Трансформация социокультурной идентичности горожан в условиях индустриализации во второй половине 1950-х начале 1980-х гг. (на материалах Ангаро-Енисейског

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Культура и искусство


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

^Щ ПРОШЛОЕ, НАСТОЯЩЕЕ
И БУДУЩЕЕ ТРАНСФОРМАЦИЯ социокультурной ИДЕНТИЧНОСТИ ГОРОЖАН В УСЛОВИЯХ ИНДУСТРИАЛИЗАЦИИ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ 1950-х — НАЧАЛЕ 1980-х гг. (НА МАТЕРИАЛАХ АНГАРО-ЕНИСЕЙСКОГО РЕГИОНА) Н. В. Гонина
Понятие социокультурная идентичность име- ции. ет значительную смысловую многомерность и Также были использованы данные из стати-требует пояснения. Воспользуемся определением, стических сборников Красноярского края и Иркут-данным В. И. Пантиным и И. С. Семененко: «Со- ской области, фондов государственных и муници-циокультурная идентичность — это представле- пальных архивов Братска, Иркутска, Красноярска, ние человека о себе и своем месте в обществе, тех Минусинска, Усть-Илимска, периодической печати ценностей и поведенческих моделей, которые фор- этих городов, опубликованных воспоминаний. мируются на основании отождествления себя с Индустриализация 1950 — 1980-х гг. привела к
определенным культурным выбором и ролевыми созданию в регионе большого количества промыш-функциями, с социальными институтами и отно- ленных предприятий и комплексов. Среди населе-шениями». Далее авторы указывают, что в услови- ния резко возросло число представителей рабочих ях модернизации происходит смена идентичности, профессий. Чем меньше был город (за исключени-при этом особую важность имеет органичное со- ем тех, кого обошла стороной индустриализация, вмещение «…императивов модернизации с импе- таких как Киренск, Уяр), тем большая часть его жи-ративами сохранения основы культурной идентич- телей трудилась на промышленном производстве ности, определенной преемственности в культуре» и/или транспорте.
[13]. Города, как правило, оказывались в зоне влия-
В рамках данной статьи предпринята попытка ния одного (малый город) или нескольких (средние показать влияние активного количественного и ка- и крупные города) производств и соответствую-чественного роста промышленного производства щих ведомств. Согласно предложенному Н. С. Хру-на изменения в социокультурной идентичности го- щевым социальному курсу, продолженному затем рожан. В качестве основного объекта исследования в брежневский период, предприятие должно было избраны работники высшей и средней квалифи- материально обеспечивать социальную сферу го-кации крупных промышленных предприятий (не рода.
администраторы). На наш взгляд именно данная Нужно заметить, что в региональных центрах
группа представляет наибольший интерес с точки (Красноярск и Иркутск) крупные предприятия зрения цели исследования, так как она наиболее играли важную роль, но они не перекрывали всю адекватно отражает влияние индустриализации, а социальную сферу. Всегда сохранялись самостоя-также активно участвует в создании новых общно- тельные, независимые от промышленного произ-стей. водства (в разной степени) области и учреждения,
В качестве базового источника информации, а соответственно, были иные пути решения вопро-использованы материалы 30 интервью, проведен- сов.
ных автором в течение зимы — осени 2013 г. в го- В малых и средних городах местная власть
родах Боготол, Братск, Железногорск, Иркутск, обладала меньшими возможностями, а непроиз-Красноярск, Минусинск, Назарово, Усть-Илимск. водственная сфера была слабо развита. Поэтому Информанты разделены на две группы по возрасту администрация предприятия занимала ведущие
— 1910 — 1930-х гг. и 1940 — 1960-х гг. рождения, что позиции в решении социальных вопросов и могла позволяет выявить изменения в самоидентифика- игнорировать проблемы социальной сферы дол-
49
ПРОШЛОЕ, НАСТОЯЩЕЕ И БУДУЩЕЕ ИНДУСТРИАЛЬНОГО ГОРОДА
гое время. Особенно это было характерно для ведомств, привыкших в сталинский период использовать труд заключенных (лесозаготовительные, золотодобывающие), что обусловило низкий уровень развития социальной инфраструктуры в таких городах как Енисейск, Бодайбо, Киренск и др. [7, 12] Наоборот, ведомства, отвечающие за развитие высокотехнологичных отраслей, часто вкладывали в социальную сферу значительные средства. Наилучшее положение было у закрытых городов — Красноярск-26 и Красноярск-45 [15]. Достаточно благополучной была ситуация в Ангарске, Братске, Дивногорске, Норильске, Усть-Илимске [7].
Кроме вложения материальных ресурсов в развитие города, предприятие также должно было создать область заботы о работниках — собственный комплекс учреждений социальной сферы. Сюда относились здравоохранение и образование, транспорт и благоустройство, обеспечение жилищем и детскими учреждениями, питание и отдых трудящихся и их семей. При этом качество услуг часто значительно превосходило аналогичные в учреждениях города. Позднее к ним добавилось распределение дефицитных товаров, в том числе холодильников, стиральных машин и автомобилей. Важную роль играло формирование при предприятии дачных и гаражных кооперативов. Таким образом складывалась ситуация патернализма, что выявляется и в материалах интервью. Например, работники Красмаша, рассказывают о производстве, используя в отношении завода слово «наш», дают позитивную оценку особенностям секретного производства, снабжения продуктами, медицинской помощи. Даже рассказ об авариях и тяжелом характере работы передается с гордостью. В воспоминаниях сотрудников Электрокомплекса в Минусинске название предприятия произносится «с большой буквы», время в их жизни четко разделяется на «до» и «после» работы на заводе, все факты даются в позитивном ключе, особое внимание сосредотачивают на благоустроенных микрорайонах, построенных предприятием, хороших условиях труда и быта. В Братске рассказы о работе «Брат-скгэсстроя» приобрели характер живой легенды, которая воспроизводится во всех печатных из-
даниях, учреждениях культуры, устных рассказах [10- 11- 15- 16].
Предприятие также становилось хранителем своей истории. Создаются и пополняются музейные фонды. Регулярно проводятся встречи с ветеранами и записываются их воспоминания. Например, музей «Братскгэсстроя», созданный в 1979 г., не имеет равных в нашей стране среди музеев предприятий по объему и разнообразию коллекции.
Таким образом, все сферы деятельности работников оказывались так или иначе связаны с предприятием. Завод становился «вторым домом». Люди, говоря о себе, использовали не топографическое понятие (место проживания), а называли место работы («красмашевцы» и др.). Патернализм государства, характерный для сталинского времени, переходит в патернализм крупного предприятия. С работой на таком производстве связывалось чувство защищенности, стабильности. Это хорошо координировалось с традиционным мировоззрением, но при этом поднимало его на новый уровень
— не подчиненность, зависимость — пассивность, а сотрудничество, сопричастность к «большому делу» — активная сознательная деятельность.
Сказанное касается именно крупных производств государственного значения. На малых и средних предприятиях местного уровня социальное обеспечение имело ограниченное финансирование и недостаток возможностей. Здесь была меньшая заработная плата, низкий уровень охраны труда и благоустройства и, соответственно, высока текучесть кадров. Квалификация работников также была ниже [6].
Отметим еще одну характерную черту. В Норильске и Братске особую роль в памяти людей занимают руководители градообразующих предприятий, которые приобретают легендарный образ — это А. П. Завенягин и И. И. Наймушин. В воспоминаниях подчеркивается их забота о людях
— строительство бассейнов, спорткомплексов, домов культуры, жилья, обеспечение высокого уровня благоустройства, решение проблем с детскими учреждениями, простота в общении, личная заинтересованность в решении проблем рабочих и др. [3- 15- 16].
Щ ПРОШЛОЕ, НАСТОЯЩЕЕ
И БУДУЩЕЕ
^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^вдуСТРИАЛЬН2?2і2Р2Д^^
Здесь наблюдается персонификация патерна- чий коллектив, и именно с ним была связана его листского начала. Однако она появлялась только идентичность. В рабочем коллективе выстраива-при наличии харизматичного лидера. В остальных лись определенные социальные отношения и свя-случаях конкретная личность руководителя про- зи, осуществлялось воспитание молодежи, а если изводства могла не играть такой роли. Также от- надо — то и старшего поколения. Так женсоветы и метим, что эта ситуация характерна именно для партячейки могли активно вмешаться в семейные малых и средних городов с производством союз- дела, если родители не заботились о детях, если ного уровня. В региональных центрах на первый дети прогуливали школу, если члены семьи были план выходила партийная элита. Например, жите- замечены в пьянстве и др. Коллектив приходил че-ли Красноярска не помнят директоров Красмаша и ловеку на помощь в случае тяжелой болезни или КрАЗа, зато хорошо знают руководителей края — других трудностей [4- 6].
В. И. Долгих и П. С. Федирко и относятся к ним с Совместно проходили выезды на природу, на большим пиететом [10]. картошку, в колхоз. Всем коллективом вступали в
Однако, говоря о патернализме, не следу- гаражные и дачные кооперативы, где места выделяет преувеличивать его значение. Более того, его лись по соседству. Жили тоже, как правило, рядом роль снижается в связи с ростом образования, — в общежитии, а затем в новом доме. Дети ходили профессионализма, материальной обеспеченно- в один садик и школу. Жизнь постоянно «на виду» сти и информированности горожан. Люди стали проходила также, как и в деревенском сообществе. чувствовать свою ценность и требовать адекват- Это формировало постоянную среду взаимодей-ного отношения к своим потребностям. Так, если ствия, которая воспринималась как естественная старшее поколение красноярцев (1910 — 1930-х гг. [10].
рождения), как и жители других городов, покорно На предприятии создавались также спортив-ожидало льгот и благ от предприятия и радостно ные и творческие коллективы. Так очень популяр-принимало их, не сетуя на качество: дали кварти- ны были футбол, хоккей, плавание, альпинизм и ру через 15 лет — «огромное счастье" — нет мебели лыжи. Завод финансировал покупку инвентаря,
— «ничего страшного, это не главное" — низкая зар- проведение тренировок и поездку на соревнова-плата — «ничего, зато люди хорошие». Самое за- ния. У каждого крупного предприятия была своя мечательное в отдельных интервью у этой группы команда, например знаменитый красноярский
— люди не помнят цифру своей заработной платы, «Енисей» — команда завода Красмаш по хоккею с
так как «не придавали этому особого значения» мячом — был 11-кратным чемпионом СССР и дву-[10]. кратным обладателем Кубка мира [9].
Молодое поколение (1940-х — 1960-х гг. рож- Самодеятельность также финансировалась
дения) уже подходит к вопросу с позиции «мне предприятием, на каждом заводе были танцеваль-должны». Оно не связывает себя с конкретным ный, хоровой, эстрадный и другие коллективы. предприятием. Не хочет ждать и требует повыше- Устраивались смотры-конкурсы и концерты, как ния качества жизни, занимая активную самостоя- местного, так и всесоюзного уровня. Заметим, что тельную позицию. Так критерием выбора рабоче- люди охотно в них участвовали и с удовольствием го места все чаще становится квартира и хорошая об этом вспоминают [10].
зарплата (ежемесячный доход и его изменения на- В коллективе создавались и свои традиции. зывают достаточно четко). Больше внимания уде- Например, поднятие флага в Усть-Илимске и на ляется самостоятельно приобретенным материаль- Столбах в Красноярске в честь памятных событий, ным благам. Отдельные информанты признались, лыжные и туристические походы, совместное про-что процесс «доставания» вещей доставлял мо- ведение праздников, значимых событий (напри-ральное удовлетворение [10]. мер, свадьба), капустников, литературных или му-
Большую роль в жизни человека играл рабо- зыкальных вечеров и многое другое [10].
51
ПРОШЛОЕ, НАСТОЯЩЕЕ И БУДУЩЕЕ ИНДУСТРИАЛЬНОГО ГОРОДА
Естественно, что семейные пары и дружеские компании складывались здесь же. Подросшие дети также вливались в общие ряды. Соответственно, сферы семьи и производства могли накладываться.
Таким образом, творческая или спортивная самореализация, проведение досуга, семья — то есть личная жизнь вне производства, то, что обычно является областью приватного — также оказывались тесно связаны с предприятием и рабочим коллективом. При этом формы и виды коллективной досуговой деятельности позволяют говорить о возросших интеллектуальных и эстетических потребностях.
Человек был неотъемлемой частью коллектива во всех своих действиях и этой принадлежностью определялось его бытие. Недаром значительное количество советских фильмов и литературных произведений данного периода в качестве основной темы выбирали именно проблему взаимоотношения людей в производственном процессе. Однако если раньше (в 1930 — 1940-х гг.) речь шла о «винтиках» системы, то теперь большое внимание уделяется личностным характеристикам — таланту, знаниям, интересам, целеустремленности, трудолюбию, доброте и др. В то же время индивидуальность не должна выделяться чем-либо, что идет вразрез с нуждами производства и коллектива. Например, осуждались приоритет личных интересов перед общественными, стремление к материальному благополучию, противопоставление себя коллективу и др. [1].
С другой стороны именно в рассматриваемый период начинается процесс приватизации частной жизни, который характерен для индустриального города. Начало ему было положено во второй половине 1950-х гг. «санкционированием» партией удовлетворения потребностей населения, а также программой обеспечения индивидуальным жильем каждой семьи. В целом, учитывая, что квартиры большинство населения городов Ангаро-Енисейского региона получило ко второй половине 1960 — начале 1970-х гг. [7], отражение процесса в социокультурной сфере можно наблюдать не ранее этого времени. Оно нашло выражение у молодого поколения в росте самодостаточности и, как след-
ствие, формировании суженного круга общения, включающего близких, друзей и родственников- в сосредоточении на обеспечении семьи материальными благами — мебель, бытовая техника, дача, машина- интимности в отношениях- стремлении к ограждению личного пространства- появлении понятия «время для себя» [10].
Однако эта тенденция получает незначительное развитие и наблюдается преимущественно в региональных центрах. В молодых городах (Ангарск, Братск, Дивногорск и др.) и городах, переживших обновление в связи с размещением в них современных производств (Минусинск) в силу преобладания молодежи и общей маргинально-сти населения, наоборот, получил распространение коллективизм. В малых городах, удаленных от больших строек сохраняется традиционный образ жизни, близкий сельской местности и соответствующая ему идентичность.
Отношение к труду также являлось важнейшей составляющей идентичности и одной из базовых ценностей советского общества. Недаром труд был включен в моральный кодекс строителя коммунизма, в котором он определяется как «добросовестный труд на благо общества». Труд интерпретировался как сопричастность к великому общему делу созидания, ежедневный подвиг, участие в исторических событиях, проверка себя на прочность и преодоление себя. Часто у молодых он принимал фанатичный характер. Ярким примером может быть строительство зимой в 40−50-градус -ные морозы без специального снаряжения и практически без техники ЛЭП-220 Иркутск-Братск и ЛЭП-500 от Братска до Усть-Илимска [15- 16].
Там где у молодежи на первый план выходило соревнование (не важно, с природой, с товарищем.), для старших был просто привычный тяжелый рутинный труд, основа выживания в традиционном крестьянском обществе.
В интервью большинство информантов подчеркивают, что самое важное в их жизни (для женщин после семьи и детей) — работа. Все заявили, что работу свою любят, посвящают ей значительную часть своего личного времени. Многие из опрошенных, несмотря на пожилой возраст,
ПРОШЛОЕ, НАСТОЯЩЕЕ И БУДУЩЕЕ ^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^НДуСТРИАЛЬНОГО"РОД^^
продолжают трудиться (конечно, уже не на основ- Среди специалистов среднего звена не менее
ном месте работы) и активно участвовать в обще- высоко, чем образование ценилось мастерство, ственной жизни. Из всех информантов только двое приобретенное с опытом, помноженным на лич-(1940-х гг. рождения) упомянули о материальном ные качества — талант, наблюдательность, целеу-интересе (перешли на другую работу в целях повы- стремленность, выдержку и др. Недаром именно шения зарплаты), остальные сказали, что зарплата в этой группе в рассматриваемый период наблю-была для них не главным фактором — «на жизнь дался рост изобретательства, преимущественно в хватало и ладно"[10]. области усовершенствования орудий труда и про-
Что же признавалось значимым в самом рабо- стых механизмов [6]. чем процессе? В индустриальном обществе труд Происходит расширение идентификационного
приобретает новые черты. Ценилась работа инте- поля. Оно, как правило, теперь определяется при-ресная, творческая, позволяющая постоянно от- надлежностью к группе профессионалов — учи-крывать для себя новое, самосовершенствовать- телей, врачей, инженеров, художников и т. д. Для ся- работа с новой техникой и новыми областями специалистов высшей квалификации значимым производства (химия, атом, космос, автоматика). было место получения образования. Существовал Изредка используется понятие «чистая работа», то неофициальный рейтинг вузов по уровню и каче-есть не связанная с физическим трудом. Обычно ству подготовки. Так в Ангаро-Енисейском регионе это говорят женщины [10]. специалистов для промышленных предприятий го-
Заводы и предприятия, построенные в регионе товили Иркутский государственный университет во второй половине ХХ века, были оснащены новы- (основан в 1918 г.), Иркутский политехнический ми технологиями и олицетворяли собой движение институт (1920 г.), Сибирский лесотехнический НТР. Однако теперь работа, в отличие от более ран- институт (1930 г.), Красноярский политехнический него периода, предполагала наличие образования институт (1956 г.) и его филиал ВТУЗ (1960 г.) Ин-и профессиональной подготовки. Нужную квали- ститут цветных металлов и золота (1958 г.), Красно-фикацию работникам, в силу недостатка кадров, ярский государственный университет (1969 г.). Их обеспечивали за счет производства. Все наши ин- выпускники, оставшиеся в регионе и работавшие форманты стремились получить образование и за на производстве, гордились своим местом учебы, редким исключением достигли поставленной цели. поддерживали связи с однокурсниками в течение Заметим, что в рассматриваемый период образова- всей жизни, решая с их помощью профессиональ-ние стало высоко цениться как в плане саморазви- ные и личные вопросы [10].
тия, так и с точки зрения карьеры, что в литерату- Таким образом, работа по прежнему остается в ре рассматривается как важный элемент развития группе базовых ценностей, но меняется отношение индивидуальности, так называемый «я-проект», к ее качеству и результатам. Большую, можно ска-характерный для индустриального общества [17]. зать определяющую роль стала играть личностная Подъем по служебной лестнице на производ- самореализация, определенное значение придается стве был возможен только двумя путями — по пар- и материальному благополучию. тийной линии и через образование. Рассмотрим Учитывая недостаток специалистов, который
второй путь. Для старшего поколения, обременен- не могли восполнить местные учебные заведения, ного семьей, это было заочное обучение в институ- на предприятиях был большой процент прибыв-те или техникуме, повышение квалификации, раз- ших из других регионов. Одни приезжали по реше-личные курсы. Как правило, они ограничивались нию партии, комсомола, руководства предприяти-средним специальным образованием. Для молодых ем, другие — по собственному желанию. Так как
— дневное отделение техникума и/или института, миграционный уровень был высоким повсеместно приоритетом пользовалось высшее образование в регионе, мы рассматриваем только тех, кто уко-[8]. ренился, остался здесь навсегда, вошел в местное
53
ПРОШЛОЕ, НАСТОЯЩЕЕ И БУДУЩЕЕ ИНДУСТРИАЛЬНОГО ГОРОДА
сообщество. Среди этих людей значительна доля приезжих из других сибирских городов, но есть и определенная группа выпускников центральных вузов. Часто выходцы из других мест становились важным элементом производственного коллектива, не только благодаря своим знаниям, но и культурному уровню, что способствовало социокультурному взаимообмену, обогащению, расширению кругозора.
Говоря о мигрантах, важно указать и на интернациональную основу формирования коллективов. На сибирские стройки приезжали молодые люди не только со всего СССР, но и из стран Восточной Европы. Часть из них работала и на предприятиях. Особенно этим отличались Усть-Илимск и города БАМа [2].
Интернационализм и мультикультурализм в большей или меньшей степени представленные в рабочем коллективе, оказывали свое воздействие на формирование социокультурной идентичности. Закладывалась основа, характерная для городского индустриального сообщества, отрицающая национальные, религиозные и культурные барьеры.
Возросший интеллектуальный и профессиональный уровень горожан определял и разрастание духовных потребностей. Входили в привычку чтение книг и толстых журналов, выходы в театр и на концерты, тем более что увеличилось число библиотек, книги стали более доступны в розничной продаже, а в города и на стройки Восточной Сибири постоянно приезжали профессиональные коллективы из центра страны. Практиковалось обсуждение книг и спектаклей, интересных статей в газетах и журналах. Развивалась и городская культурная среда — формировались коллективы художников, музыкантов, литераторов, артистов и т. д. [2].
Через существующие структуры человек стремился создавать и развивать свою личность и, естественно, она не укладывалась в заданные параметры. Отсюда — поиск выхода, свободы от ограничений и новых путей, новых идентичностей. Все это создавало основу для неформальных сообществ. Например, в Красноярске получило развитие уникальное направление — столбизм (в основе
— посещение заповедника «Столбы» с целью лазания по скалам) — сочетающее в себе спорт, общение с природой и близкими по духу людьми, творчество и многое другое. Среди столбистов много представителей интеллигенции и творческих людей. В Ангарске был организован самобытный театр, который вырос до уровня профессионального коллектива. В Братске вокруг библиотеки поэтов-шестидесятников, основанной В. Сербским, сложилось общество самобытных поэтов. В Минусинске на базе Краеведческого музея возникло историкокраеведческое общество.
Как правило, у начала движения стояла неординарная личность (или группа личностей), которая задавала энергию движения и основную идею (А. Яворский и Д. Каратанов в Красноярске, В. Сербский в Братске, В. Ковалев в Минусинске и др.), затем вокруг них их близких, друзей, родственников и присоединившейся к ним молодежи создавалась новая общность.
В исторических городах в создании неформальных сообществ прослеживается тесная связь с культурным наследием. Так столбизм зародился в XIX в., музей в Минусинске также основан в конце XIX в. В новых городах, наоборот, больше всего интересовало запечатление современности.
Таким образом, наряду с производственными и профессиональными объединениями возникали и самобытные сообщества, носящие свободный характер, где человек мог выйти за рамки обыденности и раскрыть свою индивидуальность.
Итак, активное промышленное развитие Ангаро-Енисейском регионе в 1950 — 1980-х гг. привело к созданию новых пространств, форм занятости, социальных отношений и связей, которые, в свою очередь, обусловили формирование новых идентичностей.
В рассмотренной нами группе параметры идентичности задавали (кроме воспитания) образование и профессионализм, динамика которых была обусловлена процессами индустриализации. Именно они, в свою очередь, определяли формат социокультурного развития.
Через существующие структуры человек стремился создавать и развивать свою личность и, есте-
ПРОШЛОЕ, НАСТОЯЩЕЕ И БУДУЩЕЕ ИНДуСТРИАЛЬНОГтОРОДА
ственно, она не укладывалась в заданные рамки. Отсюда — поиск выхода, свободы от ограничений и новых путей, новых идентичностей. По сути это был поиск новой реальности. Для каждого, в зависимости от личных качеств, уровня образования и интеллектуального развития, воспитания и т. д., путь был свой. Многие (особенно молодые) находили его в великих стройках Восточной Сибири, где все начиналось с нуля, с пустого места, где создавалось новая общность (по крайней мере, об этом мечтали) и было много возможностей для самореализации. Для других такой областью был спорт, как правило, трудный и опасный для жизни — альпинизм, скалолазание. Для третьих такой путь открывался в художественном творчестве — театр, поэзия, живопись. Очень часто они могли сочетаться (например, творчество молодых строителей Братско-Усть-Илимского комплекса). Кроме указанных направлений, не вступающих в конфликт с советской действительностью (хотя и в этих направлениях были столкновения), были пути девиантные по отношению к системе (незаконная коммерческая и финансовая, религиозная, неформальная культурная деятельность и др.), но это — тема отдельных исследований.
В целом можно сказать, что такое многообразие, многоцветие — это не столько влияние ХХ и XXII съездов, и не только воздействие индустриализации, а отражение более масштабных процессов модернизации в обществе. Важнейшим результатом этого явления стал рост индивидуализации сознания и понимание самоценности личности. Одна из основных черт этого времени поиск путей создания новых идентичностей и их реализация через организацию неформальных сообществ. Интересно и то, что в рамках достаточно короткого периода мы наблюдаем сосуществование идентичностей, характерных для всех трех стадий развития общества — от традиционного к постиндустриальному. При этом элементы традиционного теснейшим образом переплетены с индустриальным, а приметы постиндустриального крайне фрагментарны.
Список источников и литературы
1. Аннинский Л. А. Ядро ореха: Критические очерки. — М: Советский писатель, 1965. — 224 с.
2. Букин С. С., Долголюк А. А., Исаев В. И., Тимошенко А. И. Социокультурная адаптация населения Сибири в условиях урбанизации (1930 -1980-е гг.) // Опыт решения жилищной проблемы в городах Сибири в XX — начале XXI вв. Сборник научных трудов. — Новосибирск, 2008. — С. 164 -214
3. Волосов Е. Н. Технократическая элита АнгароЕнисейского региона в 1964 — 1991 гг.: опыт исторического анализа. — Иркутск: Изд-во Иркут. гос. ун-та, 2010. — 433 с.
4. ГАИО. Ф. р-1933, оп. 7, д. 1446, л. 1а — 47
5. ГАКК. Ф. р-1300, оп. 12, д. 339, л.1 — 42
6. ГАКК. Ф р-1474, оп. 10, д. 6, л. 204
7. Гонина Н. В. Жилищный вопрос и пути его решения в городах Ангаро-Енисейского региона в 1954 — 1984 гг. // Науки. Теория и практика. — Познань, 2012. — С. 58 — 62
8. Гонина Н. В. Эволюция образования городского населения Ангаро-Енисейского региона во второй половине 1950-х — начале 1980-х гг. // IX Всероссийский научный симпозиум «Проблемы культуры городов России: теория, методология, историография, исследовательские модели и практики».
— Барнаул, 2012. — С. 311 — 315.
9. Енисейский энциклопедический словарь. — Красноярск, 1998. — С. 184.
10. Интервью жителей Братска, Железногорска, Иркутска, Красноярска, Минусинска, Назарово, Усть-Илимска, собранные автором в течение зимы
— осени 2013 г. // Личный архив автора.
11. Нам в жизни повезло, не скроем, нам, жизнь связавшим с Братскгэсстроем. Сборник стихов и песен. — Братск, 1999.
12. Павлюкевич Р. В. Кадровая политика Красноярского совета народного хозяйства (1957 — 1965 гг.) Режим доступа: http: //izvestia. asu. ru/2012/4−2/ hist/TheNews0fASU-2012−4-2-hist-32. pdf (дата обращения: 13. 11. 2013)
13. Пантин В. И., Семененко И. С. Проблемы идентичности и российская модернизация URL: http: //
Лабиринт
Журнал социально-гуманитарных исследований
#1/2014
ПРОШЛОЕ, НАСТОЯЩЕЕ И БУДУЩЕЕ
ИНДуСТРИАЛЬНОГО^ОРОДА
spkurdyumov. ru/future (дата обращения: 01. 11. 2013)
14. Реут Г. А. Закрытые административно-территориальные образования Сибири: социализм за колючей проволокой. — Красноярск: КрасГАУ, 2012.
— 349 с.
15. Степанов А. Очерки о времени, товарищах и о себе. — Братск: Полиграф-сервис, 2009. — 139 с.: ил.
16. Человек и его дело (очерки истории Братскгэс-строя) / Сост. И. М. Маслеников. В 2-х кн. — М.: Энергоатомнадзор, 1994. Кн. 1. — 335 с.: ил. Кн.
2. — 335 с.
17. Человек в современном индустриальном обществе (обществе модерна) ИЯЬ: Ьйр: //-^^те bibliotekar. ru/filosofiya/116. htm (дата обращения: 05. 11. 2013)

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой