2000. 04. 025-026.
Технический прогресс в энергетике. (сводный реферат)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Экономические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

2000. 04. 025−026. ТЕХНИЧЕСКИЙ ПРОГРЕСС В ЭНЕРГЕТИКЕ. (Сводный реферат).
1. MAILLARD D. Le progres technique face aux defis energetiques du futur // Rev. de l'-energie. — P., 1999. — № 508. — P. 361−363.
2. MARTIN J. -M. Rythme et direction des innovations energetiques au cours des dernieres decennies // Rev. de l'-energie. — P., 1999. — № 508. — P. 364−372.
В статьях французских специалистов рассматриваются состояние и перспективы технического прогресса (ТП) в энергетике.
Останавливаясь на значение ТП для энергетики, один из руководителей Министерства экономики, финансов и промышленности Франции Д. Мейлар (1) отмечает, что за последние 50 лет Франция благодаря в немалой степени ТП, а также структурным преобразованиям и политике экономии энергии добилась значительных успехов в снижении энергоемкости народного хозяйства. В то же время проблема & quot-технического прогресса перед лицом энергетического вызова будущего& quot- остается актуальной (1, с. 361), поскольку международное сообщество взяло на себя задачи борьбы с парниковым эффектом и другими отрицательными воздействиями использования ископаемого топлива на окружающую среду (ОС), обеспечения необходимого экономического подъема в развивающихся странах и доступа к коммерческой энергии всех тех, кто в настоящее время его лишен.
В основе разработанных различными национальными и международными организациями экономических моделей развития энергетики лежит предположение о том, что ТП в отрасли будет развиваться и дальше (причем даже более высокими темпами). Однако, подчеркивает Д. Мейлар, специалисты в области энергетики и государственные власти не имеют права забывать о том, что сочетание таких факторов, как относительные цены на энергию и новые технологии, может оказывать негативное влияние на показатель энергоемкости (1, с. 362).
Тем не менее, именно благодаря ТП энергетика всегда находила ответ на новые потребности общества. Сейчас применяются такие технологии, о появления которых никто даже не подозревал 20 лет назад. Использование энергии ветра, добыча некондиционной нефти и т. д. — только некоторые примеры новых, конкурентоспособных по отношению к классическим, энергетических технологий. Большой прогресс достигнут также в атомной энергетике в плане надежности АЭС, их автоматизации, использования ядерного топлива.
Активно развивается международная кооперация в области энергетических НИОКР. В Европе действует несколько программ, имеющих солидную финансовую базу, в частности пятая рамочная программа НИОКР, включающая в себя две подпрограммы: & quot-Энергия, окружающая среда и устойчивое развитие& quot- с бюджетом в 2 млрд. экю и & quot-Энергия"- с бюджетом в 1 млрд. экю на пять лет. В рамках другой рамочной программы & quot-Энергия"- (бюджет 170 млн. экю на пять лет) проводятся исследования в области возобновимых источников энергии, повышения энергетической эффективности и ряд других (1, с. 363). Большое внимание развитию новых технологий в энергетике уделяет также Международное энергетическое агентство.
В то же время, подчеркивает Д. Мейлар, все более широкая либерализация рынков энергии часто сопровождается сокращением объемов НИОКР, особенно имеющих среднесрочную и долгосрочную направленность, поскольку временные горизонты операторов рынка под давлением конкуренции сужаются. Из этого следует необходимость поддерживать инновационный потенциал отрасли, что позволит ей, как и в прошлом, во всеоружии встретить неизбежный рост спроса на энергию. Основные проблемы, которые придется решать энергетике, обусловлены прогрессирующим истощением запасов ископаемого топлива, в частности нефти, необходимостью совершенствования способов транспортировки газа, более эффективного использования угля и атомной энергии и т. д. При этом для сохранения конкурентоспособности операторы рынка должны осознать, что инновации в этих областях связаны с решением не только технических, но и финансовых проблем.
Анализируя направленность инноваций в энергетике в последние десятилетия, сотрудник Университета Пьера Мендес-Франса (Гренобль) Ж. -М. Мартэн (2) останавливается на проблеме надежности показателей, характеризующих состояние инновационной деятельности в энергетике. Он отмечает, что попытки разработать такие показатели, предпринятые рядом национальных и международных организаций, хотя и представляют определенный интерес, не подходят для долгосрочных оценок, особенно когда речь идет о совокупности неоднородных технологий, характерных для отрасли.
Наиболее часто для оценки инновационной деятельности используется показатель расходов на НИОКР. Еще до второй мировой войны нефтяная промышленность занимала второе место после химической по уровню научных исследований. После войны сначала по причинам воен-
ного характера, а затем в результате обострения международной конкуренции, государства начали принимать все более активное участие в финансировании НИОКР. С 1950 по 1970 г. США вкладывали в НИОКР 3,5 млрд долл., из которых 10% шло на поддержание исследований мирного атома. После первого нефтяного кризиса государственные расходы на НИОКР в энергетике возросли во всех странах ОЭСР, увеличившись с 6,7 до 15,4 млрд долл. При этом большая часть средств по-прежнему направлялась в атомную энергетику, второе и третьей место занимали проблемы сохранения энергии и источники возобновимой энергии (2, с. 366).
Объем частного финансирования в США в начале 70-х годов в целом был примерно равен государственному, но составлял более 95% расходов на НИОКР в нефтяной промышленности. Пользуясь выгодными ценами, в 1985 г. эта отрасль увеличила расходы на НИОКР до 15 млрд долл. Затем они резко снизились и в настоящее время едва достигают 2,25 млрд долл. Такие нефтяные компании, как & quot-Экссон"-, & quot-Шелл"-, & quot-Бритиш петролеум& quot- имеют наиболее низкий показатель объема исследовательской деятельности среди всех ТНК (2, с. 366), хотя в области разведки и производства нефти наблюдаются значительные инновации. Такая ситуация лишь кажется парадоксальной, поскольку нефтяные фирмы пользуются технологиями, разработанными сервисными компаниями, производителями оборудования, материалов, фирмами электронной промышленности и т. д.
Еще один, на первый взгляд, достаточно надежный показатель инновационной деятельности — количество полученных патентов. Рост числа патентов, относящихся к энергетике, составил в 1975—1995 гг. 15% в США и 87% в Европе, что лучше отражает действительное состояние дел, чем показатель расходов на НИОКР. Патенты, относящиеся к использованию энергии, составляют 50%, к производству первичной энергии — 20 и к преобразованию во вторичную, преимущественно электрическую энергию — 30% всех патентов (2, с. 366). При этом 48% патентов, зарегистрированных в Европейском патентном бюро, происходят из европейских стран, что свидетельствует о высоком инновационном потенциале энергетики на старом континенте. Однако этот показатель также недостаточно надежен, так как, во-первых, каждому владельцу патента приписывается идентичная инновационная способность- во-вторых, предполагается, что разные отрасли и страны обладают одинаковым стремлением к инновациям. Однако на практике складывается совершен-
но другая картина. Атомная энергетика патентует незначительное количество изобретений, тогда как производители осветительных приборов, жестко конкурирующие между собой, патентуют очень много новинок.
Однако, как считают многие специалисты, новые знания в области энергетики могут воплотиться в новые продукты и особенно процессы при условии, что совершенство продуктов и методов их производства определяется рядом устоявшихся параметров, позволяющих более точно определить значимость инновации. Это условие частично выполняется, когда речь идет об инновациях, продолжающих & quot-столбовую дорогу& quot- ТП в отрасли в течение всего рассматриваемого периода (паровые турбины, переработка нефти, тепловые или электрогенераторы), но не применимо по отношению к совершенно новым продуктам или процессам.
Попытки оценки их значимости осложняются чрезвычайной неоднородностью инноваций, которую специалисты еще со времен Й. Шумпетера стараются упорядочить, разделяя на мелкие, крупные, радикальные и революционные. При этом инновации, обеспечивающие текущие улучшения и меняющие технические параметры обмена между отраслями, часто противопоставляются радикальным, открывающим новые направления, поскольку последние влекут за собой изменение факторов производства или создание нового рынка. Такой подход не дает удовлетворительной оценки значимости инноваций в энергетике, поскольку некоторые из них, вписываясь в старую траекторию технического развития (газовые турбины), приводят к резкому росту результативности. Другие (использование солнечной энергии), представляя совершенно новый процесс преобразования энергии, не оказывают радикального влияния на рынки энергии.
Инновацию можно считать радикальной, если она порождает доступ к новому источнику энергии (расщепляющиеся материалы, солнечная энергия и т. д.), новому способу преобразования энергии, новым возможностям ее транспортировки или хранения. Любая радикальная инновация лежит в основе новой траектории технологического развития, в рамках которого появляются инновации, которые можно квалифицировать как крупные. Крупные инновации часто провоцируют разветвления траектории и соперничают с другими технологическими ветвями (компактные флуоресцентные лампы и лампы накаливая).
Изучение с этих позиций инноваций в энергетике, имевших место после второй мировой войны, показывает, что большая часть радикальных инноваций (ядерная, солнечная энергия, доступ к неконвенционной
нефти и др.) появились в 50−60-е годы. После неуверенности и топтания на месте, последовавшими за первым нефтяным кризисом, темпы появления инноваций вновь возросли и поддерживались на определенном уровне, но сами инновации приобрели иную ориентацию. Радикальные инновации (исключая сверхгенератор) уступили место многочисленным крупным инновациям, которые вводят в оборот новые знания и компетенции (информатика, электроника, сверхпроводимость и т. д.) в технологии разведки и добычи жидкого топлива, производство и передачу электроэнергии, системы освещения и т. д. Начиная с 80-х годов за счет крупных инноваций повышается производительность и улучшаются другие показатели многочисленных энергетических технологий. Совершенствование процессов конечного использования энергии оказывает влияние, как на промышленность, так и на домашние хозяйства.
Однако точно определить технологическую ориентацию отрасли в течение последних двадцати лет по сравнению с тенденциями периода зарождения революционных инноваций в конце 60-х годов невозможно, поскольку все энергетические технологии взаимозависимы. Кроме того, изменилась суть взаимодополняемости и взаимозаменяемости технологий. Так, сильные стимулы к развитию транспортных средств на природном газе связаны с прогрессом газовых турбин в электроэнергетике, который, в свою очередь, был инициирован кризисом ядерной технологии.
Говоря о перспективах дальнейшего ТП в энергетике, Ж. -М. Мартэн указывает на сложность прогнозирования развития отрасли. Так, прогнозы 50-х годов относительно структуры энергоснабжения 2000 г. оказались ошибочными. В них совсем не учитывалась роль углеводородов в энергоснабжении, поскольку считалось, что их запасы будут исчерпаны гораздо раньше конца века. Предполагалось, что будут широко использоваться такие технологии производства электроэнергии, как приливная, ядерная, ветряная, солнечная энергетика. В действительности же оправдался лишь прогноз о развитии ядерной энергетики, которая за четверть века по доле в мировом производстве электроэнергии сравнялась с гидроэлектростанциями (18%). Новые виды энергетики (ветряная, солнечная) также быстро развивались, однако в мировом энергетическом балансе 2000 г. на ископаемые источники энергии придется 86% потребления, 66% из которых составят нефть и природный газ (2, с. 371). Есть все основания полагать, что в течение ближайших десятилетий их роль будет расти в абсолютном, а, возможно, и в относительном выражении.
Что касается систем энергоснабжения, они продолжают оставаться чемпионами технологического разнообразия. Даже если их рост будет внезапно прерван, новые ветви (ядерная энергия, солнечные элементы) уже окрепли и породили столько разветвлений и процессов, что рынок до сих пор не сделал, а, может быть, и никогда не остановит свой выбор на определенной технологии. На всех ветвях технологического дерева вслед за крупными инновациями появились новые & quot-побеги"-, которые не заменяют более старые, а сосуществуют с ними. Свидетельство тому чрезвычайное разнообразие процессов переработки нефти, ТЭЦ, работающие на различных видах топлива (уголь, газ или биомасса). Одновременно почти отмершие ветви наполняются жизнью благодаря модернизации давно существующих процессов. Более разнообразные и более сложные энергетические системы в целом становятся и более эффективными. Формирующиеся системы снабжения также становятся более гибкими по сравнению с предшествующими в том смысле, что производители и потребители энергии могут быстрее и с минимальными затратами приспособиться к изменениям окружения.
И.Ю. Жилина

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой