Ограничение прав граждан в условиях особых правовых режимов

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Ямолова Е. М.
судьи, включая меры его правовой защиты, материального и социального обеспечения, предусмотренные настоящим Законом, распространяются на всех судей в РФ и не могут быть отменены и снижены иными нормативными актами РФ и субъектов РФ". Этот принцип касается и гарантий неприкосновенности судьи.
Литература
1. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18 декабря 2001 г. № 174-ФЗ (ред. от 22. 10. 2014) // Собрание законодательства РФ. — 2001. — № 52 (ч. I). — Ст. 4921.
2. Закон РСФСР от 12 июля 1991 г. № 1599−1 (ред. от 25. 02. 1993) «О Конституционном Суде РСФСР» // Ведомости СНД и ВС РСФСР. — 1991. — № 30. — Ст. 1017 (утратил силу).
3. Брежнев О. В. Неприкосновенность судей Конституционного Суда России и конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации: проблемы правового регулирования // Право и политика. — 2012. — № 8. — С. 1439−1447.
4. Горелова О. А. Соотношение понятий неприкосновенности судей и судейского иммунитета в конституционном пра-
ве России // Конституционное и муниципальное право. -2013. — № 1. — С. 37−39.
5. Конституция Российской Федерации. Доктринальный комментарий (постатейный) / М. П. Авдеенкова, А. Н. Голови-стикова, Л. Ю. Грудцына и др.- рук. авт. кол. Ю. А. Дмитриев, науч. ред. Ю. И. Скуратов. — 2-е изд., изм. и доп. — М.: Статут, 2013. — 419 с.
6. Постановление Конституционного Суда Р Ф от 7 марта 1996 г. № 6-П «По делу о проверке конституционности пункта 3 статьи 16 Закона Российской Федерации „О статусе судей в Российской Федерации“ в связи с жалобами граждан Р. И. Мухаметшина и А. В. Барбаша» // Собрание законодательства РФ. — 1996. — № 14. — Ст. 1549
7. Определение Конституционного Суда Р Ф от 1 октября 2009 г. № 1042−0-0 «Об отказе в принятии к рассмотрению запроса Верховного Суда Российской Федерации о проверке конституционности положений пункта 5 части первой статьи 448 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации и пункта 3 статьи 16 Закона Российской Федерации «Остатусе судей в Российской Федерации» // Вестник Конституционного Суда Р Ф. — 2010. — № 1.
8. Мокосеева М. А. Реализация решений конституционных (уставных) судов // Марийский юридический вестник. — 2014. -№ 11. — С. 120−135.
A. M. Sumacheva
PROBLEMS OF THE REALIZATION OF PRINCIPLE OF THE INDEPENDACE OF THE CONSTITUTIONAL COURT AND CONSTITUTIONAL (STATUARY) COURTS OF THE ENTITIES OF THE RUSSIAN FEDERATION AND THEIR SOLUTION
This article deals with the problems of principle of the judicial independence in the process of appointment of Constitutional Court'-s judges of the Russian Federation and constitutional l (statuary) courts of entities of the Russian Federation.
Key words: Institute of judicial immunity, status of judges, criminal liability, criminal case, the status of judges.
Sumacheva A. M. — Master student of the Mari State University, Yoshkar-Ola. E-mail: vasilis080989@bk. ru
УДК 342. 76
ОГРАНИЧЕНИЕ ПРАВ ГРАЖДАН В УСЛОВИЯХ ОСОБЫХ ПРАВОВЫХ РЕЖИМОВ
Ямолова Е. М. ,
магистрант Марийского государственного
университета, г. Йошкар-Ола.
E-mail: elenayamolova@mail. ru
В статье автор рассматривает понятие, виды особых правовых режимов, анализирует правовую природу ограничения прав граждан при особых правовых режимах, делает анализ гарантий от неправомерных ограничений прав и свобод граждан.
Ключевые слова: особые правовые режимы, ограничение прав граждан, чрезвычайное положение, военное положение, пределы ограничения прав, гарантии от неправомерных ограничений прав.
Проблема законности и пределов ограничения прав и свобод человека в условиях особых правовых режимов ввиду нестабильной международной обстановки является одной из наиболее актуальных проблем.
Законодательство Российской Федерации дает определение понятий только двух видов особых правовых режимов: чрезвычайное положение и военное положение.
Марийский юридический вестник • № 1 (12)/2015
165
Студенческая трибуна
Анализ действующего законодательства позволяет говорить о существовании наряду с чрезвычайным и военным положением еще одного специального правового режима — режима особого положения.
М. А. Громов выделяет следующие виды особых правовых режимов:
— правовой режим контртеррористической операции-
— особый правовой режим чрезвычайного положения-
— особый правовой режим военного положения-
— военное время как чрезвычайный правовой режим [8].
Под особым правовым режимом А. В. Мелехин понимает особый правовой режим как вынужденную меру, применяемую государством с целью предотвращения угрозы наступления чрезвычайных ситуаций или ликвидации их последствий [9].
Конституционный статус личности строится на одном из основных принципов — недопустимости ограничения прав и свобод человека. Тем не менее, Конституция Р Ф допускает возможность ограничения прав человека, закрепляя данное положение в своих статьях. В ч. 3 ст. 55 она устанавливает общие правила ограничения прав и свобод человека и гражданина: права и свободы могут быть ограничены только федеральным законом и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц [1]. Части 1 и 2 ст. 56 допускают при наличии обстоятельств в порядке, установленном специальным конституционным законом, введение чрезвычайного положения «…для обеспечения безопасности граждан и защиты конституционного строя».
Всякое ограничение права может допускаться лишь как временная мера. В противном случае оно являлось бы не чем иным, как отменой права, что недопустимо в силу ч. 2 ст. 55 Конституции Р Ф [7].
В ч. 3 ст. 56 содержится правило, согласно которому не подлежат ограничению в любом случае право на жизнь (ч. 1 ст. 20), право на достоинство личности (ч. 1 ст. 21), право на свободу и личную неприкосновенность (ч. 1 ст. 23), недопущение сбора, хранения, использования и распространения информации о частной жизни лица без его согласия (ч. 1 ст. 24), свобода совести и вероисповедания (ст. 28), право на использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности (ч. 1 ст. 34), право на жилище (ч. 1 ст. 40), право на защиту прав и свобод человека (ст. ст. 46−54).
Конституционные основы института чрезвычайного правового режима закреплены в федеральных конституционных законах [Федеральный конституционный закон от 30 мая 2001 г. № 3-ФКЗ (ред. от 12. 03. 2014 г.) «О чрезвычайном положении», Федеральный конституционный закон от 30 января 2002 г. № 1-ФКЗ (ред. от 12. 03. 2014 г.) «О военном положе-
нии», Федеральный конституционный закон от 17 декабря 1997 г. № 2-ФКЗ (ред. от 12. 03. 2014 г.) «О Правительстве Российской Федерации» и др.] и федеральных законах [Федеральный закон от 31 мая 1996 г. № 61-ФЗ (ред. от 04. 06. 2014 г.) «Об обороне», Федеральный закон от 28 декабря 2010 г. № 390-ФЗ «О безопасности», Федеральный закон от 6 марта 2006 г. № 35-ФЗ (ред. от 28. 06. 2014 г.) «О противодействии терроризму» и др. ]
Федеральный конституционный закон «О чрезвычайном положении» установил, что в указе Президента Р Ф о введении чрезвычайного положения должен содержаться исчерпывающий перечень временных ограничений прав и свобод граждан РФ, иностранных граждан и лиц без гражданства. В указанном Законе содержится конкретный перечень такого рода ограничений. Они касаются свобод передвижения, въезда и выезда, проведения собраний, митингов и демонстраций, шествий и иных массовых мероприятий, забастовок и иных прав и свобод, названных в Законе [5].
В ст. 7 ФКЗ «О военном положении» указаны меры, применяемые на территории, на которой введено военное положение. К таким мерам относятся: ограничение свободы передвижения- изъятие в соответствии с федеральными законами необходимого для нужд обороны имущества у организаций и граждан с последующей выплатой государством стоимости изъятого имущества- запрещение или ограничение выбора места пребывания либо места жительства- запрещение или ограничение проведения собраний, митингов и демонстраций, шествий и пикетирования, а также иных массовых мероприятий и другие ограничения [4].
Всеобщая декларация прав человека в качестве целей ограничения прав человека указывает интересы государственной (национальной) безопасности, общественного благосостояния, общественной безопасности и общественного порядка (или предотвращение беспорядков и преступлений), морали (или нравственности), здоровья, соблюдение прав и свобод других лиц [2].
Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод предусматривает дополнительные цели: интересы экономического благосостояния страны (в части ограничения прав на уважение частной и семейной жизни, жилища и корреспонденции) — охрана территориальной целостности- защита репутации других лиц- предотвращение разглашения конфиденциальной информации- общественное спокойствие [3].
К. Экштайн в качестве основных принципов ограничения прав и свобод граждан выделяет соразмерность, необходимость и пригодность, говорит о недопустимости злоупотребления ограничением конституционных прав и свобод граждан со стороны государства [11].
Обращает на себя внимание то, что в ч. 1 ст. 55 Конституции Р Ф формулировка о возможности ограничения прав человека «в той мере, в какой это необходимо», тем не менее, порождает волнения в связи
166
Марийский юридический вестник • № 1 (12)/2015
Ямолова Е. М.
с возможностью широкого толкования данного условия.
В качестве принципов ограничения прав граждан в условиях чрезвычайного положения В. В. Алешин выделяет следующие: принцип законодательного
санкционирования введения режима чрезвычайного положения, принцип соблюдения законности, принцип строгого ограничения времени действия чрезвычайных режимных мер, принцип обнародования указа, принцип адекватности режимных мер степени опасности [6].
Установленный законом порядок ограничения прав и свобод в условиях особых правовых режимов является гарантией защищенности от неправомерных действий со стороны органов власти и должностных лиц. Ни в коем образе этот порядок не должен считать целью ограничения само ограничение, а только лишь как введение временных мер для более успешного урегулирования конфликта без наличия людских жертв.
Основанием ограничения прав и свобод граждан в период действия особых правовых режимов является возникновение угроз национальным интересам России. В качестве оснований для введения военного положения может также рассматриваться непосредственная угроза агрессии.
В этой связи пределы ограничений конституционных прав граждан можно определить как основную гарантию обоснованного и соразмерного ограничения указанных прав, а также как эффективное средство от злоупотребления государственными органами и должностными лицами своими правами в случае введения особых правовых режимов. Особая роль в упорядочении ограничений принадлежит конституционным гарантиям. Особый вид конституционных гарантий заключается в том, что отдельные права личности могут быть ограничены на основе закона только специальным государственным органом -судом.
Эффективная защита прав человека в условиях особого правового режима может осуществляться лишь при наличии правовой базы применения чрезвычайных мер с закреплением гарантий важнейших прав и свобод. Гарантии должны быть реализованы в рамках деятельности органов власти.
Одной из основных гарантий от неправомерного ограничения прав и свобод в условиях особых правовых режимов является защита своего права в суде. Тем не менее, проблемой практики правосудия является исполнение решения судов. Причем решение суда, вынесенное в пользу заявителя, не всегда может привести к должному восстановлению нарушенных прав человека [10].
Весьма существенная гарантия, предусмотренная Конституцией Р Ф, — деятельность Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации (п. 9 ст. 103), юридическое положение которого определяется Федеральным конституционным законом.
Обращает на себя внимание то обстоятельство, что ФКЗ «О чрезвычайном положении» не дает перечня прав и свобод граждан и других лиц, от которых власти не вправе отступать в условиях введения чрезвычайного положения. Тем не менее, в данном законе важное место отводится гарантиям прав граждан и ответственности граждан и должностных лиц в условиях чрезвычайного положения. Так, ст. 28 предусматривает, что меры, применяемые в условиях чрезвычайного положения и влекущие за собой изменение (ограничение) установленных Конституцией Р Ф, федеральными законами и иными нормативными правовыми актами прав и свобод человека и гражданина, должны осуществляться в тех пределах, которых требует острота создавшегося положения. Статья 29 Закона перечисляет гарантии имущественных и социальных прав граждан и организаций в период действия чрезвычайного положения, а ст. 34 регламентирует вопросы ответственности лиц, участвующих в обеспечении режима чрезвычайного положения [5].
Что касается гарантий в условиях военного положения, ФКЗ «О военном положении» не устанавливает таковые, но они косвенно определены в статьях данного закона. Так ст. 8 определяет, что Вооруженные силы Российской Федерации обеспечивают охрану общественного порядка и общественной безопасности. На территории, в которой действует военное положение, действуют суды, то есть гражданам гарантирована судебная защита нарушенных прав [4].
В свою очередь, М. А. Мокосеева отмечает необходимость наделения органов прокуратуры Российской Федерации полномочиями по осуществлению прокурорского надзора за своевременностью и полнотой исполнения решений суда, соблюдением законодательства в данной сфере [10].
Если в современной России режим военного положения не имеет места, то чрезвычайные ситуации на ее территории возникают год из года. Так 30 июня 2014 года режим чрезвычайной ситуации был введен в Ростовской области в связи с наплывом беженцев с Востока Украины.
Примером ограничения прав граждан может служить обращение в Европейский суд по правам человека И. Я. Тимишева против России (жалоба № 55 762/00 и № 55 974/00) [12]. 19 июня 1999 г. в период вооруженных столкновений между российскими силами и чеченскими боевиками было ограничено право И. Я. Тимишева на въезд в Кабардино-Балкарию в связи с тем, что он является чеченцем, что нарушило по национальному признаку его право на свободу передвижения. Ограничение, прежде всего, было наложено в связи с угрозой проникновения в регион групп вооруженных бандитов. Суд установил, что имело место ограничение свободы передвижения, предусмотренное ст. 27 Конституции Р Ф. Данное ограничение, безусловно, носило дискриминационный характер по национальному признаку. Даже с учетом существующего положения на территории Чеченской
Марийский юридический вестник • № 1 (12)/2015
167
Студенческая трибуна
республики в 1999 г. подобное ограничение является необоснованным, поскольку режим чрезвычайного положения в данный период не действовал. Прежде всего, была нарушена ст. 19 Конституции Р Ф, гарантирующая равенство прав и свобод независимо от национальности. Данное право не может быть ограничено ни при каких обстоятельствах.
Сегодня, в условиях существующего положения на Украине нарушаются основные права человека, в том числе право на жизнь, свободу слова, право на социальное и пенсионное обеспечение. Введение режима военного положения на Украине не обеспечивает для граждан гарантий защищенности от нарушения их законных прав и свобод.
Безусловно, проблема ограничения прав человека остается открытой, неразрешенными остаются многие вопросы. Это, прежде всего, законность и гарантии осуществления основных прав и свобод человека со стороны государства в условиях чрезвычайного, военного положения. Ограничения, вводимые в условиях особых правовых режимов, во многом законны и обоснованны, но порой экономические, политические интересы преобладают над защитой основополагающих прав и свобод человека и гражданина. В таких условиях возникает вопрос о пределах допустимости и защищенности человека от самоуправства. Отметим, что главным критерием такого ограничения являются положения Конституции Р Ф: права человека могут быть ограничены только в той степени, в какой это дозволяется положениями Конституции.
Литература
1. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12. 12. 1993) (с учетом поправок, внесенных Законом Р Ф от 21. 07. 2014 г. № 11-ФКЗ) [Электронный ресурс]. — Доступ из справ. -правовой системы «Консультант Плюс 2014».
2. Всеобщая декларация прав человека: принята Гене-
ральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 г. [Электронный ресурс] - Режим доступа: http: //base. consultant. ru/cons/cgi/
online. cgi? req=doc-base=LAW-n=120 805 (дата обращения
10. 03. 14).
3. Конвенция о защите прав человека и основных свобод
ETS № 005 принята 4 ноября 1950 г. (с изменениями и дополнениями) [Электронный ресурс]. — Режим доступа: Система ГАРАНТ: http: //base. garant. ru/2 540 800/#ixzz2vZLBSAVl (дата
обращения 10. 03. 14).
4. Федеральный конституционный закон от 30 января 2002 г. № 1-ФКЗ (ред. от 28. 12. 2010) «О военном положении» [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http: //www. consultant. ru/document/cons_doc_LAW_108 751/ (дата обращения: 11. 01. 2014).
5. Федеральный конституционный закон от 30 мая 2001 г.
№ 3-ФКЗ (ред. от 07. 03. 2005) «О чрезвычайном положении» [Электронный ресурс]. — Режим доступа:
http: //www. consultant. ru/document/cons_doc_LAW_52 163/ (дата обращения 5. 02. 2014 г.).
6. Алешин, В. В. Правовые основы режима чрезвычайного положения и режима контртеррористической операции // Современное право. — М.: Новый индекс, 2006. — № 4. — С. 31−37.
7. Ашихмина, А. В. Вопросы ограничения прав и свобод на современном этапе конституционного развития России // Закон и право. — 2008. — № 1. — С. 42−44.
8. Громов М. А. Чрезвычайные правовые режимы в системе административно-правовых режимов // Российский следователь. — 2008. — № 1. — С. 36−38.
9. Мелехин А. В. Особые правовые режимы Российской
Федерации [Электронный ресурс]. — Режим доступа:
http: //www. recoveryfiles. ru/laws. php? ds=3007 (дата обращения:
12. 02. 14).
10. МокосееваМ. А. Реализация решений конституционных (уставных) судов // Марийский юридический вестник. — 2014. -№ 11 — С. 120−134.
11. Экштайн К. Основные права и свободы по российской Конституции и Европейской Конвенции: учебное пособие для вузов. — М.: NOTA BENE, 2004. — 277 с.
12. Тимишев против России. Решение Европейского суда
по правам человека от 13 декабря 2005 г. (жалоба № 55 762/00 и № 55 974/00) [Электронный ресурс]. — Режим доступа:
http: //www1. umn. edu/humanrts/russian/euro/ (дата обращения: 12. 11. 2014).
E. M. Yamolova
RESTRICTING THE RIGHTS OF CITIZENS UNDER SPECIAL LEGAL REGIMES
The author considers the concept, types of special legal regimes, she analyzes the legal nature of the restrictions on the rights of citizens under a special legal regime and makes the analysis of safeguards against undue restrictions of the rights and freedoms of citizens.
Key words: special legal regime, limit the rights of citizens, state of emergency, martial law, the limits of the rights, safeguards against undue restrictions of rights.
YAMOLOVA E. M. — Master student of the Mari State University, Yoshkar-Ola. E-mail: elenayamolova@mail. ru
168
Марийский юридический вестник • № 1 (12)/2015

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой