Строительные рабочие Кубани в период от окончания гражданской войны до начала Великой отечественной

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

СТРОИТЕЛЬНЫЕ РАБОЧИЕ КУБАНИ В ПЕРИОД ОТ ОКОНЧАНИЯ гражданской ВОЙНЫ ДО НАЧАЛА ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ
© Перов С. С. *
Кубанский государственный университет, г. Краснодар
Статья посвящена быту строительных рабочих Кубани в межвоенный период. На не публиковавшемся до этого материале разбирается вопрос основных черт быта рабочих строителей.
Ключевые слова: строители, рабочие, быт, индустриальная история, Кубань.
Для довоенного СССР строительная отрасль была одним из приоритетных направлений экономической деятельности и вообще государственной политики. Эсеровская эмигрантская газета «Последние Новости» писала, что в СССР «показной характер строительства будет всегда преобладать над его коммерческим смыслом». При этом жилищная и инфраструктурная составляющие крупного строительства в СССР сильно запаздывали. Строительные рабочие оказывались на переднем краю борьбы за изменение своей страны.
В начале 1920-х годов быть строителем было не слишком выгодно. Так, в Краснодар летом 1921 года прибыло две тысячи рабочих из Иваново-Воз-несенска. Переселенцы планировали получить работу в совхозах. Местная власть, однако, направила их на строительство железной дороги, и это решение было раскритиковано профсоюзами. Последние посчитали труд на постройке полотна и насыпи не слишком привлекательным для пролетариев, нуждавшихся в продовольствии [1].
Нужда в квалифицированных кадрах была довольно большой, так для дорожного строительства в середине 1921 года краю требовалось 2700 чернорабочих и углекопов, 750 плотников, 250 мастеровых, 12 000 подвод, 250 человек низшего технического персонала и 125 техников с инструкторами [2].
В жилищном строительстве страны 1920-х годов боролись две тенденции — содействие индивидуальному жилстроительству и муниципализация жилья. Партийная конференция Новороссийска в 1926 году отмечала, что «и в общесоюзном, и в окружном масштабе жилищное строительство — наиболее отсталый участок народного хозяйства», его крайне низкие темпы «не покрывают изнашивания и постепенного разрушения старого жилищного и коммунального фонда, что при усиленном росте населения ставит население в невыносимое вопиющее положение». Властям следовало стремится к
* Аспирант кафедра Истории России.
тому, чтобы направить «в большей степени чем до сих пор», «сильно заметную инициативу и напор средств частных застроек», распространённый «по большей части среди рабочих», «в русло кооперативного жилстроительства». Кооперативное жилстроительство, кроме того, должно было снизить острую безработицу в среде неквалифицированных строителей [3].
Советский Союз испытывал сильный недостаток квалифицированных кадров рабочих, а в годы первых пятилеток это обстоятельство явно влияло на темпы продвижения строительства. Так, в Краснодаре строительство электростанции тормозилось по причинам отсутствия рабочей силы [4].
Другой проблемой строительства были постоянные «прорывы», то есть неисполнение планов в срок и сильное отставание промежуточных темпов. Руководство строительством и краевая власть отреагировали на это созданием системы сквозных бригад, более полным обслуживанием строительных рабочих работающих на постройке предприятий полного профиля, серьезными мерами партийно-массовой работы.
Архивы Кубано-Черноморского областного объединения по производству строительных работ, материалов, электропитания частично сохранились и представляют собой большой интерес. Дело «о строительстве жилых домов и школы на Майкопских нефтепромыслах „Победа“» датируется 10 мая 1923 — 16 марта 1925 и насчитывает 408 листов. Оно подробно описывает проблемы, стоявшие перед строительной отраслью в целом и отдельными рабочими, вмещая в себя неповторимые и неизведанные черты эпохи.
Так, из текста видно, что руководство предприятий и трестов активно старалось переманить на свою сторону квалифицированных рабочих, делая сотрудников предприятий заложниками сложной игры ведомств. Так, представитель «Майнефти» агитировали в пользу ухода рабочих из краевой организации «Кубчерстрой», так как она не обеспечивала необходимых условий для работы [5].
В другой раз по поводу агитации, «чтобы рабочие дали согласие, что они не хотят работать на потолки», так как «якобы недостаёт материала», был составлен целый акт [6]. «Майнефть» постоянно увозила материалы куда-то, заявляя при этом, что тратит их на свои нужды.
Плотникам «Кубчернстроя» не было предоставлено помещения, и они находились под открытым небом- потом после продолжения переговоров им был предоставлен грязный сарай, рабочие там все тщательно очистили и разместились, но были при этом сильно недовольны. Возмущённые таким отношением к себе, они грозили всё бросить и уехать в Майкоп, но, поддавшись уговорам, остались, получив выплату за вынужденный прогул. Втягивание рабочих в дрязги между «Кубчернстроем» и «Майнефтью» (впоследствии «Майнефтепродом») воспринималось властями как весьма раздражающая вещь, но действенное вмешательство было невозможно. Пролетарии оказались заложниками борьбы нескольких ведомств [7]. Важной со-
14 ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫЙ ПОТЕНЦИАЛ XXI ВЕКА: СТУПЕНИ ПОЗНАНИЯ
ставляющей успешного производства была выдача рабочим зарплаты в мануфактуре, а не только в деньгах, даже в условиях НЭПа не имевших особой ценности [8].
Другой крупный скандал, связанный с «Кубчернстроем» — строительство камышитового цирка в Краснодаре. Новый материал — прессованный камыш или, как его называли, камышит, должен был быть опробован в проекте частно-государственного партнёрства, созданного для решения острых социальных проблем. Постройка камышитового цирка должна была «изъять безработицу среди строительных рабочих Армавира, которая особенно сильна с апреля по июнь».
Движущей силой такого партнёрства оказывался нэпман, который должен был оплатить большую часть стоимости здания цирка (отнюдь не дешёвого и весьма технологически продвинутого). Проблема заключалась в том, что оплата осуществлялась векселями в счёт будущих прибылей. Процесс строительства застопорился, изначальный владелец отказался платить, перепродал свою долю другому нэпману, и в итоге дело заглохло. Последняя запись в деле была несколькими вызовами руководства «Кубчерстроя» к следователю прокуратуры, по факту возбуждения дела о незаконном расходовании огромных сумм из бюджета организации [9].
Другой важный источник по теме — коллекция документов из личного архива А. Ю. Миронова — включает в себя особую папку с документами и вырезками из газет по вопросам дорожного и иного строительства. Архивы предприятий полны жалоб на плохой материал, например, при строительстве детских яслей и двух бараков на сто человек [10].
Индустриализация была связана с необходимостью расширять культурное влияние власти на рабочих, даже путём ущемления других социальных групп. В 1926 году в Новороссийске рабочие ходатайствовали о передаче клубу «Строитель» помещения, занимаемого магазином Розенберга [11]. Впрочем, даже на съездах партии можно было услышать жалобы на то, что «при НЭПе культурные нужды рабочих не усиливались капитальным строительством».
Центральные районы городов часто оказывался плотно застроенными, и для постройки чего-то нового требовалось разобрать старое. Это коррелировало с борьбой власти против «примет старого мира» и созданием новых городов. Например, от срока разбора бывшей Дубинской церкви зависел срок строительства дома РЖСКТ «Пролетарий», предназначенного для проживания строителей [12].
На президиуме исполкома Краснодарского совета рабочих и крестьянских депутатов было отмечено, что темпы строительства пастиломармелад-ной фабрики недопустимо низкие, а темпы строительства завода комбикормов неудовлетворительны [13]. Часто важное инфраструктурное строительство, как, например, выведение восточной трамвайной ветки к железнодо-
рожному мосту — тормозилось нежеланием предприятий брать на себя ответственность и снабжать проект фондами [14].
Строительный рабочие были той группой населения, которая своеобразно взаимодействовала с советской властью: оставаясь рабочими, они сохраняли много черт мелких буржуа и люмпенов, создавая тем самым проблему как для определения их положения с точки зрения классовой теории, так и с практической стороны государственного управления. Для юга России это накладывалось на подозрительный белогвардейский «бэкграунд» региона, своеобразно изменявший быт и жизнь людей. Советская индустрия нуждалась в строительных рабочих, при этом изменяла их быт в соответствии со своими целями и особенностями.
Список литературы:
1. Ф. 1, оп. 1, д. 161, л. 96.
2. Ф. Р-1547, оп. 1, д. 67, л. 23.
3. Ф. 9, оп. 1, д. 797, л. 4.
4. Ф. 1072, оп. 1, д. 42.
5. Ф. Р-222, оп. 1, д. 66.
6. Ф. Р-222, оп. 1, д. 66, л. 4.
7. Ф. Р-222, оп. 1, д. 66, л. 32−40.
8. Ф. Р-222, оп. 1, д. 66, л. 60.
9. Ф. Р-222, оп. 1, д. 101, л. 61.
10. Ф. 1072, оп. 1, д. 1179, л. 36.
11. Ф. 9, оп. 1, д. 670, л. 10.
12. Ф. Р-988, оп. 1, д. 2, л. 10.
13. Ф. Р-988, оп. 1, д. 2, л. 23.
14. Ф. Р-988, оп. 1, д. 4, л. 12.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой