Политический маркетинг как основа политических технологий и PR-кампаний в постмодернизирующемся обществе

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Политика и политические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 32: 316. 77- 32: 070- 32. 049. 5- 32: 316. 65
А. Ю. Саломатин
ПОЛИТИЧЕСКИЙ МАРКЕТИНГ КАК ОСНОВА ПОЛИТИЧЕСКИХ ТЕХНОЛОГИЙ И PR-КАМПАНИЙ В ПОСТМОДЕРНИЗИРУЮЩЕМСЯ ОБЩЕСТВЕ
Аннотация. Рассмотрены значение и структура политического маркетинга, который в условиях постмодернизирующегося общества является фундаментом политических технологий и PR-кампаний. Утверждается, что еще 50 и более лет назад только политическая реклама была ключевым элементом в практике политического убеждения.
Ключевые слова: политика, маркетинг, политические технологии, PR-кампании, постмодернизирующееся общество.
Abstract. The article deals with the significance and the structure of Political Marketing which in the Postmodernising society is a basis of political technologies and PR-campaigns. It states that 50 and more years ago only a more political advertising was a key element in the practice of political persuasion.
Keywords: politics, marketing, political technologies, PR-campaigns, postmoderniz-ing society.
Политические технологии и политическая реклама
Приемы политического воздействия известны с древности. Распространителями политической информации выступали глашатаи в Древнем Риме и Древней Греции. Сохранились надписи (например, на стене в Помпее) с призывом голосовать за конкретного политика. Нам немало известно об устной агитации претендентов на должность или общественных деятелей (того же Марка Туллия Цицерона — блестящего оратора). Однако все это были элементы политического рекламирования. Сама реклама — это продукт в большей степени эпохи модернизации (т.е. XIX в.), а становление политической рекламы приходится на XX в., когда и государству, и укрепившимся политическим партиям потребовалось осуществлять целенаправленное и массированное пропагандистское воздействие на граждан. Впервые подобная задача возникла в годы Первой мировой войны: тогда от государства потребовалось чрезвычайное регулирование не только экономических, но и социальнополитических процессов в обществе. Так, в США через неделю после вступления в войну президентом В. Вильсоном был создан Комитет общественной информации с целью преодоления антивоенных настроений среди населения и борьбы против «искажения роли и места Америки в международных делах».
«С помощью комитета за рубежом и внутри США было распространено около 7 млн экз. публикаций, проведены выставки, налажен перевод статей из ведущих американских буржуазных изданий на иностранные языки, производство кинофильмов, книг, распространение за рубежом речей и фотографий президента Вильсона. Комитет установил контакт с бюро военной разведки. Последнее вело работу среди солдат противника, готовя специальные листовки, направленные на разложение вражеских армий» [1, с. 59].
Собственно политическая реклама занимает центральные позиции в структуре политических технологий (или приемов политического воздействия),
и она включает в себя множество разновидностей и носителей. Наряду с наиболее традиционной устной политической рекламой, в XIX в. возникает политическая карикатура. В США, например, у ее истоков стоял художник Т. Наст, наиболее успешной акцией которого стала кампания по дискредитации коррумпированного партийного босса Нью-Йорка У. Твида в начале 1870-х гг. [2, с. 196−206]. Возникают даже специализированные сатирические журналы: с 1841 г. в Англии выходит Punch- во Франции сатирическая карикатура начинает процветать после революции 1830 г., временно ослабившей цензуру [3]. Позже, с XX в. политические карикатуры проникают на страницы ежедневных газет [4].
Политические плакаты становятся популярным средством государственной пропаганды в годы Первой мировой войны. Они были посвящены преимущественно трем сюжетам: набору на военную службу, сбору денег на войну и разоблачению противника. Причем нередко плакаты разных стран были весьма близки по использованным в них образах. «Наиболее известными рекрутинговыми плакатами являются плакаты-близнецы, появившиеся в Англии, США и Советской России. Английский плакат „Твоя страна нуждается в тебе“ с указующим, направленным на зрителя пальцем практически ничем не отличается от плаката „Ты записался добровольцем?“, а вместе они -от американского „Дяди Сэма“» [5, с. 21].
В то же время политические листовки, разбрасываемые авиацией, большее распространение получили во Вторую мировую войну. Примером запоминающейся политической радиорекламы стали еженедельные обращения президента Ф. Д. Рузвельта к нации в 1930—1940-е гг., а прецедент успешного использования телевизионной рекламы заложил на президентских выборах 1953 г. Д. Эйзенхауэр. Кинореклама и мультфильмы осуществляли политическую обработку населения разных стран в канун, во время и после Второй мировой войны. США с их драматически протекавшими избирательными кампаниями уже в XIX в. стали родиной сувенирной продукции с политической символикой. Значки, цепочки для часов, стеклянная посуда, сигареты и еще многое другое рекламировали кандидатов.
Политические технологии не исчерпываются рекламой. Например, весьма их специфическим направлением является руморология — распространение слухов. В частности, молодая Американская республика, отличавшаяся политической открытостью и свободой печати, на рубеже XVIII—XIX вв. явила миру множество слухов — опасений по поводу «монархических замашек» или планов восстановления монархии со стороны первых президентов США Дж. Вашингтона и Дж. Адамса. В период президентской кампании 1800 г., когда правившая группировка федералистов впервые столкнулась с возможностью потерять власть, о лидере конкурентов Т. Джефферсоне распространялись фантастические инсинуации о последствиях его победы: «Убийства, грабежи, изнасилования, супружеские измены и кровосмешения начнут в таком случае проповедоваться и практиковаться без каких-либо стеснений. Воздух огласится отчаянными криками, земля пропитается кровью безвинных жертв. На страну падет мрак уголовных преступлений».
В дальнейшем содержание и стиль политических сплетен, в которых предложения, полуправда и вымысел могли причудливо сочетаться, не стали мягче и корректнее. В одну из самых грязных избирательных кампаний 1828 г. газеты судачили по поводу личной жизни престарелого генерала Э. Джексона
в пору его далекой юности, а противная сторона в других изданиях обсуждала незаконнорожденный статус и «ветреность» супруги другого претендента Дж. К. Адамса, добавив к этому обвинения в адрес самого мужа по поводу мнимой растраты казенных денег в 25 тыс. долларов на покупку бильярдного стола и азартных игр. Эта «бильярдная история», кстати, стала чрезвычайно популярной в западных штатах, поскольку соответствовала предубежденности местных фермеров против «купающихся в роскоши» политиков с Атлантического побережья. Есть все основания полагать, что руморологическая деятельность по дискредитации противников в эпоху Интернет многократно облегчается. Если «в прошлом гости, сидевшие за одним столом, по крайней мере, знали, кто преподносит данный слух, то анонимность интернетовской информации лишает вас возможности оценить степень истинности слуха хотя бы по внешности его автора» [6, с. 293].
Наряду со слухами, в печатной и устной пропаганде используются и другие методы. Один из теоретиков американской пропаганды Л. У. Дуб интерпретирует их следующим образом:
1) «наклеивание ярлыков» — когда какой-нибудь идее (событию) «приклеивается» негативный ярлык с тем, чтобы заставить читателя отвергнуть и заклеймить ее без изучения доказательств-
2) «блистательная неопределенность» — когда событие или идея ассоциируются с «миром добродетели», что заставляет читателя принять на веру и одобрить точку зрения автора без анализа доказательств-
3) прием «перенос» — пропагандист использует его для переноса престижа или авторитета популярного лица или понятия на пропагандируемую идею (событие), чем способствует возникновению у читателя положительной или отрицательной реакции-
4) прием «по рекомендации» — заключается в том, что одобрение или осуждение идеи, программы, лица или события приписывается какому-либо уважаемому или непопулярному деятелю-
5) «простонародность» — используя этот прием, пропагандист пытается убедить аудиторию в том, что он и его идеи хороши, потому что они принадлежат простому народу-
6) прием «подтасовка карт» — заключается в подборе и подтасовке фактов, использовании фальшивых доводов и иллюстраций, логических и противоречащих логике утверждений, чтобы опорочить программу, идею или деятеля-
7) «общая платформа» — при помощи этого приема пропагандист стремится убедить читателя в том, что все члены группы, к которой он принадлежит, принимают предлагаемую идею (программу), и поэтому читателю следует присоединиться к остальным.
Как справедливо отмечает Э. Ф. Телень, эти и подобные приемы еще в античные времена были подмечены Аристотелем. «Аргументация „к публике“ включает в себя целый ряд аргументов, содержащих апелляцию к чувствам читателей. Среди них такие, как аргументация ad сгцшепаш (аргумент к богатству), ad 1п^а (аргумент к завести), ad verecundiam (аргумент к престижу), ad ignoгatiцш (аргумент, рассчитанный на осведомленность аудитории) и т. д.» [7, с. 34, 35].
Следует иметь в виду, что среди методов пропагандистского воздействия практикуются и такие более тривиальные, но не менее эффективные подходы, как повторение (т.е. буквально насилие над разумом человека) и изби-
рательность в информации (что предусматривает ее препарирование и дозирование).
Политический маркетинг как интеллектуально-организационный фундамент политических технологий и РЯ-кампаний
Вступление мира в постмодернизационное общество где-то 20−30 лет назад с его усложнением социальных связей и сверхвысокой динамикой общественных процессов актуализировало вопрос об интенсификации политических технологий и переходу к политическому менеджменту. Теперь благодаря всеобщей компьютеризации, спутниковому и кабельному телевидению, мобильной связи возможности пропагандистского воздействия резко возросли, а привести эти возможности к некоему единому знаменателю помогает политический маркетинг — изобретение последних 20−30 лет. Если первоначально наибольшая предвыборная нагрузка приходилась на партийные штабы, которые организовывали кампанию в общенациональных масштабах, включая и курирование отдельных партийных кандидатов, то в последние десятилетия у кандидатов наметилась тенденция к сотрудничеству с независимыми политическими консультантами, а само консультирование превратилось в разновидность предпринимательства [8].
Политические технологии составляют основу политического маркетинга, который подходит к политике как к специфической форме товара1. Политический маркетинг включает в себя несколько этапов. «Первый — социальный, экономический, политический, психологический анализ места действия. Второй — выбор стратегии, определение методов обработки различных групп избирателей, выбор темы кампании, тактики использования местных и национальных СМИ. Третий этап — продвижение кандидата (или, на профессиональном жаргоне, который успел утвердиться, товара). На первом и втором этапах наиболее весом голос экспертов-социологов, политологов, на третьем основная роль отводится СМИ» [10, с. 421].
Планируя РЯ-кампанию, изначально важно определиться с симпатиями и антипатиями избирателей и граждан.
Методы первичных маркетинговых исследований во многом совпадают с методами социологии (скажем, различные виды опросов и наблюдений свойственны и социологии, и маркетингу). Однако есть и некоторые отличия. Как в коммерческом, так и в политическом маркетинге не применяется весьма широко популярная социологическая процедура — анкетирование. Зато больший смысл имеет более оперативный по своему характеру телефонный опрос. Плодотворными являются интервью в фокус-группах по 7−12 человек: хотя у ведущего (модератора) имеется предварительный план коллективной беседы, в ходе нее возникают неизбежные отклонения от плана и весьма интересные гипотезы по поводу оптимизации работы с избирателями. Еще более психологически выверено глубинное интервью на двоих, т. е. с глазу на глаз: в его процессе могут обозначиться тщательно спрятанные в глубинах сознания симпатии и антипатии, о которых сам интервьюированный не подозревает.
1 Мы категорически не согласны с точкой зрения А. А. Джабасова, что термин «политические технологии» является более емким, чем термин «политический маркетинг», поскольку первый связан с понятием «менеджмент» [9, с. 59].
Наряду с первичной маркетинговой информацией (те. такой, которая собирается только для данной ситуации по специальному заказу и вряд ли будет в дальнейшем использоваться другими участниками политического рынка), полезной для заказчика является также вторичная информация в виде данных общенациональных опросов, статистических отчетов госорганов, исследований частных фирм, распространяемых по подписке и т. д. Таковым, в частности, следует считать и анализ сегментации общенационального электората, дающий возможность составить более адресную маркетинговую программу для партии или кандидата. Весьма успешно подобные сегментации разрабатываются в последние десятилетия в США. Здесь по аналогии с общенациональной сегментацией потребительского рынка УЛЬ8−1 и УЛЬ8−2 в 1987 г. был проведен общенациональный опрос свыше 4 000 американцев и при этом выделено девять опорных параметров: религиозные убеждения, степень идеологической терпимости, представления о социальной справедливости, отношение к воинствующему антикоммунизму, степень разочарования в политической системе, наличие веры в американскую исключительность, оценка собственного социального статуса, отношение к федеральному правительству (т.е. проблема центра и штатов), отношение к предпринимательству. По итогам сформировались следующие сегменты политического рынка:
1) группа инициативных (16% избирателей) — традиционно белые граждане и республиканцы, приверженные свободному рынку и не принимающие социальные программы и высокие налоги-
2) группа моралистов (14% избирателей) — люди среднего возраста и обладатели средних доходов, республиканцы, противники абортов, антикоммунисты, сторонники обязательной школьной молитвы-
3) группа оптимистов (9% избирателей) — в основном лица со средним доходом, средним или незаконченным высшим образованием, на две трети республиканцы и менее чем на седьмую часть — демократы, характерны комплексы (скажем, ура-патриотизм), свойственные лицам с восходящей социальной мобильностью, исповедуют ставку на личный успех и собственные силы-
4) группа неудовлетворенных (7% избирателей) — лица среднего возраста и дохода, в большей степени республиканцы (44%), чем демократы (26%), противники усиления регулирующей роли государства и одновременно всевластия бизнеса, сторонники укрепления военной мощи и вместе с тем социальных программ (за исключением тех, которые предназначены для этнических меньшинств) —
5) группа выживающих (11% избирателей) — лица до 30 лет, недостаточно образованны, с отсутствием интереса к политике, примерно в равной степени республиканцы и демократы (29 и 33%), как правило, не участвуют в выборах, волнуют проблемы безработицы, разоружения-
6) группа примыкающих (4% избирателей) — молодежь, в том числе почти наполовину этническая, с преобладанием лиц физического труда и низким уровнем образования, доминируют демократы (55 против 23% ориентированных на республиканцев), основная проблема — борьба с безработицей, легко поддаются политическому манипулированию-
7) группа секуляризированных (9% избирателей) — доминируют демократы (77 против 16% ориентированных на демократов), сторонники сокращения военных расходов, свободы абортов, экологии, противники школь-
ной молитвы, с высоким уровнем образования, преобладание лиц свободных профессий-
8) группа демократов образца 1960-х гг. (11% избирателей) — лица с хорошим образованием, практически все сторонники демократической партии (90%), преобладают женщины (60%), сторонники социальных программ и миролюбивой внешней политики-
9) группа «рузвельтовских» демократов (15% избирателей) — практически все сторонники демократической партии (90%), члены профсоюзов, сторонники определенных ограничений в отношении абортов, приверженцы школьной молитвы и социальных программ (кроме тех, которые предназначены для этнических меньшинств), ура-патриоты-
10) группа политически пассивных бедняков (6% избирателей) -практически все сторонники демократической партии (87%), недостаточно образованны, безусловные сторонники увеличения социальных расходов-
11) группа бедняков-радикалов (9% избирателей) — малообразованные жители южных городов с низкими доходами, практически все (98%) демократы, сторонники и претенденты на социальную помощь, приверженцы сокращения расходов на оборону и школьной молитвы [11, с. 197−199].
Как видим, участниками исследования сформированы разные (от 4 до 16% электората), но достаточно представительные сегменты, некоторые из них являются бесспорными, а некоторые сомнительными в плане ориентации на ту или иную партию, что позволяет уточнить для каждой из них массовую социальную базу и определить узкие места кампании. Исследование, кроме того, показывает сложное переплетение (кстати, не всегда, возможно, логичное!) социально-политических интересов внутри этих сегментов, что также необходимо учесть предвыборным штабам. Но самое главное, приведенная сегментация — не догма. Она описывает состояние политического рынка в определенный момент, а сравнение ее с другими сегментациями, проведенными в решающие моменты политической жизни (скажем, на следующих президентских выборах), позволит выявить тенденции электоральных предпочтений и политического развития в целом. Надо ли говорить, что подобные данные бесценны на любой стадии ведения кампании, но особенно важны в ее начальный момент.
Предварительные маркетинговые исследования должны трансформироваться в дальнейшем в серьезный маркетинговый анализ с учетом окружающей среды и неконтролируемых факторов.
В этой связи особую значимость приобретает анализ окружающей среды и неконтролируемых факторов (рис. 1, 2).
Скажем, выдвигая кандидата в том или ином округе, организаторы кампании должны учесть, что из себя этот округ представляет: является ли он однородным (прежде всего в социальном отношении, т. е. живут ли здесь люди преимущественно одного и того же достатка) или дифференцированным- какие социально-демографические, культурно-политические и прочие характеристики здесь доминируют. Следует также определиться с приоритетными целями избирательной кампании: что важнее в ней подчеркнуть, преимущества политика как человека или преимущества его программы- важнее ли добиться в ходе кампании победы любой ценой или необходимо просто оттянуть голоса у конкурента- а может быть, молодому политику просто необходимо о себе громко заявить и он проводит репетицию на будущее. При орга-
низации самой кампании опять-таки желательно задействовать все возможные способы, но в реальности придется делать выбор, акцентируя внимание на контакты с конкретными социальными группами и участниками политического процесса. Наконец, вступая в кампанию, надо разработать поэтапный политический бизнес-план и предусмотреть контроль за его выполнением.
Рис. 1
В процессе создания политического бизнес-плана следует помнить и о неконтролируемых факторах политического маркетинга (см. рис. 2), т. е. о том, что составляет элементы неопределенности в политической кампании. Здесь важно все: и политико-правовая среда, которая заставляет принимать те или иные правила политической игры, и комплекс факторов, связанных с избирателями, СМИ, органами электорального контроля и судебными органами, правительством на его различных уровнях, общественными наблюдателями. Особо следует сказать о политической конкуренции: в частности, от того, какие и в каком количестве у того или иного кандидата имеются соперники, зависит план кампании, равно как кампанию следует строить с учетом отношений кандидата и его соперников с участниками электорального процесса (т.е. не только с избирателями, но и со СМИ, бизнесом, влиятельными общественными движениями). Наконец, социально-экономическая
среда, которая весьма быстро меняется, также способна существенно спутать первоначальные электоральные расчеты: вспомним хотя бы о некоторых избирательных кампаниях, которые проходили в условиях стремительно развертывающегося экономического кризиса (например, президентская гонка 2008 г. в США).
Избиратели:
— социально-демографические характеристики-
— идейно-политические установки-
— межличностное влияние-
— общественно-политические организации
Политико-правовая среда:
— конституционно-правовой режим-
— степень демократизации-
— характер политического участия граждан
Государственные
органы
электорального
контроля:
— федеральный-
— местный
СМИ: телевидение, радио печать, информационные агентства, компьютерные сети
Неконтролируемые
факторы
Судебные органы
Конкуренция:
— структурная на горизонтальном уровне (чистая монополия, олигополия, монополистическая конкуренция, чистая конкуренция) —
— политического взаимодействия
в каналах сбыта, т. е. конкуренция кандидата по вертикали за внимание и доверие избирателей, СМИ, бизнеса, общественных движений
Социально-
экономическая
среда:
— фазы экономического цикла-
— уровень безработицы-
— уровень жизни-
— темпы экономического роста-
— степень социальной напряженности в обществе
Общественные
наблюдатели:
— независимые-
— от партий
и кандидатов
Рис. 2
Следующим этапом политического маркетинга является обеспечение кадровых и материальных ресурсов РЯ-кампании. В зависимости от сложности кампании и возможностей кандидата он может создать свой штаб в узком и более расширенном составе (скажем, при наличии оплачиваемого менеджера, которому помогают финансовый директор, руководитель штаба, ответственный за специальные программы, руководитель группы добровольцев, или при развертывании должностей помощников в целые структуры с обширным штатом консультантов). При этом важно заручиться поддержкой неоплачи-
ваемых добровольцев, мотивы политического энтузиазма которых могут быть различны: личная преданность, заинтересованность в решении той или иной проблемы, на которой акцентирует внимание кандидат, активная гражданская позиция, заинтересованность в получении какой-либо должности в будущем, попытки преодоления одиночества и т. д. Что же касается сбора финансовых средств, то мировой опыт свидетельствует, что наиболее перспективным является получение массовых минимальных пожертвований от граждан: такой способ меньше вызывает вопросов у государственных контролирующих органов и теснее сближает кандидата с рядовыми избирателями.
В ходе кампании возникает необходимость осуществлять так называемые специальные программы. Две наиболее важные среди них — обход «от двери к двери» и активизация явки на выборы. В случае если применять первую из них наиболее полно и комплексно, то она будет содержать в себе целый ряд предварительных, развивающих и закрепляющих мероприятий. Например, в качестве первого шага рекомендуется рассылка почтовой корреспонденции накануне встречи- в качестве второго шага наносится сам визит- третий шаг предусматривает получение избирателем почтовой открытки с благодарностью за предоставленную возможность встретиться с ним- четвертый шаг связан с отправлением письма с кратким содержанием программы кандидата. Ближе к дате голосования и накануне встречи с избирателем, направленной на обеспечение его явки на выборы, вновь посылается корреспонденция (это пятый шаг). Наконец, шестой шаг — это визит с просьбой-напоминанием о предстоящих выборах, а седьмой — отправление заключительного напоминания.
Также плотно рекомендуется опекать избирателя по специальной программе обеспечения явки. Мероприятия начинаются за 4−5 дней до выборов и завершаются в день голосования [12, с. 442−443, 450−452]. От себя добавим, что подобный излишне заорганизованный подход не всегда себя оправдывает. Надо понимать характер и особенности избирательного корпуса: вряд ли две полярные социальные категории — наиболее и наименее обеспеченные, будут склонны принимать подобные «ухаживания» за собой, да и так называемые средние слои не во всех ситуациях будут польщены повышенным вниманием (например, оно не совсем уместно в период финансовоэкономического кризиса и роста социальной напряженности).
К сожалению, в ходе избирательных кампаний используются не только «правильные процедуры», но и так называемый «черный пиар», включая войну компроматов, клонирование кандидатов, распространение фальшивых листовок. Могут применяться и совершенно незаконные акции, включая подкуп избирателей (прямой и косвенный), вбрасывание бюллетеней, подтасовку результатов. В условиях постмодернизирующегося высокотехнологичного, компьютеризированного общества возможности давления на граждан многократно возрастают.
Список литературы
1. Власов, А. И. Политические манипуляции (история и практика средств массовой информации США) / А. И. Власов. — М., 1982.
2. Саломатин, А. Ю. Борьба с коррупцией в США в XIX веке и государственная модернизация / А. Ю. Саломатин // Известия высших учебных заведений. Правоведение. — 2001. — № 3.
3. Якимович, Т. К. Сатирическая пресса французской республиканской демократии. 1830−2835 / Т. К. Якимович. — Киев, 1961.
4. Журавлева, В. И. Конструирование образа России в американской политической карикатуре XX в. / В. И. Журавлева, Д. С. Фоглесонг // Мифы и реалии американской истории в периодике XVШ-XX вв. / отв. ред. В. А. Коленеко. — М., 2008. — Т. 1.
5. Егорова-Гантман, Е. Политическая реклама / Е. Егорова-Гантман, К. Плешаков. — М., 1999.
6. Введение в руморологию: использование слухов на американских выборах / сост. С. Василенко. — М., 2004.
7. Телень, Э. Ф. Социальная мимикрия буржуазных массовых газет Великобритании / Э. Ф. Телень. — М., 1978.
8. Мерфин, Р. Технологии избирательных кампаний в США / Р. Мерфин // Полис. -1991. — № 3.
9. Джабасов, А. А. Политические технологии избирательных кампаний: проблемы категориального осмысления / А. А. Джабасов // Вестник Московского университета. — 2000. — № 2. — (Серия 12 «Политические науки»).
10. Гаджиев, К. С. Политология: учебник / К. С. Гаджиев. — М., 2005.
11. Борисюк, В. И. Избирательный процесс в США как политический институт: проблемы и характер эволюции в конце XX в. / В. И. Борисюк // Политические институты на рубеже тысячелетий. — Дубна, 2001.
12. Королько, В. Основы паблик рилейшнз / В. Королько. — М., 2001.
Саломатин Алексей Юрьевич доктор юридических наук, доктор исторических наук, профессор, заведующий кафедрой политологии и основ права, руководитель Центра сравнительного правоведения и социально-правового мониторинга Пензенского государственного университета, действительный член Академии политической науки
Salomatin Alexey Yurievich Doctor of Laws, Doctor of History, professor, head of sub-department of political science and basic law, director of the Centre of comparative jurisprudence and social-juridicial monitoring in Penza State University, fellow of the Political science Academy
УДК 32: 316. 77- 32: 070- 32. 049. 5- 32: 316. 65 Саломатин, А. Ю.
Политический маркетинг как основа политических технологий и PR-кампаний в постмодернизирующемся обществе I А. Ю. Саломатин II Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Общественные науки. — 2009. — № 2 (10). — С. 26−35.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой