Национальные особенности развития жанра общественно-политического ток-шоу на российском телевидении

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Массовая коммуникация. Журналистика. Средства массовой информации (СМИ)


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

© Козлова О. А., Бондарев Д. А., 2011
УДК 654. 197. 001. 33 ББК 76. 3(2Р-4Во)
НАЦИОНАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ РАЗВИТИЯ ЖАНРА ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОГО ТОК-ШОУ НА РОССИЙСКОМ ТЕЛЕВИДЕНИИ
О. А. Козлова, Д.А. Бондарев
В статье предлагается характеристика жанровой специфики общественно-политического ток-шоу на отечественном телевидении. Ток-шоу, как и любое заимствованное явление, перенесенное из одного социокультурного пространства в другое, оказалось подвергнуто адаптации в соответствии с особенностями российской аудитории, с ее менталитетом, исторически сложившимся характером восприятия информации СМИ. В центре внимания авторов статьи — направления трансформации жанра на российской почве.
Ключевые слова: журналистика, телевидение, ток-шоу, дискуссия, модератор, социокультурные особенности.
Жанр ток-шоу, активно используемый в зарубежной телевизионной практике с середины 60-х годов прошлого столетия, в России появился сравнительно недавно — в начале 90-х годов. Э. В. Могилевская связывает его возникновение с непрекращающимся по сей день поиском новых форматов телевизионного вещания, интересных аудитории, способных иметь высокий рейтинг и приносить коммерческую выгоду выпускающей компании и телеканалу [6, с. 41]. Однако развитие этого жанра на российском телевидении обусловлено не только упомянутой причиной. Поздняя его реализация в рамках отечественного медиапространства в значительной степени объясняется социально-политическими условиями, всегда оказывающими влияние на характер развития журналистики в конкретный исторический период.
Сводимый в своей основе к дискуссии, жанр ток-шоу априори не мог существовать и полноценно развиваться в Советском Союзе в условиях господства марксистско-ленинской коммунистической идеологии. Последняя утверждала в качестве единственно верной и
единственно обоснованной позицию правящей партии. Возникновение программ нового формата на «перестроечном» телевидении в конце 1980-х — начале 1990-х годов стало явлением времени — прямым отражением провозглашенных в обществе идеалов гласности и свободы слова. Непосредственным продолжением митингов, демонстраций, общественных дебатов, происходивших в те годы на открытых уличных площадках, оказалось очное или заочное столкновение разных политических сил в прямом эфире российских телеканалов. Примечательными в этом отношении были выпуски программы «Взгляд», в которых свою позицию отстаивали либерально настроенные политические деятели, впервые на отечественном телевидении поднимались острые социальные вопросы — такие, как бедность граждан, коррумпированность чиновников, высокий уровень преступности. Однако сугубо информационных и информационно-аналитических передач было явно недостаточно для удовлетворения возросших потребностей российского общества в релевантном отображении существующих в нем мнений и настроений. Можно сказать, что возникновение теледискуссий в России оказалось связано не столько со стремлением найти новый рейтинговый формат вещания, как это было в США,
сколько с демократическими изменениями, происходившими в обществе.
У телевидения советского образца определенно не хватало опыта организации открытых политических дискуссий вследствие элементарного отсутствия идеологической необходимости в них. В 1990-е же годы, когда такая необходимость назрела, работники телевидения оказались в крайне затруднительном положении. Как отмечает Э. В. Могилевская, в это время «телевидение начало буквально с нуля, открывая и постигая законы телевизионных жанров, драматургии и телевизионной деятельности в целом» [6, с. 41]. Выход из сложившейся ситуации быстро нашелся — заимствование успешных форматов вещания у западного телевидения, прежде всего американского. В результате на российских телеэкранах появились такие известные и популярные программы, как «Поле чудес» (аналог американского «Колеса фортуны»), «Устами младенца», телешоу «Любовь с первого взгляда», ток-шоу «Я сама», «Про это», «Моя семья» и др.
Основным заимствованным дискуссионным форматом стал жанр общественно-политического ток-шоу. По приблизительным подсчетам, с 1992 по 1999 год на крупнейших общефедеральных каналах (ОРТ, РТР, НТВ) с разной продолжительностью в этом жанре выходило порядка 20 программ. Его «первооткрывателями» для российского зрителя стали Владислав Листьев и Владимир Познер. В 1992 году в регулярном эфире телеканала «Останкино» появились их программы -«Тема» и «Мы» соответственно. По структуре эти ток-шоу всецело повторяли каноны жанра, сформированные его создателем — американским телевизионным журналистом Филом Донахью. Именно ему принадлежит разработанная в 1960-е годы классическая формула жанра, базирующаяся на трех главных составляющих — харизматичном ведущем, приглашенных гостях и активно участвующей в обсуждении актуальной общественной проблемы аудитории.
Жанр ток-шоу, как и любое заимствованное явление, перенесенное из одного социокультурного пространства в другое, оказался подвергнут адаптации, трансформации в соответствии с особенностями российской ауди-
тории, с нашими менталитетом, традициями, исторически сложившимся характером восприятия информации СМИ, отношением к власти и др. Не следует полагать, что этот процесс на первом этапе носил сознательный, стратегический характер. Вл. Листьев неоднократно отмечал, что создавал свои программы интуитивно, ориентируясь на собственное видение журналистики, представление об аудитории, ее интересах, о текущем историческом процессе (см.: [5]). Адаптация, таким образом, носила стихийный характер: зрительский успех определял жизнеспособность того или иного ток-шоу, а апробированные механизмы его создания применялись при разработке последующих программ. Однако уже к началу 2000-х годов жанр российского общественно-политического ток-шоу обрел устойчивую форму, системно отличающую его от американского аналога. Это отчетливо видно при сопоставлении наиболее рейтинговых передач (см.: [9]): «Времена» («Первый канал», Россия), «Воскресный вечер» (НТВ, Россия), «Судите сами» («Первый канал», Россия), «This Week» («ABC News», США) «The Chris Matthews Show» (CNBS, США), «Real Time With Bill Maher» (HBO, США) и др. Причем особенности российских реалий отразилась не только на тематике общественно-политических ток-шоу, но и на сущностных элементах формулы жанра. У него появилась национальная специфика.
Ведущим общественно-политического ток-шоу в России является пользующийся авторитетом у аудитории профессиональный журналист, стремящийся к выражению не своей субъективной, а общегражданской позиции. Если, например, в «Real Time With Bill Maher» ведущий открыто подчеркивает свое неприятие партии демократов, а в «The Chris Matthews Show» — демонстрирует свою оппозицию республиканцам, то в отечественных «Временах», «Открытой студии» («Пятый канал»), «Честном понедельнике» (НТВ) мы не увидим ярко выраженных политических предпочтений В. Познера, Н. Стрижак, С. Минаева. В отличие от американских коллег российские ведущие не являются непосредственными героями программ, отстаивающими собственные точки зрения, а выступают по большей части как модераторы дискуссии. В этом на-
глядно проявляется коллективистский характер российской культуры, утверждающей высокую значимость совместного поиска наиболее продуктивной, единой для всех позиции, и индивидуалистический характер культуры американской, с ее акцентом на самоценность каждого частного мнения (см.: [8, р. 209−278]).
Примечательна и гендерная особенность отечественных общественно-политических ток-шоу: ведущими могут быть не только мужчины, но и женщины. Это соответствует концепции Г. Хофштеде о двух типах культур, существующих в мире: в одних преобладает мужское начало (Великобритания, Италия, США и др.), в других — женское (Швеция, Голландия, Россия и др.) (см.: [там же, р. 279 325]). В культурах первого типа во главе угла -рациональное постижение действительности, главный жизненный ориентир — достижение материального успеха, признания, что традиционно определяет социальные роли мужчин. Именно поэтому общество в целом предпочитает видеть последних лидерами общественного мнения, политиками. Культурам второго типа свойственны иные ценности -нравственное воспитание человека, обретение смысла жизни через рациональное и эмоциональное постижение действительности, — и потому силу общественного воздействия имеют в том числе и женщины. Однако главными при выборе ведущих остаются такие качества, как профессионализм, компетентность и авторитет у аудитории.
Стиль ведения как российских, так и американских общественно-политических ток-шоу по преимуществу соответствует принципам официального общения. В его рамках модераторы придерживаются следующих стилей коммуникации: инструментально-аффективного (беседа в студии носит серьезный, конструктивный характер с редкими выходами за эти рамки с помощью инструментов снятия напряжения — шуток, различных способов выражения симпатии и др.), воодушевляющего (ведущий демонстрирует собеседникам заинтересованность в общении с помощью невербальных средств — жестов, мимики и др.), успокаивающего, опосредованного (ведущий обращается к собеседникам как к представителям определенных социальных, политических и иных групп) и дело-
вого (в общении модератор ориентирует гостей на выработку позитивных решений по обсуждаемым вопросам) (см.: [1, с. 93−109]). Однако есть и свои национальные специфические особенности. В программах «The Chris Matthews Show», «Real Time With Bill Maher», «This Week» выстраиваются партнерские отношения между ведущим, гостями и аудиторией, что выражается в «дружеском» характере беседы, в отсутствии видимого желания навязать собеседнику свою точку зрения. По наблюдениям Г. Хофштеде, подобное взаимодействие обусловлено «низкой дистанцией» между властью и обществом в американской культуре, где «социальные различия не приветствуются: финансово состоятельные люди не демонстрируют своего богатства, а влиятельные люди не стремятся выглядеть влиятельными и т. п.» [8, p. 69]. Российские ведущие также подстраивают свою манеру общения, структуру вербального и невербального поведения под собеседников. Но если говорить о стиле взаимодействия с аудиторией, то есть телезрителями, то здесь ситуация складывается иначе. Отечественные модераторы используют прием «самоустановления» [1, с. 75], но уже не как «партнера», а как «наставника». Это связано с проявлением в русской культуре «высокой дистанции власти» [8, p. 69]. В. Познер,
Н. Стрижак и др. — это «наставники», которые призваны не только информировать телезрителей о происходящих событиях, но и лично разъяснять насущные вопросы. Последнее, в частности, проявляется в резюмирующих программы словах ведущих, в которых предлагается их собственная интерпретация актуальных событий или проблем.
Как правило, главными героями американских общественно-политических ток-шоу становятся известные лица, не имеющие прямого отношения к обсуждаемой теме. Так, Б. Майер для беседы о применении пыток в отношении заключенных иракской тюрьмы «Абу-Грейб» и внешней политике президента Дж. Буша пригласил журналиста «New York Times» Ф. Рича, написавшего разоблачающую книгу о войне в Ираке, ближневосточного аналитика «CBS News» Р. Эслэн, актера Б. Вит-форда и акционера «Fox News Channel» С. Риос (выпуск от 22. 09. 2006). Объяснений у это-
го может быть несколько. Во-первых, на американском телевидении существуют отдельные программы (обычно в форме комментариев, дебатов и тет-а-тетных ток-шоу), в которых политикам предоставляется возможность выступить с изложением своих позиций и предложений [например, «Larry King Live» (CNN), «Today» (NBC)]. Во-вторых, что подчеркивает Н. А. Авсеенко, немаловажно и влияние традиций: политики США, особенно представители высших эшелонов власти, предпочитают высказывать свое мнение на заседаниях, собраниях, пресс-конференциях и т. п. [1, с. 60]. И в-третьих, практика западного вещания в этом жанре демонстрирует в качестве цели программ не выяснение позиции официальных лиц или участников тех или иных событий (предполагается, что они уже знакомы зрителям из других программ), а аргументированное представление по возможности всех существующих в обществе точек зрения по конкретному поводу. Например, обсуждение в «Шоу Криса Майера» (от 15. 02. 2009) вопроса присутствия войск США на территории Ирака по завершении операции «Шок и трепет» свелось к демонстрации следующих взглядов: «за вывод войск из Ирака», «против вывода войск из Ирака» и «за сокращение войск в Ираке на 70% до полной победы демократических ценностей в этой свободной стране». В итоге зритель получил возможность подробно ознакомиться с бытующими в окружающем его социуме настроениями по злободневной проблеме и сформировать на их основе собственное мнение.
На российском же телевидении отсутствуют специальные программы, предоставляющие политикам, бизнесменам «свободный микрофон». В связи с этим общественно-политические ток-шоу имеют комбинированную форму. Главными героями здесь становятся и непосредственные участники вынесенных на обсуждение событий, и лица, не имеющие прямого отношения к ним, а также депутаты, эксперты, журналисты, известные персоны. Из логики развития беседы в ток-шоу «Времена», «Открытая студия», «Судите сами» и др. следует, что приглашаемые в них политики призваны выразить официальную позицию власти по тому или иному вопросу, участники событий — рассказать об этих событиях в субъек-
тивном восприятии, журналисты и эксперты -проанализировать проблемы с общественной и профессиональной позиций. Функция же общественной оценки обсуждаемых проблем и озвучиваемых мнений ложится на ведущего и участвующих в программе знаменитостей, представителей аудитории. Это позволяет комплексно осветить актуальную проблему в рамках одной программы. Вызвано данное положение и тем, что одной из главных целей российской журналистики и программ в жанре общественно-политического ток-шоу в частности является налаживание диалога между властью и социумом, а также их направленность на глубокое постижение сути явлений и коллективный поиск решений поставленных проблем силами всех участников дискуссии [3]. В связи с этим центральной всегда становится позиция представителя власти, которая, как отмечает Н. А. Авсеенко, «в нашей стране, с ее прописанным в менталитете каждого российского человека желанием иметь сильное руководство, воспринимается как главный институт, способный влиять на проблемы народа» [1, с. 68]. Так, при обсуждении экономических реформ в программе «Времена» (от 18. 11. 2007) присутствовал руководитель Минэкономразвития Герман Греф, при обсуждении нового плана реконструкции города Санкт-Петербурга в «Открытой студии» (от 19. 02. 2008) — губернатор Валентина Матвиенко и т. д.
Обязательно наличие в отечественных ток-шоу экспертов, специализирующихся на решении обсуждаемых вопросов. Они занимают промежуточное положение между «властью» и «народом»: с одной стороны, дают профессиональную оценку, помогают разобраться в проблеме, с другой — не имеют прямого отношения к теме беседы, являясь рядовыми гражданами. Это могут быть ученые, социологи, известные общественные деятели, адвокаты и др.
Следующей отличительной чертой российских общественно-политических ток-шоу является специфическая роль зрителей в студии, которые принимают и пассивное, и активное участие в беседе. Они не только создают атмосферу публичного разговора через эмоциональные реакции (аплодисменты, выкрики неудовольствия и т. п.), но и могут напря-
мую задать вопрос участникам ток-шоу, выразить свое мнение (например, участвуя в опросе). В американских программах зрители — это пассивное звено [10, p. 114], поскольку мнение аудитории и без того широко представлено на уровне приглашенных собеседников. Впрочем, в последнее время тенденция к сокращению участия зрителей в дискуссии наметилась и в России (например, в программе «Судите сами»), однако она еще не обрела всеохватывающего характера — в большинстве ток-шоу зрители по-прежнему имеют право слова.
Тематика отечественных общественнополитических ток-шоу и в России, и в США концентрируется вокруг актуальных вопросов социально-политической жизни. При этом в первое десятилетие 2000-х годов в российских программах отсутствовала направленность на актуализацию наиболее скандальных и сенсационных подробностей того или иного явления, как это имело место в американских аналогах жанра (см.: [1, с. 31]). Например, рассматривая итоги деятельности Джорджа Буша на посту президента США, ведущий «Real Time With Bill Maher» (от 19. 12. 2008) посвятил программу связям героя с террористами и крупными банкирами, оставив в стороне социально-экономические показатели развития страны за годы его правления. Российские общественно-политические ток-шоу в этот период были нацелены на рассмотрение не конкретных ситуаций, а общих проблем, связанных с ними, которые имели значение для жизни общества в целом. Даже обсуждение конкретных фактов столкновений между русскими и дагестанцами в Москве в программе «Времена» (от 01. 01. 2007) вылилось в широкое и многоаспектное рассмотрение проблемы ксенофобии и национализма как одной из ключевых для современной многонациональной России социальных проблем, угрожающей не только безопасности граждан, но и целостности страны. Значительная часть беседы была посвящена постперест-роечному нравственному кризису русских людей, в котором участники ток-шоу и усмотрели причину национальной нетерпимости. Таким образом, российские ток-шоу с начала 2000-х годов стали отличаться от американских еще и тем, что в них частный харак-
тер всех обсуждаемых тем, присущий западным программам, трансформировался во вневременной. Конкретные события служили лишь отправной точкой для обсуждений глобальных проблем. Впрочем, в последние два года в таких программах, как «Судите сами», «Честный понедельник», названные особенности отбора тем и их последующего обсуждения нивелируются — стремительно возросли уровень сенсационности в подаче информации, уровень скандальности озвучиваемых мнений, стала обыденной сосредоточенность программ на единичных фактах.
По форме американское ток-шоу изначально — полилог: общение здесь имеет многонаправленный характер, когда присутствующие в студии активно общаются между собой, задавая вопросы друг другу, в том числе и ведущему. Эта форма, с одной стороны, помогает максимально полно представить различные точки зрения, с другой — позволяет самим зрителям на основании высказываний собеседников и столкновений между ними решить, чья позиция является наиболее обоснованной и приемлемой. Она соотносится с исторически закрепившимся в американской культуре форматом дебатов как инструментом организации общественного диалога в СМИ.
Российское же ток-шоу традиционно представляет собой расширенное интервью с рядом лиц, а его организующим звеном выступает ведущий — он по очереди задает вопросы приглашенным гостям и связывает их ответы в единое целое посредством собственных комментариев. Определяется это прежде всего тем, что в отечественном общественно-политическом ток-шоу на первом месте стоит не выяснение спектра личных мнений собеседников, а поиск конкретного ответа на поставленный в заглавии программы вопрос через разговор с компетентными людьми и представителями народа (см.: [1, с. 59−111]). Таким образом, нежелательной оказывается свободная дискуссия, в ходе которой ее участники могут отойти от темы и не прийти к определенным результатам спора. Этим обусловлено усиление роли ведущего как организатора, модератора беседы. Именно он направляет ее в нужное русло, останавливая одних гостей и задавая вопросы другим, фор-
мулирует конечные выводы обсуждения. Общение героев друг с другом происходит крайне редко и по преимуществу только тогда, когда они представляют противоположные точки зрения. Если исходить из определения Г. Хофштеде российской культуры как культуры коллективистского типа, для которой характерна значимость иерархических отношений [8, р. 148−176], то отмеченные выше особенности общения получают еще одно обоснование: поскольку герои программ являются приглашенными участниками, они выдерживают иерархический принцип в отношениях с ведущим, «хозяином» ток-шоу, и предоставляют ему руководящую роль в организации обсуждения.
Не менее любопытной особенностью российских общественно-политических ток-шоу является практически полное отсутствие в них комических элементов. Как отмечает Г. В. Кузнецов, «русское ток-шоу — штука необыкновенно серьезная… Появление в телевизоре для нас — политический, а не артистический акт» [4, с. 59]. Практика вещания в этом формате свидетельствует, что на американском телевидении на одну часовую программу в среднем приходится 3−4 реплики, вызывающих смех в студии, в то время как на российскую — 0−1 реплика. Комическое может приобретать разную форму: от прямых издевок над людьми и ситуациями до «мягких» шуток. Основная цель первых — представить сатирический взгляд на реальность, вторых — разрядить обстановку в ходе дискуссии, направить беседу в новое русло, вселить в зрителей оптимистический взгляд на обсуждаемые проблемы. Во многом данная особенность, по убеждению известного политолога и критика масс-медиа М. Паренти, связана со спецификой политической культуры США, определяемой через категорию «show» [7, с. 277−300]. В этой стране различные политические мероприятия (выборы, инаугурация президента, митинги, политические ток-шоу и др.) принято организовывать как развлекательные представления, которые способны привлечь внимание широкой аудитории. В отечественных ток-шоу использование комических элементов сведено к минимуму, что обусловлено повышенной социальной значимостью тем, предполагающей серьезный харак-
тер обсуждения, направленностью ток-шоу на глубокое постижение проблем и др.
Таким образом, за прошедшие двадцать лет с момента своего появления на российском телевидении жанр ток-шоу обрел ярко выраженную национальную специфику. Последняя нашла отражение на всех уровнях формулы жанра. Процесс трансформации продолжается и сегодня. Одной из тенденций является резкая поляризация мнений, высказываемых участниками дискуссий (только «за» и «против»). Однако общее сокращение дискуссионных площадок на главных федеральных каналах страны и связанное с ним неравноценное представление противоположных точек зрения (одной из них, наиболее соответствующей политической конъюнктуре, всегда отдается предпочтение в количестве выступающих сторонников, в поддержке ведущего и др.) препятствуют реализации полноценных дискуссий на телеэкране. Например, в ток-шоу «Судите сами» вместо диалога, общественного обсуждения актуальных вопросов выстраивается односторонняя коммуникация «власть ^ общество», утверждающая прого-сударственную позицию. В современный период это не позволяет говорить о дальнейшем развитии формата телевизионной дискуссии, каким он сложился в 90-е годы прошлого века.
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. Авсеенко, Н. А. Американская традиция на российском телевидении: дис. … канд. культурол. наук / Н. А. Авсеенко. — М.: МГУ, 2000. — 159 с.
2. Гачев, Г. Д. Национальные образы мира. Америка в сравнении с Россией и славянством / Г. Д. Гачев. — М.: Раритет, 1997. — 680 с.
3. Дзялошинский, И. М. Роль СМИ в организации диалога власти и общества / И. М. Дзялошинс-кий // Роль СМИ в формировании гражданского общества. — М.: Хроникер, 2006. — С. 211−234.
4. Кузнецов, Г. В. Ток-шоу: неизвестный жанр? / Г. В. Кузнецов // Журналист. — 1998. -№ 11.- С. 54−61.
5. Меркулов, С. Человек новой формации / С. Меркулов // Московский комсомолец. — 1994. -№ 3. — С. 8.
6. Могилевская, Э. В. Ток-шоу как жанр ТВ: происхождение, разновидности, приемы манипулирования / Э. В. Могилевская // Акценты: новое в массовой коммуникации: альманах. — Воронеж, 2006. — Вып. 5−6. — С. 40−47.
7. Паренти, М. Демократия для избранных. Настольная книга о политических играх США / М. Паренти. — М.: Поколение, 2006. — 416 с.
8. Hofstede, G. Cultural consequences: international differences in work-related values / G. Hofstede. — Beverly Hills: SAGE, 1984. — 328 p.
9. TNS Global Market Research. Международная исследовательская группа. — Электрон. текстовые дан. — Режим доступа: http: //www. tnsglobal. com/. -Загл. с экрана.
10. Winzenburg, S. TV’s Greatest Talk Shows / S. Winzenburg. — N. Y.: PublishAmerica, 2005. — 261 p.
NATIONAL FEATURES OF DEVELOPMENT OF THE SOCIAL AND POLITICAL TALK-SHOW ON THE RUSSIAN TV
O.A. Kozlova, D.A. Bondarev
The article deals with implementation of the social and political talk-show on the Russian TV in post-Soviet period. The history and national specificity of this format are in the center of the author’s attention. Using the examples of the popular Russian and American programs he shows direct dependence of the format on sociocultural characteristics of local media audience and its transformation under the influence of this factor. Besides the author raises the problems of Russian talk-shows that impede its development at the present time.
Key words: journalism, TV, talk-show, discussion, moderator, sociocultural characteristics.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой