Россия и страны Центральной Азии: двустороннее сотрудничество в сфере безопасности

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Политика и политические науки


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

РОССИЯ и СТРАНЫ ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ: ДВУСТОРОННЕЕ СОТРУДНИЧЕСТВО В СФЕРЕ БЕЗОПАСНОСТИ
Владимир ПАРАМОНОВ
кандидат политических наук, независимый эксперт (Ташкент, Республика Узбекистан)
Олег СТОЛПОВСКИЙ
независимый военный аналитик (Ташкент, Республика Узбекистан)
Сохранение своей ключевой роли в Центральной Азии и на постсоветском пространстве в целом — один из приоритетов современной политики Российской Федерации (РФ). Решение этой стратегической задачи напрямую связано с развитием сотрудничества в сфере безопасности, что в условиях сложной региональной и международной обстановки (наряду с бесспорной актуальностью) имеет и значительный политико-пропагандистский эффект.
Несмотря на множество разобщающих факторов, сопровождавших после распада Советского Союза суверенное развитие каждой постсоветской республики, общее историческое прошлое, экономические, культурные, языковые и другие тради-
ционные связи все же обусловили определенное стремление и РФ, и республик ЦА к взаимодействию в сфере обеспечения как коллективной, так и национальной безопасности. При этом двусторонним отношениям до сих пор отдается большее предпочтение, поскольку именно такой формат подразумевает более конкретные и практические формы военного сотрудничества, является самым доверительным, позволяя избежать негативного налета амбиций и взаимонепонимания, что зачастую проявляется в многостороннем формате1.
1 В первую очередь в рамках Содружества Независимых Государств (СНГ), Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ) и Шанхайской организации сотрудничества (ШОС).
Россия и Казахстан
Сегодня Казахстан — ключевой партнер России в ЦА, с которым Москва строит союзнические отношения.
Военное сотрудничество. С момента обретения Казахстаном независимости между силовыми ведомствами обоих государств в целом установились партнерские связи, характеризующиеся регулярными рабочими встречами на разных уровнях, выработкой единых подходов к ряду вопросов, представляющих взаимный интерес в сфере безопасности.
Совместные учения. Для отработки алгоритма совместных действий на регулярной основе проводятся учения с привлечением частей и подразделений российской и казахстанской армии, причем как в рамках ОДКБ и ШОС, так и в двустороннем формате. Между военными ведомствами России и Казахстана достигнуто соглашение о проведении в 2009—2011 годах ежегодных совместных крупномасштабных военных маневров попеременно на территории каждого государства.
С начала же 2008-го состоялись два крупных совместных мероприятия, в которых участвовали подразделения военных ведомств обеих стран. Так, в первой декаде июля в учебном центре сухопутных войск В С Казахстана в поселке Гвардейский (вблизи Алматы) прошли учения «Взаимодействие-2008», в которых приняли участие более 2 тыс. российских и казахстанских десантников, свыше 40 самолетов и вертолетов, более 240 единиц боевой техники. В соответствии же с планом подготовки Сухопутных войск РФ с конца августа по 27 сентября проводились оперативно-стратегические учения войск Приволжско-Уральского военного округа «Центр-2008», на отдельных этапах которых отрабатывались совместные действия подразделений Вооруженных сил России и Казахстана, в том числе мероприятия по антитеррору.
Подготовка военных кадров. Важный элемент двустороннего сотрудничества в военной сфере — подготовка в РФ военнослужащих РК. Москва и Астана договорились о том, чтобы обучение граждан Казахстана проводилось по единым с российскими военнослужащими программам на основе современных военно-доктринальных разработок. В высших учебных заведениях Министерства обороны и других силовых структур РФ уже прошли обучение более 2,5 тыс. граждан РК. Это составляет примерно треть от общего количества граждан стран СНГ, получивших военное и специальное образование в России.
Использование военных объектов. На территории Казахстана остались самые крупные в ближнем зарубежье военные объекты бывшего СССР, которые и ныне имеют важное значение для обеспечения обороноспособности России. На основе двусторонних соглашений РФ продолжает эксплуатировать в РК ряд крупных объектов. В их числе:
— Пятый государственный испытательный полигон М О России (космодром «Байконур») в Кзыл-Ординской области-
— испытательные полигоны 929-го государственного летно-испытательного центра М О России им. В. Чкалова в Западно-Казахстанской и Атырауской областях-
— 20-я отдельная испытательная станция Четвертого государственного межвидового испытательного полигона М О России (полигон «Капустин Яр», Астраханская область) в Западно-Казахстанской области, предназначенная для обеспечения проведения испытаний ракетной техники и боеприпасов-
— 10-й государственный испытательный полигон М О России (полигон «Сары-Ша-ган») на территориях Карагандинской, Жамбылской, Актюбинской и Кзыл-Ор-
динской областей, предназначенный для испытаний зенитно-ракетных комплексов противоракетной и противовоздушной обороны2-
— 5580-я база обеспечения испытательных работ (бывший 11-й государственный испытательный полигон М О России — полигон «Эмба») на территории Актю-бинской области, предназначенная для проведения учебно-боевых стрельб, научно-исследовательских работ и испытаний образцов вооружений войск ПВО-
— Отдельный радиотехнический узел Третьей отдельной армии ракетно-космической обороны Космических войск В С России (объект «Балхаш-9») в Приозерске на озере Балхаш, входящий в единую систему предупреждения о ракетном нападении.
Кроме того, на аэродроме в Костанае дислоцируется Отдельный полк транспортной авиации военно-воздушных сил России, осуществляющий транспортное обеспечение мероприятий, проводимых на вышеуказанных военных объектах.
Военно-техническое сотрудничество. В первые годы независимости Казахстан не нуждался в дополнительных закупках военной техники и боеприпасов для своих Вооруженных сил. В наследство от Советского Союза республике досталась практически вся материально-техническая база Среднеазиатского военного округа (САВО), куда территориально входила Казахская ССР. Однако уже к концу 1990-х годов из-за износа парка боевой техники Вооруженные силы РК начали ощущать растущую потребность в его обновлении. Тогда же стал увеличиваться спрос и на поставки современного вооружения.
В феврале 2000 года Казахстанское государственное предприятие «Казспецэкспорт» и Российская компания «Росвооружение» подписали генеральное соглашение, которым определены основные направления военно-технического сотрудничества между Москвой и Астаной, а в январе 2001-го была создана соответствующая двусторонняя комиссия. Россия начала поставлять Казахстану современное вооружение и военную технику, запасные части и комплектующие. С 1 января 2004 года вступило в силу соглашение о льготных условиях продажи Казахстану продукции военного назначения по российским внутригосударственным ценам.
В последние годы двустороннее сотрудничество в этой сфере заметно активизировалось. Характерно, что стратегия национальной безопасности Казахстана на среднесрочный период (до 2015 г.)3, в частности, предполагает, что в дальнейшем военная техника, стоящая на вооружении национальных ВС, будет обновляться в основном за счет закупки именно российского вооружения и техники4.
Военно-экономическое и научно-техническое сотрудничество. Казахстан обладает значительным потенциалом в сфере военного производства- в частности, на территории республики находится ряд крупных промышленных предприятий, ранее входивших в состав советского ВПК:
— Акционерное общество «Гранит» в Алматы, занимавшееся в тот период испытанием и обслуживанием комплексов ПВО-
— Машиностроительный завод им. Кирова (производство торпедного вооружения) в Алматы-
2 В связи с проведенными организационно-штатными мероприятиями, 10-й полигон («Сары-Шаган») включен в качестве структурного подразделения в состав Четвертого государственного центрального межвидового полигона М О России.
3 Принята в феврале 2007 года на заседании Совета безопасности Казахстана.
4 Ремонт и модернизация также будут осуществляться на предприятиях РФ.
— Акционерное общество «Уральский завод Зенит» (производство тралов, миноискателей, запасных частей к торпедам) в Уральске-
— Акционерное общество ЗИКСТО (бывший машиностроительный завод им. Куйбышева, выпускавший противокорабельные мины) в Петропавловске-
— Акционерное общество «Завод им. Кирова» (производство корабельных средств связи) в Петропавловске.
После распада СССР эти предприятия в основном простаивали, выполняя по межправительственным соглашениям единичные заказы М О России. Москва и Астана, выражая заинтересованность в сохранении и развитии этих связей, рассматривают возможность разместить на данных предприятиях новые заказы как для нужд Вооруженных сил РФ, так и в целях организации совместного экспорта в третьи страны. Россия и Казахстан уже приступили к проработке конкретных соглашений, направленных на перевод взаимной заинтересованности в практическую плоскость.
* * *
В целом достаточно высокий уровень российско-казахстанского сотрудничества в сфере безопасности на современном этапе — результат интенсивного и достаточно качественного взаимодействия по всему спектру ключевых вопросов двусторонних отношений. От того, насколько сложившийся уровень доверия между Москвой и Астаной сохранится в будущем, во многом зависит и дальнейшее их сотрудничество в сфере безопасности. Казахстан, как и другие государства ЦА, активно реализуя многовекторный подход в своей внешней политике, проявляет повышенный интерес к расширению взаимодействия в сфере безопасности и с Западом, в первую очередь с США и другими странами НАТО. Наглядное подтверждение тому — тактико-специальные миротворческие учения «Степной орел», которые прошли в сентябре 2008 года на расположенном в Алматинской области Илийском полигоне В С Казахстана с участием подразделений Североатлантического альянса.
Россия и Кыргызстан
РФ рассматривает КР как один из важных элементов системы региональной безопасности. В свою очередь, несмотря на многовекторный подход Кыргызстана к выбору внешнеполитических ориентиров, отношения с Москвой всегда были одними из самых приоритетных для Бишкека.
Военное сотрудничество. Россия сыграла важную роль в строительстве Вооруженных сил и других силовых структур Кыргызстана. И хотя в 1990-х годах их взаимодействие в военной сфере в целом носило партнерский характер, его практическая наполняемость была незначительной. Это зависело не только от России, но и в какой-то мере было результатом непоследовательности шагов и частой смены Бишкеком ориентиров в формировании национальной системы безопасности.
После прорыва вооруженной группы боевиков Исламского движения Узбекистана (ИДУ) в Баткенский район Кыргызстана летом 1999 года, а также с приходом к власти в России В. Путина и его команды взаимодействие Москвы и Бишкека по вопросам военного сотрудничества вышло на качественно новый уровень. Контакты между силовыми структурами России и Кыргызстана стали более регулярны, особенно в плане координа-
ции борьбы с международным терроризмом. Не случайно, что по инициативе Москвы именно в Бишкеке в августе 2001 года были сформированы Региональное отделение Ан-титеррористического центра (АТЦ) СНГ и орган управления (штаб) Коллективными силами быстрого развертывания (КСБР) ОДКБ в Центральной Азии. Знаковым событием в российско-кыргызском военном сотрудничестве стало открытие в 2003 году на территории Кыргызстана в Канте (в 20 км от Бишкека) авиабазы российских ВВС, которая стала составной частью подразделений КСБР ОДКБ в регионе.
Совместные учения. Для усиления взаимодействия военных ведомств на регулярной основе проводятся совместные учебно-тренировочные мероприятия. В частности, с целью приобретения практических навыков подразделения ПВО Кыргызстана практически ежегодно проводят совместные с российскими частями учебно-боевые стрельбы на полигоне «Ашулук» в Астраханской области РФ. Кроме того, в октябре 2006 года близ г. Ош состоялись совместные антитеррористические учения «Юг-2006», в ходе которых спецподразделения обеих стран отрабатывали взаимные действия при отражении нападения условного противника в лице группы международных террористов, вторгшихся (по сценарию учения) на территорию республики.
Подготовка военных кадров. В российских военных вузах подготовлено более 800 специалистов — граждан КР. В военных академиях с 2000 года повысили квалификацию более 40 старших офицеров В С Кыргызстана. Кроме того, с 2006 года летчики ВВС КР стали проходить летно-тренировочные сборы на авиабазе «Кант».
Использование военных объектов. На территории Кыргызстана Россия располагает рядом крупных объектов:
— 999-я авиабаза «Кант» пятой армии ВВС и ПВО Вооруженных сил РФ в Канте-
— 954-я испытательная база противолодочного вооружения «Кой-Сары» ВМФ РФ в г. Каракол Иссык-Кульской области (восточное побережье озера Иссык-Куль) —
— 338-й узел связи ВМФ РФ в поселке Кара-Балта (Чалдовар) Чуйской области, обеспечивающий связь Главного штаба ВМФ России с подводными лодками и надводными кораблями, находящимися на боевом дежурстве в Тихом и Индийском океанах-
— первая автоматическая сейсмическая станция и 17-я радиосейсмическая лаборатория Сейсмической службы МО РФ в поселке Ичке-Суу Иссык-Кульской области и поселке Майлуу-Суу Джалал-Абадской области, предназначенные для контроля над испытаниями ядерного оружия.
В перспективе Россия намерена расширить свое военное присутствие в Кыргызстане, в первую очередь за счет увеличения численности личного состава и боевой техники на авиабазе Кант- в частности, планируется дополнительная переброска самолетов фронтовой авиации Су-27, МиГ-29, учебно-боевых самолетов Л-39, вертолетов Ми-8 и Ми-24.
Военно-техническое сотрудничество. Военно-техническое сотрудничество между Россией и Кыргызстаном, как и в целом их взаимодействие в сфере безопасности, характеризуется цикличностью. Если на середину 1990-х годов пришелся его спад, то на начало XXI века — подъем.
В 2001—2005 годах РФ поставила в КР военную технику и вооружения на десятки миллионов долларов, с 2005-го ежегодно предоставляет Кыргызстану продукцию военного назначения на 4,5 млн долл. в счет компенсации арендной платы за использование военных объектов на его территории. В 2006-м министерства обороны этих стран подписали соглашение об оказании в 2006—2008 годах безвозмездной военно-технической помощи Кыргызстану на сумму, превышающую 27 млн долл.
При этом одно из основных направлений развития двустороннего военно-технического сотрудничества на ближайшую перспективу — модернизация находящихся на вооружении В С Кыргызстана средств ПВО5.
Военно-экономическое и научно-техническое сотрудничество. На основании межправительственного соглашения «О производственной и научно-технической кооперации предприятий оборонных отраслей промышленности», подписанного в 1994 году, Кыргызстан по заказу России производит отдельные виды продукции военного назначения. Наибольший интерес для РФ представляют следующие промышленные предприятия:
— Акционерное общество «Дастан» в Бишкеке, являющееся единственным в СНГ предприятием, производящим ракетоторпеды ВА-111 «Шквал» для ВМФ РФ-
— российско-кыргызское совместное предприятие «Озеро» (РФ принадлежит 95% акций) в населенном пункте Каракол (у озера Иссык-Куль), занимающееся разработкой и испытаниями новых видов торпедного вооружения-
— Акционерное общество «Айнур» и Бишкекский штамповочный завод, выпускающие патроны к стрелковому оружию-
— Акционерное общество «Жанар» в Бишкеке, ранее производившее бортовое вычислительное оборудование для военных самолетов, с 2002 года перешло на выпуск технических средств охраны границы.
Следует отметить, что целый ряд изготавливаемых в Кыргызстане образцов вооружения имеет высокий экспортный потенциал. В этой связи Москва и Бишкек прорабатывают варианты совместного производства военной продукции в целях ее экспорта в третьи страны, главным образом для военно-морских сил, что обеспечит выполнение Россией крупных контрактов для Индии и Китая.
Взаимодействие в обеспечении безопасности внешних границ. После распада Советского Союза Р Ф взяла на себя обязательства оказывать КР помощь в охране границы с КНР, а также в создании пограничных войск Кыргызстана. С этой целью 5 декабря 1992 года были подписаны документы о формировании на территории К Р Группы погранвойск (ГПВ) РФ численностью в 5 тыс. человек. Государственные рубежи Кыргызстана с Китаем российские пограничники охраняли до 1999 года, после чего по просьбе Бишкека передали их охрану пограничным частям КР. Практически вся материально-техническая база российской ГПВ безвозмездно передана Кыргызстану.
После вывода российской пограничной группировки в Кыргызстане осталась лишь Оперативная группа Пограничной службы ФСБ РФ. В соответствии с договоренностями в задачи Группы входит консультирование пограничных структур КР в решении организационных вопросов, связанных с техническим обеспечением, охраной границы и подготовкой специалистов погранслужбы.
* * *
В целом сотрудничество Москвы с Бишкеком в сфере безопасности развивается успешно. Как представляется, через взаимодействие на данном направлении Россия стремится расширить свое военное присутствие в Кыргызстане, поскольку она обеспокоена нестабильностью политической ситуации в КР и высоким уровнем воздействия на нее
5 В частности, предполагается замена устаревших ракетных дивизионов С-125 на более современные зенитно-ракетные комплексы С-300 ПМУ 2 «Фаворит».
внешних сил. России приходится учитывать многовекторность сотрудничества Кыргызстана с другими странами, в первую очередь США (учитывая дислоцирование американской базы на территории КР), а также другими государствами НАТО и Китаем.
Россия и Таджикистан
РТ занимает особое место в системе двустороннего сотрудничества РФ с государствами Центральной Азии в сфере безопасности. С обретения республикой независимости и до сегодняшнего дня на ее территории находится достаточно крупное соединение армии РФ, к тому же принимавшее непосредственное участие в обеспечении безопасности и стабильности Таджикистана.
Военное сотрудничество. Россия приняла самое активное участие в становлении силовых структур Таджикистана. Пик их военного сотрудничества пришелся на начало 1990-х годов, когда в республике началась гражданская война (1992−1996 гг.). Основная нагрузка по поддержанию в тот период таджикских силовых структур и обеспечению успеха мирного процесса легла именно на РФ.
В 1993 году в соответствии с решением Совета глав стран — членов СНГ в Таджикистане были созданы Коллективные миротворческие силы (КМС), основу которых составила российская 201-я мотострелковая дивизия (мсд). Таким образом, РФ стала своего рода гарантом поддержания мира в Таджикистане и предотвращения эскалации напряженности в регионе в целом, особенно если учесть перманентную военно-политическую нестабильность в соседнем Афганистане. После расформирования КМС Москва и Душанбе подписали соглашение о сохранении на территории Таджикистана российской военной группировки в составе 201-й мсд и ряда частей обеспечения.
Кроме того, учитывая, что с распадом единой системы ПВО Советского Союза Таджикистан фактически лишился возможности обеспечивать безопасность своего воздушного пространства, Москва оказала Душанбе помощь и в создании национальной системы ПВО. Первый таджикский дивизион противовоздушной обороны приступил к боевому дежурству в 2000 году, а с 2001-го расчеты национальных сил ПВО регулярно выезжают для проведения учебных стрельб на российский полигон «Ашулук» (Астраханская область).
Вместе с тем в 2001—2004 годах отмечался и некоторый спад двустороннего сотрудничества в военной сфере. На фоне активизации в регионе США и других стран Запада руководство РТ выступило за пересмотр характера российского военного присутствия в республике. В первую очередь это выразилось в затягивании переговоров о статусе и условиях пребывания российской 201-й мсд. Кроме того, Душанбе заявил и о необходимости ускоренной передачи охраны границы Таджикистана под контроль его пограничников и выводе подразделений пограничных войск России, охранявших таджикско-афганские и таджикско-китайские государственные рубежи.
Началом нового этапа военного сотрудничества РФ и РТ можно считать осень 2004 года, когда в ходе государственного визита президента России В. Путина в Душанбе был сделан прорыв в урегулировании возникших противоречий. В результате руководители обеих стран подписали ряд двусторонних соглашений, в том числе об условиях пребывания на территории Таджикистана российского воинского контингента и о преобразовании 201-й мсд в военную базу ВС РФ.
В последующем договорно-правовая база сотрудничества в военной сфере совершенствовалась и расширялась. 11 июня 2008 года Госдума Р Ф ратифицировала соглашение с Таджикистаном о совместном планировании применения войск (сил) в интересах
обеспечения общей безопасности. Как считают в Генеральном штабе России, ратификация соглашения будет способствовать объединению усилий в обеспечении совместной обороны в рамках военно-стратегического пространства обеих стран.
Совместные учения. С целью отработки алгоритмов совместных действий В С России и Таджикистана на регулярной основе проводятся учения на таджикском полигоне «Ляур» (20 км севернее Душанбе) с привлечением подразделений из состава 201-й российской военной базы и таджикской армии.
Подготовка военных кадров. В военных вузах России прошли обучение и получили офицерские звания более 500 граждан Таджикистана. Около 50 старших офицеров закончили курсы совершенствования при военных академиях В С России.
Использование военных объектов. В настоящее время на территории Таджикистана дислоцируется значительный российский воинский контингент, в состав которого входят свыше 10 воинских частей и подразделений разных родов войск:
— 201-я военная база (бывшая 201-я мсд) в Душанбе в составе управления 201-й мотострелковой дивизии, 92-го мотострелкового полка, 998-го самоходно-артиллерийского полка, 1098-го зенитно-ракетного полка и ряда других подразделений-
— 191-й мотострелковый полк в Курган-Тюбе и 149-й мотострелковый полк в Кулябе из состава 201-й военной базы-
— 670-я авиационная группа и 303-я отдельная вертолетная эскадрилья на аэродроме Душанбе, предназначенные для оказания воздушной огневой поддержки подразделениям РФ и частям таджикских ВС в случае боевых действий на территории РТ-
— 1109-й отдельный оптико-электронный узел системы контроля космического пространства «Нурек» (объект 7680 «Окно») в районе Нурека, предназначенный для обнаружения пуска баллистических ракет и отслеживания их на траектории полета во всем диапазоне высот движения космических объектов над Евразией6.
Военно-техническое сотрудничество. Таджикистан — единственная страна ЦА, которая практически ничего не получила при разделе имущества бывшей Советской Армии. В отличие от национальных вооруженных сил других республик региона, созданных на основе воинских частей, входивших в состав Среднеазиатского военного округа (Казахстан, Кыргызстан, частично Таджикистан) и Туркестанского военного округа (Узбекистан, Туркменистан и Таджикистан), Вооруженные силы РТ были созданы по сути из отрядов народного ополчения. Арсеналы боевой техники, вооружения и боеприпасов в Таджикистане в основном остались под контролем российской 201-й мсд.
Поэтому в условиях начавшейся в республике гражданской войны Москва стала оказывать всемерную военно-техническую помощь правительственным силам. На регулярной основе она поставляла вооружение и боеприпасы как со складов 201-й мсд, так и из России, а ее технические специалисты помогали ремонтировать боевую технику, поврежденную в ходе боевых действий. Да и с завершением гражданской войны российские предприятия продолжали обслуживать вооружение и боевую технику В С Таджикистана.
После упомянутого выше визита президента России В. Путина в Душанбе осенью 2004 года двустороннее военно-техническое сотрудничество заметно активизирова-
6 На основании межправительственного соглашения в 2006 году оптико-электронный узел «Нурек» передан в собственность РФ в счет погашения задолженности Таджикистана перед Россией.
лось. В 2005—2006 годах РФ предоставила РТ безвозмездную военную помощь, превышающую 26 млн долл. Более того, в октябре 2007-го была достигнута договоренность о передаче В С Таджикистана значительной части военной техники и боеприпасов 201-й российской военной базы. Этот процесс начался в 2008 году и проходит поэтапно. Предусмотрено, что сумма переданной техники и боеприпасов составит порядка 1 млрд долл.
Военно-экономические и научно-технические связи. Для России в Таджикистане представляют интерес некоторые предприятия бывшего советского ВПК, в основном расположенные в Согдийской области. Это, в первую очередь, Шестой горно-химический комбинат (Государственное предприятие «Востокредмет») в Чкаловске, на котором обогащают уран, а также урановые шахты в поселках Табошар, Адрасман и Наугарзан-Чигрик.
Взаимодействие по обеспечению безопасности внешних границ. Россия приняла действенное участие как в создании пограничных структур, так и в охране государственных рубежей Таджикистана, для чего была сформирована Группа пограничных войск России (ГПВР), которая сыграла заметную роль в локализации гражданского конфликта в РТ. Во многом благодаря действиям ГПВР командование Объединенной таджикской оппозиции так и не смогло в достаточной мере наладить снабжение противостоящих официальному Душанбе районов Припамирья вооружением и боеприпасами с баз на территории Афганистана.
Однако в начале 2000 года по инициативе РТ начался процесс передачи участков границы под охрану национальных пограничных подразделений, полностью завершившийся к концу 2004 года. На основании соглашения «О сотрудничестве по пограничным вопросам» от 16 октября 2004 года в Таджикистане в настоящее время остались лишь военные советники Пограничной службы ФСБ РФ, призванные содействовать становлению таджикских пограничных подразделений и оказывать консультации в организации охраны государственной границы республики.
* * *
В целом в последние годы российско-таджикское сотрудничество в сфере безопасности достигло достаточно высокого уровня именно с точки зрения его необходимости как для Москвы, так и Душанбе. Для Р Ф принципиально важен факт наличия на территории РТ объектов, значимых для российской системы безопасности на центральноазиатском направлении. Таджикское руководство, обеспокоенное, в свою очередь, крайне непредсказуемой обстановкой в соседнем Афганистане, рассматривает военное присутствие РФ как главный внешний фактор стабильности и безопасности страны. Между тем российско-таджикские отношения в сфере безопасности вряд ли можно назвать радужными. В последние годы Душанбе, все больше рассчитывая на альтернативные источники получения военной помощи, в первую очередь от Запада, демонстрирует свою растущую способность принимать решения (как, например, это было в 2001—2004 гг.), которые могут идти в разрез с российско-таджикскими партнерскими отношениями.
Россия и Узбекистан
В системе сотрудничества России с государствами Центральной Азии в сфере безопасности Узбекистан занимает весьма важное место, поскольку наряду с Казахстаном и в
силу своего геополитического, экономического, демографического и военного потенциала объективно является ключевым государством региона. Узбекистан располагает наиболее боеспособными и хорошо оснащенными (в масштабах региона) Вооруженными силами, которые к тому же имеют непосредственный боевой опыт ведения специальных операций в горных условиях.
Военное сотрудничество. В первые годы независимости Узбекистана его военное сотрудничество с Россией было достаточно активным и носило партнерский характер. Не случайно именно эти страны выступили инициаторами подписания в Ташкенте в мае 1992 года Договора о коллективной безопасности (ДКБ) СНГ, который стал первой попыткой формирования системы безопасности на постсоветском пространстве. С началом гражданской войны в Таджикистане Москва и Ташкент координировали свои действия по оказанию военной помощи правительственным формированиям РТ. Совместно с российской 201-й мсд сводный батальон узбекских ВС вошел в состав коалиционных миротворческих сил для поддержания мира в Таджикистане.
Однако во многом из-за политики администрации Б. Ельцина в середине — конце 1990-х годов Узбекистан стал активно выстраивать стратегию, нацеленную в первую очередь на сближение с США и НАТО. Соответственно, интенсивность российско-узбекского военного сотрудничества в этот период заметно снизилась, а само взаимодействие все чаще стало носить протокольный характер, ограничиваясь ничего не значащими встречами и заседаниями. В 1999 году Узбекистан принял решение не участвовать в системе коллективной безопасности в рамках ДКБ.
События 11 сентября 2001 года еще больше активизировали узбекско-американское сближение. Узбекистан стал ключевым звеном в Центральной Азии в борьбе Соединенных Штатов «против терроризма» на территории Афганистана, а в Ханабаде была создана военная база США.
Но на фоне постепенного разочарования в политике США как в Афганистане, так и в регионе в целом Узбекистан начал предпринимать системные шаги по восстановлению отношений с РФ. 16 июня 2004 года Москва и Ташкент подписали договор «О стратегическом партнерстве», а в 2005-м Узбекистан вышел на уровень союзнических отношений с Россией, подкрепив их соответствующим договором. Согласно данному договору Россия и Узбекистан обязуются оказывать друг другу поддержку в случае совершения акта агрессии против одной из сторон: другая сторона в порядке осуществления права на коллективную самооборону предоставляет ей необходимую помощь, включая военную, а также оказывает поддержку иными средствами, находящимися в ее распоряжении.
Совместные учения. В отличие от других государств региона Вооруженные силы Узбекистана крайне редко непосредственно участвовали в совместных с российскими подразделениями мероприятиях по организации боевого взаимодействия. Лишь в 2005 году на узбекском горном полигоне «Фариш» (Джизакская область) состоялось первое совместное тактическое учение спецподразделений ВС обеих стран, в котором были задействованы 200 военнослужащих РФ. Учения аналогичного профиля «Боевое братство-2006» прошли в 2006 году на полигоне Северокавказского военного округа России (Краснодарский край). Кроме того, в конце 2007-го военные ведомства обоих государств подписали соглашение о ежегодных (с 2008 г.) совместных тренировках специалистов ПВО и ВВС на российском полигоне «Ашулук» (Астраханская область).
Подготовка военных кадров. В военных вузах и специализированных заведениях РФ подготовлено свыше 250 узбекских офицеров. По сравнению с другими государствами ЦА, столь незначительное их количество объясняется тем, что Узбекистан сам располагает многочисленной сетью военно-учебных заведений, в том числе двумя академиями (ВС
и МВД), а также готовит офицеров по отдельным специальностям в странах дальнего зарубежья.
Использование военных объектов. В Узбекистане нет военных объектов, которые бы Россия арендовала в интересах ее военного ведомства. Однако договор «О стратегическом партнерстве» предусматривает возможность создания военной авиабазы ОДКБ. Кроме того, в соответствии с 8-й статьей этого документа, в целях обеспечения безопасности, поддержания мира и стабильности, отражения внешней агрессии Россия и Узбекистан в необходимых случаях предоставляют друг другу на основе дополнительных соглашений право использовать свои военные объекты.
Военно-техническое сотрудничество. В наследство от Советского Союза Узбекистану досталась солидная материально-техническая база бывшего Туркестанского военного округа. Поэтому в первые годы независимости национальные ВС не испытывали особой нужды в боевой технике и вооружении. На основании Соглашения «О принципах взаимного технического и материального обеспечения Вооруженных сил», подписанного 2 марта 1994 года, в 1990-х годах Россия в основном поставляла в Узбекистан только боеприпасы и осуществляла на своих предприятиях гарантийный ремонт военной техники7.
С выходом Москвы и Ташкента на уровень союзнических отношений номенклатура и объемы поставляемой продукции военного назначения значительно выросли. По данным Министерства обороны РФ, двустороннее военно-техническое сотрудничество с Узбекистаном оценивается в десятки миллионов долларов. Речь идет преимущественно о поставках современного стрелкового вооружения, боеприпасов, запчастей к бронетанковой технике, средств ПВО, а также о ремонте авиатехники.
Военно-экономическое и научно-техническое сотрудничество. На основании межправительственного соглашения «О производственной и научно-технической кооперации предприятий оборонных отраслей промышленности» от 26 января 1994 года двусторонние производственные связи в этой сфере не прекращались, хотя имели цикличный характер. Сегодня наибольший интерес для РФ представляют предприятия узбекского авиапрома:
— Ташкентское авиационно-производственное объединение им. Чкалова (ТАПОиЧ), еще с советских времен являющееся головным предприятием по сборке военнотранспортных самолетов Ил-76 и его модификаций, составляющих основу парка транспортной авиации ВВС России8-
— Российско-узбекское СП «УзРосАвиа» в Чирчике (Ташкентская область), созданное на основе подписанных в марте 2007 года межправительственных соглашений и предназначенное для ремонта и сервисного обслуживания боевых вертолетов Ми-8 и Ми-24.
7 Однако также необходимо отметить, что администрация Б. Ельцина фактически саботировала предоставление Узбекистану срочной военно-технической помощи (в основном поставки боеприпасов) летом 1998 года (помощь была необходима в связи с выходом формирований талибов к узбекско-афганской границе), чем заметно осложнила двусторонние отношения.
8 В период середины 1990-х — 2001 годов ТАПОиЧ практически не получало заказов из России на сборку новых самолетов, хотя завод не прекращал сервисного обслуживания самолетов Ил-76 (как на головном предприятии, так и путем выезда заводских специалистов непосредственно в российские летные части). С 2003 года отмечается расширение связей ТАПОиЧ с предприятиями авиапромышленного комплекса России, в частности с Авиационным комплексом им. Ильюшина, и соответственно загрузка завода новыми заказами. «Рособоронэкспорт» стал размещать на ТАПОиЧ заказы на самолеты Ил-76 для третьих стран. В октябре 2007-го была достигнута договоренность о сборке на ТАПОиЧ на базе самолета Ил-114 крупной партии военных самолетов-разведчиков. В общей сложности до 2015 года Россия планирует получить 28 самолетов этого типа.
* * *
В целом нынешний уровень двустороннего сотрудничества в сфере безопасности оценивается как достаточно высокий. Россия проявляет заинтересованность в Узбекистане, поскольку республика объективно — ключевое звено формируемой под эгидой РФ системы коллективной безопасности в регионе, обладает мощными Вооруженными силами, высоким военно-техническим и военно-экономическим потенциалом. Ташкент, в свою очередь, жизненно заинтересованный в стабильности в ЦА, поддерживает достаточно тесные и партнерские отношения с Москвой в сфере безопасности. Однако Узбекистан не отказывается от развития сотрудничества и с другими странами, в том числе с США и их союзниками по НАТО, а также с Китаем. Как представляется, в основе этого лежит четкое понимание того, что, особенно с учетом фактора нестабильности в соседнем Афганистане, игнорирование стремления к взаимодействию с Ташкентом со стороны других внешних сил не будет способствовать региональной стабильности.
Россия и Туркменистан
В подходах к вопросам взаимодействия с Москвой в сфере безопасности Ашхабад традиционно занимает особую позицию. Это во многом объясняется как ошибками и просчетами, допущенными Кремлем в своей политике на постсоветском пространстве в целом и на туркменском направлении в частности, так и внешнеполитической линией, которую проводит Туркменистан с момента обретения национальной независимости. Показательно в этом плане то, что эта республика — единственное на постсоветском пространстве государство, не входящее в какой-либо военно-политический блок.
Еще 31 июля 1992 года Москва и Ашхабад подписали базовый документ — договор «О дружбе и сотрудничестве», на основании которого Россия выступила гарантом безопасности Туркменистана. Тогда же был подписан договор «О совместных мерах в связи с созданием Вооруженных сил Туркменистана». Согласно достигнутым договоренностям многочисленные части ВВС и ПВО бывших Вооруженных сил СССР, а также подразделения пограничных войск, дислоцировавшихся на территории Туркменистана, оставались под юрисдикцией России. Остальные сухопутные воинские соединения бывшего Туркестанского военного округа (три мотострелковые дивизии, учебный центр с мобилизационным ресурсом на одну дивизию и ряд других частей) в течение 10 лет должны были полностью перейти в подчинение Министерства обороны Туркменистана.
В этот переходный период РФ обязывалась оказывать военно-техническую поддержку В С Туркменистана, а также выплачивать республике компенсацию за право размещения на ее территории своих подразделений, Ашхабад же принимал на себя расходы по содержанию и обеспечению частей совместного подчинения. Координировать усилия двух государств в сфере безопасности было призвано созданное в 1992 году Объединенное командование. Для участия в его работе в 1992—1994 годах в Ашхабаде функционировала оперативная группа Министерства обороны России.
Кроме того, в 1993 году Москва и Ашхабад подписали бессрочный договор «О совместной охране государственной границы Туркменистана и статусе российских пограничников на территории республики». В соответствии с этим документом в марте 1994-го была создана Оперативная группа Федеральной пограничной службы (ОГ ФПС) России численностью до 3 тыс. человек. Ее личный состав оказывал содействие
пограничникам Туркменистана в охране государственных рубежей страны с Ираном и Афганистаном.
Если изначально подписание этих двух документов позволяло России сохранять довольно сильные позиции в Туркменистане, то позже ситуация стала стремительно меняться. В условиях в целом прозападной ориентации РФ и крайней недооценки значения постсоветского пространства вектор внешней политики Ашхабада в середине 1990-х годов сместился в сторону Анкары и Вашингтона. В 1994-м Туркменистан стал первым государством ЦА, присоединившимся к программе НАТО «Партнерство ради мира» и получившим право частично участвовать в мероприятиях Североатлантического альянса. Это, наряду с другими действиями туркменского и российского руководства, негативно сказалось на взаимодействии Москвы и Ашхабада в сфере безопасности.
В результате прогрессирующего охлаждения двусторонних отношений Ашхабад отказался от договора «О совместных мерах в связи с созданием Вооруженных сил Туркменистана», а в дальнейшем принял решение о роспуске Объединенного командования. В 1999 году республика изъявила желание выйти и из договора «О совместной охране государственной границы», в результате чего пограничники РФ покинули ее территорию. К концу 1990-х годов взаимодействие Туркменистана и России в сфере безопасности было фактически свернуто.
Значимые признаки улучшения двусторонних отношений наметились после прихода к власти в России администрации В. Путина. Выражая крайнюю заинтересованность в туркменском газе, в мае 2000 года только что избранный президент РФ одну из первых своих поездок совершил именно в Туркменистан, возобновив диалог с его лидером по широкому спектру вопросов, в первую очередь по газовой проблематике. Однако главный прорыв в развитии отношений произошел все же в начале 2003 года — в ходе визита в Москву С. Ниязова, когда стороны подписали два основных соглашения: о долгосрочном (на 25 лет) экспорте газа из Туркменистана и взаимодействии в сфере безопасности. Последнее, в частности, предусматривало сотрудничество в борьбе против международного терроризма, незаконного оборота оружия и наркотиков, что, соответственно, подразумевало более тесную координацию действий силовых структур. В частности, тогда же был подписан протокол об основных направлениях и первоочередных целях активизации военно-технического сотрудничества. Россия определила конкретные задачи по оказанию помощи Министерству обороны Туркменистана в техническом обслуживании, ремонте, метрологическом обеспечении вооружения и военной техники, создании совместного ремонтного предприятия. Кроме того, были обговорены состав и функции Комитета по военно-техническому сотрудничеству военных ведомств двух стран. Однако достигнутые договоренности не были реализованы из-за возникшего в том же году политического кризиса между Москвой и Ашхабадом по проблеме двойного гражданства. Фактически до смерти С. Ниязова в конце 2006 года двусторонние отношения носили в большей степени политико-декларативный характер и ограничивались сферой поставок туркменского газа в Россию.
С приходом в начале 2007 года к власти в Туркменистане Г. Бердымухаммедова стала отмечаться возросшая готовность Ашхабада поднять на новый уровень отношения с Россией, в том числе в сфере безопасности. Этот вопрос в пакете с энергетической тематикой был рассмотрен уже весной 2007 года на переговорах Г. Бердымухаммедова и В. Путина, когда Москве удалось убедить Астану и Ашхабад участвовать в строительстве Прикаспийского газопровода. С того времени Туркменистан стал постепенно восстанавливать взаимодействие с РФ и в сфере безопасности, развивая в первую очередь военно-техническую составляющую сотрудничества.
В июле 2008 года, накануне государственного визита в Туркменистан нового президента России Д. Медведева, Ашхабад впервые за последние несколько лет посетил министр обороны России. В ходе переговоров со своим туркменским коллегой генералом армии А. Мамедгельдыевым А. Сердюков отметил активизацию связей военных ведомств двух стран и их выход на качественно новый уровень. Один из примеров тому — возобновление обучения военнослужащих Туркменистана в военных учебных заведениях РФ, которое в настоящее время организовано на льготной основе.
Об интенсификации двустороннего военно-технического сотрудничества свидетельствует и подписание летом 2008 года контракта на закупку Туркменистаном в России шести комплексов реактивных систем залпового огня «Смерч». Это первая крупная военно-техническая сделка России с Туркменистаном за последние 10 лет (сумма контракта приближается к 70 млн долл.).
В этом плане не случайным представляется и посещение главой туркменского военного ведомства международной выставки вооружения, военной техники и боеприпасов «Нижний Тагил-2008», в ходе которой он высказал намерение о закупке в РФ техники и вооружения, а также модернизации закупленных ранее, но устаревших.
Состоявшийся в июле 2008 года визит президента России Д. Медведева в Ашхабад и достижение очередных договоренностей с руководством Туркменистана по газовым проектам, в первую очередь об объемах и направлениях транзита его голубого топлива до 2025 года, свидетельствует о значимости для РФ туркменского вектора. Это обстоятельство во многом будет определять стремление Москвы развивать многоплановые связи с Ашхабадом, в том числе в сфере безопасности, где Россия по сравнению с другими игроками на пространстве ЦА еще имеет значительные преимущества.
* * *
В целом с определенной долей уверенности можно говорить о наметившейся тенденции: развитие сотрудничества в сфере безопасности между Москвой и Ашхабадом в последнее время обретает «второе дыхание». При этом очевидно, что в стремлении к сближению преобладает прагматичный подход и взаимный учет национальных интересов. Для России важно наладить долгосрочные отношения с Туркменистаном, в том числе в сфере безопасности, что способствует усилению особенно энергетических позиций РФ. В свою очередь, Туркменистан, выстраивая отношения со своими партнерами, в том числе с Россией, сегодня как никогда ранее стремится выйти за рамки сотрудничества исключительно в газовой сфере в целях диверсификации своей экономики. Как представляется, то, насколько РФ удастся предложить Туркменистану выгодные формы именно экономического взаимодействия, увязав свои геополитические и энергетические интересы с интересами Ашхабада, во многом предопределит перспективы двусторонних отношений, в том числе в сфере безопасности.
Заключение
Постепенно приближаясь к пониманию Центральной Азии как пространства для реализации своих жизненно важных интересов, Россия осознала свою заинтересованность в том, чтобы не допустить усиления в регионе позиций других государств. Для РФ
это напрямую связано с форсированием сотрудничества со странами ЦА в сфере безопасности, в первую очередь в двустороннем формате, что выступает в качестве наиболее эффективного и одновременно менее затратного (например, по сравнению с развитием полноценных экономических отношений) инструмента политики.
В свою очередь, проявляющиеся в республиках Центральной Азии угрозы и вызовы безопасности, обусловленные глобальными, региональными и внутригосударственными проблемами и противоречиями, формируют у стран региона ответную заинтересованность в развитии более тесного сотрудничества с Россией в сфере безопасности.
¦ Во-первых, все государства ЦА не чувствуют себя в полной безопасности, находясь по соседству с одной из самых нестабильных зон планеты — Афганистаном. Нарастающее сопротивление антиправительственных сил правящему прозападному режиму Х. Карзая на фоне разрушенной экономики и всеобщей коррупции, наличие у регионально-этнических лидеров вооруженных группировок, не подчиняющихся Кабулу, — главные причины сохранения хаоса, способного в любой момент перекинуться на соседние государства.
¦ Во-вторых, в условиях нерешенности в странах Центральной Азии социальноэкономических проблем сохраняется устойчивая тенденция расширения влияния таких религиозно-экстремистских организаций, как «Хизб ут-Тахрир», «Исламское движение Туркестана» и других, существующих даже в условиях реализации комплекса мер по выявлению, предупреждению и пресечению их деятельности.
¦ В-третьих, сложный блок вопросов вокруг границ, территорий, природных ресурсов — важная причина сохранения между странами ЦА противоречий и проблемных моментов, в перспективе способных привести к межгосударственным конфликтам.
В то же время в сотрудничестве РФ и стран ЦА в сфере безопасности пока не наблюдается значительного прогресса. Не достигнут и уровень доверия, который должен соответствовать стратегическим союзникам. Все без исключения центральноазиатские партнеры Москвы, реализуя многовекторный подход в своей внешней политике, проявляют повышенный интерес к расширению связей в сфере безопасности и с Западом, в первую очередь с США и другими странами — членами НАТО.
Новые тенденции в развитии международной обстановки вокруг России, во многом обусловленные последними событиями на Кавказе, а также мировым финансово-экономическим кризисом, как представляется, также способны внести значительные коррективы в сотрудничество между РФ и государствами ЦА в сфере безопасности. Причем отнюдь не факт, что эти коррективы будут содействовать укреплению российско-центральноазиатского союза.

Показать Свернуть
Заполнить форму текущей работой