К вопросу о системе преступлений против безопасности движения и эксплуатации транспорта

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Уголовное право и процесс
УДК 343. 34
К ВОПРОСУ О СИСТЕМЕ ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПРОТИВ БЕЗОПАСНОСТИ ДВИЖЕНИЯ
И ЭКСПЛУАТАЦИИ ТРАНСПОРТА
Горбунова Лариса Вячеславовна,
кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного права и процесса Марийского государственного университета, г. Йошкар-Ола.
E-mail: law@marsu. ru
Настоящая статья посвящена систематизации преступлений, предусмотренных главой 27 Уголовного кодекса Российской Федерации «Преступления против безопасности движения и эксплуатации транспорта». Вопрос о системе «транспортных» преступлений остается актуальным в свете последних изменений и дополнений, внесенных в главу 27 Уголовного кодекса Российской Федерации, — криминализации новых преступных деяний. Автором предлагается новая система преступлений против безопасности движения и эксплуатации транспорта, а также новые редакции составов преступлений, предусмотренных статьями 263 и 271.1 Уголовного кодекса Российской Федерации.
Ключевые слова: Уголовный кодекс Российской Федерации, преступления против безопасности движения и эксплуатации транспорта, система преступлений, нарушение правил безопасности движения и эксплуатации транспорта, нарушение правил использования воздушного пространства Российской Федерации.
Уголовный кодекс РФ впервые выделил специальную главу 27, которая содержит составы преступлений против безопасности движения и эксплуатации транспорта. Выделение норм об этих преступлениях в самостоятельную главу, уточнение объективных и субъективных признаков этих норм и их унификация, безусловно, является достоинством действующего Уголовного кодекса РФ. В настоящее время после всех изменений и дополнений, которые коснулись содержания гл. 27 УК РФ, она объединяет 10 составов преступлений.
В отношении системы норм об ответственности за преступления против безопасности движения и эксплуатации транспорта аналитиками делались некоторые замечания. Так, в уголовно-правовой литературе отмечалось, что преступление, предусмотренное ст. 270 УК РФ (неоказание капитаном судна помощи терпящим бедствие), посягает не на безопасность движения и эксплуатации транспорта, а на другой объект, — интересы личности. Преступление, предусмотренное ст. 271 УК РФ (нарушение правил международных полетов), также не посягает на безопасность движения и эксплуатации воздушного транспорта, поскольку такие посягательства предусмотрены специальной нормой — ст. 263 УК РФ. Кроме того, включение в гл. 27 УК РФ ст. 269 (нарушение правил безопасности при строительстве, эксплуатации или ремонте магистральных трубопроводов) носит условный характер [3, с. 679]. Данное мнение, на наш взгляд, является обоснованным.
Действующим У К РФ ряд преступлений против безопасности движения и эксплуатации транспорта декриминализованы. К таковым относятся: допуск к управлению транспортным средством водителей, находящихся в состояния опьянения (ст. 211 УК РСФСР
90
1960 г.) — самовольная без надобности остановка поезда (ст. 213.1 УК РСФСР 1960 г.) — неоказание помощи при столкновении судов или несообщение названия судна (ст. 204 УК РСФСР 1960 г.). Так, самовольная без надобности остановка поезда стоп-краном (ст. 213.1 УК РСФСР 1960 г.) в настоящее время считается административным правонарушением (ч. 1 ст. 11. 17 КоАП РФ), а неоказание помощи при столкновении судов или несообщение названия судна (ст. 204 УК РСФСР 1960 г.) влечет лишь дисциплинарную ответственность.
До принятия УК РФ к числу преступлений против безопасности движения и эксплуатации транспорта относился угон транспортных средств (ст. 212.1 УК РСФСР 1960 г.). Специалисты в области уголовного права при этом указывали, что объектом угона транспортных средств является безопасность движения механического транспорта [1, с. 410]. Однако существовала и иная точка зрения, согласно которой отнесение данного преступления к группе преступлений против безопасности движения и эксплуатации транспорта является неверным [2, с. 90]. В настоящее время неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения (ст. 166) по видовому объекту относится к числу преступлений против собственности (гл. 21 УК РФ).
В связи с включением в гл. 27 УК РФ новых составов преступлений, — нарушение требований в области транспортной безопасности (ст. 263. 1) и нарушение правил использования воздушного пространства Российской Федерации (ст. 271.1 УК РФ), -действующее законодательство подлежит критической оценке с тем, чтобы внести изменения в те правовые нормы и институты, которые не соответствуют складывающимся условиям или недостаточно
Марийский юридический вестник • № 1 (12)/2015
Горбунова Л. В.
эффективны в силу тех или иных причин. Нормы, предусматривающие ответственность за преступления в сфере взаимодействия человека и транспорта, в большей степени подвержены риску устареть и быть реконструированными путем внесения дополнений или изменений.
Конструировать состав преступления можно двумя способами: 1) путем формулирования общего состава, включающего самые разнообразные действия, объединенные общими признаками, или 2) путем выделения конкретного состава преступления. Зачастую сначала формулируется общий состав преступления, а затем из него законодатель выделяет специальный состав преступления, что порождает путаницу и субъективизм в применении уголовноправовых норм. Увеличение числа норм уголовного законодательства происходит путем конкретизации норм общего характера и выделения из них специальных норм. Так, согласно УК РСФСР 1960 г. выпуск в эксплуатацию технически неисправных транспортных средств квалифицировался, наряду с нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, по норме общего характера (ст. 211. 2), а в действующем уголовном законе выделен в специальную норму (ст. 266 УК РФ), в то время как ответственность за нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств предусмотрена общей нормой (ст. 264 УК РФ).
Увеличение числа уголовно-правовых норм оправдано, т. к. обусловлено необходимостью ликвидировать отставание в правовом регулировании отношений, возникающих в сфере использования транспорта. В то же время появление таких норм не всегда вписывается в существующую систему, что влечет конкуренцию общих и специальных норм. Вопросы, связанные с конкуренцией уголовно-правовых норм, вызванной недостатками в их конструировании, вызывают затруднения в правоприменении. Кроме того, увеличение числа бланкетных норм также влечет негативные последствия, поскольку превращает Особенную часть УК РФ в свод специальных правил поведения в той или иной сфере. На наш взгляд, устранить появляющееся противоречие можно путем унификации норм УК РФ и перехода от специальных норм к общим. Такой переход, действительно, позволит избежать необходимости постоянного восполнения возникающих пробелов новыми составами.
Так, на наш взгляд, в настоящее время нет необходимости в самостоятельных уголовно-правовых нормах, предусматривающих ответственность за нарушения правил движения и эксплуатации различных видов транспорта (ст. ст. 263 и 264 УК РФ). Поскольку известны случаи наступления очень тяжких последствий при эксплуатации автотранспорта, общест-
Марийский юридический вестник • № 1 (12)/2015
венная опасность преступлений, предусмотренных ст. ст. 264 и 263 УК РФ, практически одинакова. Кроме того, научно-технический прогресс может породить новые транспортные системы, дать исчерпывающий перечень которых в уголовном законе не представляется возможным. Например, появление магистрального трубопроводного транспорта побудило законодателя включить в УК РФ ст. 269, предусматривающую ответственность за нарушение правил безопасности при строительстве, эксплуатации или ремонте магистральных трубопроводов.
Также правоприменители сталкивались с трудностями при квалификации некоторых видов деяний. Например, еще до внесения изменений в ст. 263 УК РФ, когда в ней предусматривалась ответственность за нарушение правил безопасности движения и эксплуатации только железнодорожного, воздушного и водного транспорта, она применялась для квалификации ненадлежащего исполнения своих профессиональных обязанностей работниками метрополитена при перемещении людей на эскалаторах, т. е. на практике метрополитен приравнивался к железнодорожному транспорту. Приведенные примеры обусловливают необходимость унификации нормы, предусмотренной ст. 263 УК РФ, диспозиция которой не должна конкретизировать виды транспорта, преступное нарушение правил безопасности движения и эксплуатации которых образует преступление. Также считаем нормативным излишеством выделение отдельных ст. ст. 264 и 269 УК РФ, предусматривающих ответственность за нарушение правил только дорожного движения и эксплуатации транспортных средств и за нарушение правил безопасности при строительстве, эксплуатации или ремонте только магистральных трубопроводов, соответственно.
Управление транспортным средством в состоянии опьянения — достаточно распространенное явление, которое существенно повышает степень опасности преступления и личности виновного. Именно поэтому нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, совершенное лицом, находящимся в состоянии опьянения, является квалифицирующим признаком деяния, предусмотренного ст. 264 УК РФ. В то же время данный признак должен отягчать ответственность не только при управлении автотранспортом, но и всеми другими видами транспорта, поэтому его целесообразно было бы включить в состав преступления, предусмотренного ст. 263 УК РФ.
Анализ объективных признаков состава нарушения правил международных полетов (ст. 271 УК РФ) позволяет сделать вывод о необходимости его декриминализации. Данный вывод объясняется тем, что объективная сторона состава преступления, преду-
91
Уголовное право и процесс
смотренного ст. 271 УК РФ, имеет формальную конструкцию. При наступлении же в результате нарушения правил международных полетов общественно опасных последствий в виде причинения тяжкого вреда здоровью человека, смерти человека, смерти двух или более лиц, а также крупного ущерба, деяния должны квалифицироваться по ст. 263 УК РФ. В случаях незаконного пересечения Государственной границы РФ в результате нарушения правил международных полетов ответственность должна наступать по ст. 322 УК РФ (незаконное пересечение Государственной границы Российской Федерации). В остальных случаях, когда данное деяние не содержит признаков специальных составов преступлений и не влечет наступления тяжких последствий, на наш взгляд, возможно привлечение нарушителя к административной либо дисциплинарной ответственности.
Неоказание капитаном судна помощи терпящим бедствие по УК РСФСР 1960 г. относилось к преступлениям против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности (ст. 129 была помещена в гл. 3). С тех пор состав данного преступления не изменился, однако действующим УК РФ данное преступление отнесено к преступлениям против безопасности движения и эксплуатации транспорта (ст. 270 ныне содержится в гл. 27).
Ряд исследователей высказывают сомнения по поводу изменения местоположения данного состава в УК РФ и считают целесообразным неоказание помощи терпящим бедствие рассматривать как квалифицирующую разновидность оставления в опасности, определив в систему преступлений против личности [3, с. 698]. На наш взгляд, данное предложение является обоснованным, поскольку видовым объектом этого преступления выступает не безопасность движения и эксплуатации водного транспорта, а жизнь и здоровье лиц, терпящих бедствие на море или ином водном пути. Поэтому состав неоказания капитаном судна помощи терпящим бедствие целесообразно было бы перенести в гл. 16 «Преступления против жизни и здоровья», сформулировав его, например, в ст. 125.1 УК РФ.
27 июля 2010 г. Федеральным законом № 195-ФЗ была введена уголовная ответственность за неисполнение требований по обеспечению транспортной безопасности на объектах транспортной инфраструктуры и транспортных средствах (ст. 263.1 УК РФ). Однако уже Федеральным законом от 3 февраля 2014 г. № 15-ФЗ ст. 263.1 УК РФ подверглась существенным изменениям и дополнениям. Так, наименование и содержание ст. 263.1 УК РФ в новой редакции стали предусматривать ответственность за нарушение требований в области транспортной безопасности.
Статья 263.1 помещена в гл. 27 УК РФ «Преступления против безопасности движения и эксплуатации транспорта». Объектом преступлений, предусмотренных гл. 27 УК РФ, принято считать безопасность движения и эксплуатации транспорта, хотя некоторые преступления, предусмотренные этой главой, не связаны ни с движением, ни с эксплуатацией транспорта, а посягают на имущество, принадлежащее транспортным организациям, либо на жизнь и здоровье людей, пострадавших независимо от нарушений правил движения. Теперь к числу преступлений, непосредственно не связанных с нарушением правил безопасности движения и эксплуатации транспортных средств, относится и ст. 263.1 УК РФ. Наиболее правильным, на наш взгляд, в качестве непосредственного объекта данного преступления следовало бы признать транспортную безопасность, т. е. состояние защищенности объектов транспортной инфраструктуры и транспортных средств от актов незаконного вмешательства. Поскольку транспортная безопасность является составной неотъемлемой частью общественной безопасности и общественного порядка в целом, ст. 263.1 по признакам видового объекта, на наш взгляд, следовало бы поместить в гл. 24 УК РФ «Преступления против общественной безопасности и общественного порядка».
До вступления в силу Федерального закона от 7 ноября 2011 г. № 304-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части установления ответственности за нарушение правил использования воздушного пространства» ответственность за нарушение правил безопасности движения и эксплуатации воздушного транспорта была предусмотрена ст. 263 УК РФ, а за нарушение правил использования воздушного пространства — ст. 11.4 КоАП РФ.
Федеральным законом от 7 ноября 2011 г. № 304-ФЗ отдельные деяния, связанные с нарушением правил использования воздушного пространства, которые повлекли причинение тяжкого вреда здоровью или смерть человека, выделены в самостоятельный состав преступления. Так, УК РФ дополнен ст. 271. 1, устанавливающей ответственность за использование воздушного пространства Российской Федерации без разрешения, если такое разрешение требуется в соответствии с законодательством РФ.
Анализ нормативно-правовых актов в сфере использования воздушного пространства РФ показал, что редакция новой ст. 271.1 УК РФ содержит ряд пробелов в правовом регулировании ответственности за нарушение безопасности воздушного пространства РФ. В частности, деяние как признак объективной стороны состава преступления, предусмотренного ст. 271.1 УК РФ, характеризуется только одним из
92
Марийский юридический вестник • № 1 (12)/2015
Горбунова Л. В.
возможных нарушений — использованием воздушного пространства РФ без разрешения в случаях, когда такое разрешение требуется в соответствии с п. 116 Федеральных правил. В то же время п. 147 Федеральных правил к нарушениям порядка использования воздушного пространства РФ относит также и иные общественно опасные деяния. Например, причинение тяжкого вреда здоровью или смерти человека по неосторожности в результате невыполнения команд органов обслуживания воздушного движения (управления полетами) и команд дежурного воздушного судна ВС РФ должно будет влечь уголовную ответственность не по ст. 271. 1, а по ст. 263 УК РФ (нарушение правил безопасности движения и эксплуатации воздушного транспорта).
На наш взгляд, в целях более четкого разграничения составов преступлений, предусмотренных ст. ст. 263 и 271.1 УК РФ, диспозицию ч. 1 ст. 271.1 УК РФ необходимо изложить в следующей редакции: «Нарушение федеральных правил использования воздушного пространства РФ, если это деяние повлекло по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью или смерть человека…». Указанная редакция позволит квалифицировать все предусмотренные Федеральными правилами нарушения использования воздушного пространства РФ по ст. 271. 1, а нарушения правил безопасности движения и эксплуатации воздушного транспорта — по ст. 263 УК РФ.
Таким образом, уголовно-правовые нормы о преступлениях против безопасности движения и эксплуатации транспорта подлежат реконструкции. Считаем, что систему преступлений против безопасности движения и эксплуатации транспорта целесообразно было бы представить в следующем виде:
— ст. 263 — нарушение правил безопасности движения и эксплуатации транспорта-
— ст. 266 — недоброкачественный ремонт транспортных средств и выпуск их в эксплуатацию с техническими неисправностями, а также допуск к управлению транспортными средствами лиц, находящихся в состоянии опьянения-
— ст. 267 — приведение в негодность средств или путей сообщения-
— ст. 268 — нарушение правил, обеспечивающих безопасную работу транспорта-
— ст. 271.1 — нарушение правил использования воздушного пространства Российской Федерации.
Литература
1. Советское уголовное право. Особенная часть. — М., 1975.
2. Тяжкова И. М. Неосторожные преступления с использованием источников повышенной опасности. — СПб.: Юридический центр Пресс, 2002.
3. Уголовное право. Особенная часть / отв. ред.: И. Я. Козаченко, З. А. Незнамова, Г. П. Новоселов. — М.: НОРМА, 2001.
L. V. Gorbunova
THE QUESTION OF THE SYSTEM OF CRIMES AGAINST TRAFFIC SAFETY AND OPERATION OF TRANSPORT
This article is devoted to the systematization of crimes provided by Chapter 27 of the Criminal Code of the Russian Federation «Crimes against the safety and operation of transport». The question of the system of «transport» crimes remains relevant in light of the latest changes and additions made to chapter 27 of the Criminal Code of the Russian Federation — the criminalization of new criminal acts. The author proposes a new system of crimes against the safety and operation of transport, as well as new editions of the crimes stipulated in articles 263 and 271.1 of the Criminal Code of the Russian Federation.
Key words: the Criminal Code of the Russian Federation, system of crimes against the safety and operation of transport, a violation of safety rules and operation of transport, improper use of the airspace of the Russian Federation.
GORBUNOVA Larisa Vyacheslavovna — Candidate of Legal Sciences, Associate Professor of the department of Criminal law and Procedure of Mari State University. law@marsu. ru
Марийский юридический вестник • № 1 (12)/2015
93

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой