К вопросу о функциях современной медийной критики в российской печати

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Массовая коммуникация. Журналистика. Средства массовой информации (СМИ)


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК: 070: 654 ББК: 76. 01/031
Баканов Р. П.
К ВОПРОСУ О ФУНКЦИЯХ СОВРЕМЕННОЙ МЕДИЙНОЙ КРИТИКИ
В РОССИЙСКОЙ ПЕЧАТИ
Bakanov R.P.
ABOUT FUNCTIONS OF MODERN MEDIA CRITICISM IN THE RUSSIAN NEWSPAPERS
Ключевые слова: медийная критика, телевизионная критика, функция, оценка, качество, телепередача, аудитория,
Keywords: the media criticism, the television criticism, function, evaluation, quality, telecast, audience.
Аннотация: в настоящей статье на основе анализа почти 1600 публикаций в федеральных газетах уточнены функции современной медийной критики. Выявлено, что медийная критика в 2012—2014 гг. была представлена главным образом только критикой телевизионной. Автором статьи установлено, что основными функциями стали познавательная и информационно-коммуникативная, а вот социально-организаторская и регулятивная функции в практике российской медиакритики не проявляются.
Abstracts: in this article based on an analysis of almost 1600 articles in national newspapers, clarified the roles of modern media criticism. We have revealed that in media criticism in 20 122 014 was represented only criticism of television. The author of this article has been established the basic functions become cognitive and information-communicative, but the socio-organizational and regulatory functions in the practice of the Russian media criticism does not appear.
Мы считаем, что в настоящее время медийную критику уже не стоит считать новым направлением в российской журналистике. Приобретя некоторый опыт в XIX веке и в первой половине 1960-х гг., данная область журналистики начала активно развиваться в последнем десятилетии ХХ века. За почти 25 лет авторами был накоплен опыт в данной деятельности, некоторые молодые журналисты (В. Молодцова, А. Чаркин), использовав медиакритику в качестве этапа творческого роста, устроились работать в федеральные телекомпании. В своих предыдущих статьях12 мы подробно
1 Баканов, Р. П. Предпосылки возникновения телевизионной критики как направления в федеральной прессе России // История регионального телевидения в контексте вызовов нового времени: сб. ст. [Электронный ресурс]. -URL: http: //www. kpfu. ru/ docs/F1245423208/bakanov. pdf (режим доступа -свободный).
2 Баканов, Р. П. Медийная критика в российской прессе: проблемы становления // Научные ведомости Белгородского государственного
рассматривали причины возобновления медийной критики в России именно в начале 1990-х гг.
Автор первой в России монографии, содержащей теоретическое осмысление медийной критики как феномена, А. П. Короченский дал следующее определение этому термину: «направление в журналистике, призванное помочь обществу в познании новых реалий и тенденций в деятельности СМИ. Она является одновременно и своеобразным способом рефлексии, самопознания современной печатной и электронной прессы, и общественным зеркалом, которое призвано отражать & quot-блеск и нищету& quot- средств массовой информации, оказавшихся в рыночной среде"3. Таким образом,
университета. Серия «Гуманитарные науки». Выпуск 7. — Белгород: Изд-во БелГУ, 2010. — № 18 (89). — С.
183−197.
3 Короченский, А.П. «Пятая власть?» Феномен медиакртики в контексте информационного рынка. -Ростов-н/Д.: Международный институт
критику СМИ следует понимать в качестве равноправного диалога между двумя сторонами: журналистом и
интерпретатором-аналитиком его
творческой деятельности (так называемые субъект-субъектные отношения). В этом случае общение (возможно, и заочное) должно строиться на взаимном уважении друг к другу, чего можно добиться, на наш взгляд, например, четко обозначенными и неукоснительно соблюдающимися
критериями анализа медийных текстов. Однако получение доверия — процесс длительный и требующий постоянного соблюдения правил игры. Практика показывает, что не каждый критик готов пойти на это.
В настоящее время медийную критику можно рассматривать в двух ипостасях: а) как одну из форм саморегулирования журналистского сообщества- б) как вид общественной экспертизы качества деятельности СМИ как социального института. Интерпретирующих медийные произведения экспертов, на наш взгляд, можно считать полномочными
представителями аудитории. Член редколлегии экспериментальной творческой киностудии В. Дьяченко еще в сентябре 1967 г. писал в журнале «Журналист» о том, что «критик, хорошо зная телевизионное производство, тем не менее должен судить о передаче только с точки зрения зрителя. Он обязан чувствовать себя полномочным представителем зрителей. Таковы закономерности восприятия, ибо, только поставив себя на позицию телезрителя, критик может честно и трезво определить, насколько избранные средства воздействия соответствовали поставленной цели, и была ли она достигнута"1. Именно обычные телезрители составляют первую группу аудитории медийной критики: наряду с оценкой качества творческих проектов, она может и, уверены, должна предложить ей
журналистики и филологии, 2002. — 272 с. [Электронный ресурс]. Доступно также на: http: //old. kpfu. ru/f13/
rbakanov/index. php? id=5&-idm=0&-num=23 (режим доступа — свободный).
1 Дьяченко, В. Охота к научению — признак силы // Журналист. — 1967. — № 9. — С. 40.
примеры объективного и корректного анализа журналистских произведений. Целью деятельности медиакритиков в данном случае можно считать формирование навыков самостоятельного анализа статей / передач у читателей / телезрителей на основе ранее сформированного у них эстетического вкуса, представлений о плохом и хорошем, о чем следует публично говорить, а о чем -нет. Но возникает вопрос: дожна ли медийная критика формировать
эстетический вкус аудитории, или она имеет дело с уже заложенными в человека в детстве и во время учебы мировоззренческими представлениями? Конкретного ответа нет, но мы полагаем, что приобретение навыков корректного анализа текстов СМИ и формирование ценностных установок человеком -параллельный, продолжающийся в течение всей жизни процесс. Следовательно, журналистская критика может
трансформировать сложившиеся у индивида ранее под влиянием социальной среды и формировать новые, основанные в том числе и на субъективном мнении критиков, установки. Мы считаем, что в таком случае медийную критику необходимо
рассматривать как составную часть медийного образования аудитории.
В научной литературе существует несколько определений термина
«медиаобразование». На наш взгляд, наиболее полная дефиниция этого термина содержится в «Российской педагогической энциклопедии»: «Направление в педагогике, выступающее за изучение закономерностей массовой коммуникации (прессы, телевидения, радио, кино, видео и др.). Основные задачи медиаобразования: подготовить новое поколение к жизни в современных информационных условиях, к восприятию реальной информации, научить человека понимать ее, осознавать последствия ее воздействия на психику, овладевать способами общения на основе невербальных форм коммуникации с помощью технических средств"2. Обратим
2 Российская педагогическая энциклопедия: в
2 т. / гл. ред. В. В. Давыдов. — М.: Большая росс. энцикл., 1993. Т. 1. — С. 555.
внимание на второе предложение в указанном определении. Научить человека обращать внимание на качество распространяемой посредством СМИ информации, сформировать у него компетенции и критерии для самостоятельного объективного анализа медиатекстов видятся нам важнейшей задачей современной медийной критики.
В учебном пособии А. В. Федорова содержится цитата определения термина «медиаобразование», данное ЮНЕСКО: «[Медиаобразование] дает людям понять, как массовая коммуникация используется в их социумах, овладеть способностями использования медиа в коммуникации с другими людьми- обеспечивает человеку знание того, как: 1) анализировать, критически осмысливать, и создавать медиатексты-
2) определять источники медиатекстов, их политические, социальные, коммерческие и/или культурные интересы, их контекст-
3) интерпретировать медиатексты и ценности, распространяемых медиа- 4) отбирать соответствующие медиа для создания и распространения своих собственных медиатекстов и обретения заинтересованной в них аудитории- 5) получить возможность свободного доступа к медиа, как для восприятия, так и для продукции. Направление является частью основных прав каждого гражданина любой страны мира на свободу самовыражения и права на информацию и является инструментом поддержки демократии"1. Из данной цитаты нам представляются важными первые два пункта, направленных на формирование критического мышления аудитрии по отношению к текстам СМИ и практике функционирования конкретных масс-медиа. Таким образом, выступая от имени аудитрии, каждый медиакритик должен осознавать, что каждое из его выступлений в прессе — пример для аудитории по осуществлению оценки и интерпретации медийных сообщений. Осознается ли критиками такая ответственность? На этот вопрос может
Федоров, А. В. Медиаобразование и медиаграмотность. — Таганрог: Изд-во Кучма, 2004. -С. 28−29.
дать ответ анализ их выступлений в прессе.
Второй группой аудитории медийной критики являются практикующие журналисты. Цель воздействия на них -содействие творческому
совершенствованию, а также доведение пожеланий аудитории по корректировке медийного контента до работников масс-медиа. Прислушиваться к «гласу народа» или нет — решать, конечно, практикам, но мы уверены, что для корректировки контента необходимы будут серьезные аргументы со стороны критиков, подкрепленные снижением рейтинговых показателей конкретных медийных текстов.
Таким образом, целью данной статьи является выявление и уточнение современных функций медийной критики, содержащейся в публикациях федеральных газет.
Эмпирической базой исследования стали содержащие медиакритику публикации, выполненные в аналитических и художественно-публицистических жанрах и опубликованные в таких 12-и общественно-политических изданиях, как: «Аргументы и факты», «Аргументы недели», «Время новостей», «Газета. ру», «Коммерсантъ», «Комсомольская правда», «Литературная газета», «Московский комсомолец», «Независимая газета», «Новая газета», «Российская газета» и «Труд». Все указанные СМИ имеют достаточно высокие тиражи и индексы цитируемости в Интернете.
Хронологическим периодом
исследования стали 2012−2014 гг. — время, не характеризуемое исследователями журналистики в качестве сильных преобразований в деятельности российских масс-медиа.
Проведя сплошной мониторинг указанных выше газет за эти три года, мы выяснили, что медийная критика присутствовала не в каждой из них. К примеру, в «Аргументах и фактах», «Аргументах недели» и «Времени новостей» не выявлено ни одной публикации, в которой содержался бы анализ контента печатной или электронной прессы. В «Газете. ру» критика СМИ закончилась в августе 2013 г.: в этом источнике выявлено всего около 50
публикаций с осмыслением тенденций федерального телевещания. С 20 января 2014 г. в «Российской газете» без объяснения причин закрыли еженедельную рубрику Ю. Богомолова «Теленеделя со мной». Всего же за три года исследования мы обнаружили 1587 выступлений в разных жанрах с неодинаковыми попытками анализа телевизионных передач. Половина из этих текстов (788 = 49,6% всей численности статей с критикой медийных проектов) содержала в себе отрицательную оценку объекту исследования- всего 200 (12,6%) -положительную и 599 (27,7%) — творческие работы, не содержащие в себе преобладания какой-либо из оценок (так называемые нейтральные выступления). Медийная критика в изученных газетах была представлена главным образом лишь критикой телевизионной, за редким исключением: в «Литературной газете» иногда публиковались рецензии на передачи некоторых радиостанций разговорного формата, таких как «Детское радио», «Русская служба новостей» и «Эхо Москвы». В общей доле медиакритики в газетах 20 122 014 гг. критика радийных проектов занимала менее одной десятой процента. Обсуждений проектов печатных СМИ не предпринималось.
Такой значительный массив публикаций за три года говорит нам о том, что критика СМИ имеет все шансы для того, чтобы стать заметным явлением в журналистике. Вместе с этим нам видится необходимым уточнить функции современной медийной критики для того, чтобы понять, насколько эффективно и разносторонне она воздействовала на обе группы своей аудитории, и какой творческий потенциал для этого у нее имеется.
Осмысление функций журналистской критики масс-медиа (телекритики) началось еще в СССР в первой половине 1960-х гг. с публикацией статьи В. Саппака «Телевидение, 1960: из первых наблюдений» в журнале «Новый мир"1. В последующие 5−7 лет процесс этот шел небыстро, поскольку в нашей стране накапливался первый опыт телекритики. В
середине 1960-х гг. функции данного направления в журналистике начали обобщаться в статьях А. Богомолова, Н. Василенко3, В. Дьяченко4, Г. Кузнецова5. В 1980-е гг. задачи и функции телекритики ингда становились предметом изучения для С. Муратова6 и В. Кисунько7.
В 1990-е гг., в период значительного увеличения содержащих телевизионную критику публикаций в федеральных и региональных (например, в прессе Республики Татарстан) изданиях, функции медиакритики почти не осмыслялись ни на научно-экспертном, ни на массовом (выступления самих критиков) уровнях. Отдельные попытки понять предназначение журналистской критики СМИ были предприняты в начале последнего десятилетия ХХ в. И. Петровской, В. Цветовым9 и Г. Шерговой10. Например, И. Петровская в заключение своего еженедельного обозрения телепередач пришла к выводу о необходимости просветительской функции критики, выражаемой в том, чтобы каждый телезритель в дальнейшем смог научиться самостоятельно оценивать качественный уровень телевизионных передач. Однако развития данная тема не получила. Оценка телепередач предпринималась регулярно, однако обозреватели не утруждали себя
1 Саппак, В. Телевидение, 1960: из первых наблюдений // Новый мир. — 1960. — № 10. — С. 177 204.
Богомолов, А. Поменьше смотрите
телевизор! // Журналист. — 1967. — № 6. — С. 39−41.
3 Василенко, Н. Пресса и малый экран // Советская печать. — 1966. — № 9. — С. 36−39.
4 Дьяченко, В. Охота к научению — признак силы // Журналист. — 1967. — № 9. — С. 38−40.
5 Кузнецов, Г. Активность зрителя // Искусство кино. — 1968. — № 11. — С. 120−126.
6 Муратов, С. Авторитет телекритики // Советское радиовещание и телевидение. — 1985. — № 2. -С. 29−30.
7 Кисунько, В. Тело покойного мужа, или Нужно ли телекритике телевидение? // Телевидение и радиовещание. — 1991. — № 10. — С. 11−15.
8 Петровская, И. Своевременный диагноз ставит критика // Независимая газета. — 1992. — № 181. — С. 5.
9 Цветов, В. Невооруженным глазом: Открытое письмо Г. Шерговой в связи с ее статьей // Литературная газета. — 1991. — № 27. — С. 14.
10 Шергова, Г. На кой звездочету телескоп? Мои возражения критикам ТВ // Литературная газета. — 1991. — № 20. — С. 14.
обобщением практики анализа и выявления функционального разнообразия
телевизионной критики.
С началом нового столетия ситуация не изменилась. В 2002 г. была издана монография А. П. Короченского «& quot-Пятая власть?& quot-» Феномен медиакритики в контексте информационного рынка», содержащая результаты первого в России комплексного исследования данного направления. В одной из глав книги сформулированы несколько функций медийной критики и обобщена их практика реализации в федеральной печати к тому времени. В данной статье под функциями медийной критики мы понимаем определение, данное указанным выше ученым: «способы реализации
общественного предназначения этой особой области журналистской деятельности, определяемые спецификой ее предмета и условиями социальной среды
функционирования"1. А. П. Короченский выделил следующие функции медийной критики:
— информационно-коммуникативная функция-
— познавательная функция (она реализуется в единстве нескольких подфункций: мониторинга СМИ, анализа текстов, интерпретации, прогноза и оценки) —
— регулятивная функция-
— коррекционная функция (коррекции восприятия медиатекстов) —
— социально-организаторская функция-
— просветительская функция-
— коммерческо-промоцийная функция2.
Последнюю из указанных здесь
функций в начале 2000-х гг. подметил профессор МГУ им. М. В. Ломоносова С.А. Муратов, который в одной из своих монографий обратил внимание на то, что телевизионная критика постепенно
1 Короченский, А.П. «Пятая власть?» Феномен медиакртики в контексте информационного рынка. -Ростов-н/Д: Международный институт журналистики и филологии, 2002. — 272 с. [Электронный ресурс]. Доступно также на: http: //old. kpfu. ru/f13/
rbakanov/index. php? id=5&-idm=0&-num=23 (режим доступа — свободный).
2 Там же.
становится инструментом «продвижения» определенных проектов. На взгляд ученого, это проявляется в астрономическом росте спроса на анонсы, презентационные интервью, сообщений о личной жизни звезд экрана вместо вдумчивого анализа телепередач и их воздействия на общество, а также выявления проблем функционирования телевидения того времени3.
Однако со времени формулирования данных функций прошло более почти пятнадцать лет. Мы считаем, что в настоящее время на основе анализа публикаций критиков СМИ необходимо уточнить функции медиакритики, для того чтобы понять ее современное состояние и возможные перспективы дальнейшего развития. Тем более, что в научном труде А. П. Короченского о медийной критике разговор шел с точки зрения теории, идеальных представлений о том, какой она может быть.
В результате изучения эмпирической базы мы обнаружили, что в работах разных авторов функции медийной критики проявлялись неоднаково. Что объединяло обозревателей? Прежде всего их стремление дать оценку контенту ведущих федеральных телеканалов («Первого», «России 1», НТВ, эпизодически «ТВ Центр», СТС и «Россия. Культура»). При этом палитра мнений на одну и ту же передачу или поведение приглашенного гостя студии иной раз была очень широкой. Однако «разбор полетов» никогда не осуществлялся по обозначенным заранее критериям, скорее авторы ориентировались на свой вкус и представления о прекрасном и не очень. Каждая выявленная нами публикация в той или иной степени содержала оценку творческого проекта. Отдельная проблема: как она формировалась. В данной работе мы не ставили себе задачу определять критерии оценки медийных текстов (см. об этом подробнее в одной из наших статей4), но
3 Муратов, С.А. ТВ — эволюция нетерпимости (история и конфликты этических представлений). -М.: Логос, 2001. — С. 185−194.
4 Баканов, Р. П. Слагаемые эффективности творческой деятельности медийного критика // Вестник Челябинского государственного
при анализе статей было видно, что многие критики использовали одни и те же составляющие оценки: качество игры актеров в телесериалах и / или телефильмах- поведение героев в студии-
содержательность реплик в сериалах или ток-шоу- сюжетная логика- реже соответствие увиденного на экране реальной действительности.
Качество аргументации в оценках отличалось в зависимости от издания. Были попытки взвешанного подхода, основанные на представлении аудитории двух противоположных взглядов на передачи. Такова регулярная практика в «Комсомольской правде», на страницах которой в рубрике «Зацепило!» два критика, придерживающихся разных мнений, как бы спорят между собой, предлагая аудитории самостоятельно выбрать подходящую точку зрения. В «Труде», «Российской газете», «Новой газете», в выступлениях опытных критиков «Литературной газеты» оценка формулировалась прежде всего исходя из соответствия поведения авторов и героев передач этическим нормам, осуществления мини-экспертизы медиапроектов на соответствие задачам и функциям средств массовой информации. Иной подход наблюдался нами в рубриках «А вы смотрели?» или «А нам прислали» «Литературной газеты»: авторы реплик -представители разных профессий -эмоционально, часто бездоказательно формулировали свои субъективные (в основном отрицательные) оценки телевизионному репертуару.
Таким образом, процесс
формирования оценки конкретному медиатексту является одной из базовых функций в медийной (в частности, телевизионной) критике. В настоящее время нам видится актуальным проведение регулярного мониторинга качества формирования оценок медийных текстов в сравнении современного периода с тем, что было в печатных изданиях 10−20 лет назад. Такое исследование поможет лучше понять механизмы и критерии формирования оценочного аппарата в зависимости от
университета. — 2013. — № 21 (312). Филология. Искусствоведение. Вып. 80. — С. 55−66.
формата СМИ, а также определить, насколько корректно и объективно в прессе осуществляются постижение и
интерпретация творческого замысла авторов медийных проектов.
А. П. Короченский считает процесс оценивания текстов СМИ частью познавательной функции медийной критики. Она состоит из нескольких подфункций: мониторинга СМИ, анализа, оценки, интерпретации и прогноза. Рассмотрим, как теоретические слагаемые данной функции проявляются на практике.
Подфункция мониторинга СМИ. Осуществляется регулярно, о чем свидетельствуют многочисленные
публикации в газетах и журналах. Изучение эмпирической базы исследования привело нас к выводу об ограниченности выбранного исследователями материала. В основном авторы рассказывали о передачах, выходящих в эфир так называемого «прайм тайма» и подготовленных в жанрах телесериала, ток-шоу, реже
информационных выпусков. Каналы-вещатели тоже были постоянными: «Первый канал», «Россия 1», «НТВ», значительно меньше «ТВ Центр» и «Пятый канал», эпизодически «СТС» и «РЕН». Не поэтому ли за три составивших хронологический период исследования года телевизионные критики рассказывали аудитории почти одно и то же? Нам понятно, что в «прайм-тайм» у телеэкранов собирается большая часть аудитории, следовательно, отклик на одну из таких передач может собрать значительное число просмотров. Однако мы полагаем, что в целях объективности обозревателям не стоит забывать и о программах, транслирующихся в другое время: у них тоже есть своя аудитория. Но не в каждом из изученных нами изданий обращают внимание на них: если в «Литературной газете», «Комсомольской правде» и «Труде» есть такие статьи, то в «Независимой газете» почти всегда в центре внимания только самые рейтинговые проекты с непременным участием в них популярных артистов или политиков. В данном издании телевизионная критика все чаще представляет собой, на наш взляд, средство
развлечения, чем средство формирования критического взгляда на медиатексты и имеющиеся тенденции современного телевещания.
Лишь в «Литературной газете» авторы обращали внимание как на широко разрекламированные проекты, так и на передачи тематических телеканалов (например, канала «Культура»). Благодаря постоянным рубрикам «А вы смотрели?» и «А нам прислали», корреспондентами которых являлись обычные телезрители, в том числе пенсионеры, у редакции была возможность проанализировать не входящие в число ведущих рейтинговых проектов передачи, например, дать оценку ночному вещанию ведущих федеральных телекомпаний, отдельным авторским проектам, детским телепередачам и т. д. В других изученных нами изданиях под медиакритику (точнее телекритику) отводилось всего по одной колонке в неделю (около 120 газетных строк): возможно ли в рамках такого небольшого объема детально проанализировать даже одну передачу? Вот и приходилось авторам ограничиваться впечатлениями от наиболее резонансных телепрограмм минувшей недели, акцентируя внимание на этических медиаконфликтах, замещении функции информирования функцией пропаганды на телевидении и т. д. Редакция «Литературной газеты» уже более двадцати лет под анализ телепередач и телетрендов выделяет не менее одной полосы в каждом номере, в связи с чем имеет место для экспресс-оценок передач, не транслировавшихся в «прайм тайм».
Таким образом, как мы выяснили, подфункция мониторинга СМИ в современной медийной критике
осуществляется, однако, в «повестке дня» федеральных СМИ за редким исключением представлен анализ передач,
транслирующихся главным образом в вечернем эфире: сериалов, ток-шоу, музыкальных проектов, иногда
информационных передач. На наш взгляд, мониторинг СМИ за хронологический период изучения газет критиками осуществлялся не в полной мере, а в основном тех проектов, упоминание о
которых могло привлечь аудиторию и, соответственно, рекламодателя.
Подфункции анализа и
интерпретации. Реализуя их, медиакритика должна предлагать общественности методику анализа медийных текстов, а также алгоритм исследования
взаимоотношений СМИ с социальной средой. Мы установили, что все критики выполняли анализ телепередач, но единого подхода к нему у них не было. По сути, сколько телекритиков с настоящее время работает в печати — столько имеется методик осуществления анализа. Например, И. Петровская («Новая газета») большое внимание в своих статьях уделяла этической составляющей телевизионного автора, выявлению причин поведения человека в тех или иных условиях. Ю. Богомолов в «Российской газете» старался постичь творческий замысел авторов рецензируемых проектов, проводил экспертизу качества созданной
драматургии, качества игры актеров в телевериалах. Колумнист «Независимой газеты» Т. Пандорин придумал шутливое звание «Телепузика недели», которым «награждал» только популярных личностей из мира шоу-бизнеса и политики, которые, будучи героями передач вечернего эфира, нестандартно (в том числе и с отрицательной стороны) вели себя. Ведущий рубрики «Теленеделя» в «Московском комсомольце» А. Мельман часто анализировал передачи, используя сравнение современной ситуации на телевидении с советским прошлым.
Выявить эффективность каждого алгоритма проведения анализа пока в полной мере невозможно. У каждого из телекритиков есть своя аудитория, материалы активно обсуждались в Интернете, но при этом все работали в рамках формата своих изданий, то есть, поверхностно изучая всего 3−4 вышедших в эфир передачи. В таких условиях работы представить общественности методику качественного анализа медийных произведений, на наш взгляд, невозможно. Чтобы изменить ситуацию редакциям необходимо существенно увеличить объем для критики СМИ, но творческим
коллективам придется самим решить, за счет сокращения чего они будут делать это. Вместе с расширением места под критический анализ медиатекстов надо способствовать дальнейшему творческому росту критиков.
В ходе исследования мы также выяснили, что поверхностность
критического анализа текстов СМИ в федеральных газетах пока не позволяла проявиться еще одной подфункции познавательной функции медиакритики -подфункции прогноза. А. П. Короченский так сформулировал ее задачу: «Публицистическое осмысление перспектив дальнейшего развития медийной
деятельности и ее влияния на общество, включающее предвидение, предугадывание грядущих перемен в сфере массовых коммуникаций и в их влиянии на общество"1. Чтобы сделать прогноз, необходимо много фактического материала. В условиях еженедельного «конвейера» по подготовке статей с оперативным и поверхностным осмыслением качества телеконтента сделать это очень сложно, во-первых, потому, что нет времени на всесторонний сбор информации о многих передачах и осмысление полученных сведений- во-вторых, из-за сильной зависимости отечественного медийного рынка от рекламного финансирования и нестабильности курса рубля по отношению к валюте (не секрет, что телекомпании много проектов покупают за рубежом) делать даже ближайшие прогнозы его развития является сильным риском.
Таким образом, по нашему мнению, в практике современной медийной критики в федеральных газетах познавательная функция выражена достаточно заметно, побуждая аудиторию задуматься о качестве контента, который предлагают ей масс-медиа.
Вместе с ней также четко проявляется
1 Короченский, А.П. «Пятая власть?» Феномен медиакртики в контексте информационного рынка. -Ростов-н/Д: Международный институт
журналистики и филологии, 2002. — 272 с. [Электронный ресурс]. Доступно также на: http: //old. kpfu. ru/f13/
rbakanov/index. php? id=5&-idm=0&-num=23 (режим доступа — свободный).
и информационно-коммуникативная
функция. Она позволяет установить контакт, коммуникацию автора с аудиторией. Так как объектом воздействия журналистской критики является разум конкретного человека, сознание аудитории, то для критика важно не только придать огласке результаты своих наблюдений, но и позаботиться о том, как сделать так, чтобы твой материал был прочитан, а содержащаяся в нем информация -воспринята адресантом без искажений или разного рода помех, которые могут возникнуть при редакционной правке материала перед его публикацией. Данную функцию можно считать базовой при осуществлении публичного диалога между критиком и его аудиторией.
Наше исследование показало, что в российской медиакритике (телекритике) данная функция реализуется через две ее подфункции: информационную и
коммуникативную.
Назначение информационной
подфункции — дать аудитори максимально точную информацию о новых тенденциях в практике деятельности современных масс-медиа, о том, что сегодня является определяющим при оценке успешности / ее отсутствия у работников прессы (в частности, телевидения). При этом определяющее значение должны играть актуальность и злободневность проблем, о которых идет разговор. Подавляющее большинство авторских выступлений в современной российской медиакритике подготовлено по различным
информационным поводам. Таким образом, на наш взгляд, можно говорить и о том, что задачей информационной подфункции является привлечение внимания аудитории к конкретным медийным проблемам, о которых сообщается в том или ином выступлении.
Какими средствами авторы старались привлечь внимание читателей? Как показало наше исследование, приемов немного. Это образные заголовки, интригующие вступления (так называемые лиды), реже применяются двусмысленные подписи к фотографиям, шаржам и карикатурам, коллажи. Определенную роль
играет также постоянное место расположения колонки телекритика на газетно-журнальных страницах.
Задача комуникативной подфункции, на наш взгляд, в том, чтобы читатель понял все авторские идеи без искажений, а также по возможности принял его позицию. Каждое журналистское выступление несет в себе определенную информацию и назначение (цель). В изученных нами публикациях, содержащих критику ТВ, данная подфункция проявлялась в таких формах коммуникации с аудиторией, как:
а) прямые обращения как к читателям, так и к работникам телекомпаний (характерно для авторов «Новой газеты», «Литературной газеты», «Труда» и «Газеты. ру») —
б) периодическое использование разговорной лексики и стиля, характерного для произведений массовой культуры (характерно для авторов «Новой газеты», «Московского комсомольца», «Комсомольской правды», эпизодически «Литературной газеты» и «Труда) —
в) включение в публикации фольклорных элементов («Новая газета», «Литераутрная газета», «Московский комсомолец», «Российская газета») —
г) пересказ отдельных — наиболее запомнившихся обозревателю — эпизодов анализируемых передач (сериалов) (все изученные издания, содержащие медиакритику)1.
Таким образом, информационно-коммуникативная функция, стремясь обеспечить диалог между автором публикаций и его аудиторией, стремится выразить дискуссионное свойство журналистской критики, столкновение нескольких точек зрения на практику функционирования современных СМИ.
В результате проведенного исследования мы пришли к следующим выводам.
1 Подробнее о данной функции медиакритики мы уже писали ранее. См.: Баканов Р. П. Информационно-коммуникативная функция в медиакритике // Журналистика в поисках моделей развития: IV всероссийская научно-практическая конференция (Томск, 27−30 окт. 2011 г.): Материалы / Отв. ред. П. П. Каминский, Н. В. Жилякова. — Томск: Издательство НТЛ, 2011. — С. 88−92.
Во-первых, несмотря на то, что в «повестке дня» эмпирической базы нашего исследования медийная критика,
проявляющаяся исключительно в виде критики телевизионной, присутствовала эпизодически каждую неделю, она не давала аудитории конкретных алгоритмов и методик осуществления самостоятельного критического анализа телевизионных передач. Как и в начале 2000-х гг., в 20 122 014 гг. авторы при анализе медийных творческих проектов руководствовались собственными представлениями о плохом и хорошем. Этот факт нам говорит о том, что в данной области журналистики до сих пор нет единого подхода по формированию оценок практике современного
телевизионного вещания. В связи с этим, на повышение авторитета в глазах практикующих журналистов
медиакритикам пока рассчитывать не приходится.
Во-вторых, мы полагаем, что неравномерное проявление функций медийной критики в современной федеральной прессе (преобладают познавательная и информационно-коммуникативная функции,
просветительская и регулятивная функции выражены слабо, а вот коррекционной и социально-организаторской нами не выявлено вовсе) говорит о том, что авторы статей при их подготовке больше обеспокоены языковой и стилистической формой подачи результатов своих наблюдений, чем определением единых критериев оценки и совершенствованием методики проведения объективного анализа медийных произведений и тенденций развития телеэфира. Без них медийная критика как направление вряд ли может рассчитывать на внимание к себе со стороны общественности, поскольку при необходимости не сможет ни публично отстоять свои выводы, ни защитить себя от антагонизма со стороны журналистов-практиков.
В-третьих, отсуствие социально-организаторской и коррекционной функций медиакритики в изученных нами федеральных периодических изданиях говорит о том, что авторы освещали
локальные проблемы, не всегда интересные широкой аудитории. За три года, что проводилось наше исследование, при общем ежегодном преобладании отрицательной оценки телевизионному «репертуару» ни один из критиков даже не попытался пойти дальше отрицательных отзывов или возмущений от качества телеконтента в сторону инициативы привлечения представителей аудитории и общественных организаций по совместным действиям по недопущению продолжения определенных действий со стороны работников масс-медиа (например, попытке мотивированной просьбы отстранения от эфира телепередачи или конккретного человека и т. д.) Вместо этого российская медийная критика в 20 122 014 гг. была занята подготовкой оперативных откликов на передачи, осмыслением освещаемых в телеэфире многочисленных этических нарушений и т. д. Возможно, критикам не хватало времени для того, чтобы дать основательные и объективные рецензии на практику телевизионного вещания.
В-четвертых, слабое проявление просветительской функции медиакритики, на наш взгляд, связано с небольшими объемами отводимых под рецензии газетных площадей, в которые медийным критикам необходимо уложиться. Сегодня авторам уже не до «формирования эстетического опыта массовой аудитории, ее способности оценивать содержание и форму медийных произведений через призму требований эстетики"1 — успеть бы выразить свои объективные соображения по нескольким важным, недавно вышедшим в эфир передачам. В современной российской медийной критике все меньше просветительского, но все больше познавательного и даже занимательного (вспомним шутливую награду «Телепузика недели» в «Независимой газете»), обращающего внимания на конкретные
1 Короченский, А.П. «Пятая власть?» Феномен медиакртики в контексте информационного рынка. -Ростов-н/Д: Международный институт
журналистики и филологии, 2002. — 272 с. [Электронный ресурс]. Доступно также на: http: //old. kpfu. ru/f13/
rbakanov/index. php? id=5&-idm=0&-num=23 (режим доступа — свободный).
детали, однако уводящего нить обсуждения в сторону от больших проблем федерального телевизионного вещания.
Помимо этого, в настоящее время недостаточное, на наш взгляд, внимание уделяется рассмотрению медиакритики как направления, которое способно
сформировать у аудитории навыки самостоятельного критического анализа медийных текстов. Здесь данная область журналистики может помочь примерами творческой деятельности своих авторов, регулярно соблюдающих установленные критерии анализа медиатекстов.
В-пятых, мы считаем, что сложившуюся ситуацию необходимо преодолеть только разъяснением задач и функций медиакритики среди как профессионального сообщества, так и его широкой аудитории. Конечно, социально-организаторскую, регулятивную и коррекционную функции быстро
активизировать не получится, но просветительскую функцию медийным критикам в своих текстах надо усиливать. Именно с помощью просветительской функции можно и нужно сформировать у каждого человека навыки критического взаимодействия со СМИ, а в дальнейшем, возможно, и медийную культуру в обществе, хотя этот процесс вряд ли будет быстрым.
БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК
1. Баканов, Р.П. Информационно-коммуникативная функция в медиакритике // Журналистика в поисках моделей развития: IV всероссийская научно-практическая конференция (Томск, 27−30 окт. 2011 г.): материалы / отв. ред. П. П. Каминский, Н. В. Жилякова. — Томск: Издательство НТЛ, 2011. — С. 88−92.
2. Баканов, Р. П. Предпосылки возникновения телевизионной критики как направления в федеральной прессе России // История регионального телевидения в контексте вызовов нового времени: сб. ст. [Электронный ресурс]. — URL: http: //www. kpfu. ru/docs/F1245423208/ bakanov. pdf (режим доступа — свободный).
3. Баканов, Р. П. Медийная критика в российской прессе: проблемы становления // Научные ведомости Белгородского государственного университета. Серия «Гуманитарные науки». Выпуск 7. — Белгород: Изд-во БелГУ, 2010. — № 18 (89). — С. 183 197.
4. Баканов, Р. П. Слагаемые эффективности творческой деятельности медийного критика // Вестник Челябинского государственного университета. — 2013. — № 21 (312). Филология. Искусствоведение. Вып. 80. — С. 55−66.
5. Василенко, Н. Пресса и малый экран // Советская печать. — 1966. — № 9. — С. 36−39.
6. Дьяченко, В. Охота к научению — признак силы // Журналист. — 1967. — № 9. — С. 3840.
7. Кисунько, В. Тело покойного мужа, или Нужно ли телекритике телевидение? // Телевидение и радиовещание. — 1991. — № 10. — С. 11−15.
8. Короченский, А.П. «Пятая власть?» Феномен медиакртики в контексте информационного рынка. — Ростов-н/Д: Международный институт журналистики и филологии, 2002. — 272 с. [Электронный ресурс]. Доступно также на: http: //old. kpfu. ru/f13/rbakanov/index. php? id= 5& amp-idm=0&-num=23 (режим доступа -свободный).
9. Кузнецов, Г. В. Активность зрителя // Искусство кино. — 1968. — № 11. — С. 120−126.
10. Муратов, С.А. ТВ — эволюция нетерпимости (история и конфликты этических представлений). — М.: Логос, 2001. — 240 с.
11. Саппак, В. Телевидение, 1960: из первых наблюдений // Новый мир. — 1960. — № 10. — С. 177−204.
12. Федоров, А. В. Медиаобразование и медиаграмотность. — Таганрог: Изд-во Кучма, 2004. — 340 с.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой