Современная партийная система Канады

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Политика и политические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

© М. В. Василенко, 2003
СОВРЕМЕННАЯ ПАРТИЙНАЯ СИСТЕМА КАНАДЫ
М.В. Василенко
Несмотря на то что основные партии Канады были сформированы в 50-х годах XIX века, историю партийной системы Канады принято вести с момента образования Конфедерации, то есть с 1867 года. В этот же год состоялись первые выборы в новый парламент Конфедерации, на которых основные голоса были распределены между двумя партиями — Либеральной и Консервативной. Они набрали в совокупности 99% голосов избирателей, заложив, таким образом, основу первой партийной системы Канады 1. Изначально она строилась по английскому образцу (даже названия двух основных партий Канады были позаимствованы у англичан): двухпартийная система, воплощающая две основные идеологии — консерватизм и либерализм, и позволяющая победившей партии формировать правительство большинства. Однако уникальное географическое положение, своеобразная история страны и раздвоенное мироощущение ее жителей не могли не оказать влияния на политический ландшафт Канады, и ее партийная система постепенно эволюционировала, приобретая все более специфические черты.
В истории развития партийной системы Канады можно выделить три этапа 2. Первый этап, как уже упоминалось, начался в 1867 году и продолжался до 1922 года. Эго был период «классической» двухпартийной системы, когда основная масса голосов избирателей, равно как и мест в парламенте, распределялась между либералами и консерваторами, а третьи партии набирали в совокупности не более 10% голосов 3. Выборы 1922 года подорвали устоявшуюся систему: впервые в истории страны ни одна партия не набрала большинства в парламенте. Консерваторы получили всего 50 мест, а либералам не хватило всего двух мест для необходимого большинства. Причиной, нарушившей привычный порядок, стала Прогрессивная партия, ставшая третьей партией, занявшей весомое место в национальном парламенте.
Несмотря на то что история этой партии не была слишком длительной — внутренние
разногласия уже на следующих выборах сократили вдвое голоса, поданные за прогрес-сивистов, после чего они перестали играть существенную роль на политической сцене, — Прогрессивная партия стала первым вестником близившихся изменений: Канада превращалась в страну с трехпартийной системой. Впрочем, ее формирование затянулось на целое десятилетие. Катализатором стала Великая депрессия, одним из следствий которой оказался рост популярности социалистических идей. В Канаде выразителем этой идеологии стала образованная в 1933 году Федерация Кооперативного содружества (ФКС), которая получила достаточную поддержку избирателей, чтобы занять прочное место в палате общин, но не достаточное влияние, чтобы на равных конкурировать с двумя основными партиями. В начале 60-х годов ФКС была преобразована в Новую Демократическую партию. Новое название словно придало партии новые силы — уровень ее популярности вырос и оставался стабильным на протяжении тридцати лет: вплоть до 1993 года НДП на каждых выборах получала от 17 до 20% голосов избирателей. Это были три десятилетия существования в Канаде «чистой» трехпартийной системы, включающей три основные партии — Либеральную, представляющую политический центр, Консервативную, находящуюся в правой части политического спектра, и Новую Демократическую, защищающую левые, социалистические позиции.
Выборы 1993 года в очередной раз изменили партийно-политический расклад. На национальный уровень вышли региональные партии — Партия реформ, представляющая интересы Запада, и Квебекский блок, представляющий в парламенте провинцию Квебек. В 2000 году Партия реформ была переформирована в Канадский альянс, однако подобная перестановка практически ничего не изменила в расстановке сил. Таким образом, начался новый этап развития партийной системы Канады, краткую характеристику которой мы и хотим предложить.
Факторы, влияющие на формирование современной партийной системы Канады
Можно выделить следующие факторы, оказавшие наиболее существенное влияние на партийную систему Канады.
Во-первых, канадский федерализм. Канада не единственная страна, имеющая федеральное устройство, однако только в Канаде федерализм оказал столь существенное влияние на развитие партийной системы. Значительные различия между регионами, слабая централизация, относительная политическая и экономическая независимость провинций, а также регионально-провинциальное мироощущение, присущее большинству канадцев4 привели к формированию двух уровней партийной системы: регионального и федерального.
Уникальность подобной структуры состоит в том, что на разных уровнях функционируют разные партии, и зачастую федеральные партии даже не имеют своих представителей в провинциальных законодательных собраниях. Это позволило многим исследователям говорить о существовании в Канаде «двух политических миров, которые не пересекаются друг с другом"5. Однако это утверждение не совсем верно. Действительно, обычной практикой в Канаде считается, если избиратель проголосует на федеральных выборах за одну партию, а на региональных — за другую. В то же время нельзя отрицать значительное взаимовлияние регионального и федерального уровней партийной системы друг на друга, которое усилилось после 1993 года. После прорыва на общенациональную политическую арену двух региональных партий — Партии реформ, защищающей интересы Запада, и Квебекского блока, отстаивающего позиции провинции Квебек, можно говорить о новом синтезе регионального и федерального уровней канадской партийной системы, который характеризуется, с одной стороны, более активным влиянием провинциальных партий на общенациональную политику, а с другой — усилившимся вниманием федеральных партий к регионам.
Кроме того, канадский федерализм, переходящий в регионализм, привел и еще к одному эффекту, оказавшему влияние на структуру канадской партийной системы. Речь идет о своеобразном разделении Канады на «зоны партийного влияния». «В стране нет партии, позиции которой были бы сильны во всех частях страны- каждая партия имеет свои крепости и лакуны, — пишет У. Томп-
сон. — Либералы слабы на Западе, НДП имеют достаточно большую поддержку в Атлантических провинциях и Квебеке, и вплоть до 1984 года не было практически ничего более печального, чем быть тори в Квебеке"6. В целом, можно сказать, что страна поделена на две части — Восток, голосующий за либералов, и Запад, поддерживающий консерваторов. Таким образом, как справедливо заметила Е. Комкова, «правящая партия и официальная оппозиция противостоят друг другу не только политически, но и географически, представляя в структурах власти, по существу, различные части страны"7.
Вторым фактором, оказывающим существенное влияние на партийную систему Канады, является избирательная система.
Во-первых, принцип «победитель получает все» сужает выбор избирателя, зачастую заставляя его отдавать голоса не наиболее предпочитаемой им партии, а той партии — из того же политического спектра, которая, возможно, менее ему нравится, но имеет больше шансов на победу. Подобная модель ведет к становлению двухпартийной системы, примером чего являются, например, США, либо многопартийной системы со сменяющими друг друга двумя правящими партиями, что мы наблюдаем в Канаде 8.
Во-вторых, электоральная система Канады приводит к неравномерному представительству регионов в парламенте. Регионы, где лидирует сильнейшая федеральная партия, имеют гораздо более серьезное представительство в палате общин, в то время как регионы, где ее позиции нестабильны, оказываются в невыигрышной ситуации 9. С одной стороны, это усиливает региональный компонент федеральной партийной системы, с другой — углубляет раскол между федеральной и региональной партийными системами.
В-третьих, значительное влияние на партийную систему оказывает тот факт, что, согласно канадскому электоральному законодательству, избиратели голосуют не за представителя той или иной партии, а за конкретного человека. Вплоть до 1970 года в бюллетенях даже не указывалась партийная принадлежность кандидата, что нередко приводило к недоразумениям, особенно когда кандидаты имели одну и ту же фамилию 10. Данная особенность электорального законодательства Канады повлекла за собой два следствия: слабо развитое у канадцев ассоциирование себя с той или иной партией, о чем более подробно будет сказано ниже, и регионали-
44
М. В. Василенко. Современная партийная система Канады
зацию партийной жизни и формирование двухуровневой партийной системы.
Наконец, в контексте рассмотрения взаимосвязи электоральной и партийной систем необходимо вспомнить о так называемом «законе Дюверже». Как известно, Морис Дю-верже вывел следующую зависимость партийной системы от избирательного законодательства: пропорциональное представительство ведет к системе многочисленных, независимых и нестабильных партий- мажоритарная система в один тур создает дуалистическую систему с чередованием у власти основных независимых партий. Однако при попытке проследить данную закономерность в партийно-политической жизни Канады мы сталкиваемся с определенными трудностями. С одной стороны, «закон Дюверже» работает, поскольку у власти в Канаде чередуются две основные партии — Либеральная и Консервативная 11. С другой стороны, существование на протяжении нескольких десятилетий трехпартийной системы и прорыв на политическую арену в 1990-х годах еще двух партий заставляет усомниться в его действенности. Так, сам Дюверже, а затем Рэй, Сартори, Рикер и Добелл признавали и пытались объяснить тот факт, что Канада является явным исключением из этого «закона». В итоге, наибольшее распространение получила версия Д. Рэя, считавшего, что «закон Дювер-же» в Канаде работает на региональном уровне и, вследствие региональных партийных различий, нарушается на федеральном 12. То есть, как несколько позже заметили Р. Таагпера и Б. Грофман, «…в Канаде существует двухпартийная система на местном уровне — просто эти две партии не всегда одни и те же в различных регионах"13.
Несмотря на то что подобное объяснение является общепризнанным и поддерживается большинством исследователей, существуют и другие точки зрения. Так, канадский исследователь Брайан Грэйнс считает, что существование двухпартийных систем на провинциальном уровне не более чем фикция: «На национальном уровне, безусловно, существует больше двух и даже больше трех партий. Но то же самое мы наблюдаем и на региональном уровне за небольшими исключениями. В небольших провинциях (Остров Принца Эдуарда и Ньюфаундленд) на протяжении многих лет, действительно, идет борьба между двумя партиями. Однако около трети провинций насчитывают в среднем более 2,5 сильных партий, а весь Запад (Мани-
тоба, Саскачеван, Альберта и Британская Колумбия) на протяжении последних
18 предвыборных кампаний был свидетелем борьбы между тремя партиями» 14. Б. Грэйнс, таким образом, полностью отрицает возможность применения закона Дюверже к канадской партийной системе.
Тем не менее нельзя отрицать тот факт, что наличие различных партий на национальном и региональном уровнях деформирует федеральную партийную систему, привнося в нее региональный компонент, а электоральное законодательство, позволяющее некоторым региональным партиям пробиться на национальный уровень, лишь закрепляет подобную деформацию.
Следует заметить, что в основе «закона Дюверже» лежит поведенческий фактор, т. е. реакция избирателей на те или иные «правила игры», устанавливаемые электоральным законодательством. В связи с этим рассмотрим третий фактор, оказывающий непосредственное влияние на эволюцию партийной системы Канады, — политическую культуру, или, более узко, электоральное поведение канадцев.
Говоря об электоральном поведении канадцев, необходимо отметить следующие особенности, оказывающие непосредственное влияние на партийную систему страны.
Во-первых, это регионализм сознания канадцев. Значительной части канадцев присуще не общенациональное, а провинциально-региональное мироощущение. Так, В. С. Ажаева приводит следующие данные социологических опросов, проводимых в Канаде в конце 80-х годов: около трети населения считают себя прежде всего жителями провинций и только во вторую очередь — канадцами 15. По степени регионализации массового сознания Канада находится на одном из первых мест в мире 16. Подобное локальное мироощущения является одной из причин, объясняющих существование различных партийных систем на региональном и федеральном уровнях. Канадцы четко различают круг вопросов, волнующих их как жителей определенной провинции, и те проблемы, которые им хотелось бы видеть урегулированными на национальном уровне- соответственно, они предоставляют решать эти задачи тем партиям, которые, по их мнению, наиболее способны к этому, и зачастую приходят к выводу, что для решения региональных и национальных проблем необходимы разные партии 17.
Еще одной отличительной особенностью электоральной культуры Канады является слабое ощущение ее жителями связи с той или иной партией, не важно — федеральной или провинциальной 18. Как отмечает В.С. Ажа-ева, «направление и интенсивность партийной поддержки гораздо менее стабильны в Канаде, чем в других развитых странах. Так, более 60% избирателей не имеют постоянных и прочных связей с какой-либо одной партией и принимают решение о голосовании в ходе избирательной кампании"19.
Как уже упоминалось, во многом это обусловливается электоральной системой, предполагающей голосование за кандидата без учета его партийной принадлежности. В свою очередь, данное положение приводит к регионализации партийной системы, поскольку депутат старается, прежде всего, отразить интересы своего региона, и, как следствие, возникают «зоны партийного влияния» или различные партийные системы на региональном и федеральном уровнях. Причем канадцы не только могут поддерживать различные партии на различных уровнях, но и достаточно безболезненно менять свои партийные предпочтения на одном и том же уровне.
Что интересно, достаточно слабую связь с партиями ощущают не только избиратели, но и сами партийцы. В конце 1995 года лидер Квебекского блока, официальной оппозиции в Парламенте, Люсьен Бушар подал в отставку, чтобы стать премьером Квебека и возглавить правящую Квебекскую партию. В апреле 1998 года Жан Карест покинул свой пост лидера Прогрессивно-консервативной партии в федеральном Парламенте и возглавил Либеральную партию в Квебеке. «Подобное событие скорее можно было бы расценить как странный выверт в безумном мире политики, однако тот факт, что в Канаде это произошло дважды за три года, заставляет более внимательно присмотреться к самой партийной системе"20.
По мнению канадского исследователя Эрика Юсланера, это происходит благодаря аидеологичности канадского общества: «предпочтения могут меняться, потому что партии практически не имеют идеологических ярлыков. А канадские партии неидеологизирован-ны, потому что сами канадцы неидеологизи-рованны"21.
Отсутствие идеологической приверженности подтверждается и рядом исследований, проведенных группой ученых университета
Монреаля — А. Блэзом, Р. Надо, Э. Гиденд-жил и Н. Невиллом, которые попытались определить применяемый канадцами паттерн выбора той или иной партии. В партологии существуют две модели формирования партийных предпочтений: классическая Да-унсианская модель «близости позиций», согласно которой избиратели формируют свои предпочтения, основываясь на близости своих собственных представлений об определенной проблеме с позициями партии по этому вопросу, и модель «ориентации на определенное политическое направление» (directional model), предполагающая, что избиратели голосуют за ту партию, которая имеет наиболее сильные позиции в предпочитаемом ими политическом секторе. Исследования показали справедливость первой модели для канадского общества: «Результаты, полученные нами, показывают, что избиратели формируют свои партийные предпочтения на основе модели «близости позиций», а не модели «ориентации на политическое направление». Неожиданно для нас не подтвердилась смешанная модель, подразумевающая, что оба фактора — близость позиций и ориентация на определенное политическое направление — играют значительную роль"22.
Таким образом, идеологический фактор не имеет существенного значения при голосовании за ту или иную партию в Канаде. Избиратели ориентируются в первую очередь на то, как партия решает конкретные вопросы, поставленные на повестку дня. Отсутствие ориентации на идеологию приводит к тому, что избиратели легко могут поменять свои партийные предпочтения, если их перестает удовлетворять позиция партии по тому или иному кругу проблем, и, как следствие, становятся возможными внезапные изменения в партийной системе, когда состав партий в парламенте, правящая партия и официальная оппозиция могут меняться от выборов к выборам 23.
Резюме
Подводя итоги, можно дать следующее определение современной канадской партийной системы: это динамично развивающаяся нестабильная двухуровневая структура, которой присущи сильные региональные тенденции и которая характеризуется слабой связью между партиями и их сторонниками. Канадская партийная система обладает высоким потенциалом к изменениям, и совершенно
46
М. В. Василенко. Современная партийная система Канады
очевидно, что сейчас она находится в середине очередного эволюционного витка. Какой станет новая партийная система Канады, будет зависеть от многих факторов, в том числе от того, насколько успешно пройдет избирательная реформа, какие вопросы будут вынесены на повестку дня, как будет разыграна региональная карта и т. д. Сейчас можно наметить только контуры этой будущей структуры.
ПРИМЕЧАНИЯ
1 Electoral results by Party since 1867 to Date. www. parl. gc. ca
2 Однако есть и другие мнения. Так, Д. Блейк выделяет 4 партийные системы в истории Канады после 1867 года: 1867−1917 годы — двухпартийная система, 1921−1957 — «2 партии +», 1963−1988 — трехпартийная система и, наконец, с 1993 года по сегодняшний день — многопартийная система.
3 Electoral results by Party since 1867 to Date. www. parl. gc. ca
4 Ажаева B.C. Традиции и новые тенденции в политической культуре современной Канады // Размышления о Канаде: История и современность: Сб. ст. Вып. 1. М., 1996. С. 40.
5 Там же. С. 42.
6 Tompson W.C. Canada 1999. 15th ed. Baltimore: Stryker-Post Publications, 1999. P. 111.
7 Комкова E. Выборы в Канаде прошли: Что дальше? // Канадский паспорт. www. canada. mobile. ru
8 На протяжении почти полторы сотни лет политической истории Канады только две партии — Либеральная и Консервативная — поочередно сменяли друг друга у власти.
9 Weaver R.K. Political institutions and conflict management in Canada // Annals of the American Academy of Political and Social Science. 1995. March. Vol. 538. Р. 61.
10 Robertson J.R. The Canadian electoral system. www. parl. gc. ca
11 Приход на политическую арену Канадского Альянса и оттеснение им Консервативной партии по сути ничего не меняет в этом раскладе — первый представляет собой модернизированную версию идеологически устаревшей второй.
12 Graines B.J. Duverger’s Law and the Meaning of Canadian Exceptionalism // Comparative Political Studies. 1999. October. Vol. 32. Issue 7. Р. 843.
13 Taagepera R., Grofman B. Rethinking Duverger’s law // European journal of political research. 1985, № 13(4). Р. 342.
14 Graines B. J. Duverger’s Law and the Meaning of Canadian Exceptionalism // Comparative Political Studies. 1999. October. Vol. 32. Issue 7. Р. 855.
15 Согласно результатам исследования, проведенного журналом «Маклинз», наиболее ори-ентироваными на федерацию оказались жители Онтарио (90% опрошенных в Онтарио назвали себя в первую очередь канадцами), в то время как жители Квебека идентифицировали себя в первую очередь с провинцией (55% считают себя в первую очередь жителями провинции). (См.: Ажаева В. С. Указ. соч. С. 43).
16 Ажаева В. С. Указ. соч. С. 40.
17 Наиболее близка к федеральной партийная система Онтарио, в то время как партийная система Британской Колумбии менее всего напоминает нацональную.
18 Leduc L. Electoral behaviour www. thecanadianencyclopedia. com
19 Ажаева В. С. Указ. соч. С. 45.
20 Uslaner E.M. Strong institutions, weak parties: The paraodxof Canadian political parties // 2000 Annual Meeting of the American Political Science Association. Washington, DC. August 31 — September 3. 2000.
21 Ibidem.
22 Blais A., Nadeau R., Gindengil E., Nevitte N. The formation of party preferences: Testing the proximity and directional models // www. fas. umontreal. ca/POL/Ces-eec/documentd/ Proximity. pdf
23 Так, после выборов 1988 года право формировать палату общин получили три партии — правящая — Прогрессивно-Консервативная, Либеральная, получившая статус официальной оппозиции, и НДП. В результате выборов 1993 года Либеральная партия стала правящей, а к трем партиям добавились еще две — Партия реформ и Квебекский блок, который стал официальной оппозицией. После выборов 1997 года сменилась официальная оппозиция — этот статус был закреплен за Партией реформ. В 2000 года Партию реформ заменил Канадский альянс.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой