Технологии революций

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Политика и политические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Section 3. Political institutes, processes and technologies

10. Vivi A., Banerjee A., Hanna R., Olken A. B., Purnamasari R., Wai-Poi M. Does Elite Capture Matter? Local Elites And Targeted Welfare Programs In Indonesia/Working Paper 18 798. Access regime: http: //www. nber. org/papers/w18798

11. Angeles L., Neanidis K. C. Aid Effectiveness: The Role of the Local Elite. The Univeristy of Manchester Centre for Growth and Business Cycle Research Discussion Paper Series. 2006.№ 80. 36 р.

Trynkin Vadim Vladimirovich, The Nizhny Novgorod State Pedagogical University K. Minin, Associate Professor of sub-faculty philosophy and и theology

E-mail: lazorevoenebo@outlook. com

Technology of revolutions

Abstract: В статье рассмотрена технология организации революций. Показано, что технология эта изначально создаётся ради возвышения небольшой группы лиц над всеми остальными. Рассмотрено главное условие изменения ситуации.

Keyword: Технологии революций, захват полномочий, способ изменения.

Трынкин Вадим Владимирович, Нижегородский государственный педагогический университет им. К. Минина, доцент кафедры философии и теологии E-mail: lazorevoenebo@outlook. com

Технологии революции

Аннотация: В статье рассмотрена технология организации революций. Показано, что технология эта изначально создаётся ради возвышения небольшой группы лиц над всеми остальными. Рассмотрено главное условие изменения ситуации.

Ключевые слова: Технологии революций,

Современный мир, вступивший в XXI век вполне развитой цивилизации, совершенно неожиданно столкнулся с разрастающимися революционными процессами. Сами революции — симптом скрытого социального заболевания. С этой целью будет рассмотрена модель зарождения и возникновения революции, чтобы на её примере выявить главную причину её зарождения.

Внешне одной из причин любой революции считается увеличение бед народа из-за нарастанием бедности или с нарастанием национальной вражды. При наличии любой беды народа почти сразу появляется когорта борцов за народное благосостояние. Главный лозунг квалифицирует главную причину преступлений и несчастий в мире фактором «забвения естественных прав

захват полномочий, способ изменения.

человека и пренебрежения ими» [2, 97]. Любому человеку, испытывающему тот или иной вид нужды или притеснения, такой лозунг несомненно привлекателен. Вокруг борющейся группы людей собираются явные и неявные сторонники. Сама структура лозунгов направлена на максимальное заострение крайности: у огромной цивилизации, мол, всего два полюса, раскрывающие, суть жизни общества: государство да революция [1, 64]. Полюсная трактовка событий — удобное средство манипуляции сознанием людей. В XIX веке такая трактовку была использовали для превознесения над обществом только одной категории людей, пролетариата, который, вроде бы «освобождая себя от абсолютного бесправия, создаст правовую свободу для целого мира» [6, 427−428]. Уже

36

Technology of revolutions

в те времена данную концепцию критиковали за то, что какой бы универсальной ни была категория людей, она, получив максимум полномочий, неминуемо будет притеснять все другие категории людей, например, крестьянство [1, 233]. Но не только крестьянство — под правовым прессом категории-повелительницы «предстоит оказаться также: прокурорам, адвокатам, банкирам, врачам, учёным» и т. д. [2, 90], то есть категориям, умами и руками которых, как и пролетариатом, созидается целостная социальная жизнь.

Ещё одно свойство полюсной логики мышления и действия заключено в выращивании состояния агрессии по отношению ко всем иным категориям населения, не примкнувшим к народившемуся движению. Скажем, любая элита протестного движения на первых порах провозглашает принцип безоговорочного равенства. И если группы населения не поверят данным лозунгам, или просто не будут их поддерживать по ряду причин, их приструнят грозным предупреждением: «Равенство или смерть!». А тех, кто попытается тех же людей убедить в обратном, ждёт реальная угроза: «Горе тем, кто встанет между нами!» [3, 134−135].

Но лозунг равенства обманчив. Парадоксальный Ницше точно подмечал: «Справедливость в неравных правах, в притязании на „равные“ права — несправедливость» [7, 686]. И объяснял, что не равны между собой «добрый и злой, богатый и бедный, высокий и низкий» [7, 72]. А я добавлю, что также не равны: ребёнок и взрослый, здоровый и больной, ученик, профессионал, мастер и творец. В этой связи, идея равенства самого по себе объективно не соответствует реалиям жизни.

Основываясь на стремлении к равенству, элита протестного движения выстраивает программу действий, которая технологически типична в мировой истории. Программа представляет собой замысловатую цепочку аргументов, так как в числе лидеров протеста часто бывает немало юристов, примыкающих к набравшим силу амбициозным группам. Исходный аргумент не может не затронуть сердца притесняемых людей: «когда налицо тирания, то каждый гражданин имеет

право и обязанность к ее уничтожению» [2, 220]. Далее возникает дополняющее условие: всем людям большой страны невозможно обрушиться на власть, подлежащую свержению. Потому миссию протестного движения нужно передать части народа (партии), находящейся вблизи власти [2, 220]. Партия стремится временно заменить старую власть правлением, соответствующим принципам народного суверенитета (Уточню понятие «суверенитет. Часто под ним подразумевают «независимость». Однако суверен — это король. Главная его особенность — полнота полномочий. Потому, когда встаёт вопрос о сути суверенитета, ею оказывается именно полнота полномочий) [2, 221]. Далее следует ещё одно условие: уважая суверенитет народа, нужно заменить процесс выборов, сразу передав власть «в руки разумных и стойких революционеров» [2, 217].

Сама элита протеста, словно получив мандат у народа, организуется структурно — создаёт высший управленческий орган. От невысказанного имени нарда, управленческий орган принимает на себя инициативу всех других социальных движений. Далее следует удивительная фраза: «После долгих колебаний наши заговорщики почти решились испросить у народа декрет, который вверял бы законодательную инициативу и исполнение законов исключительно им одним» [2, 290]. Присвоив высшую власть, управленческий орган мгновенно стремится себя защитить. Для этой цели, а также для цели свержения старого режима образуется повстанческая армия, из которой образуют отдельные дивизии. Далее создаётся практически армейская субординация чинов: командиры дивизий подчинены главнокомандующему, сам он «отчитывается перед повстанческим комитетом» [2, 280]. Если протестное движение поддержано внушительным количеством сограждан, следует революция. По окончанию революционных событий, управленческий орган, для видимости равноправия и равновесия ветвей власти, может даже создать парламент. Но, по замыслу, он обязательно должен находиться под надзором со стороны революционного правительства [2, 224].

Рассмотрим ближе структурно-содержательную суть программы действий организаторов

37

Section 3. Political institutes, processes and technologies

революции. Изначальные лозунги обещали: равенство, суверенитет народа, подразумеваемое народное самоуправление. Как они видоизменялись уже на стадии замысла? Перечислим их по пунктам:

1) К свержению правительства изначально призывают всех. 2) Свободолюбивые устремления людей ограничивают кругом интересов отдельной партии. 3) Партия готова как бы временно заменить старую власть для возрождения народного суверенитета. 4) Затем она сужает широкий протестный круг до размера высшего управленческого органа. 5) Он монополизирует власть над всеми другими, захватывая законодательную и исполнительную власть.

Тем самым логику программы можно представить себе в виде пирамиды, расположенной основанием вверх, вершиной вниз: от всеобщего протеста — к полновластию небольшой группы людей, партийной олигархии. После революции уже готовая пирамида переворачивается, приобретая обычный вид: основание (народ) внизу, пирамида (партийная олигархия) вверху. После данная конструкция превращается в обычную верховную власть со всеми её атрибутами И даже парламент, по замыслу, обязательно должен быть под надзором. Так происходит повторяющийся жизненный парадокс: партийные функционеры (любых окрасов и оттенков) вначале создают видимость борьбы во благо равенства и справедливости. А после революционных событий вырастает точная копия властной пирамиды, мощью которой ранее пользовалась свергнутая власть. Новоявленная пирамида полномочий склоняет в свою сторону войска, обычно, за повышенное вознаграждение, как это всегда делалось со времён римских императоров. Их тотчас направляют на уничтожение сторонников прежней власти, а также на подавление оппозиции, часто — той или ной значительной группы населения. Подавление нередко приобретает самые жёсткие формы. Например, «немедленно предаётся смерти присвоивший себе народный суверенитет» [5, 333]. — Кто присвоил? Как? Возможно ли мгновенно присвоить полномочия, принадлежащие всему народу? — Разбираться некогда. Важней право на убийство попавших под подозрение лиц.

В XIII веке Кант замечал: «Среди всех ужасов государственного переворота в результате восстания приводит в содрогание душу человека & lt-… >- казнь по форме» [4, 243]. Идеологи революционеров иногда признаются, что несогласных ждёт «нескончаемый ряд насилий, избиений, казней, актов ненависти и мщения» [2, 122]. Такие акты цинично считаются обоснованными «печальной необходимостью переходного периода» [2, 122]. На полях сражений солдат той и другой стороны заставляют убивать друг друга всем имеющимся военным оружием [2, 277]. Что остаётся в человеческих душах после развязанной бойни, когда в ослепленье сметают, «словно кучу карт,/Врага и друга, правых и неправых»? [8, 120].

Смертельные эксцессы, спровоцированные между массами людей, являются одновременно вернейшим способом организации механизма заложников с обеих сторон. В качестве заложников часто используются самые незащищённые люди — женщины, дети, пожилые люди, инвалиды. В итоге утверждается порочный круг убийств, мести за убийства, мести за месть… Ослеплённая смертоубийствами душа вполне способна «наступить ногой/На чрево матери, её родившей» [10, 498]. Наоборот, душа, сохраняющая высоту понимания событий мира, в принципе отодвигает от себя путь использования смерти: «Но это мать родная — и рукам/Я воли даже в ярости не дам» [8, 92]. В ход разросшегося конфликта вовлекаются и сталкиваются между собой непричастные к революции народы. Возникает роковая карусель взаимоуничтожений. И лишь опомнившиеся говорят: «Не выиграем мы, готово встать/Другое войско, а за ним и третье,/И так всё время будет без конца.» [9, 714].

Итог рассмотрения технологии революций таков — всякая революция зарождается из-за рвения честолюбивых групп к власти. Сама власть поддерживается пирамидой полномочий. Главнейшее средство предотвращения революций — постепенный переход мировых государственных систем от предельной концентрации полномочий — к их деконцентрации- от высоких лестниц иерархии — к максимально возможным горизонтальным структурам регуляции.

38

Technology of revolutions

Список литературы:

1. Бакунин М. Государственность и анархия. П. -М., 1922.

2. Буонарроти Ф. Заговор во имя равенства. Соч. в 2 тт. Т. 1. М., 1958.

3. Буонарроти Ф. Заговор во имя равенства. Соч. в 2 тт. Т. 2. М., 1963.

4. Кант И. Соч. в 6 тт. Т. 1V. ч. 2. М., 1965.

5. Конституции и законодательные акты буржуазных государств ХУП-Х1Х вв. М., 1957.

6. Маркс К. К критике гегелевской философии права. Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т. 1. М., 1956.

7. Ницше 31 Фридрих. Соч. в 2-х тт. Т. 2. М., 1990.

8. Шекспир 146 У. «Гамлет» в русских переводах XIX—XX вв.еков. Собр. Соч. в 8 тт. Т. 8. М., 1997.

9. Шекспир 148 У. Король Генрих IV. Ч. 1 и 2. — Комедии. Хроники. Трагедии. Т. 1. М., 1989.

10. Шекспир 150 У. Ричард III. Юлий Цезарь. Макбет. — Собр. Соч. в 8 тт. Т. 2. М., 1997.

39

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой