«Бегство от свободы» как феномен современной социальной реальности

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Культура и искусство


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Е.В. Дорофеева
Доцент, кандидат педагогических наук, кафедра «Философии, истории и социальных наук» «Балтийской государственной академии рыбопромыслового флота» ФГБОУ ВПО «Калининградский государственный технический
университет»
«БЕГСТВО ОТ СВОБОДЫ» КАК ФЕНОМЕН СОВРЕМЕННОЙ СОЦИАЛЬНОЙ РЕАЛЬНОСТИ.
Аннотация
Понимание современного общества и перспектив его дальнейшего развития невозможно без многостороннего исследования проблемы свободы и условий ее реализации в реалиях социума XXI века. Свобода и демократия все больше декларируются, чем реализуются на практике, что ставит под вопрос существование человека как автономной, свободной, творческой, мыслящей личности. Автор статьи обращается к работам Эриха Фромма, в которых анализируется феномен «бегства от свободы» и связанные с ним проблемы психологии подчинения масс, конформизма, самоотчуждения.
Ключевые слова: автоматический конформизм, бегство от свобода, свобода «от», свобода «для», «шизоидное самоотчуждение», «иметь» «быть».
Key words: automatic conformism, escape from freedom, freedom «From» freedom «For» «„shizoid sslfalienntion“, „to have“, „to be“
Первая книга Эриха Фромма „Бегство от свободы“ (1941 г.). Именно в ней затрагиваются и кратко освещаются все те вопросы, которые получили свое дальнейшее осмысление и развитие в других работах философа. Тема книги — одна из важнейших для человека и общества — это тема свободы. Как никогда она актуальна и сейчас, в эпоху медиократии, конформизма, унификации. В 1940 году уже шла вторая мировая война, когда человечество лицом к лицу стояло перед фашизмом, сталинизмом, деструктивностью, агрессией, злом. Фромм анализирует важнейшие для XX и XXI веков социально-антропологический, культурный, психологический феномен бегства от свободы.
О демократии и свободе не говорит только ленивый, человеку со всех сторон „кричат“, что он сам определяет свою жизнь, что он свободен. Так ли это? Готовы сами люди к свободе? Хотят ли они быть свободными? Задумываются о том, что значит быть свободным? Является ли современное общество демократическим, в том числе и российское? Дает ли социум человеку шанс на свободу, ее реализацию де-факто? А может быть, сама демократия превратилась в средство манипулятивного давления на человеческую личность? Удобно, выгодно, чтобы раб думал, что он свободен, находился в иллюзии собственной свободы по факту, не имея ее, убегая от нее, отказываясь от выбора, ответственности. Пророчески звучит стих („Китеж“) М. Волошина:
„Не в первый раз, мечтая о свободе,
Мы строим новую тюрьму“ [1, 204].
Термин „свобода“ один из наиболее сложных, двусмысленных как в философии, так и в других областях знаний: политике, этике и т. д. В истории человечества свобода всегда представала как величайшая ценность и, одновременно, эта история наполнена примерами добровольного отказа от нее, бегства от долга, ответственности, самого себя. Оказывается, что человеку, зачастую, свобода не нужна, он чувствует себя психологически более комфортно, когда он ведом, когда им управляют, устанавливают границы, тенденциозность, направление его мыслям, чувствам, действиям. „Мы“ дает возможность спрятать себя, свое „Я“, уйти от выбора, ответственности, рефлексии. Обезличивание, стандартизация, манипуляция сознанием через СМИ, конформизм, произвол и безответственность -опасные тенденции развития современного социума.
„Какой тип человека … нужен нашему обществу для спокойного функционирования? Ему нужны люди, которые легко взаимодействуют в больших группах, хотят все больше потреблять, чьи вкусы подчиняются единому стандарту, подвержены чужому влиянию и предсказуемы. Ему
нужны люди, которые чувствуют себя свободными и независимыми от властей, принципов или вероисповедания, однако хотят, чтобы ими руководили, хотят делать то, что от них ожидают, функционировать внутри социального механизма без трения. Они хотят, чтобы ими руководили без применения силы, вели без лидера, с единственной целью быть в движении, действовать, идти вперед. Современному индустриальному обществу удалось произвести этот тип. Это автомат, отчужденный человек. Он отчужден в том смысле, что его действия и его собственные силы отделены от него. Они стоят над ним и против него, не он управляет ими, а они им. Его жизненные силы превратились в вещи и институты, а эти вещи и институты стали идолами. Они воспринимаются не как результат собственных усилий, а как нечто от него не зависящее, чему он поклоняется и подчиняется. Отчужденный человек склоняется перед произведением собственных рук. Его идолы представляют его собственную жизнь в отчужденной форме. Человек больше не распоряжается своими силами и богатством, он чувствует себя обнищавшей „вещью“, зависящей от других вещей вовне, на которые проецируется его жизненная субстанция“ [4, 91]. Поэтому человек зависит от многих других и чувствует себя в безопасности только будучи таким же, как все, держась поблизости к стаду.
Людям необходимы вожди, диктаторы, тираны, тоталитарные политические лидеры, которые все решат за них и им не придётся решать и думать за СЕБЯ. Но самое главное, что как раз СЕБЯ у них уже нет, есть толпа рабов, масса винтиков социального Левиафана, механизма государственной машины все решающего за них. Человек сделал государство воплощением собственных социальных чувств и теперь поклоняется ему, его лидерам, на которых переносит свои преставления о силе, мужественности, мудрости, поклоняясь этим политическим идолам, делегируя им свою волю, свои желания, потребности, интересы, мысли.
Вопрос: история человечества — это история нарастающего бегства от свободы или все же путь обретения свободы- это движение от „Иметь“ к „Быть“ или, наоборот», человечество все больше уходит в культивирование непродуктивных форм ориентации, потребление.
Трагедия современного человека состоит в том, что освободившись от рамок доиндустриального общества, религиозно-мифологического
мировоззрения с его минимальной свободой и, одновременно, безопасностью и покоем, он не достиг свободы «для» реализации собственной личности, творчества, любви, жизни по принципу «Быть», а не «Иметь». С одной стороны, свобода дает человеку независимость, творчество,
самоопределение, возможность быть собой. С другой, свобода страшит человека, порождая в нем чувство бессилия, тревоги, страха,
неопределенности, необходимости самостоятельно искать ответы на вечные «проклятые» вопросы человеческого бытия. Отсюда желание уйти от свободы, сбросить с себя это бремя, спрятаться за власть «Мы», за государство, лидера, которые все решат, обо всем подумают. И надежды на то, что современное информационное общество обеспечит наступление нового этапа раскрепощения человека, расширения его свободы, сделает человека готовым к ней, во многом не оправдывают себя. «Одиночество, страх и потерянность остаются: люди не могут терпеть их вечно. Они не могут без конца влачить бремя «свободы от" — если они не в состоянии перейти от свободы негативной к свободе позитивной, они стараются избавиться от свободы вообще» [2, 287]. Важнейшими, главными
механизмами бегства от свободы являются:
— авторитаризм, подчинение вождю, лидеру-
— деструктивность, разрушительность-
— автоматический конформизм, вынужденная конформизация
личности.
Медиократия, растущая власть СМИ в обществе, которые из четвертой ветви власти постепенно становятся первой и самой главной, создает угрозы для реализации принципов демократии, свободы слова, мысли, действия, т.к. СМК становятся постепенно несвободными, зависимыми от экономической, политической элиты общества, рекламодателей, государства. Без свободных СМИ, без свободы слова все остальные права личности не реализуемы. СМИ позволяют экономить ресурсы власти, воздействуя на мысли, чувства людей, их действия или сознательное бездействие. Насилие, подкуп, принуждение уходят в прошлое. Им на смену идёт более «гуманное» управление социумом — дистанционное воздействие на мысли людей, их поведение, мировоззрение, систему ценностей, оценок, формирование информационной картины мира, соответствующей запросам государственной машины. Власть растворяется в современных средствах массовой информации, становиться невидимой, а потому неподконтрольной человеку. Бороться с такой властью очень трудно, т.к. как можно победить невидимого врага, хозяина, господина. Слово — это оружие, которым эффективно пользуются.
Масс-медиа зачастую используются для ведения информационных войн, мифологизации сознания, разжигания ненависти, вражды, фанатизма, ксенофобии, страха, манипуляции людьми. События на Украине подтверждают это. На наших глазах разрушается государство, переписывается история, распространяются, тиражируются мифы, рождается псевдореальность, в которой человек лишен права быть свободным, выбирать, думать, понимать. Человек попадает в новые формы зависимости, контроля, подчинения. И самое опасное состоит в том, что человек не осознает этого, искренне заблуждаясь в том, что он не детерминирован, свободен.
Этой тенденции противостоит стремление преодолеть все преграды на пути реализации не столько свободы «от», сколько свободы «для», свободы творчества, индивидуальности, неповторимости. Обе тенденции имеют
место, какая из них возобладает — это вопрос, на который ответит будущее развитие общества. У М. Волошина сказано:
«Они пойдут — расплавленные годы Народных бурь и мятежей:
Вчерашний раб, усталый от свободы,
Возропщет, требуя цепей.
Построит вновь казармы и остроги,
Воздвигнет сломанный престол,
А сам уйдет молчать в свои берлоги,
Работать на полях как вол» [1, 206].
Для того чтобы слова Максимилиана Волошина не оказались пророческими, необходимо менять социум, менять сознание людей. А для этого нужна политическая воля и желание каждой личности.
«Люди все больше становятся автоматами и производят машины, которые действуют как люди, и людей, которые действуют как машины. Их разум слабеет, тогда как интеллект растет. Так возникает опасная ситуация, когда человек, обладая огромной материальной базой, лишен необходимой для ее использования мудрости» [4, 93].
Э. Фромм в своих работах затронул множество вопросов: природа и сущность человека, анатомия человеческой деструктивности, патология нормальности, любовь, культура, религия и др. Он осуществил детальный и глубокий анализ капиталистического общества, потребительской культуры, автоматического конформизма, шизоидного самоотчуждения, бегство от свободы. Взгляды, идеи Фромма, его вклад в осмысление самых сложных, противоречивых и губительных для современного человека и человечества в целом сторон развития общества, феномена отказа от свободы, от выбора, ответственности представляют огромный интерес и важны для понимания реалий развития современной России и человечества в целом.
Человеку «…следует покончить с пассивной ориентированной на рынок позицией, господствующей сегодня в мире, и выбрать продуктивный путь. Он должен вновь осознать себя, вновь научиться любить и сделать свою деятельность конкретной и полной смысла. Он должен выйти за пределы материалистической ориентации и подняться до уровня, где духовные ценности — любовь, истина и справедливость — действительно обретают для него высший смысл. Однако любая попытка изменить лишь одну сторону нашей жизни, материальную или духовную, обречена на провал» [4, 94]. Необходимо применять принцип одновременного изменения ко всем сферам общественной жизни: политической, экономической, духовной, социальной.
Литература
1. Волошин М. А. Избранные стихотворения. М.: Сов. Россия, 1988. -
384 с.
2. Фромм Э. Бегство от свободы // Догмат о Христе. М.: Олимп, ООО «Издательство АСТ-ЛТД», 1998. — 416 с.
3. Фромм Э. Здоровое общество // Психоанализ и культура. Избранные труды Карен Хорни и Эриха Фромма. М.: Юностъ, 1995. — 623 с.
4. Фромм Э. Современное положение человека // Догмат о Христе. М.: Олимп, ООО «Издательство АСТ-ЛТД», 1998. — 416 с.
5. Фромм Э. Человек для самого себя // Психоанализ и этика. М.: Республика. 1993. — 415 с.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой