Развитие демократии в современном мире в свете теории «Волн демократизации

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Политика и политические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Вестник Челябинского государственного университета. 2012. № 1 (255). Право. Вып. 31. С. 28−32.
К. Т. Ялаева
РАЗВИТИЕ ДЕМОКРАТИИ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ В СВЕТЕ ТЕОРИИ «ВОЛН ДЕМОКРАТИЗАЦИИ»
Анализируется процесс становления и развития мировых демократических политических систем с позиций теории «волн демократизации».
Ключевые слова: демократия, цикличность, «волны демократизации», институционализация.
Для современного мира характерно стремление государств к созданию и развитию демократических систем. Однако историческая действительность вносит свои коррективы: деструктивная деятельность религиозных группировок, терроризм, упадок мировой экономики заставляют пересматривать взгляды людей на демократию. Кроме того, положительный опыт стран с недемократическими режимами по обеспечению собственной безопасности позволяет предположить эффективность ограничений в основанных на принципах демократии сферах общественной жизни.
Возникнув более двух с половиной тысяч лет назад, демократия не раз меняла свое содержание, достаточно вспомнить хотя бы смысл таких ее видов, как прямая и представительная демократия. На изменение форм демократии и ее содержание влияли происходившие исторические события. Трансформация миропорядка и общественного сознания, произошедшая за последние двести лет, существенно изменила содержание демократии.
Со времен Аристотеля демократия рассматривается как форма правления, режим, при котором утверждается суверенность народа, а государство управляет от его имени.
Импульс к демократическому способу правления исходит, по выражению Р. Даля, из «логики равенства"1, когда члены сообщества стремятся вырабатывать решения совместно. Такие условия стали складываться примерно около 500 г. до н. э. в Древней Греции и Древнем Риме.
Термин «демократия» был введен греками, дословно он переводится как «правление народа», и, по мнению исследователей, употреблялся аристократами как эпитет, выражавший презрение к простолюдинам, которые сумели оттеснить их от управления государством.
Самым крупным и известным греческим полисом являлись Афины. В сложной системе власти Афин центральное место отводилось Народному
собранию, в работе которого должны были принимать участие все граждане. Собрание избирало некоторых главных должностных лиц, например, военачальников. Все обладавшие избирательными правами граждане имели равные шансы быть избранными на тот или иной пост путем жребия.
Нестабильная демократия в Древней Греции постоянно подвергалась серьезным испытаниям. Знать не чувствовала себя защищенной законом, часто меняющимся под влиянием народных вождей, и стремилась свергнуть демократический строй. Неустойчивость древнегреческой демократии объяснялась отсутствием системы сдержек и противовесов, защищавших меньшинство от большинства и наоборот.
Главная ценность древнегреческой демократии — стремление к общему благу. Гражданские добродетели должны были поддерживаться силой закона, конституцией города и социальным порядком, который делает справедливость достижимой.
Уклонение гражданина от исполнения политических обязанностей воспринималось как нарушение и каралось штрафом или лишением гражданских прав. Даже при относительно большом афинском демосе каждый гражданин занимал определенный пост в течение года.
В это же время в Древнем Риме появилась республика с ее системой консулов, сенатом и народными трибунами. Первоначально право управления республикой принадлежало лишь патрициям или аристократам. «Однако в ходе развития общества и после ожесточенной борьбы и простолюдины (плебс) добились для себя такого же права. Как и в Афинах, право участия предоставлялось только мужчинам, и это ограничение сохранялось во всех последующих видах демократий и республик вплоть до XX века"2.
Римляне иначе понимали демократию, они признавали самоценность закона и необходи-
мость защиты прав и интересов каждого гражданина, то есть демократия понималась ими как власть закона.
Новой волной возрождения демократии стало создание в Северной Европе политических институтов, которые впоследствии привели к созданию системы, сочетающей в себе демократию на местном уровне и всенародно избранный парламент на высшем уровне. Эти политические институты стали прообразами парламентов, включающих и выборных представителей, и всенародно избранные местные правительства (или в современной интерпретации — органы местного самоуправления), которые подчинялись национальному правительству. Первыми европейскими странами, культивировавшими такие политические институты, стали Англия, Скандинавские страны, Швейцария, Нидерланды и еще несколько регионов, располагавшихся к северу от Средиземного моря. Суть политических трансформаций сводилась к тому, что свободные граждане и аристократия начинают принимать непосредственное участие в местных собраниях. К ним добавляются региональные и национальные собрания представителей, избранные полностью или частично.
Процессы демократизации характерны и для городов Северной Италии (Венеция, Флоренция, Генуя и др.), где в XIII в. возникли города-республики. В деятельности органов власти указанных городов принимали участие сначала высшие слои общества, а затем и представители средних слоев — так называемый «средний класс».
Значительное влияние на дальнейшее формирование демократических традиций оказала Реформация, выдвинувшая в качестве основных политических идей равенство перед божьим судом и высшую истину, о которой может судить любой человек, знакомый с Евангелиями и обличающий с этой позиции неправедную власть. Реформация стала первым в истории Европы успешным социальным движением, выдвинувшим народные массы на авансцену политического развития. С этого времени массовое участие в политике стало приобретать широкий размах. В этот период были заложены основы представительного правления, которые в дальнейшем стали определяющими для его формы и содержания.
Как пишет В. Л. Лобер, «история парламента Англии — это история переговоров между ко-
ролевской властью и обществом. Вначале в эти переговоры были втянуты лишь высшие уровни феодальной иерархии — бароны и прелаты церкви"3. Необходимо отметить сочетание этих переговоров с наличием в Англии самоуправляющихся общин. Первый орган власти, имевший признаки парламента, был создан в 1258 г. в Англии. Затем демократические практики начинают расширяться, захватывая все более значительные слои общества.
В ставший традиционным процесс переговоров короля и высших феодалов во второй половине XVII в. включается еще один уровень — между членами партий в парламенте и поддерживающими их представителями общества вне парламента. Демократические практики, возникнув как переговоры по ограничению власти короля внутри элит общества, вначале институционализируются на элитном уровне, а затем разрастаются вширь, «превращая все общество в сложную систему институционализированных переговоров"4.
Институционализация демократических практик имела как политические, так и экономические последствия. Уже к XVIII в. сложная система переговоров внутри английского общества позволила создать высокий уровень доверия к действиям правительства со стороны населения. Этот факт сразу же оказал влияние на финансовую сферу — появилась возможность решать финансовые проблемы государства за счет роста государственного долга, причем быстрый рост этого долга, сделавший возможной промышленную революцию и превращение Великобритании в крупнейшую мировую державу, обходился практически без инфляции.
Таким образом, в Великобритании демократия прошла органический путь развития, чего нельзя сказать о других государствах.
Ярким примером конфликтного пути демократии стала Великая Французская революция, в результате которой произошел коллапс элиты общества и попыток построить государственную власть снизу, «из ничего». Новые политики, лишенные традиционной легитимации накопленного поколениями опыта государственного управления, пытались восполнить эту нехватку построением привлекательных идеологических конструкций, основанных на «демократической мифологии», способных, как они считали, обеспечить легитимацию власти в новых условиях.
Когда в стране отсутствуют развитые демократические практики, но дифференциация общества зашла достаточно далеко, то есть в том случае, когда институциональная сложность не соответствует сложности в структуре интересов, рано или поздно возникает переходный кризис. Приведенное положение совершенно точно отражает процессы, происходившие во Франции и приведшие страну к революции. Попытки королевской власти решить финансовые проблемы путем ограничения привилегий высших слоев общества, предпринятые в 1787—1788 гг., привели к перевороту, совершенному аристократией и духовенством. Попытка разгона собрания вызвала народное восстание: предпринятый 14 июля 1789 г. штурм Бастилии как символа деспотизма явился началом Великой Французской революции. В августе 1789 г. была принята Декларация прав человека и гражданина.
Революция принимала все более экстремистские формы в зависимости от того, какая из многочисленных группировок брала верх. В 1792 г. монархия была низвергнута, а король (в 1793 г.) казнен. Политическая власть перешла к жирондистам, которым противостояли якобинцы, стремившиеся к углублению революции. В сентябре 1792 г. была провозглашена республика и учрежден Конвент — высший законодательный и исполнительный орган власти.
Хотя революцию начали привилегированные классы, к руководству ею вскоре пришла буржуазия (жирондисты), а затем санкюлоты — склонная к экстремизму парижская беднота. Опираясь на их поддержку, Робеспьер во главе якобинцев добился власти и стал руководителем Комитета общественного спасения, что позволило ему и его соратникам установить режим диктатуры, в результате которого были казнены тысячи людей за преступления против революции.
Термидорианский переворот 1794 г. низверг якобинскую диктатуру. Робеспьер был казнен. Власть сосредоточилась в руках крупной буржуазии. В 1795 г. был установлен режим Директории. Государственный переворот восемнадцатого брюмера знаменовал окончание революции.
Этот исторический парадокс универсален для революций: теряющие власть круги общества препятствуют формированию легитимных институциональных механизмов новой власти и тем самым способствуют усилению антиин-ституциональных, призывающих к насилию политических движений.
Переходный кризис приводит к социальным потрясениям, нередко сопряженным с террором, причиной которого является конфликт между властью и обществом. «Демократический миф» подменяет собой органический рост демократических практик, а «свобода» начинает рассматриваться как возможность неограниченного насилия по отношению к тем, кто был связан с погибающим режимом. В революционные периоды ломки старых социальных структур возникает обманчивое ощущение полной свободы, которая порождает еще больший произвол и часто заканчивается трагически.
Революция 1789 г. продемонстрировала острую нехватку демократических практик во французском обществе, неспособность старой и новой власти договориться о принципах политической жизни, создала некий «идеальный тип» развития событий, повторявшихся впоследствии в России, Китае, Испании и других странах.
Исторический пример Великой Французской революции показал, что отказ от институционализации переговоров не только внутри общества в целом, но и внутри политической элиты ведет к катастрофическим последствиям — террору, а затем к авторитаризму. «Демократический миф» оказывается неспособен создать реальную демократию в обществе.
Современные демократии, наследуя многие традиции исторических демократий, получают новые сущностные и процедурные черты. Они основываются на политических идеях Возрождения, Реформации, Просвещения.
Эпоха Нового времени характеризуется началом процесса модернизации, под которым понимаются политические, экономические и социальные изменения, переводящие общество из традиционного в современное состояние. Предпосылками для политических изменений — демократизации — явились процессы становления суверенности политических систем и конституционности их устройства.
В указанный период возникают суверенные государства, предполагающие на своей территории относительно однородный режим властных отношений и закрепляющие за собой монополию на применение насилия. И, как указывает Ж. Бешлер, «в противовес государству возникает гражданское общество, утверждающее ненасильственную договорную самоорганизацию в соответствии с нормами естественного права и свобод человека"5.
Инициатором названных преобразований явилась Англия, в которой после Славной революции 1688 г. установилась конституционная монархия. В конце XVIII в. после образования Соединенных Штатов Америки впервые были определены и законодательно закреплены некоторые формальные механизмы, которые позже сыграли важную роль в консолидации современных вариантов демократии. Ранний конституционализм Англии и США способствовал возникновению нынешних форм демократического государственного устройства, и «этот процесс продолжается до сих пор"6.
Изучая демократию, специалисты пришли к выводу о зависимости приведенных выше изменений от исторических событий. Такие преобразования, как и в экономике, имеют цикличность развития. Более того, именно изменения в экономике меняют состав общества и его мировоззрение, а следовательно, и отношение к демократии, и смысл, который вкладывается в нее.
Цикличность экономики подробно исследована Н. Д. Кондратьевым в работе «К вопросу
о понятиях экономической статики, динамики и конъюнктуры"7. В частности, он считает, что «волнообразность — это те процессы изменений, которые в каждый данный момент имеют свое направление и, следовательно, постоянно меняют его, при которых явление, находясь в данный момент в данном состоянии и затем меняя его, рано или поздно может вновь вернуться к исходному состоянию"8. Законы статики и динамики, волнообразности процессов можно применять и при рассмотрении демократии.
Понятие «волны демократизации» было введено в начале 90-х гг. прошлого века С. Хантингтоном9. Он выделяет три волны демократизации как переходы группы стран от недемократических режимов к демократическим. Период волны характеризуется превосходством стран, вставших на демократический путь, перед странами, чье развитие идет в противоположном направлении. Кроме того, в этих странах происходят идентичные процессы либерализации и демократизации политических систем.
Обратные процессы, или «волны отката от демократизации"10 — это периоды движения государств в противоположном демократии направлении, когда в большой группе стран доминируют недемократические тенденции, характеризующиеся установлением или расширением
сферы влияния авторитарных или тоталитарных режимов.
С начала XIX в. и до конца ХХ в. С. Хантингтон определяет три длинные волны демократизации и столько же волн «отката». По его мнению, первая волна демократизации охватывает почти 100-летний период (1828−1926 гг.), а волна отката — 20 лет (1922−1942 гг.), вторая волна более скоротечна (1943−1962 гг.), волна отката — 18 лет (1958−1975 гг.). Третья волна началась в 1974 г. (демократические преобразования в Португалии, с 1975 г. — в Греции и т. д.).
Ценность исследования С. Хантингтона заключается в том, что он охарактеризовал причины волн демократизации, их условия и последствия, а также определил их периодизацию. По его мнению, факторами волн демократизации являются уровень и характер экономического, социального, культурного и религиозного развития государства, позиция правящей элиты, международная обстановка и другие.
Причинами отката от демократизации он называет слабость демократических ценностей в элитах и обществе- экономический спад и кризисы, ведущие к социальным конфликтам и росту популярности идей авторитарного правления- социальную и экономическую поляризацию общества- внешнее влияние и т. д.
По мнению Ф. Шмиттера, в тот же период времени прошло четыре волны демократизации11: первая берет начало с революций 1848 г., после которых к 1852 г. многие страны (Франция, Германия, Австро-Венгрия) вернулись к автократическим формам правления- вторая — после Первой мировой войны, когда в Восточной и Центральной Европе возникли новые государства, в ряде которых установились демократические формы правления- третья волна началась после Второй мировой войны, когда на карте мира появилась большая группа стран, поэтапно освобождавшихся от колониальной и полуколониальной зависимости- четвертая берет начало с военного переворота 1974 г. в Португалии, приведшего к демократическим преобразованиям.
Нельзя не согласиться с мнением Я. А. Пляйса, который полагает, что «наиболее продуманной и обоснованной является периодизация Ф. Шмиттера, хотя и у С. Хантингтона немало убедительных доводов. Особенно в части анализа причин и последствий волн демократизации. Кроме того, логичнее… (и это близко к позиции Хантингтона) начинать отсчет первой волны
демократизации с Великой Французской рево-
люции"12.
Таким образом, анализ исторических этапов в становлении государств показывает волнообразное развитие демократии: периоды волн сменяются периодами упадка и отката. Каждая волна демократизации была вызвана новым состоянием общества, но не разрушала его, а вела к развитию гражданского общества, особенно к росту числа партий и общественных движений, что, в свою очередь, вело к новым демократическим приливам. В то же время сопротивление консервативных сил приводило к откатам. Исторический опыт показывает: чем ближе к нашему времени, тем мощнее становятся волны демократизации, тем глубже и фундаментальнее их воздействие на мир.
Как известно, экономические и политические процессы тесно связаны. Под воздействием экономических факторов формируются новые слои общества, нуждающиеся в политической власти. «Стремясь реализовать свои амбиции, новый класс апеллирует к народу, избирателям, к демократии. Однако демократия воспринимается новым классом не более чем средство для достижения власти. Народ же, веря какое-то время в обещания нового класса, также стремится стать субъектом политической жизни. Но без экономического благополучия, высокого уровня жизни реализовать народный идеал невозможно. Только народ, достигший высокого уровня жизни, не только имеет то, что надо защищать, но и становится мотивированным на такую защиту. Бедный народ либо индифферентен к политической жизни и выборам, в частности, либо — не более чем средство в руках властной элиты, которым легко манипулируют при достижении собственных целей"13.
Цикличность и волнообразность, характерные для политических процессов, особенно ярко
проявляются в развитии демократии. Анализ истории развития демократии в мире позволяет сделать вывод о том, что с течением времени такие волны становятся все более частыми и все серьезнее меняют мир и общество. Если в начале истории человечества, связанной с демократией, такие волны происходили через столетия, то в современном мире волны и откаты чередуются с периодичностью в десяток лет.
Политическое развитие в современном мире, как представляется, может идти по множеству разнонаправленных траекторий. В странах, затронутых «третьей волной демократизации», складывается чрезвычайно широкий спектр политических режимов, структур распределения и воспроизводства власти, формируются разные политические системы, однако тенденция, заключающаяся в том, что государства в основном стремятся к демократическому политическому режиму, сохраняется.
Примечания
1 См.: Даль, Р. О демократии. М., 2GGG. С. І6.
2 Бегунов, Ю. К. 13 теорий демократии I Ю. К. Бегунов, А. В. Лукашев, А. В. Пониделко. СПб., 26(32. С. 2d.
3 Лобер, В. Л. Демократия: от зарождения идеи до наших дней. М., І99І. С. 28.
4 Там же. С. 29.
5 Бешлер, Ж. Демократия: аналит. очерк. М., І994. С. 72.
6Дай, Т. Демократия для элиты. Введение в американскую политику I Т. Дай, Л. Зиглер. М., 1984. С. 4І.
7 См.: Кондратьев, Н. Д. Большие циклы конъюнктуры и теория предвидения: избр. тр. М., 2GG2.
8 Там же. С. 2G.
9 См. :Хантингтон, С. Третья волна. Демократизация в конце ХХ века. М., 2GG3. С. 23.
1G Там же. С. 24.
11 См.: Ирхин, Ю. В. Политология: учеб. для вузов. М., 2GG6. С. 3G7−3G8.
12 Пляйс, Я. А. Глобальные волны демократизации и Россия II Обозреватель — Observer. 2GG7. № 9. С. 38.
13 Там же. С. 42.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой