Формирование общественного мнения в условиях развивающегося информационного общества

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Политика и политические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Бахтуридзе Зейнаб Зелимхановна, кандидат политических наук НОУ & quot-Институт специальной педагогики и психологии& quot- 192 007, Санкт-Петербург, ул. Воронежская, д. 42
zeinabb1000@list. ru
Формирование общественного мнения в условиях развивающегося информационного общества
Закон общественного мнения — это закон всемирного тяготения
в сфере политической истории.
Х. Ортега-и-Гассет
Прежде всего, следует отметить, что информационное общество — понятие, в основе которого лежит взгляд на общество с точки зрения научно-технической революции и всё возрастающей роли информационных средств и информации. Это общество, в котором основным богатством и ресурсом служит информация, являющаяся своего рода промышленным продуктом.
Существуют два диаметрально противоположных аспекта данного феномена. С одной стороны, открывая границы, информация предоставляет людям широкие возможности для выработки и выражения своего мнения, тем самым прямо или косвенно влияя на политику. Примером может служить информационный обмен в глобальной сети Интернет, в результате которого формируются различные глобальные клубы, в том числе по общественно важным вопросам действительности. Необходимо отметить, что всё это способствует распространению в мире демократических ценностей и процессов. Интенсификация общения при всё большей прозрачности межгосударственных границ ведёт к ограничению возможностей создания и функционирования авторитарных режимов. Всё труднее становится изолировать государство и общественность от информации «извне». Развитие средств массовой информации и информационного общества -факт проявления глобализации. События, на которых делают акцент, формируют общественное мнение фактически по всему миру. Это в свою очередь ведёт к тому, что национальные правительства и международные организации оказываются вынужденными реагировать на освещаемые в СМИ события. А общество имеет множество различных источников информации для формирования своих позиций. Общество, получая информацию, преобразовывает её в мнения и действия. Наряду с увеличением возможностей информационного обмена, налицо
усиление роли общественного мнения во всех сферах жизнедеятельности общества. Но есть и оборотная сторона медали. Возрастающая роль информационного пространства заставляет нас более пристально посмотреть на арсенал используемых средств. Очевидно, что эти средства и механизмы становятся всё более изощрёнными. Это определённые информационные технологии, в рамках которых осуществляется переход от информационной сферы в другие области, однако делается это с помощью опоры на массовое сознание. Массовое сознание выступает в роли определённого «универсального переводчика» [7, С. 10]. Информационное пространство современного мира не строится как аналог реального пространства, хотя воспринимается массовым сознанием именно таковым. Примером может служить факт превращений минисобытий реального пространства в максисобытия информационного пространства и наоборот. То есть массовые коммуникации не просто определяют повестку дня современного общества, они также формируют его структурность, задавая статус и роль тех или иных институтов современного общества. Ко всему прочему, информация может обернуться и дезинформацией.
Рассуждения об этой проблеме можно найти уже в трудах тех исследователей, которые одними из первых обратились к изучению данного феномена. В частности, ещё Уолтер Липпман писал, что «демократы рассматривают газеты как панацею от дефектов их собственной деятельности, тогда как анализ природы новостей и экономических оснований журналистской деятельности показывает, что газеты неизбежно отражают и, следовательно, в большей или меньшей степени усиливают дефектность организации общественного мнения». Пытаясь найти решение данной проблемы, он отмечал: «Я считаю, что общественные мнения, для того чтобы быть надежными, должны быть организованы для прессы, а не самой прессой, как это происходит сегодня. В этом я вижу первостепенную задачу политической науки, которая снискала себе репутацию тем, что формулировала реальные решения, а не выполняла апологетическую, критическую или информационную функцию уже после принятия этого решения».
ХХ век подхватил эстафету развития информационно-коммуникационных технологий: беспроволочный телеграф, чёрно-белое, цветное, кабельное и спутниковое телевидение, глобальная сеть Интернет, мобильная связь — всё это дал человечеству век, который смело можно назвать столетием массовой коммуникации и научно-технического взлёта. По мнению Н. А. Васильевой, исследующей проблемы развития цивилизации в контексте информационных новаций, все
эти факторы свидетельствуют о том, что государство получило огромные технические возможности для тотального контроля за жизнедеятельностью своих граждан, и они могут быть грозным оружием в руках контролирующей политической или экономической элиты. «Жестокие тираны контролируют с помощью жёстких мер, которые требуют постоянного физического контроля над индивидами. Тонкие тираны овладевают умами и сердцами своих подданных через контроль образования, информации и коммуникаций, что и приводит их в рабство» [5, С. 91].
Стоит вспомнить и об этимологии данного понятия — от лат. тАэгтайб «разъяснение, представление, понятие о чём-либо», далее от informare «придавать вид, форму, обучать- мыслить, воображать». Технологии воздействия на публику эффективны только в случае хорошо развитых средств массовой информации, способных доносить сообщения до миллионов людей. С появлением электронных СМИ ситуация существенно изменилась, в психологическом плане крайне существенным оказалось то, что они оперируют не только словесными кодами, но и языком слуховых и зрительных впечатлений. Поэтому их воздействие не ограничивается второй сигнальной системой, активно включает и первую, затрагивая самые глубинные слои психики, связанные с врождёнными инстинктами и безусловными жизненными потребностями [1, С. 141]. «Очевидно, — писал Липпман, что общественное мнение наталкивается на всякого рода сложности: непомерные амбиции и экономические интересы, личную вражду, расовые предрассудки, классовые чувства и т. д. Они разрушают понимание текста при чтении, искажают мышление, поведение». Нельзя не признать, что в условиях информационного общества наличествует множество аспектов, которые влияют на общественное мнение. Некоторые из них относятся к объективным, реально существующим, научно обоснованным- другие составляют совокупность субъективных, неустойчивых, подверженных влиянию извне- а ряд факторов и аспектов можно отнести к искусственно созидаемым, сконструированным, в частности с помощью средств массовой коммуникации. Но в условиях информационного общества, именно последний из вышеперечисленных ряд аспектов оказывает наибольшее влияние на формирование общественного мнения, в силу включённости людей в ритм современной эпохи.
Любопытную интерпретацию феномену общественного мнения даёт Карл Ясперс в работе «Власть массы». Следуя логике размышлений Г. Лебона, Ясперс утверждает, что «свойство массы в качестве публики состоит в призрачном
представлении о своём значении как большого числа людей- она составляет своё мнение в целом, которое не является мнением ни одного отдельного человека- бесчисленные другие, ничем не связанные многие, мнение которых определяет решение. Это мнение именуется «общественным мнением» [11, С. 45]. Апелляция к общественному мнению в наше время достигла своего максимума из-за тех возможностей по проявлению общественного мнения, какие дают СМИ.
Необходимо отметить, что средства массовой информации предлагают наиболее быстрый и потому наиболее эффектный способ введения легитимизации тех или иных социальных процессов, поскольку их возможности, в частности, скорость, не позволяет альтернативным образом вырабатывать свою собственную позицию. Поскольку телекоммуникации содержат определённые черты (иммитационность, слияние реальности с вымыслом и пр.), которые способствуют усилению манипуляционных возможностей, в организации работы средств массовой коммуникации, есть основания для вывода о том, что в современных условиях общественное мнение управляется, причём во все возрастающих объё-мах[5, С. 92]. Мир изменился, и в рамках информационного пространства невозможно действовать без учёта общественного мнения. Сегодняшняя политика стала публичной гораздо в большей степени, чем это было раньше. «Политик перестал быть самодостаточным, он становится таковым только, если ему удаётся увлечь на свою сторону общественное мнение» [7, С. 127]. Публичный политик должен быть прозрачен в своих мыслях и поступках, поскольку прозрачный, прогнозируемый, понятный типаж более приближен к массовому сознанию. Власть в системе нового информационного общества — это власть, слушающая и слышащая то, что говорит население. Система управления информационным пространством своего и чужого государства состоит в порождении собственных потоков информации, удерживающих внимание массового сознания на нужных объектах[7, С. 127]. Но очень часто власть осуществляет проверку с помощью социологических опросов того, что хочет услышать население. Создаются некоторые идеи, проекты, потом они проходят проверку на реакцию общественности, затем корректируются и дополняются, и только после всех этих шагов выносятся на суд граждан. Правительство должно быть эффективным, но в его эффективности должно быть убеждено население, прежде всего, т.к. сама по себе эффективность, без учёта мнения населения по этому вопросу, не имеет никакого значения. Эффективно и правильно то, что считается таковым в общественном мнении. Сложно не согласится с Ясперсом, который убеждённо заявляет: «Нет со-
мнения в том, что сегодня избиратели в подавляющем большинстве следуют не основанному на знании убеждению, а непроверяемым иллюзиям и неистинным обещаниям… «, и в продолжение темы, основываясь на том, что «масса может принять решение только посредством большинства», резюмирует: «Борьба за большинство, пользуясь всеми средствами пропаганды, внушения, обмана, следования частным интересам, является, по-видимому, единственным путём к господству» [11, С. 91].
В определённом смысле информация правит миром. Она становится необходимым средством для достижения множества целей. В отличие от многих других товаров, для информации не существует границ. Доступ к ней определяет темпы развития государств в экономической, политической и культурной сферах. Сама картина мира возникает не на пустом месте. Она складывается из множества воззрений, установок, представлений, ценностных ориентаций. Какова она будет — не в последнюю очередь зависеть и от СМИ. Например, любопытна для изучения модель под названием «петля общественного мнения», где «СМИ» влияют на «Лидеров общественного мнения», а те на следующем цикле осуществляют давление на «Лиц, принимающих политические решения» [7, С. 11]. Определённая информационная политика, проводимая с использованием самых современных технических средств, может эффективно стандартизировать массовое сознание, ориентировать его на конкретный набор политико-идеологических и иных ценностей, в том числе, далёких от конкретных национальных интересов и традиций.
Когда мы говорим о влиянии средств массовой коммуникации, то, прежде всего, подразумеваем, конечно же, телевидение. Зрительный ряд обычно не требует словесного или письменного описания. Информация, получаемая зрителем, носит в значительной мере целостный, образный характер, а потому и весьма доступна. Телевидение не только даёт возможность получить необходимую, текущую, событийную информацию, но формирует вкусы, потребности населения, его отношение ко всем политическим проблемам. Для скрытого внушения массам определённых политических идей телевидение нередко организует шумные развлекательные шоу, значительно усиливается интерес всех ежедневных информационных передач к деятельности партий и объединений накануне выборов, к их программам. Этот ажиотаж вокруг выборов и тех, кто в них участвует, является питательной средой для различного рода манипуляций. Важным инструментом предвыборной борьбы являются опросы общественного мнения и рейтинги
политиков. По этому поводу П. Бурдье отметил, что в демократической политической системе «эквивалентом выражения «Бог с нами» сегодня стало «Общественное мнение с нами» Таков фундаментальный эффект опросов общественного мнения: утверждать мысль о существовании единодушного общественного мнения, т. е. легитимировать определённую политику и закрепить отношения сил, на которых она основана или которые делают её возможной [4, С. 153].
П. Бурдье пришёл к выводу, что «зондаж общественного мнения в сегодняшнем виде — это инструмент политического действия» [4, С. 155]. Соглашаясь с его точкой зрения, Г. Шиллер отмечает, что «очень важным компонентом аппарата манипулирования сознанием стало относительно недавнее социальное изобретение — опрос общественного мнения. Опрос как изучение общественного мнения весьма своеобразное изобретение. Хотя он и носит наукообразный характер, он не может быть нейтральным. Проведение опроса уже само по себе означает осуществление определённой социальной политики. Изучение мнения уже предполагает наличие определённого умысла у того, кто осуществляет опрос, и влечёт за собой в дальнейшем какое-либо действие или, что не менее важно бездействие со стороны аппарата принятия социальных решений. Более того, опрос является важной частью недавно созданной индустрии сознания. Он оказывает ощутимое влияние на создание и управление установками. Изучение общественного мнения проводится в небывалых масштабах и финансовые затраты на управление общественным мнением огромны [8, С. 121−122].
Французский социолог Патрик Шампань отмечает, что «демократии сегодня угрожает не столько тоталитаризм, которым пугают политологи, сколько демагогия и цинизм, росту которых самым непосредственным образом способствует практика опросов. они поощряют манипулирование, которое и без того, прочно вошло в политическую логику» [10, С. 189].
Если вслед за К. Ясперсом верить в то, что безразличие масс предвещает крах власти, то становится понятным, для чего массам навязывают участие в социально-политической жизни, требуют от них свободного выражения мнений. Ясперс видит в «безмолвии молчаливого большинства» единственную подлинную проблему современности: «Призрак должен заговорить, и он должен назвать своё имя» [11, С. 200]. Но вот для того, чтобы управлять энергией этой массы, требуются некие усилия. А так как, «воля и репрезентация» не имеют власти над массой, она попадает «в безграничное царство информации и статистики: нужно уловить её самочувствие, выяснить позицию, побудить высказать какое-то про-
рочество. С ней активно заигрывают, её окружают заботой, на неё воздействуют. И она откликается» [11, С. 201].
В итоге, как совершенно верно отметил уже не раз упомянутый Ясперс, информация вместо того, чтобы трансформировать массу в энергию осуществляет дальнейшее производство массы. Сегодня на первый план выходят mass-media и информация, они с «иррациональным неистовством» разрушают социальное и благодаря им мы имеем дело с массой, состоящей из атомов, ядер и молекул [11, С. 202]. В отличие от многих других исследователей, Карл Ясперс отрицает факт наличия манипуляции массами, т.к. по его мнению, невозможно манипулировать массой вследствие её полного безразличия и нежелания участвовать в чём-либо, связанном с социально-политической жизнью. Он утверждает, что более того, масса неподвластна изучению и исследованию, в силу своего невыносимого молчания, сила инерции масс неподвластна зондированию и это молчание масс переводит политическое и социальное в сферу гиперреальности, где они сейчас и находятся [11, С. 204]. Совершенно очевидно, что политическая элита пытается ограничить массы пространством, где царствует социальная симуляция, основанная на использовании средств информирования. В этом точка зрения знаменитого философа полностью соответствует мнению большинства исследователей данного феномена. Но очень сложно согласиться с утверждением, которое, больше подобно некому философскому умозрению, нежели обоснованной и доказанной гипотезе. Речь идёт об отсутствии манипуляции массами. В этом направлении, единственное, над чем, пожалуй, имеет смысл задуматься это над тем насколько эффективен этот процесс. Однако, тот факт, что в современном информационном пространстве пытаются манипулировать общественным мнением, признавая его значимость, не вызывает сомнений. При этом, учитывая, что воздействие, оказываемое на массу, проходит различные стадии, невозможно с абсолютной точностью предсказать, чем оно завершиться.
Испанская журналистка П. Бонет утверждает, что некоторым российским СМИ свойственно «стремление не давать фактам говорить самим за себя. Они уверены, что это они должны определять реальность и делать те или иные выводы. В большинстве «журналистских» установочных материалов критерии неподвижны и заранее фиксированы, а факты ищут только для того, чтобы вставить их в уже выделенные концепции. Если факты не сходятся с имеющейся точкой зрения — их игнорируют» [3, С. 34].
При всей справедливости критики, направленной в адрес СМИ, они остаются мощнейшим каналом политической коммуникации, адекватной замены которому пока нет. По мнению М. Парети, СМИ отбирают большую часть информации и дезинформации, которыми мы пользуемся для оценки социальнополитической действительности. Наше отношение к проблемам и явлениям, даже сам подход к тому, что считать проблемой или явлением, во многом предопределены теми, кто контролирует мир коммуникаций. При всей своей мощи средства массовой коммуникации (СМК) не могут быть полностью независимы даже в демократическом обществе. Исследователи выделяют четыре типа контроля над СМК: легальный, нормативный, структурный и экономический. Поскольку телевидение и другие средства производства массовой культуры, находятся под контролем политических и экономических элит, и служит их интересам, то в принципе не приходится ждать от них критического подхода к реальности. Манипуляции сознанием избирателей с развитием СМИ превратились в «индустрию», т. е. поставлены на серьёзную технологическую, научную и финансовую базу. По мнению В. Ю. Большакова реалии таковы, «что сегодня стало возможным претворять в жизнь гигантские социальные проекты. Созрели условия, позволяющие сделать попытку планирования социально-психологических процессов, протекающих и в отдельно взятых государствах и в планетарном масштабе. Именно здесь, а вовсе не в физике или биохимии, создаются те самые сверхвысокие технологии» [2, С. 15]. Продолжая свою мысль, В. Ю. Большаков отмечает: «Если сегодня кому-то придёт в голову идея колонизировать Марс или Луну, то для воплощения её в жизнь сначала социальные технологи должны будут определённым образом отмобилизовать общественное мнение миллионов и миллионов обывателей, а уж потом за дело смогут взяться ракетчики» [2, С. 15]. Примечателен, тот факт, что «авторы этих технологий пока не всегда могут удерживать в руках те колоссальные силы, которые они уже научились вызывать к жизни, пусть порой и неосознанно».
Происходящие в XXI веке события подтверждают, что сила влияния общественного мнения в политических и социальных процессах возрастает, превращаясь в мощное оружие воздействия при реализации той или иной политической стратегии. Сегодня приёмы информационной войны являются наиболее результативными и быстрыми способами для достижения различных целей. В частности, благодаря возможности создавать новое информационное поле, восприни-
маемое общественным сознанием как объективная реальность, т. е. моделировать информационный поток. Таким образом, реальные факты и события окончательно теряют свою значимость в процессе формирования нового миропорядка. При этом актуальным становится умение не просто интерпретировать происходящие события в пользу определённой позиции, но и создавать их в рамках информационной реальности, учитывая тот факт, что общественное мнение, для которого разыгрываются эти постановки, имеет ряд особенностей, делающих его восприимчивым и податливым для подобного рода спектаклей.
В. Ю. Большаков настаивает на необходимости экспериментального подхода к изучению массовидного сознания и поведения, утверждая, что все ранее опубликованные теории по этой тематике имеют практически исключительно умозрительный характер. Пожалуй, действительно, следует задуматься над этим, хотя иногда возникает вопрос: а как иначе, если не экспериментом, можно назвать ту систему воздействия на массовое сознание и общественное мнение, которую активно применяют PR-технологи? Не являются ли те или иные убеждения, сложившиеся в общественном мнении, результатом грамотно или просто удачно проведённого эксперимента? Вопросов всё ещё больше, чем ответов.
Использование средств массовой коммуникации (СМК) в целях политического манипулирования представляет наибольшую опасность для граждан и демократического государственного устройства. Оно представляет собой скрытое управление политическим сознанием и поведением «психологической толпы» с целью принудить её действовать (или бездействовать) вопреки собственным интересам. Манипулирование имеет тенденцию стать главной функцией СМК [9, С. 12]. Оно имеет ряд преимуществ по сравнению с силовыми и экономическими методами господства: осуществляется незаметно для управляемых- не влечёт за собой прямых жертв и крови- не требует больших материальных затрат, которые необходимы для подкупа или успокоения многочисленных политических противников.
Манипулятивная деятельность СМК превращает выбор граждан из свободного сознательного решения в формальный акт, заранее запрограммированный специалистами по формированию массового сознания. Внушение достигается не содержанием информации, а формой её подачи, содержащимся в ней «эмоцио-
нальным зарядом», который позволяет снизить критичность восприятия информации.
Рассматривая общественное мнение как состояние массового сознания, где превалируют иррациональные факторы, создающие возможность для манипуля-тивного воздействия, необходимо отметить, что с одной стороны, развитие информационного общества приводит к усилению демократических институтов, а с другой стороны повышает возможности манипулирования общественным мнением. Несмотря на присутствие некоторых, крайне негативных последствий, в условиях современного информационного общества общественное мнение приобретает особую актуальность, и сила его воздействия возрастает. Дело за малым
— создать условия для формирования грамотной и адекватной позиции граждан относительно социально-политических явлений современности.
Возможно, пришло время вспомнить вывод У. Липпмана, не потерявший своей актуальности по сей день: «Когда люди действуют исходя из принципа обеспечения информацией, они занимаются поиском фактов, на которых можно основывать решения. Когда они игнорируют этот принцип, то погружаются в самих себя и обнаруживают только то, что содержится в них самих. Они развивают собственные предрассудки, вместо того чтобы увеличивать свои знания» [6].
Впрочем, это — тема для дальнейших изысканий.
Список литературы
1. Андреев А. Л. Политическая психология / А. Л. Андреев. — М.: Изд-во «Весь мир», 2002. — 240 с.
2. Большаков В. Ю. Эволюционная теория поведения / В. Ю. Большаков. -СПб.: Изд-во СПбГУ, 2001. — 496 с.
3. Бонет П. Зачем резать уши / П. Бонет // Век. — 1997. — № 15. — С. 34.
4. Бурдье П. Социология политики / П. Бурдье. — М.: Socio-Logos, 1993. — 336 с.
5. Васильева Н. А. Философские аспекты мировой политики. Часть I. Политико-философский анализ информационных новаций современного цивилизационного развития / Н. А. Васильева. — СПб.: Изд-во СПбГУ, 2003. — 134 с.
6. Липпман У. Общественное мнение. М.: Институт Фонда «Общественное
мнение», 2004. — 384 с. [Электронный ресурс]. URL: //
http: //socioline. ru/book/uolter-lippman-obschestvennoe-mnenie (дата обращения:
17. 10. 2013).
7. Почепцов Г. Г. Информационно-политические технологии / Г. Г. Почепцов.
— М.: Центр, 2003. — 381 с.
8. Психология толпы. Социальные и политические механизмы воздействия на массы. — М.: ЭКСМО, 2003. — 794 с.
9. Пугачёв В. П. Средства массовой коммуникации в современном политическом процессе / В. П. Пугачев // Вестник МГУ. Серия 12. — 1995. — № 5. — С. 12.
10. Шампань П. Делать мнение: новая политическая игра / П. Шампань. — М.: Socio-Logos, 1997. — 317 с.
11. Ясперс К., Бодрийар Ж. Призрак толпы. М.: Алгоритм, 2007. — 272 с.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой