Мифы в традиционной и современной культуре: Опыт популяризации этнологических исследований в экскурсионной работе на материалах музея антропологии и этногр

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Культура и искусство


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Е. М. Лупанова, М. Ю. Федорова
Мифы в традиционной и современной культуре…
УДК 82−343
Е. М. Лупанова, М. Ю. Федорова
МИФЫ В ТРАДИЦИОННОЙ И СОВРЕМЕННОЙ КУЛЬТУРЕ:
Опыт популяризации этнологических исследований в экскурсионной работе на материалах Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН
Непознанное, необъяснимое, сверхъестественное издревле манило человека. Непостижимость и сейчас не перестает волновать людей. Она дразнит, заставляя вновь и вновь мысленно возвращаться к примерам магии, колдовства, чудес. Неизменный интерес публики вызывают сведения о существовании иных миров, о скрытом смысле предметов и явлений, окружающих человека.
В XX в. человечество вдоволь насытилось разговорами о технических новинках и популярными статьями о всесилии человеческого разума. Идеи покорения и преобразования мира человеком сменились тревогой по поводу экологической ситуации и будущего нашей планеты в этой связи. Усталость от шумной беспокойной жизни в постоянно растущих мегаполисах вызывает ностальгию по непритязательной жизни в гармонии с природой1. Потоки информации из различных источников тоже вызывают усталость, раздражение и неприязнь. И хотя техника продолжает развиваться, потребитель благ цивилизации все меньше желает вникать в подробности ее устройства, технологии изготовления. А аудитория СМИ хочет видеть, слышать, читать интересные, простые для понимания статьи и сюжеты. И уж если есть что-то непонятное, то пусть эта непонятность будет объясняться не обязательностью знания законов механики, микроэлектроники, химии или молекулярной биологии, а невозможностью это понять, чудесной природой явления, пусть будет окутано мистицизмом. Особым успехом пользуются объяснения, научные по форме, но не имеющие ничего общего с наукой, кроме лексики. Зачастую человек, задавая вопрос «почему», на самом деле не хочет никаких объяснений. Достаточно лишь дать наименование какому-нибудь сложному явлению, и у него возникает иллюзия понимания. Например, на вопрос «Почему летает самолет?» можно ответить одним словом: «Аэродинамика!», или «Реактивный двигатель!». С таким же успехом «объяснить», почему иногда предметы перемещаются сами по себе, можно и словом «телекинез». Так популярный некогда журнал «Техника молодежи» уступил место «Битве экстрасенсов».
Желание верить в чудо присуще человеческой природе, также как и нежелание масс перегружать голову слишком подробными и точными знаниями. При этом человек стремится объяснить для себя окружающий мир, сформулировать законы, по которым этот мир живет, на основе этих законов выстраивать свои ожидания.
1 Первые проявления ностальгии по утрачиваемой гармонии человека и окружающего мира относятся к XVIII в. В течение трех столетий процесс прогрессирует, ускоряясь вместе с развитием науки и техники. См.: Яценко И. И. Эстетическая охрана лесов и лесоустройство // Лесной журнал. 1917. Вып. 7−8. С. 370−371- Занадворова Т. Л. Сентиментализм Ж. -Ж. Руссо. Челябинск, 1983- Ахутин А. В. Понятие «природа» в античности и в Новое время («фюсис» и «натура»). М., 1988.
154
Вопросы музеологии
1 (11) / 2015
Очень важной задачей антропологии является поиск ключика для понимания того, что же собственно за существо — человек. Что остается присущим ему, когда не берутся в расчет традиции, связанные с хозяйственным укладом, государственным устройством, воспитанием, языком, религией2. Миф — это один из древнейших инструментов такого простого, популярного и при этом «эффективного» объяснения устройства мира и его законов. Мифы привлекательны как все мистическое и загадочное. Многие поколения сменяли друг друга, передавая знания о мире потомкам в виде этих историй.
В мифах сокрыто огромное количество информации, зашифрована не только житейская мудрость, но и знания, которые теперь принято называть научными, основанными на наблюдениях, расчетах, опыте. Накапливавшиеся наблюдения было легче и надежнее передавать в форме мифов, облекавших знания в привлекательную, яркую, запоминающуюся форму3. То же самое и сегодня нам советует мнемоника: не зазубривать нужную информацию, а организовывать ее в образной форме, задействовать разные органы чувств и устанавливать ассоциации запоминаемых сведений с важными для нас предметами, событиями, ощущениями. При этом большая часть получаемых знаний современному человеку никогда не пригодится на практике, в то время как в традиционном обществе знания, передаваемые из поколения в поколение в виде мифов, жизненно необходимы.
Люди всегда жили в ситуации неопределенности, которую пытались преодолеть разными способами. Для огромного числа современных людей неопределенность перестала носить фаталистический характер. Плохая погода теперь больше грозит задержкой вылета самолета, чем создает угрозу жизни или воспринимается как знак недовольства таинственного божества. А плохой урожай скорее воспринимается как факт из новостей экономики, вероятно, предвещающий повышение цен на некоторые продукты, но никак не голодную смерть целых семей. С точки зрения традиционной культуры заботы современного человека показались бы «мелочами жизни». Тем не менее, и сегодня человек постоянно живет с ощущением неопределенности и пытается найти быстрый выход из нее. Не менее чем вера в чудеса, присущим человеческой природе является желание узнать свою судьбу, потребность в различного рода пророчествах — как глобальных, так личных. Неуверенность в себе, боязнь принятия решений, ощущение нестабильности порождают решения, удивительные с точки зрения логики и одновременно характерные для нашей психики. Происходит перекладывание ответственности на внешние явления, никак не связанные с причинами тревог — пробегающих мимо кошек, пролетающих птиц, «магические» номера машин, припаркованных рядом с местом ответственной встречи или встречающихся по дороге, «счастливые» и «несчастливые» номера незнакомых входящих звонков. Современный человек считает себя значительно более образованным, много знающим о мире, цивилизованным по сравнению с нашими далекими предками. И все же в тех случаях, когда раньше обратились бы к шаману, он помышляет о том, что надо зайти в храм и поставить свечку, одновременно не плохо бы посоветоваться с астрологом, или, по крайней мере, заглянуть в гороскоп. А к случайно найденному на улице телефону он подчас относится с таким же трепетом перед лицом неведомой надвигающейся опасности, как древний человек — к внезапной грозе4.
2 Клакхон К. Зеркало для человека. Введение в антропологию. СПб., 1998. С. 38−66.
3 См.: Лосев А. Ф. Диалектика мифа. М., 2001.
4 Щепанская Т. Б. Гадания на мобильном телефоне (к этнографии техносферы: постановка проблемы) // Радловский сборник: научные исследования и музейные проекты МАЭ РАН в 2010 г. СПб., 2011. С. 55−60.
155
Е. М. Лупанова, М. Ю. Федорова
Мифы в традиционной и современной культуре…
Представим себе фантастическую ситуацию встречи с представителями традиционного общества и возможности общения с нашими далекими предками на одном языке. Никому из нас не пришло бы в голову на вопрос о том, для чего в XXI в. существуют телефоны, компьютеры, автомобили рассказывать о символических «сакральных» функциях этих предметов — о том, что «Мерседес» или айфон — признак благосостояния, к своей машине хозяин порой относится как к красивой женщине, а в Интернете особенно удобными являются серверы гадалок. Однако трудно отрицать, что такие функции использования названных предметов прочно вошли в жизнь и сознание современного человека. На самом деле, нет ни одного предмета, созданного руками человека, который не был бы поливалентен, многозначен, многофункционален. Как минимум, они имеет утилитарное и дизайнерское решение. Этнограф видит в нем одно, социолог — другое, инженер — третье, художник — четвертое, и так далее до бесконечности5. В экскурсию «Мифы звездного неба» включены простые и доступные примеры множественной интерпретации различных элементов традиционной культуры. Усодержатель икуниси — это не только приспособление, позволяющее сохранить усы сухими при питье саке. Африканский кузнец может жить не только на земле, для него есть место и на небе. А подзорная труба пригодится как капитану, так и шаману. Таким образом, разрушаются широко распространенные обывательские заблуждения о том, что этнографическая действительность может быть показана «такой, как она есть», экспонаты представлены систематически, за каждым предметом закреплено какое-либо только ему присущее значение, и для того, чтобы выяснить, что это за предмет, достаточно только посмотреть этикетку (а иногда не требуется даже и этого). Хотя этнографы концентрируют внимание прежде всего на изучении культурных традиций и традиционной культуры, в последнее время они все чаще обращаются к современным этнокультурным процессам, изучению нитей, связующих прошлое с настоящим и генерализующих направлений культурных трансформаций.
Экскурсия «Мифы звездного неба» — это путешествие в мир народов тропической Африки, аборигенов Северной Америки и древних восточных цивилизаций с рассказом о тайных знаниях далеких времен. Экскурсия предполагает диалог с посетителями, приглашает задуматься об общих для всех времен и культур чертах человеческой психики, о преемственности традиций изучения окружающего мира. Смысл мифов, умение применять заложенную в них информацию на практике, как правило, принадлежало избранным, посвященным — жрецам, шаманам, монахам. Лишь малая часть смысла, который несут мифы, была всеобщим достоянием.
Становление науки также было явлением элитарной культуры. Простым смертным Нового времени не надлежало понимать латинских текстов, разбираться в сложных математических выкладках, уметь пользоваться часами и микроскопами. Точно так же как средневековым крестьянам не следовало разбираться в тайнах имянаречения или думать о времени церковных служб, ориентируясь на что-либо, кроме колокола. Посетители музея узнают, какой смысл вкладывали шаманы, жрецы и монахи в общеизвестные в прошлом мифы и предания. Какие астрономические наблюдения лежали в основе этих сюжетов? Какие «магические» предметы позволяли передавать эти сакральные знания из поколения в поколение? Как эти предметы превратились в первые научные инструменты? И как на основе накопленных веками знаний происходило становление астрономии? Насколько
5 Арсеньев В. Р. К проблеме реконструкции иноэтничных культурных стереотипов // Фольклор и этнография: проблемы реконструкции фактов традиционной культуры. Л., 1990. С. 191−193.
156
Вопросы музеологии
1 (11) / 2015
тесно, практически неразрывно, она была связана сначала с астрологией и искусством предсказания? Ведь составление прогноза погоды казалось не меньшим искусством, чем предсказание судьбы императрице. А телескоп — не только предметом, позволяющим приблизить отдаленное, но и постичь смысл рассматриваемого предмета6.
Накопление научных, объективных знаний не привело к отрицанию традиционных представлений о мироздании, в основе которых лежат мифы. Наука органично вошла в ментальность Нового времени, определив основную линию дальнейшего развития европейской цивилизации.
Своеобразие Музея антропологии и этнографии имени Петра Великого (Кунсткамеры) РАН (далее — МАЭ) заключается в разнообразии его коллекций. Собрание раритетов и редкостей XVIII в. в стенах музея со временем уступило место этнографической тематике. Часть коллекций при этом передавалась создаваемым вновь музеям, а в Кунсткамеру поступали предметы и коллекции, собранные в различных экспедициях. Но МАЭ и сегодня предлагает вниманию посетителей экспозиции, имеющие отношение к разным областям знания. Наряду с многочисленными этнографическими коллекциями музей располагает уникальными экспонатами, иллюстрирующими историю накопления научных знаний о мире. Кунсткамера возникла как явление западноевропейской культуры, одна из составляющих в процессе замены «знаковой системы» средневековой русской культуры европейскими формами. Переход от средневековой культуры к культуре Нового времени, интенсивно происходивший по воле Петра I, проявлялся в постепенной секуляризации, увеличении потребностей в естественнонаучных знаниях и развитии техники. Петровская Кунсткамера не только стала одним из проявлений новой культуры, не только стала одним из его символов, она как музей служила распространению знаний, выполняя тем самым важную просветительскую миссию7.
Уникальные этнографические коллекции нашего музея известны специалистам всего мира и парадоксально мало интересуют рядового российского посетителя, интересующегося обычно лишь анатомическими раритетами. Этнографические коллекции, собирающиеся на протяжении вот уже трех столетий, дают замечательную возможность изучать, как менялось человеческое сознание, как накапливались знания о мире, и как постепенно происходило становление науки, менялось отношение человека к окружающему миру.
Этнографические музеи с каждым годом все больше воспринимаются как заповедники традиционной культуры, памятники далекого, безвозвратно ушедшего прошлого, поэтому имеющие исключительно историческую ценность, и, следовательно, интересные только специалистам и любителям древностей8. Рассуждения такого рода влекут за собой снижение интереса массовых посетителей к экспозициям нашего музея. Для многих посетителей МАЭ знакомство с коллекциями важно не столько как практика, позволяющая узнать что-то новое о жизни других народов или познакомиться с историей науки, сколько
6 Иванов К. В.: 1) Первые телескопы. На пути от раритета к «философскому» инструменту // Неприкосновенный запас. Дебаты о политике и культуре. 2004. № 6 (38). С. 87−94- 2) На службе империи: астрономические институты в эпоху абсолютизма // Вопросы истории естествознания и техники. 2008. № 3. С. 81−106- Гаврин В. В. «Оттого-то Урания старше Клио …». «Атрибуты учености» в русском портрете эпохи Просвещения // Неприкосновенный запас. Дебаты о политике и культуре. 2004. № 6 (38). С. 101−105.
7 Карпеев Э. П. Кунсткамера в новой русской культуре // Курьер Петровской Кунсткамеры. СПб., 1995. Вып. 1. С. 6−15.
8 Форум: Этнографические музеи сегодня //Антропологический форум. 2007. № 6. С. 9−132.
157
Е. М. Лупанова, М. Ю. Федорова
Мифы в традиционной и современной культуре…
как способ подтверждения идентичности «культурного» или «образованного» человека. Процесс возобновления названных идентичностей проявляется в «узнавании» или «припоминании» человеком каких-либо предметов, которые являются значимыми символами представленных в музее этнических культур. К таким предметам, например, относятся китайские фарфоровые изделия, костюмы японских самураев, разные виды национальных костюмов и т. д.
Можно констатировать, что в условиях музейного пространства посетитель часто действует как культурный прагматик. Культура для него важна, прежде всего, как средство социальной ориентации и социального самоутверждения. Многие практики, реализуемые как самими музеями, так и посетителями, согласуются с требованиями, которые выдвигает общество потребления. В. Р. Арсеньев писал об этом, как о тенденции «превратить музей, в частности музей этнографический, в своего рода «супермаркет» небанальной, нерутинной, некаждодневной информации и переживаний, место рекреации со специфической образной, предметной, тематической средой, в как бы «человеческий аквапарк», «луна-парк», «зверинец», «кунсткамеру по нормам вкуса и спроса начала XXI в. ««9.
В современном музее классическое потребление (консюмеризм) сосуществует с консюмеризмом творческим. Под «классическим» подразумевается потребление стандартных товаров и услуг, под «творческим» — товаров и услуг, формирующихся при непосредственном участии потребителей и отражающих их вкусы и характеры. Отечественный исследователь практик потребления В. И. Ильин отличие творческого консюмеризма от классического видит в том, что это «культура не масс, а индивидов. Даже если их миллионы"10 11. Создание многочисленных тематических программ, предполагающих различные интересы посетителей, многообразие мотивов посещения музея, «обратную связь» с посетителями и даже невозможных без нее — один из примеров творческого потребления, возможного в музейной среде.
Популяризация исследований современных антропологов и этнологов в форме общедоступных экскурсий позволяет не только напомнить исторические факты, но и рассказать об общих для разных культур способах конструирования мира, связи времен, дать материал для размышлений об эволюции человека, его психики, истории ментальности.
По выражению голландского антрополога Г. Хофстеде, «культура — это программное обеспечение ума"11. Музейные коллекции позволяют сравнить как материальную культуру традиционного и современного обществ, так и мировоззрение их представителей. Разумеется, одного созерцания (осмотра) экспонатов недостаточно для такого сравнения. Требуется знакомство с нематериальным наследием различных культур, и прежде всего с мифологией. Под «мифами» в данном случае понимается обширный комплекс представлений. «Миф — это то, что в дискурсивной форме выражает то, что невозможно уловить в качестве истины"12.
Культурологи, антропологи и этнографы предлагают различные параметры для сравнения культур. Как правило, они принимают во внимание отношение их носителей ко вре-
9 Там же.
10 Ильин В. И. Креативный консюмеризм как тренд современного общества потребления // Журнал социологии и социальной антропологии. 2011. № 5. С. 47.
11 Мясоедов С. П. Основы кросскультурного менеджмента. Как вести бизнес с представителями различных культур. М., 2003. С. 98.
12 Дьяков А. В. Жак Лакан. Фигура философа. М., 2010. С. 114.
158
Вопросы музеологии
1 (11) / 2015
мени, пространству и природе13. Следует оговорить, что деление культур на «традиционные» и «основанные на научных знаниях» является лишь методологическим инструментом, позволяющим рассмотреть наиболее существенные черты многообразных сообществ прошлого и настоящего. Не вызывает сомнений, что реальность, описываемая категориями «общество» или «культура», более сложна, чем любая теоретическая модель.
Привлекая музейные экспозиции и обращаясь к мифологии и фольклору разных народов, мы обнаружим существенные отличия в «традиционном» и «научном» представлениях о мире. Во многих традиционных обществах существовало представление о делении Вселенной на три части: верхний, средний и нижний миры. Экспонаты, иллюстрирующие эту космографическую идею, многочисленны. Как правило, три мира располагаются вдоль вертикальной оси. Тайский историк Тхонгчай Виничакул, автор докторской диссертации по истории картографии в своей стране, писал, что «подобная карта была бесполезна для любых путешествий, кроме поисков заслуг и спасения"14. Постоянное накопление знаний о мире сделало возможным другое его описание. На смену шаманскому «мировому древу» пришла географическая карта. Постоянно совершенствовались средства передвижения, и возникла необходимость в практичных морских и сухопутных картах. Инструменты, нужные для их создания, также представлены в залах музея.
Традиционное мировоззрение подразумевает, что время циклично и событийно. Оно идет «само по себе». Чтобы ориентироваться во времени, достаточно календаря, позволяющего наблюдать смену одинаковых повторяющихся циклов (промежутков).
Научное представление о мире не отрицает цикличности времени, связанного с ритмами природы, но предполагает не только наблюдение за его ходом и констатацию смены сезонов, но и объективное измерение. А то, что можно выразить в количественном отношении, из независящей от человека (субъекта) данности превращается в ресурс, использовать который можно по-разному. Фраза Б. Франклина «время — деньги», непонятная и далеко не само собой разумеющаяся для многих его современников, со временем стала крылатой, общеизвестной и относящейся к категории прописных истин. Одновременно выходили на новый уровень астрономические наблюдения, в связи с чем совершенствовались приборы измерения времени. В нашем музее представлены предметы, иллюстрирующие процесс трансформации представлений о времени.
По мере накопления научных знаний меняется и отношение к природе. В традиционном обществе человек не противопоставляет себя окружающему миру. Считается, что человек — такая же часть природы, как и окружающие его живые существа. Во многих традиционных культурах не существует непроницаемых границ между миром людей и миром животных. И те, и другие могут совершать судьбоносные для мира деяния, выступать предками друг друга.
Постепенно природа из среды обитания, к которой нужно приспосабливаться, превращается в объект, активно изменяемый человеком. Так же, как и время, она становится источником ценных, измеряемых в количественном отношении ресурсов.
Популярный в начале XX в. немецкий писатель П. Келлер рассуждает в своей «Последней сказке»: «Люди изучают природу и отдаляются от нее. Поскольку они видят ее слишком близко, они полагают, что природа — это не более чем объект для исследова-
13 Гуревич А. Я. Категории средневековой культуры. М., 1984. С. 166- Мясоедов С. П. Основы кросскультурного менеджмента. С. 102.
14 Цит. по: Андерсен Б. Воображаемые сообщества. М., 2001. С. 189−190.
159
Е. М. Лупанова, М. Ю. Федорова
Мифы в традиционной и современной культуре…
ния. Так они теряют то, что изучают. Это принадлежало лишь неискушенным, непосредственным. Наше время — умное, но бедное"15.
Участники экскурсии «Мифы звездного неба» могут проследить изменение взгляда человека на окружающую среду. Этнографические экспозиции музея, залы «Первая академическая обсерватория России» и «Большой Готторпский глобус» позволяют реконструировать процесс накопления знаний о мире и проследить параллельную ему трансформацию сознания человека. Интерактивная часть экскурсии «Мифы звездного неба» позволяет попробовать себя в роли астронома и навигатора XVIII в., овладеть элементарными приемами использования астролябии и изготовления астрономических часов. Маленьких посетителей порадуют загадки народов мира, возможность сделать своими руками планисферу или соорудить модель солнечной системы.
Возможно, вдумчивое знакомство с музейными коллекциями поможет преодолеть «бедность» нашего времени и лучше его понять.
Социолог З. Бауман описывает реальность, используя метафору «текучая современность». Он полагает, что в настоящее время «не хватает таких паттернов, кодексов и правил, которым можно подчиняться, которые можно выбирать в качестве устойчивых ориентиров и которыми впоследствии можно руководствоваться & lt-… >- Паттерны и конфигурации поведения больше не заданы и тем более не самоочевидны- их слишком много, они сталкиваются друг с другом, и их предписания противоречат друг другу, так что все они в значительной степени лишены своей принуждающей, ограничивающей силы. Таким образом, из «твердого» состояния общество переходит в состояние «жидкое», «текучее""16.
Современный человек постоянно находится в ситуации выбора, и часто разнообразие открывающихся возможностей существенно превышает его способность к восприятию и «обработке» информации (сведений). Естественной реакцией человеческой психики становится сопротивление непрекращающемуся потоку информации. Это может выражаться в неспособности к длительной концентрации внимания и неосознанном игнорировании «слишком сложного». В то же время не исчезает стремление сформировать непротиворечивую картину мира. И для ее построения могут быть задействованы механизмы, актуальные в традиционном обществе, но не всегда соответствующие научной рациональности.
Производители и распространители информации борются за время и внимание людей, и музеи также включаются в поле этой борьбы. По многим параметрам они не могут конкурировать со средствами массовой информации или объектами индустрии развлечений, но одновременно имеют и очевидные преимущества перед ними. Одно из них исходит от укоренившегося в обществе взгляда на культурные объекты как на дефицитные ресурсы. Второе связано с престижностью «приобщения» к этим ресурсам. Посещение тематических экскурсий, к числу которых относится программа «Мифы звездного неба», является одной из практик подобного «приобщения».
15 «Die Menschen studieren die Natur und entfemen sich von ihr. Weil sie zu kurz schauen, glauben sie, die Natur sei nichts Besseres, als ein Studienobjekt. So verlieren sie, was sie erkennen. Die Naiven, die Torichten waren die Besitzender. Und unsere Zeit ist klug, aber arm». Paul Keller. Das letzte Marchen. http: //books. google. ru/books?id=SCi7llW5vMAC&-pg=PT122&-lpg=PT122&-dq=Die+Menschen+studier en+die+Natur.
16 Бауман З. Текучая современность. СПб., 2008. С. 14.
160
Вопросы музеологии
1 (11) / 2015
Информация о статье
Авторы: Лупанова Евгения Михайловна — канд. ист. наук, старший научный сотрудник, Россия, Музей антропологии и этнографии имени Петра Великого (Кунсткамера) РАН, Санкт-Петербург, lupanova@kunstkamera. ru- Федорова Марина Юрьевна — экскурсовод, Музей антропологии и этнографии имени Петра Великого (Кунсткамера) РАН, Санкт-Петербург, lupanova@kunstkamera. ru. Заглавие: Мифы в традиционной и современной культуре: Опыт популяризации этнологических исследований в экскурсионной работе на материалах Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН.
Абстракт: Для современного антрополога, этнолога или культуролога давно не секрет, что в мифах сокрыто огромное количество информации. Это и житейская мудрость, и знания, доступные не каждому, основанные на специальных наблюдениях и особом опыте (целебные свойства трав, предсказание стихийных бедствий). Выявление скрытого смысла является полем для плодотворной деятельности многих современных специалистов. Однако труд их будет иметь существенно меньшее значение, если получаемые в ходе их исследований сведения останутся достоянием узкой профессиональной группы. Экскурсионная работа в этнографическом музее представляет прекрасные возможности для популяризации идей современной гуманитарной науки. Опытом такой работы стала разработка экскурсии «Мифы звездного неба» в Музее антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН. В статье изложены теоретические положения, которые легли в основу разработки этой экскурсии.
Ключевые слова: Этнографический музей, музей истории науки, миф, традиции, картины мира, креативный консьюмеризм.
Information on article
Authors: Lupanova Evgenia Mikhailovna — Candidate of Science in History, Senior Research Fellow, Russia, Peter the Great’s Museum of Anthropology and Ethnography (Kunstkamera) RAS, Saint-Petersburg, lupanova@kunstkamera. ru- Fedorova Marina Yurievna — Guide, Russia, Peter the Great’s Museum of Anthropology and Ethnography (Kunstkamera) RAS, Saint-Petersburg, lupanova@kunstkamera. ru Title: Myths in Traditional and Contemporary Culture: Experience of Popularization of Modern Ethnic Studies in the Excursion Activities at the Museum of Anthropology and Ethnography named after Peter the Great (Kunstkamera) Russian Academy of Sciences.
Abstrac t: It is quite a common idea for a modern anthropologist or ethnographer that myths conceal a great amount of information. That can be practical worldly knowledge or information available for chosen ones, information, based on special observations or particular experience (curative effects of herbs or disaster forecast). Revelation of concealed sense of myths is a research field of many specialists. How-ever their efforts will be less significance if they are familiar and understandable just for their colleagues within the frames of narrow professional group. Excursion activities at an ethnographical museum provide fine opportunities for popularization and promotion of modern humanities. The new excursion of Peter the Great’s Museum of Anthropology and Ethnography (Kunstkamera) «Myths of Celestial Sky» is an example of realizing the idea of popularization. The article develops theoretical basis used for the elaboration of this excursion.
Key words: Museum of ethnography, museum of science history, traditions, images of world, creative consumerism.
161

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой