Системный подход в юриспруденции: теоретико-методологические основы

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 167: 34
К. В. Ображиев
Системный подход в юриспруденции: теоретико-методологические основы
В статье рассматриваются предпосылки возникновения и теоретикометодологические основы системного подхода, а также перспективы его использования в юриспруденции- доказывается, что системный подхода открывает новые горизонты в исследовании правовых явлений.
The article deals with the preconditions of the theoretical and methodological foundations of a systematic approach, as well as the prospects for its use in the law, it proves that a systematic approach opens up new horizons in the study of legal phenomena.
Ключевые слова: системный подход, система, системные свойства, системные юридические объекты.
Key words: systematic approach, system, system properties, system legal objects.
Возникновение и бурное развитие системного подхода как метода научных исследований было продиктовано рядом обстоятельств. Важнейшим из них явился кризис редукционизма — «методологического принципа, согласно которому высшие формы материи могут быть полностью объяснены на основе закономерностей, свойственных низшим формам» [17, с. 575]. Такого рода механистический подход, при котором любые объекты познания рассматривались как совокупность неких исходных элементов, свойства которых обусловливают свойства исследуемого объекта, со временем перестал удовлетворять потребности науки. Срабатывая применительно к исследованию относительно простых физических объектов, он показал свою несостоятельность при изучении сложно устроенных объектов, решении задач со многими переменными, а в особенности — при изучении биологических организмов, социальных явлений и процессов. Не менее важной предпосылкой для возникновения системного подхода послужила и стремительно возрастающая дифференциация науки. Являясь изначально прогрессивными по своей сути, указанные тенденции развития научного знания со временем привели к выделению бесчисленного множества изолированных и развивающихся практически независимо друг от друга научных дисциплин, замыкающихся на ограниченном предмете исследования и использующих свою собственную методологию, что в конечном счете породило так называе-
© Ображиев К. В., 2012
мую «глухоту специализации», которая нуждается в преодолении. Ощутимым толчком к разработке системного подхода стали потребности социальной практики, которая столкнулась с необходимостью решения сложных задач производственной деятельности, создания сложных технических систем, автоматизированных систем управления, моделирования социально-экономических явлений и процессов и управления ими.
Кризис механистической методологии, неприменимой к исследованию биологических, социальных и иных сложных объектов, возрастающая сложность встающих перед человеком исследовательских проблем, необходимость преодоления нарастающей дифференциации и специализации научного знания, возникновение потребности в научном обеспечении управленческой деятельности — все эти факторы в своей совокупности сформировали социальный заказ на разработку новой унифицированной методологии, ориентированной на исследование сложных объектов. Ответом на этот заказ и послужила так называемая общая теория систем, автором которой принято считать австрийского биолога-теоретика Людвига фон Берталанфи1. Основные идеи общей теории систем впервые были изложены Л. фон Берталанфи в лекциях, прочитанных в 1937—1938 гг. в Чикагском университете, а позднее — после ряда научных публикаций (в конце сороковых — начале пятидесятых годов прошлого столетия) — получили широкую известность среди научной общественности. Не вдаваясь в детальный анализ общей теории систем, содержание которой подробно изложено в переведенных на русский язык работах Л. фон Берталанфи [3- 4- 5], отметим, что, по мнению автора этой теории, ее основными задачами являются: формулирование общих принципов и законов систем независимо от их вида, природы, составляющих их элементов и отношений между ними- установление точных и строгих законов для нефизических областей знания- создание основы для синтеза современного научного знания в результате выявления изоморфизма законов, относящихся к различным сферам реальности.
Надо признать, что надежды на общую теорию систем как универсальную научную теорию, своего рода метатеорию, оказались преувеличенными. Прежде всего, говорить о некой общей теории систем попросту не приходится, поскольку до настоящего времени не удалось выработать универсальную (применимую равным образом ко всему многообразию системных объектов) и непротиворечивую теорию систем, которая разделялась бы если не всеми, то, по крайней мере, большинством системологов. Существуют
1 Разумеется, первенство Л. фон Берталанфи в области системных исследований является формальным и весьма условным. Системные представления были заложены еще в античной философии и получили развитие в философской мысли Нового времени. Нельзя не отметить и заслуги российского ученого А. А. Богданова, который еще в 1912 г. опубликовал свою «Тектологию» (Богданов А. А. Всеобщая организационная наука (Тектология). СПб.- М., 1912), многие положения которой предвосхитили идеи общей теории систем.
различные варианты «общей» теории систем Л. фон Берталанфи, М. Месаровича, Ю. А. Урманцева, А. И. Уёмова и других авторов, что само по себе ставит под сомнение общий характер этой теории. Оказались необоснованными и претензии на формулирование общих, универсальных законов, которым бы подчинялись все без исключения системы, вне зависимости от их видов. Это обстоятельство был вынужден признать и сам Л. фон Берталанфи. Если в его работах 40-х — 50-х гг. прошлого столетия неоднократно утверждалось, что общая теория систем представляет собой «шаг к Mathesis universalis, к универсальной науке, охватывающей все другие науки» [15, с. 93], то в дальнейшем Л. фон Берталанфи отмечал, что «общая теория систем в ее настоящем виде является одной — и притом весьма несовершенной — моделью среди других» [4, с. 50]. Таким образом, «по мере развертывания системных исследований становилось все более очевидным, что речь идет не об утверждении какой-то единственной концепции, претендующей на общенаучное значение, а о новом направлении исследовательской деятельности, о выработке новых системных принципов научного мышления, о формировании нового подхода к объектам исследования» [9, с. 4] - системного подхода.
Системный подход определяется в науке как общенаучная междисциплинарная методология, общенаучная ориентация, «выражающаяся в стремлении построить целостную картину объекта», «совокупность методов и средств, позволяющих исследовать свойства, структуру и функции объектов, явлений или процессов в целом, представив их в качестве систем со всеми сложными межэлементными взаимосвязями, взаимовлиянием элементов на систему и окружающую среду, а также влиянием системы на ее структурные элементы» [7, с. 16- 13, с. 22]. Говоря иными словами, сущность системного подхода заключается в том, что исследуемый объект (явление, процесс) рассматривается не как совокупность его составных частей, а как система, целостное образование. Соответственно, при системном подходе к исследованию какого-либо объекта (явления, процесса) внимание исследователя акцентируется на изучении его целостных, интегративных свойств, выявлении его структуры и функций.
Центральной категорией системного подхода выступает понятие «система». Являясь одним из наиболее широко используемых в науке, это понятие не имеет общепринятого определения. Так, в одной из своих работ В. Н. Садовский приводит около 40 различных определений системы [14, с. 92−102]. За время, прошедшее с момента выхода этой работы, количество предлагаемых дефиниций только увеличилось, что, впрочем, так и не привело к выработке единого определения системы. И дело здесь не столько в терминологических, сколько в сущностных разногласиях, поскольку различные исследователи наделяют систему несовпадающим набором признаков. Затрудняет выработку общепринятой
дефиниции и тот факт, что категория «система» рассматривается в двух аспектах: философско-методологическом, при котором ее содержание раскрывается путем соотношения с другими категориями и понятиями, и формально-логическом, когда система описывается языком формальной математической логики.
Учитывая, что цитирование всех существующих определений системы вряд ли целесообразно, полагаем возможным ограничиться выделением признаков системы, наличие которых признается большинством системологов: 1) множественность элементов, т. е. наличие не менее двух элементов- 2) наличие определенных связей и отношений между элементами, благодаря которым их совокупность превращается в связное целое, где каждый элемент оказывается в конечном счете связанным со всеми другими элементами- 3) целостность, которая определяется: во-первых, появлением у системы новых интегративных (целостных) свойств, которые не присущи образующим ее элементам, возникающих в результате взаимодействия составляющих систему элементов и воздействия внешней среды- во-вторых, обособленностью системы от среды, во взаимодействии с которой система выступает как единое и при этом относительно самостоятельное образование.
Обобщение названных признаков системы позволяет сформулировать ее определение. Однако дабы не умножать и без того весьма большое число существующих дефиниций системы, полагаем возможным воспользоваться энциклопедическим определением, которое довольно удачно объединяет названные признаки: «Система (от греч. — целое, составленное из частей, соединение) — совокупность элементов, находящихся в отношениях и связях друг с другом, которая образует определенную целостность, единство» [17, с. 610].
Итак, система — это не простой конгломерат, а такая совокупность элементов, находящихся в определенных взаимосвязях, которая во взаимодействии со средой выступает как единое целое и характеризуется появлением новых интегративных свойств. В этой связи системный подход к исследованию объектов (явлений, процессов) ориентирован, прежде всего, на изучение их целостных, интегративных свойств, которые присущи системе в целом, но отсутствуют у ее элементов, так как даже если провести глубокий анализ каждого из элементов системы (в тех случаях, когда их число позволяет это сделать), познать систему в целом не получится, поскольку свойства элементов хотя и оказывают влияние на свойства системы, все же не дают о них полного представления.
Системные свойства объектов (явлений, процессов), сама система как некое целостное образование проявляют себя только во взаимодействии со средой, под которой принято понимать «внешние по отношению к целостной системе предметы и явления, с которыми система взаимодействует, изменяя их и изменяясь при этом сама» [2, с. 150], «все те явления и объекты, которые так или иначе влияют на условия
функционирования данной системы, формируют эти условия» [1, с. 33]. В этой связи системный подход рассматривает систему не как таковую, не саму по себе, а в связи с окружающей средой, на фоне которой и во взаимодействии с которой функционирует система. Это позволяет определить границы системы, познать ее целостность, понять, почему рассматриваемая система имеет именно такую структуру, объяснить и прогнозировать трансформации системы. Иными словами, системный подход исходит из того, что «системный объект принципиально не может быть проанализирован, если при его анализе абстрагироваться от его взаимодействия со средой» [16, с. 366]. Это обязывает правоведов исследовать системные юридические объекты (например, правовую систему, систему источников права и др.) во взаимосвязи и взаимодействии с другими объектами, учитывать зависимость рассматриваемой системы от внешних факторов ее функционирования.
Функционирование системы в окружающей среде опирается на определенную упорядоченность элементов, отношений и связей, т. е. на структуру. Под структурой системы понимают ее «внутреннюю организацию & lt-… >-, представляющую собой специфический способ взаимосвязи, взаимодействия образующих ее компонентов» [2, с. 107], «инвариантную упорядоченность (взаиморасположение) элементов в соответствии с законом связи между ними» [1, с. 76−77], «устойчивую упорядоченность в пространстве и во времени ее элементов и связей между ними, определяющую функциональную компоновку системы и ее взаимодействие с внешней средой» [13, с. 24]. Обобщая процитированные определения, можно заключить, что структура представляет собой внутреннее строение системы, включающее ее состав (набор элементов), а также отношения и связи между ее элементами.
Основная функция структуры системы заключается в том, чтобы обеспечить системе внутреннюю прочность, устойчивость, высокую степень сопряженности всех ее элементов, ее способность противостоять среде в качестве самостоятельного образования. Без структуры система немыслима, поскольку именно структура, обеспечивая устойчивые связи, взаимодействие между элементами, превращает набор элементов в единое целое, в связи с чем структуру по праву называют «главным „хранителем“ целостности» [2, с. 113]. По этой причине исследование системных юридических объектов обязательно предполагает изучение их структуры, без которого невозможно ни определить композицию элементов этой системы, ни рассмотреть существующие между ними связи, превращающие элементы соответствующей системы в единое целое.
В структурном отношении любая система характеризуется определенным набором элементов и связями между ними. Принято считать, что в качестве элемента системы выступает «внутренняя исходная единица, функциональная часть системы, собственное строение которой не рассматривается» [11, с. 59−60], «наименьшая часть системы, подчиняю-
щаяся ее закономерностям» [13, с. 41]- при этом нередко указывается, что элемент системы является неделимым [16, с. 116]. Однако надо иметь в виду, что неделимость элемента является весьма условной, поскольку элементы системы определяются исследователем по своему усмотрению в зависимости от целей исследования.
Системный подход требует при анализе элементов системы акцентировать внимание на их значении для системы в целом, на функциях, которые выполняют элементы в системе, на связях и отношениях элементов между собой. Иными словами, «элемент описывается не & quot-как таковой& quot-, а с учетом его & quot-места"- в целом» [7, с. 16], т. е. в системе, что следует принимать во внимание и при анализе системных юридических объектов.
Хотя элементы и являются основными «кирпичиками» структуры, без которых невозможно существование системы, с точки зрения методологии системного подхода основной упор при изучении структурного строения какой-либо системы делается на связях между элементами. И это не случайно, поскольку именно связи соединяют элементы в систему, обеспечивают возникновение и сохранение ее целостности.
Под связями системы, как правило, понимают «компоненты системы, осуществляющие взаимодействие между ее элементами, а также между системой в целом и средой» [11, с. 62]. В конкретной системе между ее элементами может существовать множество самых различных по своей природе и интенсивности связей, число которых иногда является настолько большим, что проанализировать все их технически не представляется возможным. Да и целесообразность сплошного анализа всех связей, существующих в системе, вызывает большие сомнения, поскольку для функционирования системы в окружающей среде и сохранения стабильности системы имеют значение далеко не все связи. По этой причине из всего многообразия связей между элементами системы выделяют и исследуют, главным образом, системообразующие связи, которые обусловливают возникновение и сохранение интегративных, целостных свойств системы.
Наконец, говоря об основных положениях системного подхода, нельзя не отметить, что в методологическом плане таковой предполагает рассмотрение исследуемого объекта не только в статичном, «снятом» виде, но и в динамике его развития.
Являясь «общенаучной междисциплинарной методологией», системный подход применим к исследованию любых системных объектов, причем наибольшие результаты он приносит при его приложении к сложным системам, не поддающимся аналитическим методам исследования. Это открывает большие перспективы в плане использования системного подхода к изучению такого сложноорганизованного системного объекта, как право. Вполне закономерным в этой связи выглядит тот факт, что сразу же после своего более или менее четкого оформления
системный подход был зачислен в арсенал методов юридических исследований.
Какие же результаты дало использование системного подхода в юриспруденции? Г. В. Мальцев отмечает, что применение системного подхода в юридических исследованиях явилось «крупным прорывом в понимании природы права" — заставило признать, что «право, правовое регулирование — это не механизм, не конгломерат отдельных структур, не агрегат рационально соединенных элементов, приводимый в движение конструктором или инженером (законодателем или правоприменителем), но открытая динамическая система (курсив Г. В. Мальцева), обладающая качествами единства и целостности, активно взаимодействующая со средой, социальной и природной». В результате использования системного подхода «в сознании юристов механические закономерности, заметно проявляющие себя в рамках юридико-догматической методологии, были потеснены общими законами организации открытых систем, постоянно обменивающихся информацией со средой». Правда, далее автор не без оснований добавляет «ложку дегтя» в описание достижений системного подхода к исследованию правовой материи, признавая, что юриспруденция «воспользовалась не всеми полезными уроками, которая дает общая теория систем» [12, с. 70] (точнее
— системный подход).
Гораздо менее радужную, хотя при этом не так уж далекую от действительности картину рисует А. И. Бойко, который, основываясь на анализе огромного массива публикаций по системной проблематике в юридической области, с горечью констатирует, что «особого приближения юристов к новейшим философским трактовкам понятия «система» еще не случилось. После ритуальных сносок на философские установки,
— пишет далее автор, — юристы пускаются в абсолютно автономное, почти противоположенное общенаучным взглядам, узкопрофессиональное обследование правовых явлений и их систем». Разумеется, автор не отрицает проникновения системного подхода в юридические исследования- напротив, он отмечает, что «ростки настоящего системного понимания природы права, созвучные философским представлениям, постепенно прививаются и в юриспруденции» [8, с. 239−240].
Наверное, истина, как это чаще всего бывает, лежит где-то посередине между приведенными оценками. В любом случае, одно можно утверждать с уверенностью — богатый гносеологический, эвристический и прогностический потенциал системного подхода в отечественной юридической науке реализуется далеко не в полной мере.
Тем не менее возьмемся утверждать, что, несмотря на довольно скромные достижения системного подхода в современной российской юридической науке, в области правовых исследований ему уготовано большое будущее. Увеличение объема и усложнение правового регулирования, дифференциация его уровней (национальный и международ-
ный- федеральный, региональный и местный), усиливающееся взаимовлияние и взаимодействие права с экономикой, культурой, политикой, религиозными, моральными и нравственными нормами, — все эти обстоятельства вынуждают юристов исследовать правовую материю с позиций системного подхода, заставляют признать, что системный подход должен быть не только «причисленным» к числу методов юридических исследований, но и фактически занять достойное место в инструментарии правовой науки.
Список литературы
1. Айдинян Р. М. Методологические основы системологии: учеб. пособие. — М., 1978. — С. 76−77.
2. Афанасьев В. Г. Системность и общество. — М., 1980.
3. Берталанфи Л. История и статус общей теории систем // Системные исследования. Ежегодник 1973. — М., 1973.
4. Берталанфи Л. Общая теория систем — критический обзор // Исследования по общей теории систем: сб. переводов / общ. ред. и вступ. ст. В. Н. Садовского и Э. Г. Юдина. — М., 1969.
5. Берталанфи Л. Общая теория систем — обзор проблем и результатов // Системные исследования. Ежегодник 1969. — М., 1969.
6. Блауберг И. В., Садовский В. Н. К проблеме взаимоотношения системного подхода и системного анализа // Философские аспекты системных исследований: тр. философ. (методолог.) семинара. — М., 1980.
7. Блауберг И. В., Садовский В. Н., Юдин Э. Г. Системный подход в современной науке // Проблемы методологии системного исследования. — М., 1970.
8. Бойко А. И. Система и структура уголовного права: в 3 т. Т. I. Систе-мология и структурализм в современной познавательной культуре. — Ростов н/Д.: Изд-во ЮФУ, 2007.
9. Задачи, методы и приложения общей теории систем. [Вступит. ст. ] // Исследования по общей теории систем: сб. переводов / общ. ред. и вступ. ст. В. Н. Садовского и Э. Г. Юдина. — М., 1969.
10. Каган М. С. Системный подход и гуманитарное знание: избр. ст. -Л., 1991.
11. Качала В. В. Основы теории систем и системного анализа: учеб. пособие для вузов. — М., 2007.
12. Мальцев Г. В. Социальные основания права. — М., 2007.
13. Прангишвили И. В. Системный подход и общесистемные закономерности. — М., 2000.
14. Садовский В. Н. Основания общей теории систем. — М., 1974.
15. Садовский В. Н. Проблемы методологии системных исследований в современной американской философии науки // Системные исследования. Методологические проблемы. Ежегодник 1980. — М., 1981.
16. Уёмов А. И. Системный подход и общая теория систем. — М., 1978.
17. Философский энциклопедический словарь. — М., 1983.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой