Перспективы развития Шанхайской организации сотрудничества в системе обеспечения региональной и национальной безопасности стран Центральной Азии

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Политика и политические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

пределами Центральной Азии. Предстоит ещё большая работа по локализации областей, находившихся в Заполярье и по обе стороны Уральских гор.
Mirbabaev A.K., Ysmonov N.N.
World view according ancient IndoIran tribes of Central Asia
For the first time is researched the sources of ancestors cosmological formation of modern Tajiks on the base of archeological materials, and also sources of handwriting including Avesto. It is emphasized that these facts appeared in III -II thousands B. Ch. For example, Avesta gives information about 16 historical — geographical spheres, part of which is situated out of Central Asia. They are going to hold much work on localization of regions, which is located in Zapolyare and two sides of Ural mountains.
Ризоев Бурхонджон Мирзоевич, —
д.и.н., профессор, заведующий кафедрой международных отношений ТГУПБП, Назаров Алимардон Абдумансурович,-преп. каф. теории государства и права и конституционного права ТГУПБП.
ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ ШАНХАЙСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ СОТРУДНИЧЕСТВА В СИСТЕМЕ ОБЕСПЕЧЕНИЯ РЕГИОНАЛЬНОЙ И НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ СТРАН ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ
Проблема обеспечения региональной безопасности — одна из наиболее актуальных тем не только для экспертов из стран центральноазиатского региона, но также и для ведущих аналитиков из России, Евросоюза, Соединённых Штатов Америки (США). Этот интерес вполне закономерен, поскольку за последние несколько лет вопрос: «От кого и как нам следует защищаться?» приобрёл совершенно новое звучание1.
После событий 11 сентября 2001 года казалось, что на ближайшее будущее главный «враг» прогрессивного человечества очевиден, это -мировой терроризм и его союзники. Но уже спустя 2−3 года пришло понимание: терроризм — это не только зловещего вида бородатые мужчины с автоматами и взрывчаткой, но и огромный комплекс социальных, экономических, религиозных, политических проблем, которые это явление порождают.
В противодействие прямым и явным угрозам региональные игроки, внешние силы так и не нашли пока оптимальных рецептов от воздействия негативных факторов, которые порождают бедность, неграмотность, социальное неравенство, ограничение демократических свобод. Между тем,
1 Зинглер Ч. Стратегия США в Центральной Азии и ШОС // Мировая экономика и международные отношения. 2006. № 7.
не достигнув внутренней стабильности, едва ли можно будет говорить об обретении реальной, а не только виртуальной безопасности.
Второй момент. Очевидно, что постсоветское пространство переживает стадию «переформатирования», меняет свою пространственную конфигурацию. Развитие глобализации и интеграционных процессов приводит к формированию новых объединений (политических и экономических), включающих страны, прежде не входившие ни в состав Российской империи, ни в состав Союза Советских Социалистических Республик (СССР). Эти процессы затрагивают и центральноазиатский регион. Другой вопрос: насколько подготовлены страны региона к этому переформатированию?
Центральная Азия за время, прошедшее с момента распада СССР, превратилась в важнейшую ресурсную базу мировой экономики. Значение региона будет возрастать и дальше по мере истощения энергоресурсов в других точках земного шара. И в этой ситуации необходимо признать: Центральная Азия находится под давлением целого комплекса нерешённых проблем, связанных с экономическими, социальными, экологическими рисками, локальными конфликтами, угрозой терроризма и радикального исламизма.
На данном этапе ситуацию усугубляет и наметившаяся тенденция развития кризисных явлений в мировой экономике, которые могут нанести серьёзный удар даже по тем странам, которые считаются «локомотивом» успешных экономических реформ на региональном уровне. Речь идёт о Казахстане и, в какой-то степени, об Узбекистане.
Что касается нынешнего состояния безопасности в Центральной Азии, то мы видим многочисленные структуры по поддержанию мира и стабильности. Но фактически это проекты, «заточенные» под интересы мировых игроков, таких как Россия, США и Китай. Именно они формируют повестку дня в русле выработки стратегий безопасности Содружества Независимых Государств (СНГ), Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), Организации Североатлантического договора (НАТО). Более того, мы видим, что существуют тенденции к интеграции, объединению усилий, созданию «совместных» зон ответственности этих структур1.
Например, видна попытка выработать общую стратегию действий в формате диалога ОДКБ — Евразийское экономическое сообщество (ЕврАзЭС). Причём заметно, что внимание руководителей этих организаций постепенно переходит с проблемы внешних угроз на внутренние проблемы региона, которые не менее взрывоопасны, нежели классические «3 главных силы зла».
Однако говорить о преобладании «кооперативистской стратегии» над игрой с «нулевой суммой возможностей» пока, очевидно, преждевременно.
1 Галямова В. ШОС как инструмент обеспечения безопасности в Центральной Азии: перспективы организации в свете результатов саммита // Analytic. 2007. 8.
Причина — кризис доверия, который проявляется как в формате взаимодействий между странами региона, так и во взаимоотношениях между Россией и Западом. Например, ШОС многими экспертами рассматривается как инструмент китайского влияния в регионе.
ОДКБ и ЕврАзЭС оцениваются как «пророссийские проекты». НАТО -это американский инструмент влияния.
И если перейдёт в плоскость реальных решений формирование союза центральноазиатских государств, то можно быть уверенным, что и здесь попытаются увидеть особые интересы Астаны, которая, как предполагается, будет ключевым звеном и главной действующей силой будущего союза.
Поэтому в условиях нарастающего кризиса доверия увеличивается значение ШОС в развитии системы региональной безопасности. Шанхайская организация изначально позиционируется как внеблоковая структура, не ставящая перед собой задачи военно-политического доминирования какой-либо одной силы.
Однако при этом организация должна оперативно реагировать на новые вызовы времени и выражать готовность взять на себя ответственность как за обеспечение безопасности, так и за общее развитие региона. В этом отношении, нужно признать, слов гораздо больше, чем реального дела.
Как заявляют официальные лица этой организации, главное отличие ШОС от других интеграционных проектов — отказ от шагов, направленных на силовое воздействие, следование принципу несоюзничества, ненаправленности против кого-либо и открытости.
В этих принципах заложена сильная сторона ШОС, и, вместе с тем, определённая слабость, поскольку подобный подход проще декларировать, нежели реализовывать на практике. И особенно в современном мире, где постоянно растущая конкуренция в сфере политики и экономики по-прежнему подталкивает к формированию блоковых систем, по принципу «дружбы против…».
Стратегию безопасности ШОС, как правило, связывают с региональной антитеррористической структурой, но заметим, что она ориентирована скорее на решение информационно-аналитических и координационных задач. И поэтому вряд ли может рассматриваться как доказательство стремления России или Китая превратить Шанхайскую организацию в военный блок. Гораздо более важной задачей в рамках ШОС представляются проекты, направленные на обеспечение энергетической безопасности.
Если заглянуть в будущее, то мы увидим заманчивую перспективу объединить производителей энергоресурсов и их потребителей. А в перспективе — превращение ШОС в самодостаточную энергетическую систему как в глобальном, так и в локальном контексте, через согласованную политику отраслей топливно-энергетического комплекса (ТЭК). Но это опять-таки возможность, которую ещё надо использовать.
Необходимость подобной координации была ясно продемонстрирована событиями последней зимы, когда население региона страдало от нехватки тепла и света (прежде всего Киргизия и Таджикистан). А решение о международной поддержке как в формате ШОС, так и ОДКБ было принято уже тогда, когда наиболее острая фаза кризиса миновала.
«Философия» ШОС должна позволить рассматривать проекты безопасности не с точки зрения текущей выгоды кого-либо из участников проектов, а с точки зрения баланса интересов. Отсюда, кстати, и двойственное отношение к вопросу о приёме в Шанхайскую организацию новых членов. Потому что, с одной стороны, заманчиво подключить Иран к энергетическим проектам в рамках организации, а, с другой стороны, может возникнуть угроза внутренней целостности ШОС, поскольку каждый новый участник неизбежно будет требовать формирования особых правил игры. А это, в свою очередь, может привести к дисбалансу интересов, снижению эффективности в работе Организации, которая и так ещё проходит фазу становления.
В то же время, в перспективе возможно более активное участие стран ШОС в миротворческом проекте по Афганистану, тем более, что эта страна, как и Пакистан, имеет статус наблюдателя в организации. Другое дело, что внятной, самостоятельной стратегии по участию в решении афганской проблемы ШОС так и не имеет.
Еще одна & quot-проблемная зона безопасности& quot-. Между некоторыми центральноазиатскими странами — членами ШОС существуют ощутимые трения в сфере водопользования, по поводу энергоносителей, а также делимитации и демаркации «внутренних» центральноазиатских границ. В этом плане нужно определиться — будут ли эти разногласия присутствовать в повестках дня ШОС, либо они останутся «за бортом» организации.
Таким образом, уникальность Шанхайской организации с точки зрения выработки стратегий безопасности как раз заключается в том, что это «универсальная площадка для достижения консенсуса», на которой можно вести, с одной стороны, серьёзные дискуссии, а с другой, находить эффективные модели сотрудничества. В том числе и с участием США, для которых центральноазиатский регион является стратегически важным регионом и которые также заинтересованы в сохранении и укреплении стабильности. Обновленная стратегия США действует по принципу «всем должно хватить места». Это означает, что Вашингтон признает интересы этих держав в регионе и готов (хотя бы формально) с ними считаться, в том числе признать влияние ШОС. В то же время США не отказываются от своего присутствия (в любой форме) в Центральной Азии.
Таким образом, налицо (по крайней мере — на словах) отход от прежнего одностороннего, унилатералистского подхода США. Новым инструментом в процессе усиления влияния США и Запада становится сотрудничество стран региона с НАТО. Естественно, что этот процесс вызывает раздражение и тревогу России. Глобализация угроз диктует
необходимость выработки новых подходов к стратегии безопасности. И, в конечном счёте, отказа от «алармистского подхода», тем более что взаимное противостояние между Востоком и Западом разворачивается на огромном геостратегическом регионе Центральной Азии, Южного Кавказа, Каспия. Единолично контролировать это пространство в данный момент не в состоянии ни один из крупных игроков.
Однако для того чтобы в реальности выполнить эту сложную задачу, Шанхайская организация должна пройти фазу внутреннего структурирования, чётко определиться с судьбой тех стран, которые давно и настойчиво & quot-стучатся"- в дверь ШОС, прежде всего Ирана и Индии. Перейти, в конечном счете, от алармистских стратегий к открытым, & quot-кооперативистским"- моделям, что, в сущности, в наибольшей степени соответствует особому, & quot-шанхайскому духу& quot-.
Остаётся надеяться, что ШОС сможет стать структурой, объединяющей интересы ведущих мировых игроков и стран региона, которые из объектов мировой политики стремятся к превращению в равноправных участников. Поскольку перечисленные в начале статьи риски — это во многом следствие того, что вместо объединения усилий мы чаще всего наблюдаем реализацию стратегий «по индивидуальным чертежам», и, к сожалению, эти чертежи далеко не всегда совпадают.
В настоящее время ШОС развивает сотрудничество в формате 6+4 (государства-члены ШОС + государства наблюдатели), и в сфере распространения влияния ШОС оказались важные в геополитическом отношении Восточная, Центральная, Южная и Западная Азия. На Шанхайском юбилейном саммите 2006 г. впервые организация озвучила зону своих интересов и ответственности.
В территориальную зону интересов и ответственности ШОС входят азиатские процессы, которые могут представлять угрозу безопасности регионов и государств, являющихся членами или наблюдателями в организации. Декларация пятилетия ШОС, принятая на саммите, гласит, что организация обладает потенциалом для того, чтобы играть самостоятельную роль в поддержании стабильности и безопасности в зоне своей ответственности. Это свидетельствует об окрепшей роли ШОС в глобальной системе безопасности, в системе договоренностей по обеспечению стабильности. Государства Центральной Азии включены в деятельность Организации Объединённых Наций (ООН), Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), ОДКБ СНГ, СНГ, ЕврАзЭС и др. Эти структуры вместе с ШОС являются составляющими системы региональной безопасности.
Вместе с тем Шанхайская организация сотрудничества сделала первые шаги по налаживанию сотрудничества с существующими глобальными и региональными структурами безопасности на евразийском континенте, учитывая важность создания механизма обсуждения ключевых проблем современности в стратегической континентальной системе Европейского
союза (ЕС)-ШОС, ШОС-ОБСЕ, ШОС-Ассоциация стран Юго-восточной Азии (АСЕАН), ШОС-СНГ, ШОС-ЕврАзЭС, Региональная антитеррористическая структура (РАТС), ШОС и соответствующие структуры на континенте, при этом считая подобный механизм целесообразным для координации деятельности, для выработки общего видения и общих подходов к определению сфер интересов и ответственности и в то же время учитывая существующие взаимодействия с вышеуказанными региональными интеграционными объединениями, организациями и государствами-членами ШОС в двустороннем и многостороннем форматах. В этом контексте важным позитивным шагом является подписание в апреле 2005 года меморандумов о взаимопонимании между ШОС и АСЕАН, ШОС и СНГ. ШОС обеспечивает безопасность государств через взаимодействие в экономической и культурно-гуманитарной сферах, оказывает существенное влияние на геополитическую обстановку на континенте. Но отнюдь не является противовесом НАТО, поскольку это не военная, а политикоэкономическая организация, готовая к диалогу и сотрудничеству со всеми интеграционными объединениями. НАТО возник в период холодной войны для отражения традиционной, военной, угрозы. ШОС, на наш взгляд, является прообразом ОБСЕ в Азии. ШОС создана прежде всего для борьбы с нетрадиционными угрозами и выполняет гуманитарные функции.
Вместе с тем, в настоящее время новые угрозы приобрели глобальные масштабы, когда эффективная борьба с ними невозможна без вооруженных сил, учитывая, что в современном мире противодействовать международному терроризму, использующему самые современные виды оружия и информационные технологии, без привлечения оборонных ведомств практически невозможно. Как известно, координация работы в рамках ШОС на данном направлении осуществляется через механизм встреч секретарей Советов безопасности и Региональной антитеррористической структуры.
Вместе с тем масштабы и характер трансграничных угроз настолько велики, что одними операциями специальных органов ограничиваться невозможно. Поэтому в рамках ШОС к борьбе с терроризмом подключились и оборонные ведомства.
ШОС действует и решает проблемы только в зоне своей ответственности, и воинский контингент государств-членов не участвует в операциях ни в одной точке земного шара.
Важным событием в развитии ШОС стало первое заседание руководителей парламентов стран ШОС и запуск механизма & quot-второй дорожки& quot- - Форума Шанхайской организации с участием национальных исследовательских центров. Таким образом, в сферу действия организации постепенно включились новые силы и структуры. Именно они будут закладывать теоретические основы взаимодействия государств-членов и государств-наблюдателей, которые сделают деятельность организации понятной и прозрачной.
О своем желании стать членами ШОС заявили Пакистан и Иран. Учитывая, что в настоящее время ещё нет соответствующей законодательной базы для приема новых членов в ШОС, важным было решение саммита о разработке системы критериев отбора для принятия новых членов в организацию. Во всяком случае, государства-члены ШОС желают видеть в Шанхайской организации структуру, способную восстановить баланс сил на обширном пространстве, обеспечить безопасность в зоне своей ответственности, развивать экономическое сотрудничество, а отношения с Западом строить на прагматичной основе. Данный путь является бесконфликтным и имеет большой потенциал дальнейшего развития. Не исключено, что именно это перспективное направление найдёт своё отражение при расширении и углублении ШОС в ближайшие годы.
На Шанхайском саммите лидеры стран-участниц ШОС детально обсуждали вопросы углубления сотрудничества, а также политическое взаимодействие в рамках организации по ключевым вопросам. В рамках ШОС запущены механизмы по уже определенным направлениям регионального экономического сотрудничества: расширение торговли,
увеличение взаимных инвестиций, создание совместных производств и условий для свободного передвижения товаров и услуг, перетока электроэнергии. ШОС в последние четыре года начинает успешно продвигать свою региональную экономическую политику по рациональному использованию водно-энергетических ресурсов, по направлению энергетических потоков.
В этом плане весьма привлекательно предложение В. Путина о создании энергетического клуба ШОС, что уже находит на практике свою реализацию. Второй по величине обладатель газовых запасов в мире после России — Иран собирается сотрудничать в рамках ШОС с Москвой в газовой сфере. И даже более того, предлагает ей координировать действия на мировом рынке газа, вплоть до согласованной ценовой политики. Российско-иранский газовый союз может контролировать 43% (75,5 трлн. кубометров) доказанных мировых запасов и на долгую перспективу задавать основные параметры развития рынка, то есть может сформироваться новая евроазиатская модель газовой организации стран-экспортёров нефти (ОПЕК). И фактически привести к разделу рынка евразийского континента на две большие зоны влияния, в которой Европа останется за & quot-Газпромом"-, а перспективный рынок Индии и южные провинции Китайской Народной Республики (КНР) — за Ираном. Иран предлагает России участвовать в строительстве газопровода Иран-Пакистан-Индия, с перспективой продления трубы в Китай.
Американские аналитики опасаются, что на базе Шанхайской организации сотрудничества, а также китайско-венесуэльского и китайско-иранского взаимодействия может быть создан противостоящий Западу & quot-нефтегазовый ОПЕК с ядерным оружием& quot-, который, по аналогии с союзом времен Второй мировой войны между гитлеровской Германией, фашистской
Италией и милитаристской Японией, уже успели окрестить & quot-осью"-, считая эту & quot-ось"- смертельно опасной для США и Запада в целом. Этот фактор тоже будет способствовать активизации в Центральной Азии геополитических игроков для реализации своих интересов.
В главном документе Шанхайского юбилейного саммита 2006 г. -Декларации пятилетия ШОС — подчеркивается, что государства — участники Шанхайской организации сотрудничества будут оказывать друг другу поддержку в отстаивании принципиальных позиций в деле защиты суверенитета, безопасности и территориальной целостности и предпринимаемым в этих целях усилиям. В Декларации говорится, что страны ШОС не позволят использовать их территорию для нанесения ущерба суверенитету, безопасности и территориальной целостности других государств-членов и будут пресекать на своих территориях деятельность организаций или группировок, наносящих ущерб интересам государств-членов. Кроме того, государства-члены ШОС обязались не участвовать в союзах и объединениях, которые могут нанести ущерб суверенитету, безопасности и территориальной целостности государств-членов.
С учетом этого государства-члены договорились приступить к согласованию вопроса по заключению в рамках ШОС многостороннего правового документа о долгосрочном добрососедстве, дружбе и сотрудничестве. Все эти механизмы обеспечения всеобщей безопасности будут способствовать стабилизации шанхайской зоны ответственности.
При условии реализации принятых проектов, в перспективе ШОС будет играть ведущую роль в формировании политико-экономического порядка в азиатском регионе. Для этого необходимо углубление деятельности ШОС. Реализация крупных проектов по стратегически важным направлениям развития государств-членов ШОС уже начата в Таджикистане. Это реализация Китаем ряда крупных проектов в рамках ШОС: строительство линии электропередач (ЛЭП) Юг-Север, каскад гидроэлектростанций на реке Заравшан, строительство стратегически важных дорог и туннелей и т. д., разработка, принятие и реализация программы сокращения бедности в государствах-членах ШОС, укрепление и развитие сотрудничества с интеграционными объединениями в азиатском регионе (ШОС-АСЕАН, ШОС-СААРК, ШОС-ЛАГ, ШОС-ОИК и др.). Вместе с тем, необходимо расширение ШОС в азиатском векторе (в качестве наблюдателей необходимо привлечь Японию, Афганистан, Таиланд, Сингапур, Индонезию, Корею и др.), но для этого необходимо ускорить выработку критериев приёма в члены организации и привлечения наблюдателей в ШОС.
Актуальной задачей развития ШОС является разработка стратегической программы дальнесрочной и среднесрочной деятельности ШОС, с конкретизацией векторов приоритетного развития, при этом усиливая экономическую составляющую.
Приоритетным направлением деятельности ШОС является обеспечение региональной и национальной безопасности государств
Центральной Азии. Между тем конфликтогенный потенциал в Центральной Азии усиливается: усиливается соперничество внешних факторов- резко обострился афганский фактор после парламентских выборов- серьезную угрозу региональной безопасности представляют пограничные проблемы между государствами-членами ШОС- все еще актуальными остаются проблемы бедности, безработицы и миграции в новых государствах Центральной Азии, активизируются религиозные экстремистские
группировки, которые могут серьезно дестабилизировать ситуацию не только в Центральной Азии, но и явиться угрозой безопасности евразийского континента.
В настоящее время усиливается конфликтогенный потенциал Афганистана. Опять активизировало боевые действия движение Талибан, традиционным стал огромный поток наркотраффика, усилились сепаратистские движения внутри страны, реанимировался нерешенный в XX веке пуштунский вопрос с пакистано-афганскими пограничными проблемами, усилилась деятельность религиозных экстремистских
группировок. В ряде афганских провинций талибы уже приступили к формированию параллельных органов власти и судопроизводства.
Шанхайская организация сотрудничества (ШОС) обеспокоена ухудшением ситуации в сфере безопасности в Афганистане. Центр новостей ООН сообщил недавно, что в ряде афганских провинций талибы уже приступили к формированию параллельных органов власти и судопроизводства. Жесткость и масштабы последних террористических актов свидетельствуют о хрупкости политической обстановки в Афганистане. В последнее время вооруженные отряды боевиков из числа талибов и & quot-Аль-Каиды"- наращивают
противодействие властям и международным присутствиям. Ситуация с наркотраффиком из Афганистана продолжает оставаться одной из главных угроз безопасности мирового сообщества. Сегодня примерно 90% опиума и героина, продаваемого в мире, поставляется именно из Афганистана.
Самый расцвет героинового траффика начался, как ни странно, после & quot-завершения активной фазы контртеррористической операции& quot-, начавшейся на территории Афганистана в октябре 2001 года. Об этом убедительно говорят цифры: в 2001 году объём производства героина в Афганистане составил около 200 тонн, в 2002 году — уже около 2,5 тысяч тонн, в 2003 — 7 тысяч тонн, в 2004 — 10−12 тысяч тонн, а в 2005 — более 15 тысяч тонн. Таким образом, в 2006, 2007, 2008 и 2009 годах высокими темпами год за годом увеличивается производство наркотиков (приводятся среднестатистические данные по подсчетам антинаркотической комиссии ООН и правоохранительных органов).
На сегодняшний день в Афганистане производится самое большое количество героина за всю историю этой страны. В провинциях Нангархар, Хост, Пактия, Гильменд, Кунар, Балх, Кундуз расположились центры переработки экстрагированного опия в морфий, а потом в героин. По разным
оценкам, от 500 тыс. до 2 млн. афганцев заняты на производстве опиумного мака. Более 225 тыс. гектаров земель засеяны опиумным маком.
В этом контексте Россия, Китай, страны Центральной Азии совместными усилиями смогут гораздо эффективнее противостоять & quot-наркоагрессии"- со стороны Афганистана. В связи с этим актуален вопрос об использовании механизмов сотрудничества в рамках региональных организаций, в том числе ШОС, для борьбы с наркотраффиком. Тем более что ШОС в настоящее время объединяет, в том или ином качестве, все сопредельные государства, заинтересованные в нормализации обстановки в Афганистане. В 2002 году ШОС признала полезным создание
антинаркотической системы безопасности по периметру границ Афганистана. В 2004 году было подписано соглашение о сотрудничестве в борьбе с незаконным оборотом наркотиков. Актуальным является недавнее
предложение о создании координационного механизма ШОС по борьбе с контрабандой наркотиков, что в целом будет способствовать серьезному подкреплению международных усилий в борьбе с наркотраффиком. Ведь страны ШОС одними из первых принимают на себя удар & quot-наркоагрессии"-.
Вполне логично, что именно они более других заинтересованы в подлинном урегулировании ситуации в Афганистане, в умиротворении и восстановлении этой страны. Чисто пассивная оборона против наркоэкспансии, как показывает опыт, бесполезна. В таких условиях именно ШОС как региональная межгосударственная организация обладает
естественным моральным правом заявить о своей ответственности за мирное урегулирование в Афганистане и действовать в соответствии с этим правом.
Надежный заслон потоку наркотиков можно поставить лишь эффективным взаимодействием региональных и мировых факторов. Для этого важно расширять и укреплять международно-правовую базу сотрудничества, отладить механизм прямого взаимодействия территориальных органов наркоконтроля с правоохранительными структурами приграничных государств, добиться четкой координации совместной работы по противодействию незаконному обороту наркотиков.
Практически правительство Афганистана, американский и НАТОвский контингент сейчас не смогли изменить сложную ситуацию в стране. В этих условиях, в рамках контактной группы Афганистан — ШОС необходимо принимать превентивные меры для реализации интересов государств Центральной Азии. Сложная военно-политическая обстановка в Афганистане — одно из основных препятствий на пути региональной интеграции и реализации наиболее приоритетного совместного интереса государств Центральной Азии, связанного с обеспечением альтернативными и взаимодополняющими транспортными коммуникациями.
В настоящее время члены ШОС оказывают существенную помощь этой стране. Так, Россия оказала безвозмездную помощь в строительстве национальных вооруженных сил этой страны с 2002 по 2005 годы в размере 200 миллионов долларов США. В том числе Россия приняла новое решение о
списании в рамках Парижского клуба государственного долга Афганистана на сумму 11 миллиардов долларов США. Россия и Китай помогают Афганистану в строительстве объектов энергетики, дорожной и тоннельной инфраструктуры1.
Согласно Меморандуму о взаимопонимании и сотрудничестве в сфере энергетики, подписанному 10 декабря 2005 г. между Таджикистаном и Афганистаном, в 2006 г. силами таджикских инженеров-строителей начата работа по установлению высоковольтных линий электропередач из Шерханбандара на Нижнем Пяндже до Северного Афганистана (Пули Кумри, Кундуза, Бадахшана и дальше Кабула).
В настоящее время необходимо усилить диалог ШОС-Афганистан, наладить консультации ШОС-НАТО, ШОС-США. Возможно, необходима разработка стабилизационной программы по Афганистану совместно с участниками афганского диалога, учитывая, что многие проекты развития ШОС зависят от стабилизации ситуации в регионе и афганского фактора. При этом важно укрепление таджикско-афганской границы. В этих условиях необходимо совершенствовать деятельность пограничных и таможенных структур для эффективной борьбы против незаконного оборота наркотических веществ и оружия, а также нелегальной миграции2.
При этом в настоящее время особенно важна взаимопомощь пограничных и таможенных служб государств-членов ШОС в улучшении их технической оснащенности и материальной обеспеченности. В связи с возникающими новыми угрозами безопасности Центральной Азии, ШОС необходимо оперативно реагировать на региональные вызовы, вести мониторинг в потенциально конфликтогенных районах (Ферганская долина, трансграничные районы Амударьинского региона и др.), активизировать роль средств массовой информации (СМИ), которые будут способствовать выработке эффективных мер и механизмов совместного реагирования на ситуационные события.
Таким образом, Шанхайская организация сотрудничества, будучи организацией нового типа, является неотъемлемой частью новой модели системы международных отношений. ШОС в настоящее время стала важным фактором обеспечения безопасности на азиатском пространстве. ШОС в XXI веке для реализации своих задач должна развиваться вглубь и вширь, как фактор, влияющий на формирование нового мирового порядка.
Ключевые слова: развитие глобализации, интеграционные процессы, ресурсная база, состояние безопасности, Шанхайский саммит, Декларация пятилетия ШОС, новая модель системы международных отношений.
Key words: globalization development, integration process, resource base, security condition, Shanghai Summit, fifth year ShOC declaration, new model of international relation system.
1 http: //www. asiainform. ru/rasdoc/
2 http: //www. centrasia. ru/
Список использованной литературы:
1. Устав ООН.
2. Декларация о создании Шанхайской организации сотрудничества 2001 г.
3. Шанхайская конвенция о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом. // http: //www. sectsco. org.
4. Эмомали Рахмон. Послание Президента Республики Таджикистан
Маджлиси Оли Республики Таджикистан (15 апреля 2009 года). Электронный ресурс. Адрес доступа:
http: //www. khovar. ti/index. php? option=com content& amp-task=view&-id=8843 & amp-Itemid
5. Зинглер Ч. Стратегия США в Центральной Азии и ШОС // Мировая экономика и международные отношения. 2006. № 7.
6. Галямова В. ШОС как инструмент обеспечения безопасности в
Центральной Азии: перспективы организации в свете результатов
саммита // Analytic. 2007. 8.
7. История развития Шанхайской организации сотрудничества. Газета «Жэньминь-жибао» он-лайн // http: //russian. people. com. cn.
8. Калиева Д. А. «Шанхайская пятерка»: состояние и перспективы // Центральная Азия: политика и экономика. — 2001. № 5−6.
9. Кирсанов Г. В. Шанхайская организация сотрудничества: правовые
аспекты развития региональных антитеррористических институтов // Журнал российского права. — 2004. № 3.
10. Комиссина И. Н., Куртов А. А. Шанхайская организация сотрудничества: становление новой реальности. М.: РИСИ, 2005
11. Краткие сведения о ШОС // http: //www. sectsco. org.
12. Назаров Т. Н. Таджикистан: экономическое сотрудничество и
безопасность. — Душанбе, 2003.
13. Каримов O.K. Политическое состояние Таджикистана в 90-е годы XX в. -Худжанд, 2007.
14. Суюнбаев М. Ожидания и перспективы ШОС. www. tazar. kg. 17. 08. 2007.
15. Шанхайская организация сотрудничества: от политики к экономике // Центральная Азия и Кавказ. 2001. № 5 (17).
16. Шерьязданова К. ШОС: Проблемы и перспективы развития.
Информационно-дискуссионный портал, www. pbussr. ru 24. 07. 2007.
17. http: //www. asiainform. ru/
18. http: //www. centrasia. ru/
Ризоев Б. М., Назаров A.A.
Перспективы развития Ша^айской организации сотрудничества в системе обеспечения региональной и национальной безопасности стран
Центральной Азии
Лвторы статьи рассматривают роль ШОС в решении проблемы
обеспечения региональной безопасности, которая является одной из
наиболее актуальных тем для ведущих аналитиков многих стран мира. Центральная Азия за время, прошедшее с момента распада СССР, превратилась в важнейшую ресурсную базу мировой экономики. В условиях нарастающего кризиса доверия между странами увеличивается значение ШОС в развитии системы региональной безопасности. Она является организацией нового типа и неотъемлемой частью новой модели системы международных отношений. ШОС в настоящее время стала важным фактором обеспечения безопасности на азиатском пространстве.
Rizoev B.M., Nazarov A.A.
Factor of perspective of development of shankhai'-s organization of cooperation in the system of ensuring regional and national security of Central Asian
countries
Authors of article consider role of SOC in a solution of a problem of maintenance of regional security which is one of most vital topics for leading analysts of many countries of the world. The Central Asia for time which has passed from the moment of disintegration of the USSR has turned to the major resource base of world economy. In the conditions of an accruing credibility gap between the countries value of SOC in development of system of regional security increases. It is the organization of new type and an integral part of new model of system of the international relations. SOC now became the important factor of security on the Asian space.
Хамидов Джума,-к.и.н., доцент, завкафедрой истории таджикского народа и общественных наук ТГУПБП
ПЛЕЯДА ПЕРВЫХ ТАДЖИКСКИХ КРАЕВЕДОВ
Пробуждение национального самосознания среднеазиатских народов благодаря втягиванию края в общее русло социально-экономических и общественно-политических преобразований, которые происходили в пореформенной России, многогранная деятельность русских востоковедов-краеведов, просветительство и джадидизм в колониальном Туркестане и вассальном эмирате способствовали продвижению вперед и исторического краеведения.
Примечательным явлением было то, что в познание исторического прошлого своих предков, изучение родного края подключились и энтузиасты из представителей коренных национальностей. Их, конечно, было мало, но эти самородки-краеведы оставили о себе добрую память как патриоты своего края.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой