2008. 01. 025.
Ахмедова Л. Ш. Политика Англии в зоне Персидского залива в последней трети XIX - начале XX В. (1870-1914). - СПб. : Изд-во С.- Петербургског

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

2008. 01. 025. АХМЕДОВА Л.Ш. ПОЛИТИКА АНГЛИИ В ЗОНЕ ПЕРСИДСКОГО ЗАЛИВА В ПОСЛЕДНЕЙ ТРЕТИ XIX -НАЧАЛЕ XX в. (1870−1914). — СПб.: Изд-во С. -Петербургского унта, 2006. — 158 с.
Ключевые слова: Посл. треть XIX — начало XX в., Англия и страны Персидского залива.
Монография посвящена истории английской колониальной политики в отношении государств Персидского залива. Исследование состоит из введения, двух глав, заключения и приложения.
В главе «Княжества Персидского залива на рубеже 60−70-х годов XIX в.» рассмотрена геополитическая ситуация в регионе и начальные этапы экспансии европейских держав в зоне Залива.
Начало колониальной политике стран Западной Европы положили Великие географические открытия конца XV—XVI вв., и первым государством, вступившим в борьбу за обладание новыми владениями, была Португалия. Ситуация изменилась в середине XVI в., что было связано с возвышением Османской империи. Соперничество этих двух держав продолжалось недолго: к концу века португальцы утратили свое влияние в регионе, и доминирование турок стало преобладающим. Более опасного врага Турция обрела в конце XVIII в., когда в регионе появились англичане. Стратегические интересы Лондона в зоне Персидского залива были связаны, прежде всего, с тем исключительным значением, которое в Новое время обрели лежавшие на торговых путях из Европы в Индию княжества региона. «Установление полной гегемонии над этой огромной территорией, населенной свыше миллиона человек, главным образом арабами, и составляло цель британской политики» (с. 13).
Первым в орбиту английского влияния попал расположенный у самого входа в Залив Маскатский султанат, а вскоре и соседний Оман. После подписания англо-оманского договора (1798) Лондон стал действовать очень решительно, и появившаяся в здешних водах британская эскадра начала совершать устрашающие акции на побережье. В итоге 8 января 1820 г. генерал-майор сэр Уильям Грант Кейр и шейх Шахбут, выступавший от имени правителей Рас-эль-Хаймы, Абу-Даби, Дубаев, Шарджи, Аджмана и Умм-эль-
Кайвайна, подписали так называемый «Генеральный договор о мире». Статьи этого соглашения не препятствовали «дружественным шейхам» эмиратов вести войну между собой, а также предусматривали борьбу против «пиратства» и иных выступлений против английского флота. Тем самым было положено начало установлению английского господства над арабскими княжествами Персидского и Оманского заливов и «негласному введению британского протектората над северо-оманским побережьем», получившим название «Пиратский берег», а позднее — «Договорный Оман» (с. 15).
К середине XIX в. Великобритания, пользуясь ослаблением Порты, захватила Аден и сделала все возможное, чтобы раз и навсегда оторвать Договорный Оман от Омана и превратить его в протекторат. Было разработано «Первое соглашение о прекращении военных действий на море» (1843), обретшее статут межгосударственного договора «о вечном мире» десятью годами позже. Согласно этому документу, шесть княжеств — Абу-Даби, Дубаи, Аджман, Умм-эль-Кайвайн, Шарджа и Рас-эль-Хайма — окончательно подпали под юрисдикцию Великобритании, получившей право «силой оружия подавлять национально-освободительное движение арабских племен» (с. 16).
Другим важным объектом английской колонизации был Бахрейн. В 1622 г. после изгнания португальцев он оказался под властью Сефевидского Ирана. В 1793 г. катарский шейх Ахмед захватил Бахрейн, но уже его сын Салман под угрозой расправы со стороны вторгшихся из Неджда ваххабитов оказался вынужденным вернуться в Катар. Воспользовавшись обострением ситуации, англичане вторглись в район этого локального конфликта и нанесли ряд чувствительных поражений ваххабитам. В 1808 г. зависимый от Британии имам Маската Султан захватил Бахрейн, что вызвало гневную реакцию в Иране. Противостояние Лондона и Тегерана было урегулировано 30 августа 1822 г., когда в Ширазе стороны подписали соглашение, формально признавшее зависимость Бахрейна от Ирана (с. 20). Однако англичане продолжали вести политику открытого вмешательства в дела Бахрейна, и вопрос о принадлежности эмирата на долгие годы стал предметом споров и торгов Великобритании с иранскими властями.
Не менее ценным приобретением считались земли полуострова Катар. «Находясь в зависимости от Бахрейна, — пишет автор, —
шейхи Катара смогли избежать & quot-союзнических отношений& quot- с Великобританией», что продолжалось вплоть до 1871 г. (с. 30).
Что касается Кувейта, то его история фактически повторила участь других государств региона. Земли эмирата были объектом противоборства Османской империи, Ирана и европейских держав (Голландия, Франция, Великобритания). Первое появление официального представителя Лондона в Кувейте относится к 70-м годам XVIII в., и оно было связано с деятельностью британской Ост-Индской компании.
После англо-иранского военного конфликта из-за Герата (1856−1857) Тегеран был вынужден смириться с постоянным присутствием британских ВМС в зоне Залива. В 1858 г. Ост-Индская компания была ликвидирована, и дела региона Персидского залива перешли в руки английской колониальной администрации со штаб-квартирой в Бомбее. На следующий год Эль-Кувейт подвергся нападению недждских войск, но был освобожден английским флотом. Это предоставило возможность Лондону настаивать на установлении новых «союзных отношений» с властями эмирата. Но пришедший к власти шейх Сабах ибн Джабер ас-Сабах (18 591 866) и его сын и преемник Абдаллах (1866−1892) отвечали решительным отказом на попытки склонить Кувейт к «добровольному» признанию страны в качестве британского протектората.
Глава «Межимпериалистическое соперничество и политика Англии в зоне Персидского залива в последней трети XIX — начале XX в.» посвящена проблемам расширения британских владений в данном регионе.
Экономическое, военно-стратегическое и политическое значение Персидского залива возросло с открытием (1869) Суэцкого канала. «Монополия, которой пользовались британские колонизаторы в Персидском заливе в течение всего XIX в., не только облегчала им осуществление захватнических планов, но и крайне ограничивала маневренные возможности слабых и разобщенных местных правителей…» (с. 42). 19 марта 1891 г. Великобритания и Маскат заключили договор о дружбе, торговле и мореплавании, который установил британский протекторат над султанатом.
В середине 1871 г. правительство Великобритании официальной нотой уведомило своих европейских «партнеров» о решении установить протекторат над Бахрейном. Несмотря на требова-
ния Стамбула признать Аравию и Бахрейн частью Османской империи, положение не изменилось, чему во многом способствовало то, что правителем эмирата был ставленник англичан шейх Иса ибн Али аль-Халифа, правивший с 1869 г. до конца Первой мировой войны. Неудачи Порты в регионе Л. Ш. Ахмедова объясняет еще и тем, что «турки никогда не показывали своей большой заинтересованности делами Залива и никогда не играли важной роли в его судьбе» (с. 56).
90-е годы XIX в. ознаменовались укреплением позиций двух мощных политических игроков — России и Германии, которые, каждая в своих целях, усилили давление на позиции Великобритании. «Великобритания, — отмечает автор, — не хотела вступать в вооруженное столкновение с Россией, но и отказаться от принадлежащих ей центров в Заливе тоже не могла» (с. 59). Подтверждением тому стала декларация министра иностранных дел лорда Ленсдауна (май 1903), содержавшая положения, направленные против всех конкурентов Британии, особенно Германии, которая в марте 1903 г. учредила «Императорское Общество Багдадской железной дороги».
В условиях приближения Первой мировой войны особую актуальность обрела необходимость скорейшего разрешения англотурецкого спора относительно принадлежности княжеств Персидского залива. Оказывая давление на турецкого султана и его окружение, Великобритания эффективно сдерживала экспансию своих основных конкурентов. 29 июля 1913 г. была подписана англотурецкая конвенция, по которой Османская империя отказалась от своих притязаний на Бахрейн и Катар, а Кувейт объявлялся ее автономией и получал свой флаг. За Англией признавалось право контроля и защиты мореплавания в Персидском заливе и на всем протяжении от Катара до Индийского океана. Со своей стороны Лондон обязался не нарушать статус-кво в Восточной Аравии и не присоединять шейхства к британской короне.
Особо сложное положение создалось вокруг Кувейта, расположенного в стратегически важном районе у входа в Шатт-эль-Араб. «Не случайно Кувейт неизменно фигурировал в английском, германском и русском проектах строительства железнодорожной магистрали в качестве ее конечного пункта» (с. 67). Англичане никогда не признавали сюзеренитет Османской империи над Кувейтом и не отказались от планов включения эмирата в состав Британ-
ской империи. Долгожданный случай представился, когда Мубарак в 1897 г. предпринял попытку обсудить вопрос о «дружеском покровительстве» Великобритании в лице английского резидента Залива. «Этот шаг Мубарака весьма удивил и напугал турок», опасавшихся столкновений с Англией по «кувейтскому вопросу», и Стамбул решил не вмешиваться в ход событий (с. 71). Дабы не обострять отношения с Россией, Германией и Францией, англичане приняли решение установить британский протекторат над эмиратом в скрытой форме. 23 января 1899 г. политический резидент Великобритании в Заливе подполковник Мид и Мубарак подписали секретное соглашение, согласно которому шейх Кувейта за ежегодную субсидию в 1 тыс. ф. ст. обязался «за себя, своих наследников и потомков не отчуждать, не продавать, не сдавать в аренду, не закладывать, не допускать оккупации… территории любой другой державе без предварительного на то разрешения правительства Ее Величества» (с. 72−73).
В завершающих разделах монографии Л. Ш. Ахмедова рассматривает характер соперничества великих держав в связи со строительством Багдадской железной дороги, а также роль иностранных концессий в процессе колонизации эмиратов Персидского залива. Резюмируя сделанный в работе анализ, она отмечает, что «в результате соперничества за господство в районе Персидского залива в последней треть XIX — начале XX в. правящие круги Великобритании одержали победу. Упрочение британского господства, создание огромной ближневосточной империи на обломках турецких владений было одной из важнейших целей Великобритании в Первой мировой войне» (с. 122).
Приложение к работе (с. 125−156) содержит фотоматериалы и карты различных районов зоны Персидского залива.
А.А. Алиев

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой