Проекты «Цветных революций» на постсовестком пространстве сквозь призму региональной политической конкуренции (дискурс анализ Guardian и Associated Press 2

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Политика и политические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Section 3. Political institutes, processes and technologies

30. Salnykova A. (2006). The orange revolution a case study of democratic transition in Ukraine. Simonfraser university library.

31. Shevtsova L., Aslund A., Way L., Kudelia S., Diuk N.,. . Shekhovtsov A. & amp-Umland A. (2014). The maid-an and beyond. Journal of Democracy 25 (3), 17−89.

32. Stone D. (200l), The Polish-Lithuanian State, 1386−1795 (history of east central Europe), University ofWashington Press.

33. «The Economist» (2014, March 01), The february revolution. Retrieved from: http: //www. economist. com/news/

34. Toynbee A. J (1934) A study ofhistory. Oxford University Press 12 (3).

35. United Nation report (2004), World Economic situation and prospects 2004. UN online, Retrieved from: www. un. org/en/development/desa/policy/wesp/wesp.. /2004wesp. pdf

36. Wilson J. L. (2009). Colour revolutions: the view from Moscow and Beijing. Journal of Communist Studies and Transition Politics, 25 (1−2).

37. Yoder D. (1926). Current Definitions of Revolution. American Journal of Sociology, 32 (3), 433−441, Retrieved from: http: //www. jstor. org/stable/2 765 544

38. Yushchenko K. (2008) the orange revolution and beyond. Journal of Democracy 19 (3). 158−161. doi: 10. 1353/JOD.0. 0013

39. Zhalko-Tytarenko A. (2013, December 27). Ukraine’s revolution of dignity, The Diplomatic Courier. Retrieved from: http: //www. diplomaticourier. com/news/regions/eurozone/1969-ukraine-s-revolu-tion-of-dignity

40. Webster’s New World College Dictionary, Fifth Edition Hardcover — August 26, 2014.

Gorbachev Mikhail Valerevich, Saratov State Academy of Law, the Institute Of Justice

E-mail: ussr-86@mail. ru Cherniavskiy Alexander Igorevich, Graduate student of Chair of Political Science, The Russian Presidential Academy of National Economyand

Public Administration E-mail: Sawa1999@yandex. ru

Projects of the «color revolutions» in the post-Soviet space through the prism of regional political competition (Discourse analysis of the Guardian and the Associated Press 2004−2005)

Abstract: The «color revolutions» have become an integral part ofpolitical life in the post-Soviet region. In modern scientific literature this phenomenon is studied from different methodological positions. In this article the study of «color revolutions» carried out, based on the theory of political competition and political methodology design.

Keywords: political project, political design, comparative research, political process, political leadership, discourse analysis, political competition.

26

Projects of the «color revolutions» in the post-Soviet space through the prism of regional political competition…

Горбачев Михаил Валерьевич, Кандидат политических наук, доцент кафедры теоретической и прикладной политологии Института Юстиции Саратовской государственной юридической академии

E-mail: usss-86@mail. ru Чернявский Александр Игоревич, аспирант кафедры политических наук, Поволжский институт управления имени П. А. Столыпина-филиал РАНХиГС при Президенте Российской Федерации

E-mail: sawa1999@yandex. ru

Проекты «цветных революций» на постсовестком пространстве сквозь призму региональной политической конкуренции (Дискурс анализ Guardian и Associated Press 2004−2005)

Аннотация: «Цветные революции» стали неотъемлемой частью современного постсоветского пространства. В научной литературе этот феномен изучается с помощью различных методологических позиций. В настоящей статье анализ «цветных революций» основывается на теории политической конкуренции и теории «политических проектов».

Ключевые слова: политический проект, политический дизайн, сравнительные политические исследования, политический процесс, политическое лидерство, дискурс-анализ, политическая конкуренция.

«Цветные революции» в странах постсоветского пространства интерпретируются в контексте двух основных трендов. Одни исследователи считают, что они выступают закономерным итогом усиления региональной политической конкуренции, вызванной дезинтеграционными процессами после распада СССР. При этом сами революции позиционируются как вполне естественные процессы, имеющие внутренние источники и причины. Другие полагают, что феномен «цветных революций» связан с глобальными и региональными политическими проектами, субъекты которых имеют определенные геополитические интересы в постсовестком регионе. В связи с этим независимость «цветных революций» от внешних источников ставится под сомнение. Задача настоящей статьи состоит в сравнительном изучении указанных двух подходов с помощью дискурс анализа отдельных западных изданий за период 2004—2005 гг. Дискурс анализ подразумевает лингвистическую интерпретацию политических текстов изданий «The Guardian» и «The Associated Press».

«Цветные революции» в постсовестком регионе имеют оправленную политическую специфику. Несмотря на ряд уникальных аспектов, одна из ключевых особенностей цветных революций, отделяющих их от классических революций, заключается в том, что так называемый момент «Х» связан либо с выборами, либо с требованиями их досрочного проведения. Выборы представляют собой, именно то событие, которое позволяет оппозиции вывести максимально возможное количество протестного электората на «уличные формы» борьбы. Причем подготовка к этому начинается задолго до самих выборов и осуществляется, как правило, по двум сценариям. Первый состоит в том, что если выборы еще не объявлены, существующий режим объявляется нелегитимным и диктаторским. В случае проявления им слабости, следует требование отставки руководства страны, происходит формирование переходного правительства и объявление внеочередных выборов (Тунис, Египет). Если же режим, поддерживаемый большинством населения, не сдается, то на авансцену выступают вооруженные

27

Section 3. Political institutes, processes and technologies

бандформирования, активно поддерживаемые из-за рубежа (Ливия, Сирия).

Второй сценарий используется в ходе очередной предвыборной кампании. В этом случае задолго до выборов «революционеры» заранее обвиняют власти в фальсификации ее итогов и заявляют о своей победе. Развитие этого сценария предусматривает как минимум два способа смены режима: мирный и относительно мирный. Мирный проект, предусматривает отмену Конституционным судом итогов выборов и переголосование (Украина) [1, 49]. «Относительно мирный», заключается в переходе полицейских сил на сторону оппозиции в ситуации, когда армия и другие силовые структуры занимают нейтрально-выжидательную позицию. Он позволяет через определенный промежуток времени осуществлять захват и даже поджог зданий парламента или ЦИКа и, наконец, изоляцию или арест прежних руководителей страны (Сербия, Грузия, Киргизия) [2].

В современных процессах у участников протестных акций преобладает мотивация, исходящая из неверия в то, что правящие силы вообще способны организовать честные выборы. Если нет сомнений в чистоте подсчета голосов, то может быть сомнение в чистоте, отсутствии коррумпированности кандидатов. Еще один мотив, с вариациями повторяющийся в каждом революционном движении, относится к задаче расширения области прав человека. Иногда для этого требуется избрать новый орган власти, а порой сами итоги голосования указывают на изменение границ этого поля. Характерная черта взаимосвязи выборов и революций последних лет состоит в том, что эта взаимосвязь все больше проявляется не в волновой форме, когда после подъема социальной активности наступает время откатной волны, а в форме афтершоков [3, 19], следующих за крупным землетрясением. В контексте такого сравнения выборы и взлет массового недовольства их итогами могут быть сравнены с форшоком, землетрясением, происшедшим до более сильного и связанным с ним общим временем и местом [4, 24].

Протестная волна, связанная с итогами выборов, прокатилась по постсоветскому пространству, на котором большинство выборов было

отмечено «цветными революциями». Следует обратить внимание на то, что за последние два десятилетия на постсоветском пространстве выросло новое поколение, которому не столь важно, кто победит на выборах, главное, чтобы они проходили честно. И этот аргумент приводится многими участниками оппозиционных выступлений в разных частях постсоветского пространства, он же сплачивает сторонников оппозиции и за его пределами [4, 23].

Анализируя события на Украине в ходе «оранжевой революции», можно увидеть сам механизм приведения в действие оппозиционно настроенного электората. Так 24 ноября 2004 В. Янукович был избран президентом Украины, однако вступить в должность он не смог по причине активизации контрэлиты. «Оранжевые революционеры» блокировали правительственное здание, находящееся в центре Киева. Использовать силу для разгона революционно настроенной толпы В. Янукович не мог, не удалось применить грамотно на практике и тактику оппозиционеров. «Шахтерский поход» стал анти акцией действующего главы государства. По центральным каналам транслировались сюжеты, где Ю. Тимошенко вместе со своими коллегами раздавала теплые пледы и горячий чай мерзнувшим шахтерам, о которых не смог позаботиться В. Янукович.

Одновременно, на «Майдане» оглашались декреты, в которых прописывалась информация о создании новых органов, в том числе, комендатур, национальной гвардии и судов. Однако не создаются новые управленческие органы, так как старые переходят во власть революционеров. Воссоздается двоевластие, которое подпитывается кадрами с Майдана, постоянными выступлениями контрэлиты, а также невозможностью государственными органами власти оказывать необходимое психологическое воздействие на электорат. В результате 27 ноября 2004 года Верховная Рада аннулировала результаты второго тура президентских выборов, под угрозой расправы революционных масс над депутатами. Один за одним представители государственной власти переходили на сторону оранжевых, тем самым голосуя за отмену результатов президентских выборов [5].

28

Projects of the «color revolutions» in the post-Soviet space through the prism of regional political competition…

В последствие 3 декабря 2004 Верховный суд Украины подтвердил законность решения Рады и назначил новую дату президентских выборов. А уже 26 декабря 2004 г. по подсчетам избирательной комиссии выборы выиграл Ющенко, причем с отрывом в 8% голосов. В 2004 году, после спорных выборов (характерная черта каждой «цветной революции»), политические обозреватели издания Guardian писали: «На счету активистов украинского молодежного движения „Пора“ уже есть одна значительная победа — независимо от результата опасного противостояния в Киеве», но «оппозиционная кампания — дело рук Америки, это сложный и блестящий экзерсис в брендинге Запада и массовом маркетинге, который за четыре года использовался в четырех странах для спасения фальсифицированных выборов и свержения сомнительного режима» [6].

Автор статьи Я. Трейнор пояснил, что «эта кампания, финансированная и организованная американским правительством, использующая американских консультантов, социологов, дипломатов, две крупные американские партии и неправительственные организации, была впервые использована в Европе в Белграде в 2000 году для того, чтобы обеспечить поражение Слободана Милошевича на президентских выборах» [7]. В ходе осуществления стратегии «демократической смены режима» «разрозненные и малочисленные оппозиционные силы объединяются вокруг одного кандидата, если есть хотя бы малейший шанс свержения режима. Этот лидер выбирается из прагматичных и объективных соображений, даже если он или она не поддерживает Америку» [7].

Также Я. Трейнор отмечает, что: «Freedom House и НДИ помогли оплатить и организовать «крупнейшую региональную систему гражданского мониторинга выборов» в Украине с участием более чем 1000 подготовленных наблюдателей. Они также организовали экзит-полы. Эти экзитполы показали, что В. Ющенко опережает своего оппонента на 11 пунктов, что послужило основанием для дальнейших событий. Экзит-полы очень важны, потому что они берут на себя инициативу в пропагандистской войне с режимом- они неиз-

менно появляются первыми, получают широкий резонанс в СМИ и вынуждают власть делать ответный ход. Заключительный этап в схеме «демократической смены режима» — это реакция на действия власти, у которой пытаются украсть результаты выборов [7].

Еще один аналитик, исследующий страны постсоветского пространства, Д. Стил своей статье в Guardian объяснил, что лидер оппозиции В. Ющенко, который оспаривает результаты выборов, «занимал пост премьер-министра при президенте Л. Кучме, и некоторые его сторонники также связаны с промышленными кланами, которые стояли у приватизации в Украине после распада Советского Союза» [8, 128]. Он также пояснил, что неважно, имела ли место фальсификация выборов, или нет: «Создается впечатление, что решение о выводе протестующих на улицы зависит главным образом от политики и от того, насколько претендент на пост президента считается «прозападным» или «прорыночным» [8, 143]. Иными словами, те, кто поддерживает неолиберальную экономику, получат поддержку США, поскольку неолиберализм является установленной международной экономической политикой и способствует продвижению их интересов. Кроме того, «В. Ющенко получил одобрение Запада, и группы, которые его поддерживают, получили огромное финансирование, начиная молодежной организацией «Пора» и заканчивая различными оппозиционными веб-сайтами.

Кроме того, «многочисленные митинги прошли в Киеве в поддержку премьер-министра В. Януковича, но журналисты о них умалчивают: если существование сторонников Януковича и признается, их считают «купленными» или «запуганными». На демонстрациях в поддержку Виктора Ющенко есть лазерные проекторы, огромные плазменные экраны, современные звуковые системы, рок-звезды, палаточные лагери и огромное количество оранжевой одежды. Но мы продолжаем упорно обманывать себя, что все это возникло совершенно спонтанно» [8, 122]. В 2004 году агентство Associated Press сообщило, что «администрация Д. Буша потратила более 65 млн. долларов в течение последних двух лет на помощь политическим организациям

29

Section 3. Political institutes, processes and technologies

в Украине. В частности, была оплачена поездка лидера оппозиции В. Ющенко в США, где он встретился с американскими лидерами» [9, 45]. По оценкам экспертов финансирование «направлялось через такие организации, как Фонд «Евразия», или через группы, имеющие связи с республиканцами и демократами, которые участвовали в организации тренингов по выборам и форумов по правам человека» [9, 52].

Таким образом, электоральные процессы являются основополагающими моментами активизации психологически подготовленных масс, которые нуждались лишь в резком толчке. Именно подобным импульсом выступают заявления контрэлиты о незаконности и не легитимности проводимых выборов в государстве. При этом, конфликтная ситуация развивается стремительно за счет «искусственного накаливания» поли-

тической атмосферы, за счет конфронтаций, что было зафиксировано на Украине. В связи с этим, проектное измерение «цветных революций» имеет больший эвристический потенциал для понимания процессов происходящих в постсо-вестком регионе. Политическая конкуренция различных сил в данном контексте выглядит как деятельность, направленная на создание определенного результата, обладающего заданными свойствами и качествами, в соответствие с субъективно выстроенным пониманием непублично заявленного результата или цели. При этом как в конкурентном понимании «цветных революций», так и в проектной интерпретации их смысла, существуют ограничения по ресурсам и срокам, по количественным и качественным параметрам, по уровню допустимого и недопустимого политического риска.

References:

1. Литвиненко А. Оранжевая революция — украинская версия. М.: Европа, 2005.

2. Секретариат Ющенко: Революции во время выборов не будет [Электронный ресурс]//Корре-спондент. Нет -2009. 09. 29. URL: http: //korrespondent. net/ukraine/politics/982 243-sekretariat-yushchenko-revolyucii-vo-vremya-vyborov-ne-budet Дата обращения: 16. 03. 2015.

3. Шумилов В. Н. Главные движущие силы землетрясений, дрейфа континентов и горообразования. Киев.: Знание, 2005.

4. Цит. по Байханов И. Б. Конфликтный инструментарий «цветных революций» и электронная де-мократия//Власть. 2012. № 11.

5. Фальсификация выборов в Украине: взгляд изнутри [Электронный ресурс]//Электронное СМИ Лента. ру. -2004. 11. 27. URL: http: //lenta. ru/articles/2004/11/26/letter/. Дата обращения:

19. 03. 2015.

6. Цит. По: Ян Трейнор. За беспорядками в Киеве стоят американцы [Электронный ресурс]//ИНОС-МИ. ру — 2004. 11. 26. URL: http: //inosmi. ru/stories/01/06/22/3006/215 052. html. Дата обращения:

20. 03. 2015.

7. Jonathan Steele. Ukraine’s postmodern coup d’etat [Электронный ресурс]//theguardian. com 2004. 11. 26. URL: http: //www. theguardian. com/wo-rld/2004/nov/26/ukraine. comment. Дата обращения: 21. 03. 2015.

8. Цит. по. Gorbachev M. V. Anti-crisis project in civilization discourses in modern russian political leader/M. V Gorbachev- Saratov State Law Academy. — Saratov: FSBEI of HPE «Saratov State Law Academy», 2015.

9. Доннер С. Постсоветские режимы. Кравов.: Весь мир, 2009.

30

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой