Формы работы в музее с людьми с ограниченными возможностями

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Культура и искусство


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Библиографический список
1. Фрейлих. С. И. Теория кино / С. И. Фрейлих. — М.: Академия. 2002. — С. 86.
2. Ратников, Г. В. Жанровая природа фильма/Г.В. Ратников. — Минск. 1990. — С. 169.
3. Пейцман, Е. Очерки философии кино / Е. Вейцмап. — М.: Искусство, 1978. — С. 196.
4 Фрейлих, С. И. Теория кино/С.И. Фрейлих. — М., 2004. -С. 51.
5. Михайлова, Г. И. Традиции народного кинотворчестиа в Сибири /Г.И. Михайлова // Народная культура Сибири- отв. ред. 11.М. Генова. — Омск. 2002. — Ч. 2. — С. 167 — 215.
6. Соболев. Р. ГТ. Что такое язык кино? / Р. П. Соболев. — М.: Искусство — 1983. — С. 37.
7. Ждан, В. В. Эстетика фильма/В.В. Жл#м*. -М., 1982 -С. 170.
8. Вейцмап, Е. Очерки философии кино / Е. Вейцмап. — М.: Искусство. 1978 — С. 199.
ХИЛЬКО Николай Федорович, доктор педагогических наук, доцент кафедры кино-, фото-, видео-творчества.
Адрес для переписки: e-mail: fedorovich59@mail. ru
Статья поступила в редакцию 12. 02. 2010 г.
© Н. Ф. Хилько
УДК 069: 316. 61:615. 851. 82 Q g ДШАЕВА
Омский государственный университет им. Ф. М. Достоевского
ФОРМЫ РАБОТЫ В МУЗЕЕ С ЛЮДЬМИ С ОГРАНИЧЕННЫМИ ВОЗМОЖНОСТЯМИ
В статье исследуются проекты, в результате реализации которых создаются новые условия для восприятия музейной среды, творческого развития детей и преодоления социокультурной изоляции людей с ограниченными возможностями. В основу легли различные подходы исследователей и практиков в области музейного дела и арт-терапии России и зарубежных стран.
Ключевые слова: культурно-образовательная деятельность музея, инвалиды в музее, арт-терапия.
Музеи, местные власти, правительство, ответственные за музейную политику, давно признают музейный потенциал в сфере формального и неформального образования. Именно в последние годы происходит новый этап в музейном образовании кик п зарубежной, гак и в отечественной практике. Расширяя свою образовательную деятельность, музей выходит на новый уровень. Появляется четкое осознание того, что музей обладает потенциальными возможностями воздействия на человека, что представляется особенно актуальным в настоящее время.
В музееведческой литературе идут активные обсуждения вопросов по выстраиванию системы музейного «обслуживания» людей с ограниченными возможностями. Им посвящаются конференции, обучающие семинары по обмену опытом, организовываются акции, занятия, готовятся специализированные программы.
Объем статьи не позволяет в полной мере осветить все аспекты работы сданной категорией людей в музее, поэтому мы выделим несколько основных блоков. Э го арт-терапия в музее, как явление современной жизни и формы культурно-образовательной деятельности с людьми с ограниченными возможностями в музее. Затронем отечествошп. те музеи разных профилей, учи тывая специфику их работы, а также
обратимся к опыту зарубежных стран. Например, Англии и США, которые стоят у истоков процесса развитая арт-терапии в музее. Их работа существенно отличается от процесса развития арт-терапии в России.
Культуролог Стивен Вейл [11 (Weil) писал, что музеи берут на себя функцию катализатора позитивных изменений в жизни общества через приобщение к музейному образованию различных аудиторий. Однако другой исследователь Пьер Бурдье |2| (Bour-dieu) отмечал, что музеи, несмотря на пафос демократической доступности, постоянно подчеркивают некую культурную исключительность, оспаривает эту точку зрения. В теории это возможно, однако на практике результаты могут быть интерпретированы иначе. Как отмечают исследователи Вероника Секьюлс, Лес Тикл и Мария Ксантудаки (Sekules, Tickle, Xanthoiidaki), за последние годы восприятие музейных аудиторий претерпело определенные изменения: кроме ожиданий и мотиваций «коллективного» зрителя есть новое понимание глубоко персонального эстетического опыта зрителя в поиске ценностей и смыслов (3).
В настоящее время в исследованиях западных музеологав доминируют две темы: во-первых, природа аудиторий (Какие люди и почему ходят в музей?
ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ МСІНИК № 4 «9& gt- 2010 КУЛЬТУРОЛОГИИ ИСКУССТвО& amp-ЕДЕНШ
Каковы их потребности и как музей может их удовлетворить?) — во-вторых, ревизия планирования и практики создания постоянных и временных экспозиций с тем, чтобы формировать для посетителя комфортную и образовательно-стимулирующую среду.
Высказывания возвращают нас к ключевому вопросу — «что?» музей может предложить людям с ограниченными возможностями, и «каким образом?» будут осуществляться эти мероприятия, «какие?» уже существуют программы, методы и формы работы с данной категорией людей в музеях.
Сейчас появилось такое понятие, как музейная арт-терапия.
Прежде всего, необходимо обратиться к ис тории вопроса. Впервые термин «арт-терапия» употребил английский врач и художник Адриан Хилл (Adrian Hill). В великобританских госпиталях он работал арт-педагогом и уже в 40-е годы XX века заметил, что занятия творчеством помогали справляться с болезнью, отвлекали его пациентов.
В классическом понимании арт-терапия предполагает самовыражение через визуальные искусства: живопись, графику, фотографию, рисование, лепку, а значит, арт-терапия относится к числу тем, изучаемых психологическими науками. Однако сегодня эти методы используют не только в психотерапевтических целях в поликлиниках, но и в социально-культурных учреждениях как один из ме тодов, использующий возможности искусства для достижения положительных изменений в интеллектуальном, эмоциональном и личностном росте человека.
Становление арт-терапевтического направления в Европе официально началось с 1960 1980 гг.
В данный период создавались первые профессиональные объединения в области арт-терапии, учебные программы, обобщающие имеющийся опыт. В нашей стране арт-терапия используется не как самостоятельная деятельность, а как дополнительная специализация врачей-нсихиатров, психотерапевтов. Методы арт-терапии в своей практике используют психологи, педагоги, воспитатели детских садов, лингвисты, социальные работники, художники и музейные работники.
Можно с уверенностью утверждать, что арт-терапия в музее является новой формой работы с посетителем. Способность искусства возвышать душу и влиять на творческое развитие личности, на развитие интеллекта извес тна давно. Такая деятельность. как «исцеление» средствами музея недугов человеческой психики, начала осуществляться r России всего несколько десятилетий назад. Музейные специалисты, художники, психологи, педагоги комплексно рассматривают арт-терапевтические проблемы как в музейной, гак и вне музейной среде. Ав тора статьи интересует первое.
Неоднократно отмечается, что именно музей может внести особенно ценный вклад в процесс реабилитации и социальной адаптации детей с психическими нарушениями, слабовидящими, слабослышащими и другими отклонениями. Свидетельством этому является практика музеев мира, уже давно работающих с этой сложной аудиторией. Широко изве-сшы опыты Лувра — проект «Музей без правил», скульптурная галерея — «The Louvres Tactile Gallery» (осязательная галерея) открытая в 1995 году и являющаяся известной постоянной музейной выставкой во Франции. созданной специально для слабовидящих и т. д.
В музеях США эта работа поддержана специальным законом об инвалидах, и осуществляют ее как
музейные сотрудники, так и специально подготовленные волонтеры. Так, в музее Метрополитен (Нью-Йорк) есть специальная образовательная библиотека, распространяющая в учительской среде педагогические программы музея и тактильный фонд из предметов неэкспозиционного плана, на основе которого проводятся занятия для слепых. В музее современною искусства Нью-Йорка (МОМА) работа со слепыми и слабовидящими проводится па экспозиции, где посетителям в специальных перчатках разрешают «обследовать» скульптуру. Аналогичная практика есть и в музеях Смитсоновского института [41. Очень часто с музеями в данной области сотрудничают разного рода государственные и общественные арт-терапевтические и иные организации, работающие с проблемными группами населения.
При поддержке национального фонда культуры и Министерства образования в Хельсинки в 1999 году стартовал проект Федерации инвалидов по зрению «Картины для ушей». В рамках проекта музеи проводят экскурсии, адаптированные для слепых взрослых и детей. Участникам выдаются маленькие магнитофоны с записью экскурсии и руководством для ориентирования в помещениях музея. В сотрудничестве со и! колой для инвалидов по зрению изготавливаются рельефные рисунки, изображающие те картины и экспонаты, которые нельзя трогать посетителям.
В Италии с 2000 года Муниципальный музей города Беллузю стал первым в мире, где появился зал для слепых. Теперь незрячие посетители могут на ощупь ознакомиться с трехмерными репродукциями известных произведений, сделанными с помощью компьютерной программы.
Музей естественной истории в Вене впервые устроил в 2004 году экскурсионный день для слепых. Более пятидесяти экскурсантов получили возможность «полюбоваться» огромным сталагмитом из известняковой пещеры, окаменевшими останками динозавров, слонами и древними рыбами. Эта практика была подхвачена Венским военно-историческим музеем, незрячие посетители которого смогли пощупать оружие, сабли и ордена.
В Лондоне в 2005 году открылась выставка «Чувство и чувственность». На пей были представлены работы финалистов первого в Британии конкурса произведений искусства, которые могут быть восприняты незрячими людьми. Среди экспонатов — картины, написанные акриловой краской на алюминии, масляная живопись, плетеные изделия и скульптуры, выполненные в бронзе и дереве. Все выставляемые работы сопровождались звуковым описанием и крупными надписями «на языке» незрячих.
Постоянную экспозицию об истории и проблематике слепоты демонстрирует с 2007 года берлинский музей Иоганна Августа Цойне. Большая часть экспонатов предназначена для того, чтобы прикоснуться к ним руками и, в прямом смысле слова, прочувствовать их [5].
Данный обзор музейных программ говорит нам, что в разных странах мира уделяют все больше внимания вовлечению людей с ограниченным зрением (или вовсе лишенных его) в полноценную жизнь. Россия, к счастью, не исключение. Приведем несколько примеров.
В Павловском дворце бывшие владельцы начали эту работу еще двести лет назад. В 1806 году императрица Мария Федоровна инициировала организацию в селе Павловское первой в России школы для
детей с проблемами слуха. Сохраняя эту благородную историческую традицию, сотрудники Школы искусств при музее-заповеднике, совместно со специалистами из области сурдопедагогики вполне успешно реализуют музейные программы для детей с ограниченными возможностями. Сотрудники музея регулярно организуют занятия для учащихся Межрегионального центра реабилитации лиц с проблемами слуха с использованием слайдов и видеофильмов, предваряющих выход в музейные залы, а также занятия к мастерских реставраторов музея, в парке и его павильонах |6]. Музей-заповедник работает не т олько с детьми с проблемами слуха, но и с проблемами опорно-двигательного аппарата. Всего за год ого посещают более 200 детей, для которых иногда программа является единственным шансом увидеть мир. В настоящее время музей принимает детей, передвигающихся на колясках. В наличии Павловского дворца специальное оборудование подъемники для колясок. Также в наличии музея-заповедника специальное транспортное средство («веселый паровозик») для передвижения, но парку. Разработан специальный маршрут. Также приобретено аудиооборудование (радиомикрофон с комплектом радионаушников) для людей с ослабленным слухом для экскурсий по парку. Не менее важное для современного музейного сервиса, произведено переоборудование туалетов для инвалидов-колясочников.
Целенаправленно стали работать российские музеи с этой категорией посетителей лишь с 1990-х годов. Исключением является Дарвиновский музей. Он обслуживает посетителей с ограниченными возможностями (ипвалидов-колясочпиков, слабослышащих и слепых) более 80 лет. Основатель и первый директор музея Александр Федорович Коте проводил экскурсии для слепых студентов с середины 1920-х годов. В годы Великой О течественной войны музей посещали организованные группы раненых и инвалидов. С 2002 года работа с инвалидами в музее перешла на профессиональную основу, стала более систематизированной. Достижения музея в области работы, но обслуживанию иосетителей-инвалидов отмечались на выставках «КЕНА-2003» в Дюссельдорфе (Германия).
В настоящее время все выставки, проходящие в Государственном Дарвиновском музее, доступны для посетителей с различными формами ограничения здоровья: с нарушениями опорно-двигательного аппарата, слабослышащих, с нарушениями умственного развития и аутизмом, слепых и слабовидящих. На экспозиции используются всевозможные приспособления: тактильные средства информации (этикетаж) с буквами, цифрами по Брайлю, размещенные па высоте 60 — 110 см. Ежегодно музей предоставляет свои выставочные площади для творческих работ инвалидов.
Государственный Русский музей стал первым музеем, разработавшим программу, адресованную детям с ограниченными возможностями. Благодаря развитию идей «гуманистической психологии и педагогики» (К. Роджерс, А. Маслоу, А. Комбс), укоренившихся в музейно-образовательной деятельности последнего времени, авторам программы «Шаг навстречу» удалось выработать дифференцированный подход к этой особой аудитории. Подход, учитывающий потребности этой аудитории и ее возможности |7|. С 1991 года арт-терапевтическая работа проходила в музее с использованием художественной студии и экспозиции музея. Он является
уникальным, в том числе и для мировой арт-тераневтической практики.
Как было сказано выше, в Русском музее арт-герапия стала одним из основных направлений деятельности. Началось все с опыта студийно-выставочной работы с детьми, имеющими трудности в развитии, сегодня акцент сделан на широкий спектр общественно значимых проблем, среди которых особое место занимает наркотическая зависимость. Отечественные арт-терапевтические практики и художники, актеры, музыканты благодаря накопленному опыту творчески помогают детям «с проблемами», используя формы и методы работы в условиях музейной экспозиции: единство эстетических, арт-терапевтических и нсихокоррекциоииых задач.
Исследование показывает, что уже на протяжении многих лет в российских музеях разрабатываются и реализуются программы для людей с ограниченными возможностями. Большее внимание уделено дет ской аудитории.
Именно по этому пути пошли в Государственном Эрмитаже, разработав трехгодичную программу «Прошлое на кончиках пальцев» при участ ии школ-интернатов для слепых и слабовидящих детей. Практическая сторона занятий включает освоение различных творческих навыков: рисование на вертикальной поверхности в стиле наскальной живописи под этническую музыку, лепка глиняной посуды различных эпох и пр. В специально оборудованном классе посетители воспроизводят процесс археологических раскопок музейными средствами.
В музее «Огни Москвы» с 2004 года реализуется программа дя слепых и слабовидящих детей «Я вижу солнце». Первая часть программы — экскурсия, на которой у ребят есть возможность почувствовать атмосферу и особенности старинного здания: прикоснуться к каменной кладке мощных стен, заметить различия в акустике залов, «осмотреть» экспонаты руками. Во время демонстрации светящихся экспонатов учителя из интернатов следят, чтобы каждый ребенок правильно сфокусировал взгляд на предмете. Вторая часть — интерактивная постановка «Сказки о длинненьких и кругленьких человечках» Романа Сефа, сопровождавшаяся записью журчания ручья, пения птиц, голосами домашних животных, играми и ганцами.
Большое количество проектов и в других регионах страны. В Национальном музее Республики Коми проект «Плетение словес» стал продолжением многолетней работы с детьми с ограниченными возможностями. Была создана специальная нчощадка для совместной работы обычных детей и детей с нарушением интеллекта — идея совместного творчества, чтобы сломать стереотип взаимоотношений между здоровыми и «другими» детьми. Л ведь изолированность специальных воспитательных учреждений для людей с ограниченными возможностями приводит к исключению ребенка из многих социальных связей.
В 2001 году стартовал проект «Руками трогать» — проект, подготовленный специалистами Областного краеведческою музея им. Алабина в Самаре. Слепые и слабовидящие дети потрогали руками модели жилищ пародов мира, выполненные из нат уральных материалов. Впервые подобный проект был реализован в Новосибирске и вызвал огромный резонанс. Самара — второй город, решившийся на подобную акцию.
В 2002 году Иркутский художественный музей имени Сукачева провел акцию «Мир познаю
ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ вРСТНИК № 4 (в"& gt- 5010 КУЛЬТУРОЛОГИЯ. ИСКУССТВ08ЕДСНИ?
руками». Слепые и слабовидящие иркутяне смогли «увидеть» копии реликвий античного искусства.
В Тульской областной специальной библиотеке ЛЛЯ слепых в 200(& gt- ГОДУ открыли музой декоративно-прикладного искусства народностей, проживающих на территории региона. Проводятся вечера культуры для незрячих людей, постоянно действует выставка творчества инвалидов «Отувлечения к мастерству».
В музеях США, Англии, Швеции, Голландии, Германии и других европейских стран уже давно существует хороню налаженная система работы с детской аудиторией и депривированными слоями населения. По всей России наблюдается новое направление работы с использованием арт-тера-певтических технологий не только в лечебных, но и в разного уровня образовательных и досуговых учреждениях. Именно музой может внести особенно ценный вклад в процесс реабилитации и социальной адаптации детей с психическими нарушениями, слабовидящими, слабослышащими и др. Ребенку с ограниченными возможностями работа с художественными материалами, занятия музыкой, драмой, танцами, встречи с произведениями искусства на музейной экспозиции помогают побороть негативные психологические состояния, приобрести навыки межличностного общения.
Основными формами работы в отечественных музеях по-прежнему остаются традиционные экскурсии, а также адаптированные экскурсии. Несомненным плюсом многих занятий является наличие тактильного материала: рельефные картины, скульптуры, оружие и прочее техническое сопровождение занятий-маленькие магнитофоны с записью экскурсии и руководством для ориентирования в помещениях музея.
Помимо названных традиционных форм, таких как экскурсии и лекции, используются современные формы работы с посетитолями-инвалидами:
— аудио-экскурсии-
— интерактивные постановки-
— музейные игры для детей-
— показ экспонатов в действии-
— разнообразные музейные праздники -комплекс форм научно-просветительной работы, все элементы которого объединены единой темой, при обязательном использовании музейных предметов, активном участии посетителей, использовании праздничных атрибутов, соблюдении ритуальности, использовании элементов театрализации-
— экскурсии со звуковым сопровождением (с элементами музыкальной терапии) —
— экскурсии с элементами игровой терапии-
— экскурсии с элементами песочной терапии-
— экскурсии с элементами сказкотерапии и пр.
Мы видим, что в музеях создаются специальные
классы, проводятся всевозможные акции, мероприятия, разрабатываются музейные программы, адаптируются экскурсии, но музею, ведется музейно-терапевтическая работа с людьми с синдромом Дауна, с детьми с задержкой психического развития, систематизируется работа социально-культурной реабилитации незрячих детей на экскурсиях.
Если говорить о работе музеев с молодым поколением посетителей, то здесь ость схожие и различные моменты. Все мероприятия, проводимые музеями, не рассчитаны на случайных посетителей, а имеют строгую упорядоченность в выборе возраста, методов и ме тодик работы с определенной аудиторией. Все мероприятия, устраиваемые для детей, имеют под собой обязательно игровую основу. В боль-
шинстве своем музеи стремятся к созданию долговременной музойно-подагогической программы, часто рабо тают с одним и тем же контингентом детей, тесно сотрудничают с учителями, со спецшколами, интернатами.
В российских музеях музейной педагогикой занимаются отнюдь не профессионалы и даже не всегда люди, получившие музеологическое образование, не говоря ужо о музейно-педагогическом, арт-терапевтическом образовании. Как правило, это энтузиасты своего дела, интуитивно чувствующие, как его лучше организовать и построить арт-терапев-тическую работу музейными средствами. Также не наблюдается системный подходв организации данной работы.
Актуальными остаются задачи, во-первых, технического переоборудования музеев, чтобы музейная экспозиция была более доступной {оснащение, пути передвижения, акустика, структура выставочного пространства) — во-вторых, адаптации экскурсионных программ- в-третьих, обучения дополнительного числа сотрудников музея, владеющих особыми методиками работы с каждой из категорий таких посетителей, в идеале — моделирование программ коррекции и развития.
11а основе этих выводов можно утверждать, что отечественные и зарубежные музеи работают в одном направлении и уже сейчас могут использовать опыт работы друг- друга. Исследование показывает наличие перспективы для работников сферы культуры в развитии данных форм работы с людьми с ограниченными возможностями.
Изучив опы т работы российских и зарубежных музеев, автор подготовил проект для людой с ограниченными возможностями «Добрая палитра» на базе Омского областного музея изобразительных искусств им. М. А. Врубеля. Работа в данном направлении осуществляется вместе с сотрудниками отдела «музейной педагогики». Ведется подготовка методического пособия, содержащего рекомендации по работе с «особыми» людьми, пришедшими в музей.
Библиографический список
1. Weil, S. Making Museums Matter / S. Weil. — Washington DC and London: Smithsonian Institution Press, 2002. — P. 55.
2. Bourdieu, P. Outline of a. Sociological Theory of Art Perception The Field of Cultural Production / P. Bourdieu. — Cambridge: Polity Press, 1993. — P. 236.
3. Sekules, V. Researching Visual Arts Education in the museums and galleries / V. Sekules, L. Tickle M. Xanthoudaki. — Kluwer Academic Publishers, 2003. — P. 4.
4. Столяров, Б. А. Музей в пространство художественной культуры и образования: учеб. пособие / Б. А. Столяров. — СПб. 2007 — С. 31.
5. Незрячий да увидит! // Новый меценат. — 2006. — Спец. вып. — С. 44.
6. Васильев, В. Музей становится доступным /П. Васильев// Музей. — 2008. — N0 4. — С. 24−25.
7. Платонова, О. В. Арггерапия в художственном музее: учеб. пособие для студентов гуманитарно-художественных вузов / О. В. Платонова, Н. Ю. Жвитиашвили. — СПб.: СпецЛит, 2000. -С. 36.
АШАЕВАСветлана Васильевна, аспирантка и ассистент кафедры музеологии, экскурсоведения и туризма.
Адрес для переписки: e-mail: kulyamzina_sveU@mail. ru
Статья поступила в редакцию 23. 03. 2010 г.
& lt-&- С. В. Ашаеиа

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой