью «цитирования» традиционных мотивов в подчёркнуто современных композициях. Фасад постмодернистской постройки теперь представляет собой сообщение определённого «послания», сообщение о её назначении и принадлежности к другим постройкам или учреждениям, о её истории и времени возникновения и т. п. Она допускает украшения и орнамент, символическое и знаковое выражение в архитектурной форме. Также важной характеристикой постмодернистской архитектуры является проявление принципа театральности, то есть условное разделение архитектурного объекта на «зрительный зал» и «сцену», что создаёт новую эстетику существования в этом пространстве субъектов восприятия.
Ключевые слова: архитектура постмодернизма, эстетические принципы, язык архитектуры, плю-ральность, аллюзии, орнаментализм, контекстуальность, театральность.
E. S. Nebotova
Moscow State University of Culture and Arts, Ministry of Culture of the Russian Federation (Minkultury), Bibliotechnaya str., 7, Khimki city, Moscow region, Russian Federation, 141 406
THE FORMATION OF AESTHETIC PRINCIPLES OF POSTMODERNISM ARCHITECTURE
The article considers the process of formation of the principles of postmodernism architecture of the second half of the twentieth century. This time is marked by the crisis and break the old traditions in culture and art. Based on the analysis of the architectural practice of postmodernism the author identifies key aesthetic principles of the language of architecture of this period. Modern architect is free when starting a new object, to create their own rules, languages, styles, following the principle of pluralism of linguistic discourse. It is also worth noting retrospectivity architectural image using the «citation» traditional motifs in a resolutely contemporary compositions. The facade of the postmodern building is now a message of a particular «message», the message of purpose and belonging to other structures or entities, its history and time of occurrence, etc. It allows decoration and ornament, emblematic and symbolic expression in architectural form. Also important characteristic of postmodern architecture is a manifestation of the principle of theatricality, that is conditional division of the architectural object «auditorium» and «scene» that creates a new aesthetics of existence in the space of subjects of perception.
Keywords: architecture of postmodernism, aesthetic principles, language, architecture, plurality, allusions, ornamentalism, contextuality, theatricality.
НЕБОТОВА ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА — аспирантка кафедра теории культуры, этики и эстетики Московского государственного университета культуры и искусств 222 NEBOTOVA ELENA SERGEEVNA — doctoral student of Department of theory of culture, ethics and
aesthetics, Moscow State University of Culture and Arts
e-mail: e. nebotova@gmail. com © Неботова Е. С., 2014

^ Искусствознание
Ф
Конец 1960-х — начало 1970-х годов были отмечены напряжённой борьбой вокруг стилевой направленности современной архитектуры. Эта борьба стала отражением слож ной и про ти воре чи вой си туа ции, связанной с глубоким духовным кризисом и окончательной утратой иллюзий субъектов урбанизированной цивилизации. В результате мы уви де ли бур ный рост городских массивов, детерминированный высокой динамичностью техники.
Эти процессы привели к переосмыслению задач складывающейся архитектуры и возникновению новой эстетики архитектурного пространства — эстетики постмо-дер низ ма.
Начало этой эстетики было положено, по мнению Чарльза Дженкса, 15 июня 1972 года, в день взрыва в Сент-Луисе квартала Прютт-Айгоу, который, возможно, был самым подлинным воплощением идей совре-мен ного градострои тельст ва. Квар тал был по стро ен в точ ном со от вет ст вии с тре мя фундаментальными ценностями Ле Корбюзье: солнце, пространство и зелень. Однако с течением времени квартал постепенно приходил в полное запустение, что, в конце концов, привело к печальной развязке [2, с. 14]. Начался поиск нового архитектурного языка, который бы воплощал новые эстетические архитектурные принципы.
В основаниях новой эстетики, безусловно, лежат важнейшие философские, эстетические и культурологические концепции постмодернизма, отражающие основы постклассического мировоззрения. На наш взгляд, их нельзя назвать программой нового мыш ле ния в пол ном смыс ле это го слова, поскольку ключевые постмодернистские идеи хао тич, но сти и плю раль, но сти ис клю-чают в искусстве наличие единой, общей теоретической базы и эстетических канонов. Однако всё разнообразие архитектурных явлений, идейно объединённых под лозунгом «постмодернистские», объединяет идея «архитектурной толерантности», сущ ность ко торой за клю ча ет ся в том, что
«архитектурная эстетика постмодернизма исходит из неконфронтационного, плюралистического подхода к другим течениям современного зодчества, например, народного, настаивая на целостности мира художественной культуры» [4, с. 17]. Таким образом, постмодернизм отказался от жёсткого следования какой-либо теоретической философской программе. Такую установку Ч. Дженкс назвал «программным плюрализмом» [2, с. 98].
Особенность новой ситуации заключается в том, что исчезли эстетические каноны, нормы формообразования. Современный автор-архи тектор волен, присту пая к новому объекту, творить собственные правила, языки, стили. И для архитектуры шанс выживания в современную эпоху предопределён плюрализацией языкового дискурса, то есть расширением системы языка. В связи с этим существует немало примеров использования постмодернистскими архитекторами самых разнообразных авторских архитектурных лексик.
Часть из этих форм основана на различных исторических архитектурных аллюзиях (А. Росси, Б. Райхлин, Ф. Рейнхарт, И. М. Пей, Р. Стерн, Ч. Мур и др.). Установка на историзацию архитектурной формы легко узнаваема в архитектурном творчестве, где главными становятся иронические намёки на различные эстетические формы архитектуры прошлого. Разнообразие авторских сти лей говорит не только о су ще ст во-вании свободы архитектурно творчества, но и о наличии одного общего для всей постмодернистской архитектуры почерка — говоря словами Ч. Дженкса, «радикального эклектизма», играючи соединяющего формы и дета ли, вос ходя щие к раз ным сти лям, эпохам, идеям. Постмодернизм в архитектуре про-яв лял се бя как сплав на ко п лен ных тра ди-ций, как своеобразный коллаж. Он вобрал в се бя раз, но образ ные смы сло вые и сти листи-че ские ходы, при дер жи ва ясь всё же ос нов-ного сво его прин ци па — эк лек тиз ма.
Стоит также отметить ретроспективность
Ф

ISSN 1997−0803 ¦ Вестник МГУКИ ¦ 2014 ¦ 4 (60) июль-август ^
Ф
архитектурного образа с помощью «цитирования» традиционных мотивов в подчёркнуто современных композициях. Обращение к заведомо архаизированным образам через подражание народному зодчеству и самодеятельным постройкам было хорошо понятно субъектам восприятия.
Заказчик, зритель, потребитель уже не являются второстепенными лицами в процессе строительства. Теперь архитектор и заказчик становятся соавторами. Архитектура становится пригодной для жизни в отличие от «машины для жилья» Корбюзье. Если раньше форма следовала за функцией, то теперь всё наоборот — и форма диктует функции.
Также меняется отношение к окружающей среде, то есть к контексту архитектурного пространства. Он тоже связан с традицией, но в более широком смысле — социально-культурном, национальном, природно-климатическом и т. д. Постмодернизм в архитектуре здесь идёт в своём направлении. Он отказывается от принципа автономии и настаи ва ет на учё те мно гих ус ло вий, при даёт боль шую важ ность чув ст ву конкретного места. Архитектурное сооружение должно органически вписываться в окружающий ландшафт.
Этот принцип продолжает и развивает концепция «ад-хокизма», согласно которой при проектировании учитываются, прежде всего, реальные условия данного места, кон крет ные об стоя тель ст ва, вку сы буду щих потребителей и т. п. Она противостоит концепциям, опирающимся на внутрипрофес-сио наль ные пра ви ла и дог мы.
Постмодернистская архитектура — это не только функция и конструкция, но также и средство коммуникации. Фасад постмодернистской постройки представляет собой сообщение определённого «послания», сообщение о её назначении и принадлежности к другим постройкам или учреждениям, о её ис тории и вре мени воз ник новения и т. п. Архитектурное сооружение пытается выразить и символизировать не только яв-
ный смысл и единственную функцию, но и скрытые функции и значения. Семантически оно богаче, чем функциональная архитектура модерна, и потому может себе позволить иметь ряд скрытых значений. Так, один из представителей постмодерна Роберт Вентури пишет: «Скрытые значения я считаю столь же важными, как и явные. Я скорее за богатство значений, чем за ясность значений- я за неявную функцию, так же как и за явную функцию […] Но архитектура сложности и противоречия имеет и особые обязательства в отношении целого: её истина должна заключаться в её целостности — или в её соотнесённости с целостностью» [5, с. 16].
Архитектура постмодерна возвращается от чистой формы и облика, диктуемого функцией, к изображению содержания, к образным элементам. Она допускает украшения и орнамент, символическое и знаковое выражение в архитектурной форме. После запрета фасада в модернизме и после требования добиваться прозрачности всего здания, характерных для послевоенной архитектуры как реакции на бомбоубежища нацистского времени, внешнее членение и фронтон снова становятся носителями знаков и значений. Более того, в постмодернистской архитектуре появляются новая пышность, пом пез ный китч и, но вая пре тен ци оз-ность.
Р. Вентури делит все здания на два типа: декорированные сараи — простые по форме сооружения с декоративными фасадами (банк с колоннадным портиком, супермаркет с вывеской) и «утки» — скульптурные сооружения, чьи функции передаются посредством объёмов (православная церковь, закусочная в виде хот-дога). Архитектор отрицает знаменитое изречение одного из основателей модернизма и интернационального стиля Миса ван дер Роэ — «Less is more» (Меньше — больше), заявляя — «More is not less» (Больше — не меньше). И не остановившись на этом, Вентури выносит свой ироничный вердикт: «Less is a
Ф
22Л

^ Искусствознание
bore» (Меньше — это скука).
Театральность, будучи ещё одной характерной чертой эстетики архитектуры постмодернизма, которая возникла в послевоенный период, использует совершенно новый подход к проектированию и районированию города. Примером этого можно считать архитектурные опыты Риккардо Бофилла (Ricardo Bofill). В его творчестве ссылки и заимствования сливаются в более общий процесс, «поддерживаются архетипом театра и арки, образуя особую геометрическую композицию» [1, с. 95].
Таким образом, архитектура постмодернизма характеризуется тремя принципами: во-первых, контекстуализм, подчиняющий здание факторам окружающей среды, во-вторых, ал лю зио низм, или вве дение в
композицию исторических ассоциации, и, в-третьих, орнаментализм, возвращающий архитектуре элементы, несущие значение, но не уча ст вую щие в рабо те конст рук ции или осуществлении утилитарной функции [3, с. 221]. Помимо перечисленных, мы считаем важной характеристикой постмодернистской архитектуры проявление принципа театральности, то есть условное разделение архитектурного объекта на «зрительный зал» и «сцену», что создаёт новую эстетику существования в этом пространстве субъ ек тов вос при ятия. Кро ме того, су ще-ст вен ным пред став ляет ся и то, что ос, но ву постмодернистской архитектурной формы составляет символическая роль её языка, переносящего фокус внимания с объекта на субъект архитектурного образа.

Примечания
1. Бофилл Р. Пространства для жизни. Москва: Стройиздат, 1993. 135 с.
2. Дженкс Ч. Язык архитектуры постмодернизма. Москва: Стройиздат, 1985. 136 с.
3. Иконников А. В. Зарубежная архитектура: От «новой архитектуры» до постмодернизма. Москва: Стройиздат, 1982. 255 с.
4. Шуб М. Л. Плюральность культуры постмодернизма как основа архитектурной эклектичности // Вестник Челябинского государственного университета. 2007. № 14. С. 16−21.
5. Venturi R. Complexity and contradiction in architecture. New York: The Museum Art, 1992. 136 p.
References
1. Bofill R. Prostranstva dlia zhizni [Space for living]. Moscow, Stroiizdat Publ., 1993. 135 p.
2. Dzhenks Ch. Iazyk arkhitektury postmodernizma [Language of postmodernism architecture]. Moscow, Stroiizdat Publ. 1985. 136 p.
3. Ikonnikov A. V. Zarubezhnaia arkhitektura: Ot «novoi arkhitektury» do postmodernizma [Foreign architecture: From & quot-new architecture& quot- to postmodernism]. Moscow, Stroiizdat Publ., 1982. 255 p.
4. Shub M. L. Pliural'-nost'- kul'-tury postmodernizma kak osnova arkhitekturnoi eklektichnosti [Plurality of culture of postmodernism as a basis of architectural eclecticism]. Vestnik Cheliabinskogo gosudarstvennogo universiteta [Bulletin of the Chelyabinsk state University], 2007, № 14, pp. 16−21.
5. Venturi R. Complexity and contradiction in architecture. New York: The Museum Art, 1992. 136 p.
Ф

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой