Назначение наказания в виде лишения права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 343
НАЗНАЧЕНИЕ НАКАЗАНИЯ В ВИДЕ ЛИШЕНИЯ ПРАВА ЗАНИМАТЬ ОПРЕДЕЛЁННЫЕ ДОЛЖНОСТИ ИЛИ ЗАНИМАТЬСЯ ОПРЕДЕЛЁННОЙ
ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ
SENTENCING IN THE FORM OF DEPRIVATION OF THE RIGHT TO HOLD CERTAIN POSITIONS OR ENGAGE IN CERTAIN ACTIVITIES
B.M. СТЕПАШИН (V.M. STEPASHIN)
Анализируются пределы применения наказания в виде лишения права занимать определённые должности или заниматься определенной деятельностью с учётом изменений, внесённых в УК Р Ф Федеральным законом от 27. 07. 2009 г. № 215-ФЗ. Автор критически оценивает рекомендации Пленума Верховного Суда Российской Федерации.
Ключевые слова: назначение наказания, экономия репрессии, лишение права занимать
определённые должности или заниматься определенной деятельностью.
In this paper analyzes the limitations of the penalty of deprivation of the right to occupy certain positions or engage in certain activities, taking into account the changes made to the Criminal Code by the federal law of 27. 07. 2009, the number 215-FZ. The author critically assesses the recommendations of the Supreme Court of the Russian Federation.
Key words: sentencing, savings repression, denial of the right to occupy certain positions or engage in certain activities.
За штрафом в перечне видов наказаний в качестве более строгого названо лишение права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью (ст. 47 УК РФ). Особенностью истории становления и развития наказаний в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью в России является постепенный переход к объединению их в одной статье уголовного закона, а также к сокращению сроков их применения. Несмотря на высокую эффективность этой меры государственного принуждения, лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью применяется недостаточно часто.
Согласно ст. 45 УК РФ, лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью может выступать и в качестве основного, и в качестве дополнительного наказания. Однако это наказание не может быть применено в качестве дополнительного наказания, если оно же назначается и как основной вид нака-
зания. Если закон, по которому квалифицируется совершенное преступление, предусматривает обязательное назначение данного дополнительного наказания, то его неприменение может иметь место лишь при наличии условий, предусмотренных ст. 64 УК РФ, и должно быть мотивировано в приговоре со ссылкой на указанную статью.
Действующее уголовное законодательство определяет содержание данной меры государственного принуждения иначе, нежели УК РСФСР 1960 г. По существу, лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью? это самостоятельные виды уголовных наказаний. В частности, к несовершеннолетним может быть применено только лишение права заниматься определенной деятельностью в пределах общего для данного наказания срока.
Карательное содержание исследуемых наказаний составляют как лишение осужденного конкретных субъективных прав в сфере трудовой деятельности, так и временное ограничение его правоспособности.
© Степашин В. М., 2010 182
Рассматриваемый вид наказания включает в себя 3 вида ограничений (лишений) прав осужденного:
1. Запрет занимать определенные должности-
2. Запрет заниматься определенной профессиональной деятельностью-
3. Запрет заниматься иной деятельностью.
Под определенными должностями понимается круг должностей, обозначенных нормативно или обладающих идентификационными признаками. Новеллой в уголовном законодательстве является то, что первое из названных правоограничений относится только к должностям на государственной службе и в органах местного самоуправления и не может относиться к занятию любых должностей в иных учреждениях и организациях.
При назначении наказания в виде лишения права занимать определенные должности в качестве основного или дополнительного вида наказания следует исходить из того, что данное наказание не предполагает запрет занимать какую-либо конкретную должность (например, главы органа местного самоуправления, начальника штаба воинской части). Поэтому в приговоре должен быть указан не перечень, а определенная конкретными признаками категория должностей, на которую распространяется запрет (например, должности, связанные с осуществлением функций представителя власти либо организационно-распорядительных или административно-хозяйственных полномочий) [1].
Так, ранее несудимые К. и Б. осуждены по ст. 286 ч. 3 п.п. Ий, бПУК РФ с применением ст. 73 УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год 6 месяцев с лишением права занимать должности в милиции сроком на 1 год 6 месяцев. Президиум Омского областного суда изменил приговор районного суда в отношении К. и Б., постановил указать в части назначения дополнительного наказания: лишить К. и Б. права занимать следственно-оперативные должности в органах внутренних дел в Российской Федерации сроком на 1 год 6 месяцев [2].
Таким образом, запрещение занимать должности на государственной службе или в органах местного самоуправления состоит
в запрете занимать конкретные должности государственных или муниципальных служащих.
Тем не менее, как верно отметил С. Ф. Милюков, законодатель, хотя прямо ограничивает возможность лишения определенных должностей рамками государственной или муниципальной службы, однако в санкциях ст. 202, 203 УК РФ, но сам нарушает это правило, устанавливая в качестве основного или дополнительного наказания лишение права занимать должности в коммерческих и иных негосударственных организациях (в частности, должности частного нотариуса, частного аудитора, руководителя частной охранной или детективной службы и др.). Возможно, в этом направлении следует реконструировать санкции и ряда других составов (например, в ст. 201, 204 УК) [3].
Лишение права заниматься профессиональной деятельностью (т. е. деятельностью, для осуществления которой в полном объеме необходима профессиональная подготовка, подтвержденная соответствующим документом: сертификатом, дипломом, свидетельством, удостоверением и т. п.) представляет запрет осужденному работать в какой-либо сфере по определенной специальности вне зависимости от организационно-правовой формы предприятия, в том числе запрет частной практики (детективная, охранная деятельность, оказание медицинских, юридических услуг и т. д.). Недопустимо установление запрета заниматься деятельностью в какой-либо сфере (сфере торговли, области образования и т. д.), суд должен конкретизировать, какая именно деятельность запрещается осужденному.
Понятие иной деятельности не раскрывается в законе, не раскрывается единообразно содержание этого понятия и в юридической литературе (например, как «относительно постоянное занятие. Пленум Верховного Суда СССР по одному из дел, изменяя определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РСФСР и постановление Президиума Верховного Суда РСФСР, в которых говорилось о невозможности лишения права на охоту охотников-любителей, указал, что по смыслу закона запрещение права заниматься определенной деятельностью распространяется и на «дея-
тельность, регламентируемую соответствующими правилами, предусматривающими конкретные права и обязанности? [4]. Запрет на занятие иными видами деятельности, не имеющими нормативной регламентации, например, рисованием, любительской фотографией, пением, коллекционированием и т. д., не поддается контролю и поэтому запрещение их невозможно.
Предусмотренные ст. 47 УК РФ виды наказаний могут быть назначены и тем лицам, которые выполняли соответствующие служебные обязанности временно, по приказу или распоряжению вышестоящего уполномоченного лица либо к моменту постановления приговора уже не занимали должности и не занимались деятельностью, с которыми были связаны совершенные преступления [5].
Таким образом, то обстоятельство, что к моменту постановления приговора подсудимый уже не занимал должности или не занимался деятельностью, с которыми было связано совершенное преступление, не является препятствием для применения названного дополнительного наказания. В частности, лишение права управлять транспортными средствами может быть назначено судом в качестве дополнительного наказания независимо от того, что лицо уже лишено этого права в порядке административного взыскания. При этом необходимо с особым вниманием подходить к решению вопроса о целесообразности такого наказания в отношении лица, для которого управление транспортным средством является профессией.
Если при назначении в качестве дополнительного вида наказания лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью судом первой или апелляционной инстанции неточно указаны должности или виды деятельности, то суд вышестоящей инстанции вправе внести в приговор соответствующие уточнения, если это не ухудшает положения осужденного.
В то же время ст. 47 УК РФ не предполагает иные формы ограничения прав осуждённого. Так, К. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 33 и ч. 1 ст. 327 УК РФ. Кроме основного вида наказания, ему было назначено дополнительное наказание в виде лишения права
приобретения, хранения и ношения огнестрельного и газового оружия. Из приговора было исключено решение о применении указанного дополнительного наказания в связи с тем, что такой вид наказания (лишение права приобретения, хранения и ношения огнестрельного и газового оружия) в ст. 44 УК РФ не предусмотрен [6].
Администрации организаций, в которых работает осужденный (применительно к запрету заниматься профессиональной деятельностью? независимо от организационноправовой формы), а также органы, правомочные аннулировать разрешение на занятие соответствующей деятельностью (например: службы ГИББД, УВД и т. д.), обязаны соответственно освободить от должности, аннулировать разрешение на занятие определенной деятельностью с изъятием соответствующих документов (удостоверений, сертификатов, лицензий).
Данный вид наказания может быть назначен и в том случае, когда он не предусмотрен санкцией статьи Особенной части, если совершенное преступление непосредственно связано с занятием определенной должности или занятием определенной деятельностью (например, хищение с использованием служебного положения), а также в случаях, если виновное деяние, хотя и не находится в непосредственной связи с занимаемой должностью или осуществляемой деятельностью, но исключает возможность оставления за виновным такого права (например, сохранение права заниматься преподавательской деятельностью за лицом, виновным в совершении развратных действий). В литературе высказано предложение о внесении изменений в ч. 3 ст. 47, согласно которой суд вправе применять это наказание только в случаях, предусмотренных законом, иначе принцип законности будет постоянно нарушаться [7].
С таким мнением согласиться трудно, как нельзя усмотреть и нарушение принципа законности в правилах назначения наказания в виде лишения права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью в случаях, не предусмотренных санкцией статьи Особенной части. Суд не может назначать рассматриваемый вид наказания произвольно- пределы применения этой
меры чётко определены именно законом, но в Общей части УК РФ, учёт положений которой является обязательным (ст. 60 УК РФ).
Определенные затруднения в правоприменительной практике вызывает вопрос о возможности назначения лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью одновременно в качестве и основного, и дополнительного видов наказания. Неоправданно вольная интерпретация действующего законодательства, на наш взгляд, в этой связи предложена в п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда Р Ф от 11 января 2007 г. № 2 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания? [8].
По мнению Пленума, лицу, осужденному как за одно преступление, так и по совокупности преступлений и приговоров, лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью не может быть назначено одновременно в качестве основного и дополнительного, а за одно и то же преступление осужденному не может быть назначено одновременно лишение права занимать определенные должности и заниматься определенной деятельностью. Более того, данный тезис без видимых оснований дублируется в абзаце 2 п. 39 постановления.
Так, Ч. признан виновным в том, что он, являясь старшим инспектором ДПС ГИБДД и находясь на службе, получил от водителя взятку в виде денег в размере 700 руб. и осужден по п. «& amp-? ч. 4 ст. 290 УК РФ. На основании ст. 47 УК РФ он лишен права занимать должности, связанные с осуществлением функций представителя власти на государственной службе и в органах местного самоуправления, а также заниматься частной охранной деятельностью сроком на три года. Президиум Верховного Суда Р Ф, рассмотрев уголовное дело по надзорной жалобе осужденного, исключил назначенное ему в соответствии со ст. 47 УК РФ дополнительное наказание в виде лишения права заниматься частной охранной деятельностью, поскольку за одно и то же преступление осужденному не может быть назначено одновременно лишение права занимать определенные должности и заниматься определенной профессиональной или иной деятельностью [9].
Однако рассматриваемый вид наказания, по существу, включает в себя три автономных правоограничения, имеющих частичные совпадения лишь в своих наименованиях. Невозможно понять логику, согласно которой, например, руководителя образовательного учреждения, осужденного за взяточничество, нельзя, допустим, лишить права занимать соответствующие должности и? одновременно? права заниматься преподавательской деятельностью. Вряд ли такое толкование закона будет способствовать и более интенсивному противодействию коррупции.
Наконец, непонятно, как может быть реализована рекомендация Пленума Верховного Суда в случае необходимости, например, назначения наказания по совокупности приговоров, если лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью назначено судом по первому приговору в качестве основного наказания, а за новое преступление это же наказание предусмотрено в качестве обязательного дополнительного.
Предложенное Пленумом толкование представляется недостаточно обоснованным и ведущим российским ученым.
Так, по мнению Л. Л. Кругликова, СЬно противоречит логике: если можно назначить наказание, вовсе не упомянутое в статье, то тем более допустимо применение меры ответственности, когда о ней упоминается в санкции статьи (пусть и в качестве основного наказания)^
Приведенное разъяснение Пленума не согласуется, на наш взгляд, с ч. 3 ст. 47 УК РФ, которая допускает назначение лишения права занимать определенные должности (или заниматься определенной деятельностью) в качестве дополнительного наказания Ск в случаях, когда оно не предусмотрено соответствующей статьей & lt-… >- в качестве наказания за соответствующее преступление? (выделено Л. Л. Кругликовым.? B.C.), вне зависимости от того, названо оно в санкции как основное наказание либо только как дополнительное.
Таким образом, Пленум Верховного Суда Р Ф «Подправил? закон, дав, на наш взгляд, необоснованно ограничительное его толкование. Требование же законодателя примени-
тельно к рассматриваемой ситуации выражается лишь в одном: чтобы с учетом характера содеянного и личности виновного суд признал невозможным сохранение за виновным права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью (ч. 3 ст. 47 УК РФ) П [10].
Срок данного вида наказания зависит от того, основным или дополнительным оно является, и составляет от одного года до пяти лет в случае назначения в качестве основного и от шести месяцев до трех лет, если назначается как дополнительное.
В случаях, специально предусмотренных соответствующими статьями Особенной части УК РФ, лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью устанавливается на срок до двадцати лет в качестве дополнительного вида наказания (см., например, ч. 3 и 4 ст. 131, ч. 3 и 4 ст. 134, ч. 3 ст. 228.1 УК РФ и др.).
Следует отметить, что изначально законодатель «значительно заузил временные рамки данного наказания, проигнорировав рекомендацию, содержащуюся в ч. 2 ст. 49 Модельного У К для государств-участников СНГ,? установить срок лишения соответствующего права в диапазоне от одного года до десяти лет за умышленные преступления и от одного года до пяти лет за неосторожные преступления» [11]. Возможность назначения рассматриваемого наказания в качестве дополнительного на срок до 20 лет была установлена лишь в 2009 г. Федеральным законом от 27 июля № 215-ФЗ ПО внесении изменений в Уголовный кодекс Российской ФедерацииП [12].
Эта новелла уголовного закона была оценена критически. «Вместо того, чтобы сохранить стройность уголовного закона, разделявшего по срокам (от 1 года до 5 лет? основное, от 6 месяцев до 3 лет? дополнительное) основное и дополнительное наказание в виде лишения права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью, и пропорционально увеличить максимальный срок и основного, и дополнительного наказаний, законодатель изобрёл еще один вид дополнительного наказания в виде лишения права занимать определённые должности или заниматься опреде-
лённой деятельностью,? пишет Н.А. Лопа-шенко.? И у этого дополнительного наказания (назовём его условно квалифицированным дополнительным наказанием) отсутствует минимальная граница (какой она должна быть, неизвестно) и точно определён максимум? 20 лет» [13]. Соглашаясь в целом с предложенной оценкой, тем не менее отметим, что поскольку квалифицированный вид лишения права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью является разновидностью дополнительного наказания данного вида, то и минимальная его продолжительность является общей? 6 месяцев. Принципиальное же отличие новой модификации рассматриваемой меры государственного принуждения от «обычного» дополнительного наказания заключается, помимо верхнего предела, в том, что на него не распространяется действие положения ч. 3 ст. 47 УК РФ о праве суда применить такое дополнительное наказание по своему усмотрению даже тогда, когда оно не предусмотрено в санкции конкретной статьи [14].
Следует согласиться и с тем, что негативными последствиями включения в УК новой разновидности дополнительного наказания в виде лишения права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью являются нарушение сложившейся системы уголовных наказаний за счёт дробления одного из двух видов наказания? дополнительного? на два самостоятельных вида, а также отсутствие последовательной мотивация невключения этого типа наказания в другие, близкие по характеру деяния санкции [15].
Легко прогнозируемы и трудности, которые возникнут в случае назначения данного вида лишения права занимать определённые должности или заниматься определенной деятельностью при условном осуждении [16]. Помимо того, вызывает удивление то, что введение новой разновидности рассматриваемого вида наказания не повлекло изменений в ст. 88 УК РФ, что можно оценивать как допущение возможности назначения несовершеннолетним лишения права заниматься определённой деятельностью на срок до двадцати лет. Такое решение выглядит, по меньшей мере, сомнительным.
Исчисление срока наказания в виде лишения права, назначенного в качестве дополнительного, имеет свои особенности и зависит от следующих факторов:
? какой вид наказания применен в качестве основного-
? применено ли условное осуждение.
Если основное наказание связано с полной или частичной изоляцией от общества и назначено реально, срок исчисляется с момента фактического освобождения от основного наказания, хотя запрет, вытекающий из рассматриваемой меры принуждения, распространяется на весь срок основного наказания.
В остальных случаях (включая условное осуждение) срок исчисляется с момента вступления приговора в законную силу. При этом в срок наказания не засчитывается время фактического занятия запрещенной должности или фактического занятия запрещенной деятельностью (в том числе при юридически оформленных увольнении, переводе и т. д.).
Наказание данного вида, назначенное в качестве как основного, так и дополнительного, а также при условном осуждении исполняют уголовно-исполнительные инспекции по месту жительства осужденных.
Военнослужащие, осужденные к наказанию в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, отбывают его в условиях дальнейшего прохождения военной службы по общим правилам.
Нельзя не отметить, что ст. 47 УК РФ не предусматривает замены рассматриваемого наказания иным, более строгим в случае злостного уклонения от его отбывания. Актуальность прилагаемого законодательного шага весьма высока в связи с тем, что некоторые осужденные (в основном лишенные права управлять транспортным средством, а также права на охоту) продолжают заниматься запрещенной им деятельностью, что часто приводит к совершению новых, нередко более тяжких преступлений [17].
Наказание в виде лишения права широко применяется за рубежом и по праву признается одним из наиболее эффективных. Так, СП 44, 45 УК ФРГ называют среди дополнительных наказаний запрещение управлять транспортными средствами, лишение
водительских прав, в качестве дополнительных последствий упоминается лишение права занимать определенные должности, права пользоваться правами, полученными в результате публичных выборов, права публично избирать или голосовать, права быть избранным и права голоса. Наказаниям в виде лишения прав посвящен отдел 2 У К Испании (ст. 39И9): в том числе упоминается абсолютное поражение в правах (лишение всех почестей и должностей, хотя бы и выборных, на срок от 6 месяцев до 20 лет), лишение родительских права, прав на опеку и попечительство. Ст. 54 У К Швейцарии гласит о запрете заниматься определенной профессией, ремеслом или заключать торговые сделки, а ст. 56? о запрете посещать конкретный ресторан, который (запрет) может быть отменен судьей после истечения установленного испытательного срока.
1. См. п. 13 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 октября 2009 г. № 20 СО некоторых вопросах судебной практики назначения и исполнения уголовного наказания? // Российская газета.? 2009. П11 ноября.
2. Постановление президиума Омского областного суда от 23 октября 2007 г. № 44-У-445/П // Бюллетень судебной практики Омского областного суда. ?2008.? № 1 (34).? С. 35.
3. Милюков С. Ф. Российское уголовное законодательство: опыт критического анализа.? СПб.: СПбИВЭСЭП, 2000.? С. 192.
4. Практика прокурорского надзора при рассмотрении судами уголовных дел: сборник документов.? М.: Юрид. лит., 1987.? С. 109.
5. См. п. 13 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 октября 2009 г. № 20 СО которых вопросах судебной практики назначения и исполнения уголовного наказания» // Российская газета.? 2009.? 11 ноября.
6. Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. ?2004.? № 3.? С. 14.
7. Азарян Е. Н. Преступление. Наказание. Правопорядок.? СПб.: Юридический центр Пресс, 2004.? С. 160.
8. Российская газета.? 2007.? 24 янв.
9. Постановление Президиума Верховного Суда Р Ф № 355П08 / Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за IV квартал 2008 года по уголовным делам // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. ?2009.? № 5.? С. 10.
10. Кругликов Л. Л. Общие начала назначения наказания // Энциклопедия уголовного права.
Т. 9. Назначение наказания. Издание профессора Малинина.? СПб., 2008.? С. 205−206.
11. Милюков С. Ф. Российское уголовное законодательство: опыт критического анализа.? СПб.: СПбИВЭСЭП, 2000.? С. 192−193.
12. Российская газета.? 2009.? 30 июля.
13. Лопашенко Н. Изменения уголовного законодательства: оценка летних реформ // Уголовное право. ?2009.? № 5.? С. 36.
14. Там же.
15. Там же.? С. 41.
16. Подробней см.? 2 главы IV настоящей работы.
17. Милюков С. Ф. Российское уголовное законодательство: опыт критического анализа.? СПб.: СПбИВЭСЭП, 2000.? С. 194.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой