Феномен "-цветных революций"-: от классической теории к непредсказуемой практике

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Политика и политические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ЦЕНТРАЛЬНАЯ АЗИЯ И КАВКАЗ № 1(49), 2007

СОВРЕМЕННЫЙ ПОЛИТИЧЕСКИЙ ПРОЦЕСС В СТРАНАХ ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ И КАВКАЗА
ФЕНОМЕН «ЦВЕТНЫХ РЕВОЛЮЦИЙ»: ОТ КЛАССИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ К НЕПРЕДСКАЗУЕМОЙ ПРАКТИКЕ
Алишер ТАСТЕНОВ
магистр политических наук, ведущий научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований при Президенте Республики Казахстан (Алматы, Казахстан)
В ряде государств постсоветского пространства период с 2003 по 2005 год ознаменовался актуализацией относительно новой тенденции, заключавшейся в трансформации политических режимов. В политической науке этот феномен назван «бархатной революцией». Фактически эволюционная по своей сути динамика смены правящих элит обрела нарастающую тенденцию к силовому свержению — был «запущен» своеобразный элемент резонанса. В данном случае термин «революция» использовали для описания совокупности событий, включавших в себя недовольство
значительной части граждан результатами выборов, в ходе которых правительство предположительно прибегало к административному ресурсу либо к прямым подтасовкам- способность проигравшей стороны мобилизовать в свою поддержку неудовлетворенный характером и итогами голосования электорат- одобрение претензий оппозиции руководителями и общественным мнением западных стран, лишавшее правящую элиту возможности задействовать против манифестантов вооруженную силу- и, наконец, приход оппозиции к власти после серии уличных акций.
В определенной степени экспертное сообщество ранее рассматривало государства Центральной Азии в качестве менее подверженного актуализации указанного феномена, нежели Грузия и Украина, что обосновывалось разными факторами. Однако события, произошедшие в марте 2005 года в Кыргызстане, а в мае того же года — в Узбекистане, продемонстрировали интенсификацию распространения феномена «бархатных революций» и в данном регионе. Опасность этого явления заключается в том, что оно в состоянии оказать свое дестабилизирующее воздействие и на другие республики ЦА. При этом, как показала
современная практика, общественно-политическая дестабилизация приобретает долговременный и абсолютно непредсказуемый характер.
В этой связи актуальной выглядит необходимость исследовать рассматриваемый феномен с теоретической точки зрения, а на основе сопоставления результатов с реальностью выявить общие политические, социально-экономические и геополитические последствия. Анализ процессов «революционной смены» политических режимов в Грузии, Кыргызстане и Украине позволяет предложить связанное теоретическое обоснование рассматриваемого феномена.
Общая характеристика «бархатных революций»: сходства и отличия
При исследовании феномена «революционной» смены власти в Грузии, Кыргызстане и Украине напрашивается прямая аналогия с событиями «бархатных» революций 1989 года, произошедших в Чехословакии, Румынии и ряде других государств. Указанные события привели, как и в названных постсоветских государствах, к смене политического режима. Однако фактически «бархатные» революции, произошедшие в Грузии, Кыргызстане и Украине, представляют собой объективно отличное от революций восточноевропейских стран явление, априори заключающееся в объективном несоответствии процесса развития и достигаемых целей. В государствах Восточной Европы «бархатная революция» в целом развивалась согласно классическим процессу генезиса и целевым установкам осуществления революций, к важнейшим из которых относятся не только смена правящего режима, но и комплексное, глубинное изменение модели государственного и социального развития.
Самое главное во всем этом то, что при употреблении «революционной метафоры» отмечается не только сходство упомянутых событий, но и их «генетическое родство». Они оказываются как бы включенными в некий логически последовательный и закономерный процесс. Сопротивление ему предстает уже не просто поддержанием порядка или «преемственности власти», а консервативной реакцией на «неумолимый ход истории». Более того, будучи отмеченным печатью «революционности», данный процесс обретает ряд характеристик, обусловленных самой этой метафорой1.
События, имевшие место в указанных постсоветских странах, необходимо оценивать исключительно в качестве особой формы государственного политического переворота с расширенным использованием некоторых составляющих революционной технологии. Основным связующим элементом между ними были только массовость и относительно ненасильственная передача (захват) власти.
Настоящая революция являет собой наиболее масштабную и радикальную форму политических, а также социальных изменений. В постсоветских же государствах явно
1 См.: Межуев Б. В. «Оранжевая революция»: восстановление контекста // Полис, 2006, № 5. С. 75.
просматривается исключительно элитарно-бюрократическая ротация в образе «демократических» преобразований, то есть происходит постепенный передел власти. При этом в рассматриваемом нами процессе необходимо выделить такую особенность, как противопоставление правящей элите политических групп, ранее так или иначе входивших в ее состав.
Фактически в Грузии, Кыргызстане и Украине (как и несколько ранее в Сербии) продвигалась качественно новая форма изменения политического режима — критическое противостояние во внутренней системе «элита — контрэлита» приобрело (при активном участии внешнего фактора) формат общественного конфликта, но не имело под собой идеологического столкновения, присущего традиционным революционным про-цессам2.
Безусловно, данному изменению способствовало длительное накопление протест-ного потенциала, связанного с комплексной диффузией взаимодействия в системе «власть — общество», экономическими трудностями и с другими предпосылками в социумах указанных государств, а также его «наложение» на элитарные отношения. Однако в большей степени данный потенциал использовался исключительно в качестве средства радикализации давления на власть со стороны оппозиционных элитарных фракций, ограниченных в доступе к властным механизмам.
В этой связи активное продвижение тезиса о «демократическом» характере «бархатных революций» целесообразно рассматривать в качестве своеобразного «заполнителя» идеологического вакуума, который сопровождает столкновение элит и поддерживающих их социальных групп. По сути, «бархатные революции» дискредитируют демократию, так как оспаривание одного из ее основополагающих механизмов — выборного процесса, обычно «генерирующего» переворот, становится все более расширяющейся и общеупотребительной практикой. Однако без подобной привязки «бархатная революция» объективно не может получить широкую поддержку социума, который нуждается в жизненно необходимой идеологической подпитке, способной сгенерировать, мобилизовать и усилить скрытые и инертные аспекты недовольства.
При этом объективно просматривается один из главных своеобразных факторов, который можно свести к внутренней и внешней «управляемости» революционного процесса. Заинтересованность — наряду с внутриполитическими фракциям тех или иных внешних сил — определяет процесс осуществления революций в качестве своеобразной «манипулируемой» динамики, выстраиваемой на основе масштабного применения по-литтехнологий (прежде всего в контексте манипулирования общественным сознанием и изменения внутриполитического баланса сил в рамках государства, подвергающегося воздействию).
«Форматные» революционные сценарии смены власти, реализованные в Украине, Грузии и Кыргызстане (в несколько меньшей степени), демонстрируют актуализацию именно концепции насаждения так называемой системы «управляемой демократии» с предопределяющей ролью внешнего фактора3.
Тем не менее «управляемость» следует считать несколько условной, так как «участвующие» в ней внутренние и внешние силы только генерируют посредством используемых ими инструментов влияния (политтехнологии) «революционный» всплеск, основанный на комплексе базисных аспектов. В результате данного импульса «революция» начинает эволюционно развиваться по собственным канонам, которые нуждаются лишь в не-
2 См.: Полянников Т., Прокопов Г. Синдром «цветных революций» // Свободная мысль — XXI, 2005, № 6. С. 148.
3 См.: Карозерс Т. Противодействие распространению демократии // Россия в глобальной политике, 2006, № 2. С. 144−159.
значительной корректировке. Это отличает «бархатную революцию» от эндогенного (порожденного исключительно внутренними предпосылками) характера классической революции.
Внешняя и внутренняя «управляемость» «революционным» процессом определяет, что общество не обязательно должно находиться в пороговом, предреволюционном состоянии. Целенаправленное и продуманное использование комплекса инструментов воздействия на социум, а также «управление» им могут вылиться в искусственную актуализацию и интенсификацию критической напряженности в государстве, несмотря на отсутствие объективных для того предпосылок.
Вышеизложенное вынуждает учитывать одну из главных качественных отличительных констант новой волны «бархатных революций» — искусственное манипулирование массовым сознанием в процессе инспирирования кризисной внутриполитической ситуации. «Революционное» манипулирование коллективным массовым сознанием базируется не на новых социально-психологических предпосылках, а на уже имеющихся в нем (недоверие к власти, необходимость политических перемен и т. п.). При этом фактор убеждения играет второстепенную роль: достаточно задействовать имеющийся эмоциональный, подсознательный потенциал через управление «эмоциональным взрывом».
Безусловно, экстраполяция воздействия на эмоционально-психологический уровень человека и общества в значительной мере присутствует и в процессе осуществления классической революции. Однако подобное воздействие объективно не носит характер хаотичного всеохватывающего общественно-политического «спектакля», а является результатом естественного превышения предела комплексной социальной толерантности, в то время как манипулятивные механизмы внутреннего и внешнего влияния на массовое сознание, проявляющиеся при «бархатных революциях», сконцентрированы на создании в обществе искусственного психоза, провоцировании социума или определенной его части к противостоянию с властью исключительно через «принудительный» разогрев и актуализацию латентных факторов недовольства, зачастую не достигших своего критического минимума.
«Бархатные революции» становятся специфическим и высокоэффективным инструментом геополитического соперничества, стремлением к дестабилизации зоны влияния оппозитного актора путем установления «контроля» над избранным государством. В этих аспектах заключается основное, концептуальное отличие феномена «бархатных революций» на постсоветском пространстве, которые могут быть охарактеризованы несколько модифицированным определением политической трансформации — «замещение», то есть относительно кратковременный процесс перехода власти от одной элитарной группы к другой в условиях политического кризиса.
Думается, уместно рассмотреть еще один важный аспект. Сегодня к наиболее характерным косвенным особенностям следует относить и такой фактор, как открытую легитимизацию на международном уровне (при прямом участии внешних сил) «бархатной» смены режимов, которые противоречат нормам международного права. Причем легитимизацию, логически предшествующую самому «революционному» акту. Устойчивое внешнее признание фактора рациональной легитимности усиливающегося в своей интенсивности процесса, по своей сути являющегося силовым свержением конституционной власти в той или иной стране, необходимо рассматривать как косвенную угрозу уже не в ограниченных национально-государственных рамках, а в международном контексте.
Подтверждением служит то, что официальные круги США оценивают «цветные революции» как часть развития демократического процесса, «обретение свободы». В практическом плане наиболее часто используется терминология, принятая в тех странах, где эти события произошли: «революция роз», «оранжевая революция». Вашингтон не сму-
щается называть «цветные революции» революциями. Так, в ходе визита в Центральную Азию Кондолиза Райс назвала события в Кыргызстане «необыкновенной, исключительной революцией"4.
Основные предпосылки возникновения
Очевидно, что «бархатные революции» могут осуществляться лишь в развивающихся транзитных государствах, в которых имеется ряд объективных и субъективных обстоятельств, обусловливающих и стимулирующих развитие кризисной политической ситуации.
К таким факторам можно отнести следующие базовые предпосылки возникновения «революционной» ситуации:
— кризисная экономическая ситуация, при которой наблюдается сильный имущественный разрыв между бедными и богатыми-
— политическая слабость власти, постепенно теряющей контроль над общественно-политической и социально-экономической ситуацией в стране-
— существенный раскол в правящей элите, стимулирующий создание и развитие контрэлиты-
— сильная оппозиция, обладающая достаточной поддержкой общества, и развитая система неправительственных организаций-
— утрата населением доверия к власти или же его относительно низкий уровень.
Данные обстоятельства формируют среду, при которой возможно создание и дальнейшее развитие «революционной» ситуации, однако при этом необходимо отметить, что для ее активного развития необязательно наличие всех вышеперечисленных факторов.
Кризисная экономическая ситуация. Основная причина усугубления социально-политической напряженности — сложные социально-экономические условия, сопровождающиеся перманентным снижением «самочувствия общества», ростом уровня безработицы, увеличением бедной части населения и т. д., что особенно проявлялось в Грузии и Кыргызстане. При этом наиболее актуальна проблема неравномерного распределения общих доходов населения, что, как правило, обусловлено неравномерностью развития экономики в отраслевом разрезе. В результате возникает значительное имущественное расслоение общества, усиливающее социальное неравенство. Постоянно растущая разница в уровне жизни между наиболее и наименее обеспеченными слоями населения в итоге тормозит формирование и развитие среднего класса общества, представляющего собой фундамент стабильности социума. Другим опасным моментом является тот факт, что неравномерность распределения доходов в региональном разрезе создает дополнительную угрозу возникновения в государстве сепаратистских настроений, а также может стимулировать дальнейший раскол элиты по региональному признаку.
Данный фактор оказывает одно из определяющих влияний на развитие возможной «революционной» ситуации, так как несет в себе значительный потенциал напряженности и конфликтности. Поэтому основными лозунгами митингующего населения являются социально-экономические требования, как наиболее острые и актуальные проблемы страны.
4 Барсамов В. А. «Цветные революции»: теоретический и прикладной аспекты // Социологические исследования, 2006, № 8. С. 63.
Кроме того, к основным «проблемным полям», возникающим в социально-экономической сфере государства и способным привести к развитию «революционной» ситуации, можно отнести появление «депрессивных» районов, вопросы развития малых городов, проблемы социально уязвимых слоев населения и т. п.
Необходимо отметить, что все перечисленные социально-экономические проблемы заслуживают особого внимания, так как при наличии скрытых конфликтных настроений реальным поводом для активности протестных волнений может стать значительное ухудшение конкретной сферы жизни населения.
Политическая слабость власти. Одной из главных причин падения правящих режимов становится структурная слабость политических систем. Отсутствие политической воли руководства страны, характеризующееся слабым контролем над общественно-политической и социально-экономической ситуацией в государстве, может оказаться решающим толчком для формирования «революционной» ситуации. Данное обстоятельство стало ключевым в Кыргызстане, где руководство проявило неготовность применить силу для разгона манифестантов и нейтрализации лидеров оппозиции, а слабые силовые структуры не смогли противостоять митингующему населению- в результате — стихийность толпы и состояние анархического хаоса в республике.
Кроме того, причиной развития такой ситуации является система монополизации руководства, при которой демократические процедуры, превратившись в чистую формальность, не позволяют отстранить от власти правящую элиту легальным путем. В этой ситуации в распоряжении общества остается только средство прямого давления на действующее руководство. Поэтому отсутствие правовой и легитимной формы преемственности власти, коррупция на всех ее уровнях, а также слабое развитие альтернативных источников регулирования ситуации ставят вопрос о передаче правления лишь силовыми методами. А отсутствие нормальных каналов взаимодействия по линии «власть — общество» существенно усугубляет фактор политической немощности руководства.
Вследствие слабости власти важнейшие и актуальные государственные вопросы становятся коллизиями, нерешенность которых вызывает нарастание и усугубление «проблемных узлов», затрагивающих различные стороны жизни общества.
Одними из наиболее опасных названных «проблемных узлов», приводящих к необратимым кризисным процессам, могут стать формирование в стране протестных сепаратистских настроений, раздробленность регионов государства, а также усиление межнациональных противоречий и центробежных тенденций.
В итоге проявления слабости власти обостряется раскол в элите, что характеризуется кристаллизацией политических партий и поляризацией интересов основных политических акторов страны. При относительной немощности власти значительно усиливается оппозиция, которой только «на руку» данное обстоятельство. Поэтому выступающая и продвигающая себя оппозиция позиционируется как единственная рациональная и конструктивная альтернатива руководству страны, которое постепенно утрачивает способность реально контролировать ситуацию.
Раскол в правящей элите. Одна из его причин — наличие в государстве тенденции к росту скрытых внутренних трений в системе «элита — контрэлита», постепенно вызывающих указанный раскол. Основным же политическим актором «бархатной революции» выступает контрэлита, по мере наращивания политического потенциала приобретающая значительные ресурсы, позволяющие составить серьезную конкуренцию власти.
Межэлитный передел власти и противоречивые договоренности внутри элиты необратимо ведут к ее расколу и возможному регионализму, что в результате становится реальным дестабилизирующим фактором политической системы. Так, в Украине реальные связи между центральными и региональными элитами формировались вне рамок право-
вого поля и строились на принципах бюрократического консенсуса, общих интересов на выборах или при дележе ресурсов. В соответствии с этой схемой происходило образование вертикальных элитных групп с центральными и региональными компонентами, а также проецирование клановых интересов центра на региональный уровень и «обратное» влияние региональных кланов на центральную политику. В итоге неспособность экс-президента страны Л. Кучмы эффективно разрешать постоянно возникающие меж-олигархические столкновения привела к тому, что основные финансово-промышленные группы разделились на две части.
Тем самым с расколом правящей элиты постепенно формируется альтернатива действующей власти, которая при активном развитии кризисной ситуации становится ударной силой «бархатной революции».
Сильная оппозиция и развитая система неправительственных организаций. Следствием раскола в правящей элите является усиление оппозиции, которая может состоять из определенных финансово-промышленных групп, части политического истеблишмента и региональных элит. Имея при этом широкую популярность у населения и его поддержку, такая оппозиция способна (при стечении определенных обстоятельств) сплотить вокруг себя основные общественно-политические силы и составить реальную конкуренцию действующей власти5.
Поэтому важным фактором являются сети оппозиционных организаций разных типов, которые в нужный момент превращаются в иерархические структуры, имеющие возможность возглавить именно массовое движение. Так, движущей силой «бархатной революции» в Украине стала объединенная оппозиция. Поддержка и продвижение ее лидеров в иностранных СМИ сыграли важную роль в повышении имиджа заранее отобранного ими единого кандидата в президенты. В Грузии — на фоне экономического и политического кризисов — на роль национального лидера в глазах избирателей подходили лидеры оппозиционной партии «Национальное движение» во главе с М. Саакашвили и объединения «Бурджанадзе-демократы», руководимого Н. Бурджанадзе и З. Жвания. Существенное же значение для зарождения «бархатной революции» имеет определенный контроль оппозиции над некоторыми органами власти, опираясь на которые возможно распространение оппозиционной идеологии на остальное население страны.
Наряду с сильными оппозиционными партиями неправительственные организации, финансируемые из-за рубежа, играют довольно значительную роль в развитии «революционной» ситуации. Так, в Украине именно они сформировали социальную и организационную базу «бархатной революции» в виде многочисленных НПО, абсолютное большинство которых предоставляло капиталы западных государств. Здесь неправительственные организации были, по сути, одним из основных источников финансирования «бархатных революций».
Утрата населением доверия к власти. Следствием фактора слабости высшего руководства является недоверие населения к властным структурам. Политическая система существенно дестабилизируется, когда в обществе созревает ситуация морального неприятия правящей элиты, ее нравственная изоляция.
Утрата населением доверия к власти обусловлена многочисленными нарушениями прав граждан со стороны служащих государственных органов, что связано с проблемами коррупции во властных структурах. Особым негативным моментом выступает определенная дистанцированность органов государственного управления от населения, что выражается в снижении уровня доверия (либо полной его потере) граждан к власти. В этих условиях электоральный процесс — наглядный показатель уровня доверия общества властным структурам. Поэтому время выборов становится наиболее «уязвимым» для власти,
5 См.: Барсамов В. А. Указ. соч. С. 62.
так как является критическим моментом, при котором возможно активное развитие «революционной» ситуации.
Так, накануне «бархатной революции» в Грузии президенту страны Э. Шеварднадзе не доверяло около 75% населения. В Украине (март 2004 г.) число граждан, не доверявших правительству и Верховной раде, превышало количество доверявших на 39%, а в отношении главы государства этот показатель составил 41%. Перед президентскими выборами в республике популярность Л. Кучмы продолжала стремительно снижаться. В Кыргызстане уровень доверия к тогдашнему президенту А. Акаеву во время и после парламентских выборов резко упал, что вылилось в массовые митинги и беспорядки.
Тем самым популярность руководителя государства выступает одним из основных факторов «иммунитета» к «бархатным революциям». Однако, как показывает практика, в ходе избирательного процесса, осуществляемого с помощью политических технологий и манипулирования общественным сознанием, рейтинг политических лидеров может существенно изменяться.
Указанные основные предпосылки развития «революционной» ситуации сопровождаются также следующими необходимыми условиями:
— резкое «сужение» социальной базы режима-
— утрата им статуса безусловной легитимности-
— наличие сформировавшейся оппозиционной политической и экономической элиты, которая в рамках существующей системы ощущает свою невостребован-ность-
— консолидированная поддержка оппозиции со стороны ведущих держав мира-
— зависимость правящей элиты от ведущих держав мира-
— доминирование антивластных настроений в столице и в других крупных городах страны-
— наличие у политических противников режима харизматичной личности, становящейся символом обновления.
Таким образом, присутствие в государстве всех основных кризисных обстоятельств может создать благоприятную почву для развития «бархатной революции». Однако в различных странах — в силу объективных и субъективных факторов, касающихся особенностей развития государства, — предпосылками возникновения «бархатной революции» могут быть этнические, географические, экологические и иные обстоятельства, несущие в себе кризисные начала.
В конечном счете кризис власти, сопровождающийся хронической коррупцией на местах, финансовыми махинациями и т. д., антагонизм между властью и обществом, постепенно усиливающийся, в первую очередь из-за существенного имущественного разрыва между бедными и богатыми слоями населения, а также экономическая нестабильность, приводящая к значительному росту бедности и безработицы, усугубляют социально-политическую напряженность в стране.
При этом скрытые, долгое время не разрешаемые конфликты в обществе могут обладать кумулятивным характером, постепенно накапливая напряжение. В ходе кризисного развития событий такие конфликты, переходя в открытую фазу, способны проявляться в наиболее деструктивной форме. Поэтому предпосылками возникновения «бархатных революций» могут также быть длительное время не регулировавшиеся в силу тех или иных обстоятельств определенные «старые» проблемы в социуме и государстве. В этой связи развитие предреволюционной ситуации «обнажит» и актуализирует данные проблемы, которые послужат дополнительными поводами для «активизации» критической обстановки.
Генезис «бархатных революций» и механизмы их осуществления
Анализ развития внутриполитических кризисов по сценарию «бархатных революций» позволяет вывести определенные закономерности в выстраивании элементов их осуществления. События, произошедшие в Грузии, Украине и Кыргызстане (в некоторой степени), демонстрируют идентичную по своей сути периодичность, а также набор механизмов, с помощью которых реализуется политический переворот.
В качестве основополагающих этапов осуществления «бархатных революций» можно выделить следующие.
¦ Первый этап. Преднамеренное усугубление общественно-политической обстановки.
Длительность этого этапа может быть довольно продолжительной, особенно при сильных позициях правящей элиты внутри государства. Однако фактически данный этап инициируется заинтересованными внешними и внутренними силами за несколько месяцев до критически опасных для внутриполитической стабильности правящих режимов моментов, в первую очередь парламентских или президентских выборов.
Этот этап характеризуется постепенным усилением внешнего давления и активизацией деятельности оппозиции (в плане объединения). Основными методами воздействия здесь выступают политические механизмы манипулирования, главным образом в контексте комплексной дискредитации власти и внутригосударственной ситуации с целью создания напряженной политико-социальной обстановки и негативного образа правящей элиты.
¦ Второй этап. Нагнетание внутренней ситуации до порогового предела.
Активизация давления деструктивных сил на власть и общество начинает проявляться при интенсификации видимой диффузии власти и ее социальной поддержки (в силу тех или иных обстоятельств) при приближении парламентских либо президентских выборов.
В качестве главного метода воздействия, используемого на данном этапе, следует рассматривать перенос акцента на психологическое манипулирование общественным сознанием с применением широкого комплекса политических технологий. Основной информацией-посылом, которая должна стать общепризнанной, выступает тезис о неспособности власти эффективно функционировать. Ключевым моментом «концентрированного» нагнетания внутриполитической ситуации до порогового предела следует считать электоральный процесс.
¦ Третий этап. Непосредственный «революционный» всплеск.
Данный этап представляет собой переломный момент, который, как показали события в Грузии, Украине и Кыргызстане, наступает непосредственно после подведения итогов голосования. Пользуясь сформированными социальнополитическими предпосылками и внешним давлением, оппозиция приступает к непосредственной хаотизации и стихийности обстановки, в первую очередь через манипуляцию массами6.
Главная цель «контрэлиты» — дискредитация власти- оппозиция подтверждает это в первую очередь, и как правило, многочисленными фактами фальси-
6 См.: Полянников Т., Прокопов Г. Указ. соч. С. 152.
фикаций на прошедших выборах, активно преподносимыми как очередной обман со стороны власти.
В целом на данном этапе деятельность оппозиции чрезвычайно активизируется, что сопровождается следующими основными действиями:
— опротестование результатов выборов: основываясь на данных «независимых» и международных организаций, оппозиция заявляет о фальсификациях-
— постоянное политическое давление и психологический прессинг-
— оппозиция в короткие сроки привлекает значительные человеческие ресурсы-
— оппозиция организует митинги, проходящие под лозунгами, содержащими требования пересмотра итогов голосования-
— блокируются государственные учреждения и стратегические объекты-
— оппозиционные СМИ оказывают информационную поддержку7.
Элементы и механизмы осуществления «бархатной революции» следует условно сгруппировать во взаимосвязанный понятийный комплекс, который в частностях может весьма варьироваться — в зависимости от специфики того или иного государства. Требуется учитывать, что механизмы и инструменты реализации «революционных» технологий тесно переплетены и синхронизированы, что подразумевает необходимость их целостного восприятия.
Политическое манипулирование
Этот процесс представляет собой создание заинтересованными внутренними и внешними силами внутриполитической обстановки, благоприятной для осуществления «бархатной революции». Главная характерная черта — поэтапная многоходовая дискредитация и делегитимизация власти. Постепенно интенсифицирующееся к моменту возможного кризисного исхода (выборы и т. п.) формирование негативного образа власти посредством «обыгрывания» тех или иных ее действий, а также зачастую надуманное взаимосвязывание отдельных, частных кризисов и неудач правящей элиты создают в обществе перманентное чувство неуверенности и даже антипатии к руководству.
Особенно удачно эта тактика реализуется в маргинализованных обществах, которые отличаются заметной политической инертностью или безразличием населения к власти. В подобных социумах смена политических пристрастий на основе временных факторов проявляется довольно неожиданно и быстро. Как следствие, радикализация относительно ограниченных общественных фракций под доминированием «контрэлиты» может результироваться при использовании явно популистских лозунгов в масштабные, неконтролируемые подвижки политического баланса8.
Основной упор при дискредитации правящей элиты делается на наиболее уязвимые точки: коррупционность, недемократичность и т. п. Их существование или отсутствие по объективным причинам не может быть эффективно опровергнуто контртезисами самой власти. Особенно широко «обыгрываются» практически не доказанные факты вовлеченности высшего руководства в преступные действия (убийство Г. Гонгадзе в Украине, финансовые махинации в Грузии и Кыргызстане). Перманентное преднамеренное фокусирование акцентов на подобных темах вынуждает правящую элиту, подвергающуюся воз-
7 См.: Барсамов В. А. Указ. соч. С. 63.
8 См.: Гринберг Т. Э. Политические технологии. ПР и реклама. М.: Аспект Пресс, 2005.
действию, позиционировать себя в качестве постоянно защищающейся и оправдывающейся стороны.
Как показали события в Грузии, Украине и Кыргызстане, большинство фигурантов «контрэлиты» было ранее связано с властью. Данный факт позволяет предположить, что может иметь место и латентный «сговор» оппозиции с определенными представителями правящей элиты (или же преднамеренное создание его видимости). Это влечет за собой «парализацию» действующей власти, ее неспособность к эффективному противодействию (в том числе и силовому) процессу углубления внутриполитического кризиса. Анализ событий в Украине и Кыргызстане выявляет, что в особой степени показательно активное использование оппозицией потенциала регионов в качестве «опорного фактора». При этом немаловажную роль играет использование оппонентами властей клановых и фракционных разногласий, также ограничивающих пространство для маневра правящей элиты.
Развитие внутриполитического кризиса в рассматриваемых государствах позволяет отметить, что оппозиция зачастую пользуется отсутствием в правящей элите харизматических лидеров, которые вместе с главой государства могли бы эффективно противодействовать «контрэлите». Как следствие, оппозиция особое внимание уделяет PR-раскрутке своих руководителей (например, М. Саакашвили и Н. Бурджанадзе, В. Ющенко и Ю. Тимошенко), которым придается образ «безальтернативных» общенациональных лидеров. Обязательным элементом является «обыгрывание» их «долговременной» борьбы с «коррумпированной и авторитарной» властью, несмотря на то что некоторые оппозиционные лидеры ранее входили в состав правящей элиты и зачастую были непосредственно замешаны в тех или иных нелегитимных действиях.
Особо следует отметить политические манипуляции в рамках электорального процесса, непосредственно призванные породить кризис власти. Наиболее эффективный прием — создание обстановки максимально «грязных», фальсифицированных по «вине» правящей элиты выборов, представляющих оппозицию в качестве перманентно притесняемой властями стороны. Для «контрэлиты» принципиально неважно, являлись ли выборы таковыми или нет. Этот маневр инспирирует появление в обществе обширной зоны неопределенности и недоверия, что выражается в дальнейшей диффузии политических взглядов населения и, как результат, увеличении числа сторонников «контрэлиты».
Для подтверждения своих позиций силы, противостоящие официальной власти, используют такие субъективные и фактически нелегитимные подходы, как более оперативное обнародование промежуточных результатов, проведение ехй-роШ, интервьюирование иностранных наблюдателей. Однако с помощью подобных «комбинаций» официальные результаты ЦИК уже не воспринимаются значительной частью социума- более того, власть ставится в позицию ответчика9.
При этом протесты, связанные с итогами голосования, носят заранее спланированный характер, акцент делается на «мирном» противостоянии с властью, хотя, без сомнения, скрыто готовятся группы силового противодействия. Фактически руководство «загоняется» в тупиковую ситуацию, так как силовое, «антидемократическое» разрешение конфликта в состоянии дискредитировать правящую элиту в глазах социума, что будет отвечать интересам оппозиции.
Ключевое звено заключительного, «постэлекторального» этапа осуществления «бархатной революции» — пассивность власти и неопределенность стратегии ее дальнейших действий, которые «консервируются» под внутренним и внешним воздействием. Главным элементом маневров оппозиции является вынуждение правящей элиты на орга-
9 См.: Там же.
низацию диалога, согласие на уступки. Этим власть фактически признает правомочность требований и действий «контрэлиты», а также явно демонстрирует собственную слабость. Подобное развитие событий вызывает в обществе окончательное нарушение политического баланса, приводящее к отторжению народом «дискредитированной» власти и ее последующему свержению.
Манипулирование общественным и индивидуальным сознанием
Манипулирование общественным и индивидуальным сознанием тесно переплетено с политическим манипулированием, являясь его составной частью. В особой степени эти элементы воздействия на политическую и социальную среду реализуются в процессах дискредитирования и «демонизации» правящей элиты, где они практически неразделимы. Целью пропагандистской кампании было не столько убедить население в том, что оппозиция достойна власти, сколько создать ощущение безальтернативности и предопределенности ее победы, конвертировать складывающуюся неприязнь общества к высшему руководству в свой политический ресурс.
Показательным моментом необходимо считать стратегию проведения мобилизационных действий. Следует отметить, что для организации «революции» нет необходимости иметь полноценную социальную базу. Основной упор в общественном и психологическом манипулировании, а также «раскручивании» кризисной внутриполитической ситуации дестабилизирующими силами делается на формирование базы поддержки и привлечение на свою сторону инертных социальных групп. Прежде всего это проявляется в соответствующей психологической и информационной обработке молодежи, в большей своей части деклассированной и маргинализированной, не имеющей стабильных, четко определенных политических взглядов. В условиях относительно слабой национальнопатриотической подготовки, значительная часть молодых людей довольно быстро переходит на радикальные политические позиции, чем и пользуются инициаторы «бархатных революций». Как следствие, молодежь становится главным звеном общественной поддержки политических фракций, противостоящих действующей власти.
Наряду с молодежью к психологической обработке энергично «привлекается» и такая политически активная социальная страта, как люди пожилого и пенсионного возраста. Учитывая их нестабильное общественное положение и политическую активность, оппозиция довольно легко добивается поддержки значительной части этой страты, что особенно четко продемонстрировали события в Грузии. Однако в целом указанная категория граждан консервативна в своих политических воззрениях, и для ее активизации необходимо наличие объективных, а не надуманных предпосылок (весьма низкий уровень жизни и т. п.)10.
Кроме того, заметна концентрация усилий на манипулировании политическими воззрениями населения столицы либо крупных региональных городов. Как показали события в Грузии и Украине, именно фактор лояльного отношения к оппозиции жителей столиц стал одной из главных причин нейтрализации потенциала власти и ее пространства для маневра. Главное в этих технологиях — добиться благосклонного отношения достаточной части населения крупных городов (столиц) к открытым действиям организованных радикальных сил против существующей власти. Если подобного настроя выз-
10 См.: Барсамов В. А. Указ. соч. С. 59.
вать не удается, то в некоторых случаях бывает достаточно и апатии, равнодушия к судьбе правящего режима.
При достижении собственных целей оппозиция активно использует психологические методики массового воздействия, направленные на манипулирование толпой. В первую очередь необходимо отметить продвижение стратегии, основанной на комплексе популистских лозунгов, которые при перманентном дозированном внедрении довольно быстро обретают популярность в обществе, особенно в случае объективных предпосылок к недовольству.
В особой степени популизм направлен на наиболее актуальные на данный момент вопросы: разрешение социально-экономических проблем, возрождение нации, ликвидация коррупции и т. п. Оппозиция начинает заявлять о себе как о единственной силе, способной урегулировать большинство стоящих перед обществом проблем. Популистские лозунги обязательно совмещаются с формированием и последующим накаливанием атмосферы социального недовольства- в комплексе они вырабатывают в обществе антипатию к власти и создают у населения «лояльное» отношение к возможности смены правящих элит.
Следует отметить, что для выражения обостренного недовольства, вызванного давлением популистских воззваний, люди зачастую готовы пожертвовать даже своими фундаментальными и долгосрочными интересами, причем причины неудовлетворенности могут быть несовместимыми, даже диаметрально противоположными в разных социальных группах. При особенно благоприятном стечении обстоятельств использование популистских лозунгов позволяет оппозиции создать острое чувство недовольства и в самых привилегированных группах, которые заведомо станут главными жертвами свержения действующей власти.
При анализе способов психологического манипулирования массами следует сделать акцент на таком инструменте, как продвижение технологий «брэндинга». «Контрэлита» стремится реализовать принцип синхронизации общественного сознания, который подразумевает внедрение в последнее бихевиоральной и идентификационной матриц, своеобразной поведенческой моды. Используя психологические, семиотические и иные механизмы, заинтересованные внутренние и внешние силы стараются вызвать у населения как сознательную, так и подсознательную самоидентификацию с оппозицией (а также с оппозиционными целями), значительно облегчающую дальнейшее внедрение политических установок.
Генезис «бархатных революций» на постсоветском пространстве показывает, что ключевым звеном в процессе синхронизации общественного сознания является создание политических движений с кратким понятным названием («Пора», «Кмара» и т. п.) и сплачивающими внешними образами (оранжевый цвет, красные гвоздики и т. п.), которые позволяют на определенный промежуток времени консолидировать массы и «подогреть» революционную эйфорию. При этом параллельно продвигается и короткий, «всеохватывающий» лозунг, направленный против власти («Кучму — геть!» и т. п.)11.
Симптоматично, что оппозиция предпочитает выступать от имени «народа» как единого целого, используя эффект массы- это особенно проявляется в период выборов. «Контрэлита» переносит на своих сторонников право заявлять от имени всего социума, что условия маргинализованного и аполитичного по своей сути общества, а также отсутствие действий со стороны властей вызывают естественную «цепную реакцию» поддержки. Фактически воля «контрэлиты» объявляется волей социального большинства, которое затем начинает отождествлять ее со своей. Как следствие, факт того, что за оппозицию голосует максимум 20−30% электората, легко переносится в разряд фальсификации- победа же оппонентов властей постепенно воспринимается все большим количеством населения в качестве единственно возможного результата.
11 См.: Полянников Т., Прокопов Г. Указ. соч. С. 154.
Особое место в манипулировании общественным и индивидуальным сознанием занимает информационно-коммуникативный фактор. При подготовке к «бархатной революции» оппозиция использует широкий спектр подобных каналов воздействия на население (Интернет, зарубежные и оппозиционные СМИ и т. п.), в первую очередь для комплексной дискредитации власти и хаотизации политической обстановки. Как показал ход «бархатных революций» в постсоветских республиках, доминирующие позиции государственных СМИ не в состоянии предотвратить постепенное «сползание» к политическому кризису. Главным моментом здесь выступает недоверие масс к распространяемой государственной прессой информации, особенно когда она объективно противоречит сложившейся действительности.
Электоральные процессы являлись основополагающим моментом активизации психологически «подготовленных» масс, которые нуждались только в импульсе, резком толчке- ими обычно становилось заявление оппозиции о незаконности выборов. При этом «бархатная революция» реализуется как можно быстрее или же «подогревается» путем создания новых конфликтных ситуаций (события в Украине), способных стимулировать массы к продолжению борьбы.
Внешний фактор
Внешний фактор остается наименее «разработанным», так как в экспертном сообществе зачастую встречаются кардинально противоположные мнения о степени вовлеченности в процесс «бархатных революций» внешних «генераторов». Тем не менее комплексный анализ показывает, что «силы извне» участвуют в рассматриваемых процессах смены власти как при помощи прямых, так и косвенных методов, призванных создать благоприятные для оппозиции внутриполитическую обстановку и баланс сил.
Основным инструментом воздействия внешних акторов следует признать поддерживаемые ими НПО, способные оказывать содействие оппозиционным силам и зачастую самостоятельно проводить внутриполитические деструктивные акции. Особо следует отметить деятельность международных неправительственных и правозащитных организаций.
Фактически выступая в качестве своеобразных проводников «демократии» и «свободы», вышеназванные НПО могут (преднамеренно или нет) создавать предпосылки и основы государственного переворота. Их влияние не ограничивается консультативными или образовательными целями, а включает комплексное содействие (в том числе финансовое) становлению «демократических» (в частности, радикальных), оппозиционных по своей сути структур. При этом следует добавить, что определенные государства осуществляют на официальном уровне комплексную поддержку «демократии», предусматривающую в первую очередь обеспечение условий для смещения «авторитарных» режимов12.
Не менее важным по значимости необходимо признать систематическое и крайне резкое прямое внешнее давление с применением дипломатических и иных методов, сконцентрированное на недостаточности демократизации, а также на критике политической и экономической обстановки. При этом давление официальных лиц носит по большей мере завуалированный, скрытый характер. Вместе с тем показательно и активное вовлечение в процесс генезиса «бархатных революций» официальных представителей внешних сил, в первую очередь членов дипломатических миссий. Можно уверенно констатировать, что подобное воздействие было одной из характерных черт, присущих государственным переворотам в Грузии, Украине и Кыргызстане.
12 Об этом подробнее см.: Арстанов М. Менеджеры «бархатных революций» // Континент, 2005, № 3.
Следует выделить информационно-пропагандистскую поддержку, оказываемую внешними силами, продвижению «управляемой демократии» в том или ином государстве. Фактически внешние «информационные генераторы», разнообразные Интернет-сайты и др. играют значительную роль в постепенной хаотизации общественно-политической обстановки. Заинтересованные внешние силы поддерживают и оппозиционные СМИ, осуществляющие свою деятельность в «целевых» странах, будучи призванными противодействовать на местном уровне информационной контрпропаганде властей. Финансовая и техническая поддержка этих СМИ осуществляется как по каналам НПО, так и посредством официального содействия.
Кроме того, целесообразно акцентировать внимание на таком инструменте, как широко использующийся институт международных наблюдателей, который фактически делегитимизирует власть на момент выборов и придает непосредственный импульс для реализации сценария «бархатных революций». Именно негативные оценки выборов, которые были даны иностранными наблюдателями и организациями, послужили одним из своеобразных оправданий действий оппозиции по смещению власти в Грузии, Украине и Кыргызстане.
Последствия
Политическая практика последних лет убедительно доказывает, что осуществление в стране «бархатной революции» дестабилизирует все основные общественно-политические и экономические процессы. При этом в первую очередь происходит пере-структуризация политической власти, то есть смена руководства в ее высших эшелонах, сопровождающаяся «кадровой чисткой». В целом же, как показала практика Грузии, Украины и Кыргызстана, существуют общие негативные последствия «демократических революций», которые можно условно сгруппировать в следующие блоки.
Внутриполитические и экономические последствия:
— размытость политической ситуации, потеря в ближайшее время стратегических политических ориентиров-
— возможность перерастания политического кризиса в открытый долговременный конфликт между старой и новой правящими элитами-
— усиление центробежных тенденций, активирующее сепаратистские настроения и латентный или явный раскол по региональному признаку-
— сохранение интенсификации протестных настроений и общей напряженности в обществе, что в дальнейшем способно привести к дополнительным конфликтным ситуациям-
— силовое преследование представителей бывшей правящей элиты страны-
— переориентирование комплексных экономических приоритетов-
— передел собственности между элитными группами.
Внешнеполитические последствия:
— изменение геополитических ориентиров государства, что может нивелировать его деятельность в определенных международных союзах, сообществах и организациях-
— значительное ухудшение отношений со странами, которые ранее были основными стратегическими партнерами этого государства-
— попадание в зависимость от стран, оказавших внешнее содействие развитию «бархатной революции».
В целом же создание в государстве прецедента «бархатной революции» чревато его возможным проявлением и повторением в будущем. А этой связи весьма примечателен опыт постсоветских стран.
В частности, осенью 2006 года в Кыргызстане началась очередная «революция», «уложившаяся» в неделю. Второго ноября парламентская оппозиция провела в Бишкеке митинг, ставший ответом на отказ президента республики К. Бакиева подписать предложенный ему проект новой Конституции. Согласно указанному документу, часть полномочий главы государства должна была перейти к парламенту (например, ему передавалось право формировать правительство страны). При этом у депутатов не хватало в парламенте голосов для того, чтобы принять новый Основной закон государства самостоятельно. В ночь на 7 ноября оппозиционные депутаты провозгласили создание Учредительного собрания, которое и приняло Конституцию. Фактически это был в целом «успешный» переворот (второй за полтора года). Несмотря на жесткие заявления президента К. Бакиева и премьер-министра Ф. Куло-ва, публикацию ими компромата против оппозиции, а также организацию «параллельных» митингов своих сторонников, 8 ноября (на следующий день после создания Учредительного собрания) новую Конституцию все же в спешке подписали. Было объявлено, что противоборствующие стороны достигли компромисса, а К. Бакиев и Ф. Кулов останутся на своих постах до истечения срока полномочий. Такой исход второй кыргызской революции (особенно скорость принятия решения) выглядит весьма необычно.
Масштабы очередного противостояния в республике дошли до черты, за которой мог начаться открытый гражданский конфликт. Однако и выход из подобной кризисной ситуации не мог быть простым: ведь договаривающимся сторонам, участвующим в конфликте, нужно в любом случае «сохранить свое лицо», хотя бы для того, чтобы продемонстрировать своим сторонникам размах проведенной работы и чтобы их ни в коем случае не признали проигравшей стороной.
Соответственно борьба против президента К. Бакиева вполне может восприниматься оппозицией как очередная «цветная революция за правое демократическое дело», тем более что она ведется за парламентскую республику. Существует мнение, что такая форма правления априори лучше президентской, которая неизменно склонна к авторитаризму. Считается, что парламент сможет гораздо эффективнее управлять страной — с меньшей степенью коррупции и семейственности. Парламентско-президентская республика выглядит как вариант ограничения власти президента и перераспределения среди большинства элит определенной части не только полномочий, но и ресурсов. Но проблема заключается в том, что эта мера никого особенно не удовлетворит, и это станет ясно уже довольно скоро. Одно дело — подписанная Конституция, другое — суровая практика политической жизни страны, где незаконные действия становятся рутинным средством борьбы за власть. Так что борьба по большому счету только начинается. Те, кто чувствует себя победителями, постараются отобрать у К. Бакиева больше полномочий, а он, естественно, будет сопротивляться13.
* * *
«Революционные» события в Грузии, Украине и Кыргызстане до сих пор окружены ореолом некой загадочности, интригуют общественность, вызывают к жизни разнообразные конспирологические версии, а также мифы. В этом нет ничего удивительного. С одной
13 См.: Акимбеков С. Гром победы раздается? // Континент, 2006, № 22.
стороны, «цветные (бархатные или оранжевые) революции» действительно резко меняют формат существования всего постсоветского пространства, с другой — скорость и масштаб перемен не дают возможности даже специалистам накопить достаточные объемы релевантной информации и качественно проанализировать «революционные» процессы14.
Как показывает история, ни одна «бархатная революция» не принесла ожидаемых результатов, а стала лишь всплеском эмоций общественных масс. В ходе социальных волнений к власти приходит другая политическая элита, цель которой — также получить доступ к финансово-ресурсным активам государства, а демократизация оказывается только лозунгом для создания в обществе протестных настроений. «Цветные» революции являются не столько результатом логики внутриполитических и социально-экономических процессов, сколько следствием внешнего воздействия на ситуацию- указанные перевороты не привели к либерализации и демократической модернизации политической системы страны. После революции и смены режима в действующей элите все больше проявляется полярность целей и интересов, что ведет к «политическим зачисткам» и внутреннему расколу. В результате «цветных революций» на постсоветском пространстве в значительной степени усложнилась и без того непростая геополитическая ситуация.
Ясно одно: феномен «бархатной революции» стал новой моделью смены высшего руководства, при использовании которой напряженная или нестабильная ситуация в государстве доводится до критического предела в период парламентских или президентских выборов. Однако следует отметить, что процесс «бархатной революции» находится на грани применения активных силовых методов и возможного возникновения в социуме открытых противостояний, которые легко могут выйти из-под контроля основных акторов политического процесса, приобрести характер стихийности и непредсказуемости. Тем самым, как показал постсоветский опыт, устоявшиеся классические политические технологии осуществления «демократических революций» не приводят к ожидаемым результатам. Итогами подобных явлений чаще всего становятся политическая дестабилизация, экономический спад и масштабное общественное разочарование.
14 См.: Полянников Т., Прокопов Г. Указ. соч. С. 158.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой