Объединенная Германия в европейском Союзе

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Политика и политические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 327(430)
О. А. Топоркова
ОБЪЕДИНЕННАЯ ГЕРМАНИЯ В ЕВРОПЕЙСКОМ СОЮЗЕ
Статья посвящена статусу Германии в Европейском Союзе. Германия рассматривается как лидер Е^ локомотив развития этой международной организации, как одна из наиболее влиятельных держав на современной политической арене. Объединение ФРГ и ГДР (1990) способствовало усилению германских позиции, превратило единую Германию в узловой регион Европы.
Ключевые слова: Германия- Европейский Союз- европейская интеграция- лидерство- партнерство.
Сегодня Европейский Союз объединяет 27 государств и сочетает в себе черты международной организации и федеративного государства. В мире, подвергающемся процессам глобализации, ЕС являет собой пример экономической и политической международной интеграции. Федеративная Республика Германия стояла у истоков создания ЕС, и теперь выступает локомотивом развития Организации.
После объединения Германии (1990), когда ГДР вошла в состав ФРГ, страна «приросла» пятью федеральными землями и обогнала по численности населения прочих членов ЕС. Уже около 20 лет этот показатель не опускается ниже 81 миллиона человек [8]. Согласно данным ежегодно выпускаемого справочника «Германия. Факты», «как страна с крупнейшим по численности населением на континенте и в то же время как экономически сильное и расположенное в центре Европы государство объединенная Германия в первую очередь заинтересована в том, чтобы участвовать в процессе европейской интеграции и в дальнейшем развитии и расширении этих рамок» [7]. «Может ли страна, которая со всех сторон граничит с другими европейскими государствами», — продолжает автор заметки, — «может ли Германия, имея девять европейских соседей, позволить себе не проводить активную европейскую политику? Ответ лежит на поверхности: находясь в центре нынешнего Европейского Союза (ЕС), немцы особенно заинтересованы в мирном и хорошем добрососедстве» [7].
Биполярная система, при которой существовало два немецких государства, сдерживала амбиции Западной Германии в сфере
европейской политики. После 1990 г. ЕС совершило «прыжок» на Восток, распространившись на страны восточной Европы, и объединенная Германия действительно превратилась из западной окраины ЕС в центральный, узловой регион этой мощной и динамичной наднациональной системы. Такому превращению способствовали кардинальные изменения в мировой политике, связанные в окончанием «холодной войны».
Распад Советского Союза, как известно, повлиял на всю мировую политику. Это событие немецкий историк и публицист Грегор Шельген, автор таких монографий, как «История мировой политики от Гитлера до Горбачева 1941−1991» и «Внешняя политика ФРГ», называл концом главы не только русской, но и восточноевропейской истории. В целом, в Европе на тот момент усилились центробежные тенденции: распался не только СССР, но и Югославия, Чехословакия. На этом фоне объединение Германии, ее укрупнение, стало исключением из правил.
Профессор Г арвардского университета Стенли Хоффманн в своем эссе «Европейские последствия Советской трансформации» утверждает: «В результате катаклизмов Германия вдруг из „средней“ державы, сдерживаемой различными структурами и явлениями, -например, „холодной войной“, НАТО и Европейским Сообществом — превратилась в важного актора» [4, с. 63]. Причинами такого превращения американский ученый называет объединение Германии, ее экономический потенциал и географическое положение в центре Европы. Несомненно, роль Германии в Европе и в целом в мире становится более весомой с начала 1990-х гг.
Каков же мир сегодня и каково в нем место Германии? Каково ее место в Европе? Генри Киссинджер в книге «Шесть столпов миропорядка» пишет, что нынешняя система международных отношений более напоминает европейскую систему ХУТТТ-ХТХ вв., чем жесткую модель времен «холодной войны». Действительно, строгого деления на Восток — Запад, на капитализм-социализм больше нет. Европейский континент с политической, экономической и социальной точек зрения претерпевает изменения под влиянием глобализации.
В нынешних реалиях ФРГ заняла свою нишу созидателя Европейского Союза, усилила как свою экономическую мощь, так и значимость на внешнеполитической арене. Если бы не существование
ЕС, можно было бы говорить о новой попытке установления германской гегемонии. Но такое явление могло иметь место лишь в Европе эпохи национальных государств. Теперь же почти все европейские страны объединены наднациональными структурами ЕС, имеют единую валюту, общую внешнюю границу и выступают на мировой арене как единое целое. Таким образом, Германия может считаться региональным лидером, для которого ЕС является как полем деятельности, так и сдерживающим фактором.
Современная Германия стала в 1990-е гг. связующим звеном между Востоком и Западом и сегодня является центральным и лидирующим государством в Европе, которое способно взять на себя конструктивную, руководящую роль на континенте. Обе части Германии были продуктами конфликта между Востоком и Западом, своим совместным развитием внесли весомый вклад в разрешение этого конфликта, и в нынешних условиях страна может противостоять актуальным вызовам.
Многие немецкие историки и политологи сегодня делают оптимистичные прогнозы на роль Германии в Европе и мире. Немецкий политолог Вольфганг Вессельс в одной из своих работ называет Европейский Союз «как продуктом, так и фактором порядка» [5, с. 486] новой мировой политики и подчеркивает важность ЕС для интересов своей страны. Действительно, европейские государства, выступая вместе на мировой арене, могут быть конкурентоспособны и могут играть самостоятельную роль в глобальной системе великих держав.
Европейский Союз, как мирное объединение бывших «заклятых врагов», является фактором и моделью нового регионального и мирового порядка. По отдельности европейские страны сегодня вряд ли способны влиять на глобальные процессы или поддерживать собственную конкурентоспособность на мировом рынке, но вместе, объединившись в ЕС, они составляют мировую сверхдержаву, с которой должны считаться другие центры силы.
Разумеется, в сверхдержаве, в том числе и такой «составной», как ЕС — должен быть лидер, и немецкие исследователи смело называют Германию таким лидером. Делается это без пафоса и громогласности, в таких заявлениях нет стремления «подмять» под себя другие европейские страны и стать региональным гегемоном. Лидерство ФРГ в Европе преподносится как факт и как благо для Европы в целом.
Постулируется, что Германия сегодня — демократическое социальное государство с конкурентоспособной экономикой, с умеренным правительством, которое не позволит своей стране когда-либо снова встать на путь агрессии. В Основном законе ФРГ есть статья, посвященная осуществлению идеи Объединенной Европы (статья 23), т. е. европеизм закреплен в самом немецком законодательстве.
В таких условиях внутренние связи, взаимозависимость в ЕС усиливаются, трудовая миграция населения, смешанные браки становятся все более привычными явлениями. В глобальной Европе развивается идея мирного сосуществования, взаимовыгодного сотрудничества людей разных наций, религий. Германия, в свою очередь, подает соседям пример открытости, демократичности, надежности и порядка. Она приобретает статус «лучшего среди равных». Напомним, что еще в 1951 г. ФРГ стала одной из шести государств (наряду с Францией, Италией, Бельгией, Нидерландами и Люксембургом), подписавших Договор об учреждении Европейского объединения угля и стали (ЕОУС), который стал первым шагом на пути к европейской интеграции после Второй мировой войны. Выступив тогда сторонником сотрудничества, ФРГ преследовала цель — побороть накопившееся из-за двух мировых войн недоверие в свой адрес. Кроме того, ФРГ стремилась примкнуть к западным капиталистическим странам, дабы отмежеваться от ГДР. Если считать, что с тех пор ФРГ поставила во главу угла своей внешней политики европейское направление, то объединение Германии было одним из успехов этой политики.
ЕС во многих аспектах своей внутренней политики проявляет себя как организация европейских регионов, а не строго национальных государств, т. е. понятие «еврорегион» сейчас выступает как объект внутренней политики ЕС, в то время как национальное государство все чаще является политическим субъектом, представленным главой такого государства, еврокомиссаром, министрами правительства. Именно региональная политика стала приоритетной для политических субъектов наднационального уровня, и будущее в Европе принадлежит регионам, а не национальным государствам. Об этом свидетельствует, в частности, тот факт, что объединенный суверенитет (pooled sovereignty) — сегодня реальность для стран-членов ЕС, необходимая для принятия решений общеевропейского значения. Объединив суверенитеты, открыв границы внутри
Шенгенской зоны, члены ЕС постепенно создают многонациональное «супергосударство», где учитываются в первую очередь выделенные по каким-либо критериям регионы.
В таком «супергосударстве» Германия, особенно центральная и восточная, становится центральным, узловым регионом (запад Германии по ряду параметров больше ассоциируется с регионом, включающим Швейцарию, восточную Францию, Бенелюкс). О будущем Восточной Германии как связующего региона Европы рассуждает, например, Вольфганг Тирзе в статье «Будущее востока: перспективы восточной Германии в центре Европы». Расширение Е С за счет стран Центральной и Восточной Европы, по мнению В. Тирзе, дало исторический шанс Восточной Германии поделиться с новыми членами ЕС своим опытом перехода от одного уклада к другому, опытом вхождения в капиталистический мир, в ЕС, в европейское пространство. В. Тирзе отмечает, что восточные немцы могут сыграть значительную роль, имея, с одной стороны, собственный опыт «перелома», с другой — владея пониманием восточноевропейских реалий и образа мышления до и после 1989 г. В том случае, если восточным немцам удастся использовать свои преимущества и интегрироваться в новое европейское разделение труда, Восточная Германия сможет вместе со странами Центральной и Восточной Европы стать динамичным развивающимся регионом Европы. В противном случае существует риск того, что произойдет расстыковка экономического развития Восточной Германии и стран Центральной и Восточной Европы, ее локальные рынки будут закрыты для предложений с Востока, и она будет еще долго зависеть от дотаций.
Восточная Германия как «европейский связующий регион» может ориентироваться на сопоставимые регионы Европы, использовать успешно применяемые там инструменты экономического стимулирования для создания конкурентоспособной экономики, укреплять демократию в восточногерманском обществе, играть активную роль в процессе европейской интеграции.
Говоря о политике и статусе Германии на рубеже ХХ и XXI вв., необходимо уделить внимание работам Карла Кайзера — профессора Центра международных отношений Уэзерхэд при Гарвардском университете, директора Исследовательского института Германского общества внешней политики, члена редакционного совета журнала «Россия в глобальной политике». Во вступлении к своей книге 1998 г.
«О будущем немецкой внешней политики: Сборник речей о внешней политике Берлинской Республики» профессор Кайзер пишет: «После падения берлинской стены и во время переговоров об объединении Германии в самой Германии и за ее пределами проходили дебаты
о том, вернется ли страна к политическим традициям и модели поведения на внешнеполитической арене, которые дважды в XX в. приводили к беспрецедентным катастрофам в Европе и мире» [5, с. 1]. Профессор Кайзер дает однозначный отрицательный ответ и рассуждает о новом имидже своей страны в мире, используя при этом термин «политика в области культурного строительства» (КиМгроШк). Такая политика, по мнению Карла Кайзера, призвана создавать образ определенной культуры на международной арене, а также стимулировать диалог различных культур. Такой диалог необходим в эру глобализации, при разнообразии акторов на международной арене. По наблюдению профессора Кайзера, эта эра может стать временем, когда глобальные процессы взаимодействия и «срастания» различных систем идут параллельно с разбивкой на малые единства, когда стремление к порядку и его создание соседствуют с анархическими тенденциями. Для Германии, как государства с наиболее развитой демократией и экономикой в Европе, начинается новый век, о котором метко высказался Роман Херцог:1 «Мир становится более тесным, как шансы, так и риски становятся глобальными, и глобализация неизбежно становится присуща германской внешней политике» [5, с. 498].
Последствия развития новой мировой системы напрямую затрагивают Германию как зависимую от международной конъюнктуры экспортирующую нацию, как процветающее демократическое общество и открытую страну. Карл Кайзер также называет Германию «функционером глобальной системы взаимозависимостей, могущим пострадать при отклонении в развитии этой системы и поэтому заинтересованным в поддержании и упрочнении — совместном с партнерами — межгосударственного сотрудничества в различных сферах: от борьбы с распространением наркотиков и терроризма до поведения на мировых финансовых рынках» [5, с. 506].
1 Роман Херцог (Roman Herzog) — немецкий политик от партии Христианско-демократический союз, с 1994 по 1999 гг. занимавший пост федерального президента Германии. — Прим. автора.
Директор Международного центра социальных исследований профессор Ганс-Дитер Клингеманн связывает объединение Германии с объединением Европы. «Была совершенно ясна необходимость прочной интеграции Германии в Европейский Союз & lt-… >-. Было довольно много рассуждений и возражений со стороны Великобритании, Франции и не так много от США, связанных с тем, что 80-миллионная Германия снова будет представлять собой опасность, поскольку она становится сильнейшим национальным государством в Европе. Но я думаю, что эти страхи были в значительной мере преодолены, поскольку Европейский Союз стал реальным политическим союзом с общей валютой и Маастрихтскими соглашениями» [1, с. 221]. Профессор Клингеманн высказывает мысль о том, что без объединения Германии европейская интеграция была бы неполной, ЕС не был бы монолитным: можно предположить, что не будь объединения Германии, в самом центре ЕС находился бы анклав -ГДР. Слияние ГДР с ФРГ, таким образом, было естественным еще и с точки зрения внешней политики ФРГ — полной интеграции в Европейский Союз.
Объединенная Германия стала крупнейшим государством в Европе и тут же заявила о себе и своей политической самостоятельности, став первым государством, признавшим независимость Словении (15 января 1992 г.). Это было прямо связано со стратегическими целями Германии на Балканах, которые предполагали включение в зону ее экономических интересов этого новоявленного государства, а затем и прочих государств, образовавшихся на развалинах СФРЮ. Именно Германия оказала решающее воздействие на ЕС, побудив эту международную организацию к признанию Словении и Хорватии (15 января 1992 г.), а затем и Боснии и Герциговины (9 апреля 1992 г.).
В конце XX — начале XXI вв. германские Вооруженные силы впервые за 50 лет приняли участие в военных действиях. Это были операции НАТО «Обдуманная сила"1 (1995) и «Союзная сила"2 (1999). В 2003 г., однако, ФРГ не поддержала войну США в Ираке.
1 Воздушные бомбардировки авиацией НАТО позиций боснийских сербов во время Боснийской войны (1992−1995).
2 Операция НАТО против Союзной Республики Югославии во время Косовской войны (1998−1999).
Как известно, контингент НАТО, состоящий в основном из американских и британских бойцов, «увяз» в Ираке в кровопролитной партизанской войне. Дальновидность руководства ФРГ очевидна. Канцлер Герхард Шредер не только избавил военнослужащих своей страны от участия в тяжелой войне на Ближнем Востоке, но и поступил в соответствии с общественным мнением, царившим тогда в Европе, России и даже в самих США и осуждавшим очередной акт американской агрессии. Кроме того, воздержавшись от участия в иракской войне и осудив действия администрации Соединенных Штатов, Шредер отвернулся от США, но нашел иных союзников -Россию и Францию. Тем самым канцлер упрочил позиции Германии в Европе, продемонстрировал независимость своей страны от политической воли США и, что немаловажно, обеспечил политическое и экономическое партнерство Германии с Россией — государством, от торговых отношений с которым во многом зависит экономика самой Германии и ЕС в целом. Речь идет об организации экспорта энергоносителей из нашей страны в Европу, налаженный во многом благодаря тем связям, которые установил Герхард Шредер с российским руководством и деловыми кругами.
Затем, в 2010 г., когда экономический кризис ударил по ряду европейских стран-членов ЕС, особенно по Греции, именно ФРГ взяла на себя инициативу в оказании помощи для оздоровления греческой экономики. Этот шаг потребовал от Германии финансовых потерь, но предотвратил распад зоны Евро, если не самого ЕС (а такие последствия кризиса казались вполне реальными), и снова показал, что именно Германия занимает в ЕС лидирующие позиции как в экономическом, так и в политическом отношении.
О лидерстве Германии в ЕС пишет и американский ученый Стенли Хоффманн. Он считает, что равновесие внутри «большой тройки» ЕС (Франция, ФРГ и Великобритания) нарушилось в пользу Германии.
Политическая воля германского руководства, направленная на усиление ЕС и позиций Германии в нем, пользуется широкой поддержкой немецкого населения. «Я прежде всего европеец, а потом уже немец», — эти слова слышишь все чаще. Помимо очевидных выгод ЕС для рядового гражданина (возможность свободно перемещаться в пределах ЕС, пользуясь повсеместно единой европейской валютой, возможность выбирать наиболее интересный вуз для получения образования и место работы из предлагаемых практически
на всем европейском континенте и др.), одобрение Европейского Союза со стороны населения Германии имеет и аспект, связанный с национальной психологией. После двух мировых войн, вернее, после поражения в двух мировых войнах, развязанных Германией в XX в., — немцам очень хочется быть принятыми, реабилитированными остальными европейцами. Заинтересованность немцев в глобальной Европе и сотрудничестве с другими народами ЕС явно более выражена, чем, к примеру, у французов или англичан, и это объясняется не только потенциальными политико-экономическими выгодами для Германии, т. е., достижением статуса лидера в Европе. Кстати, на пути к этому статусу Германия несет финансовые убытки. Зато резко меняется имидж немцев в Европе и мире. Это больше не «агрессивные фанатики, считающие свою расу превыше остальных», не «скупые, бесчувственные бюргеры», а деловые, практичные, надежные партнеры, работающие качественно и ответственно. Словом, имидж немцев стал положительным. Поставляя на мировой рынок высококачественные автомобили, технику, лекарства, одежду и обувь и многое другое, они поддерживают этот имидж, разрушают негативные стереотипы и, что называется, завоевывают симпатии.
Подводя итог, можно сказать, что немецкие политики и исследователи связывают развитие и усиление Германии с развитием ЕС. Главным направлением германской внешней политики является «Европейский Союз, чье дальнейшее развитие в эру глобализации остается кардинальным интересом Германии» [5, с. 509] по целой совокупности указанных выше причин.
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. Здравомыслов А. Г. Немцы о русских на пороге нового тысячелетия. Беседы в Германии: 22 экспертных интервью с представителями немецкой интеллектуальной элиты о России — ее настоящем, прошлом и будущем — контент-анализ и комментарии. — М.: РОССПЭН, 2003. — 544 с.
2. Тирзе В. Будущее Востока: перспективы восточной Германии в центре Европы // Объединенная Германия: 10 лет. Проблемно-тематический сборник / отв. ред. и сост. А. А. Амплеева. — М.: ИНИОН РАН, 2001. — С. 120−128.
3. История Германии: учебное пособие: в 3 т. / под общ. ред. Б. Боневича, Ю. В. Галактионова. — М.: КДУ, 2008. — 693 с.
4. Haftendorn H. America and Europe in an Era of Change / Ed. by Christian Tuschhoff. — Westview Press, 1993. — 180 p.
5. Kaiser K. Die neue Weltpolitik. Schwarz H. -P. unter Mitarb. von Bruning M.
u. Schild G. — Baden-Baden: Nomos, 1995. — 551 S.
6. Kissinger H. Die sechs Saulen der Weltordnung. — Berlin: Siedler, 1992. -238 S.
7. Tatsachen uber Deutschland, Ausgabe 2008, von Societats-Verlag, Frankfurt am Main, in Zusammenarbeit mit dem Auswartigen Amt. — Berlin, 2010. -184 S.
8. Detailed statistics on the EU and candidate countries, 17. 06. 2010 [Электронный ресурс]. — URL: epp. eurostat. ec. europa. eu.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой