Формирование нового мирового порядка в эпоху глобализации

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Политика и политические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

И. Л. Шершнёв
доц., канд. полит. наук, доц. каф. политологии ИМО и СПН МГЛУ, e-mail: ishershntv@mail. ru
ФОРМИРОВАНИЕ НОВОГО МИРОВОГО ПОРЯДКА В ЭПОХУ ГЛОБАЛИЗАЦИИ
В статье миропорядок рассматривается через призму истории и теории международных отношений. В ней дается авторское определение понятию «миропорядок», описывается его структура, показывается развитие миропорядка от Вестфальского мира до наших дней. Особое внимание автор уделяет формированию нового мирового порядка с учетом мнений научного сообщества России, которое предлагает проект цивилизационного мироустройства.
Ключевые слова: миропорядок- новый миропорядок- глобализация- цивилизационное мироустройство- Организация Объединенных Наций и Цивилизаций.
В современных условиях процессы глобализации и процессы миростроительства идут одновременно, определяя нынешний этап состояния и развития планетарного человеческого сообщества. Эти процессы или явления тесно взаимосвязаны, взаимозависимы и решающим образом оказывают влияние друг на друга. Идея миропорядка, взятая из области геополитики, по существу, стала философией глобализации, ее сутью, тем, что определяет ее конечные результаты. Миропорядок, по большому счету, отражает состояние человека и общества, а значит, и их ожидания положительных изменений в своей судьбе, связанные с принятием такой модели мироустройства жизни, которая обеспечит им большую свободу, справедливость и безопасность, выведет на более высокий уровень отношения народов и государств, межличностные связи.
Миропорядок, как видится автору, это организованная определенным образом стихийно и / или рукотворно и поддерживаемая в глобальном масштабе система международных отношений и поведения сообществ людей в разных формах их существования и иерархии, основанная на договорных и / или силовых решениях, устанавливающих правила, нормы, принципы планетарного бытия субъектов социального взаимодействия в конкретно-исторических условиях данной эпохи.
Миропорядок может быть рассмотрен через парную категорию «порядок — хаос». Современные социальные технологии позволяют управлять и порядком, и хаосом. Миропорядок — это явление многогранное, специфическое, производное Вселенной как системы, имеющей свою логику, свои законы, свой порядок- это категория состояния, свойственного природе и обществу, определяемая деятельностью самой глобальной системы международных отношений и субъектов политики по упорядочению мира- это модель мироустройства, обеспечивающая выполнение задач, стоящих перед человечеством, охватывает все человеческое пространство — территориальное и духовное, по сути, является сетевым, распределенным.
Справедливый миропорядок предполагает отказ от политики национального эгоизма в международных отношениях. Но если вселенским порядком человек управлять не в состоянии, то на Земле ему вполне под силу управлять происходящими в мире процессами. В известной мере мировой порядок может и сам выступить в качестве субъекта политики, субъекта управления, являясь одновременно результатом управления.
Сама по себе идея миропорядка существует столько, сколько и само человечество, поскольку в нашем взаимозависимом мире у людей всегда была и остается потребность в упорядочении жизни -как собственной, так и окружающих. Каждая семья, каждая община, каждое государство нуждается в порядке как гарантии своего существования. Необходимость порядка, упорядоченности явлений увеличивается с ростом числа субъектов социального взаимодействия, взаимозависимости всех и каждого друг от друга, появлением новых угроз и опасностей.
Пока нет завершенной, научно обоснованной, однозначно понимаемой всеми теории миропорядка. Нет идеи, концепции миропорядка, которые могли бы стать одним из оснований его формирования, а также инструментом познания и преобразования мира. Есть эклектические, разорванные, порой противоречивые положения, идеологемы теории миропорядка, но ее цельный образ остается неопределенным, неустоявшимся. Отчасти это связано с сохраняющейся ситуацией всеобщего хаоса и войны всех против всех в различных формах противоборства.
Исходной посылкой для определения миропорядка может служить, по мнению автора, простая констатация того факта, что мир
существует как единая сложная система, достаточно устойчивая, целостная, саморегулируемая, взаимодействующая со всеми другими системами. И миропорядок является его неотъемлемым элементом, составной частью, подчиняясь законам, нормам его существования, занимая в существующем мире свою собственную нишу, оставаясь самодостаточным субъектом глобального управления, способным организовать порядок в планетарном масштабе и управлять им. Миропорядок можно рассматривать и как принцип, и как цель. Решающее значение для формирования миропорядка имеют субъекты мировой политики, от позиции которых будет во многом зависеть судьба проекта.
Новый мировой порядок — это другой, отличный от существующего миропорядок. Наступает вследствие упорядоченной серии судьбоносных событий и фактов, меняющих мир, разрушающих старый миропорядок, который уступает место новому миропорядку. Это продукт проявления и разрушения острых противоречий, столкновения интересов ведущих субъектов мировой политики, резкого изменения соотношения сил на мировой арене. Может носить конструктивный или деструктивный характер, быть прогрессивным или реакционным, отвечать чаяниям всего человечества или небольшой его части в зависимости от того, какие силы и в каких целях добиваются глобального доминирования, пытаются установить свое господство, контроль и власть над миром. Новый мировой порядок -это, по сути, проект построения нового мирового порядка, прообраз, модель будущего. Его формирование — это объективный процесс, отражающий потребности новой эпохи, глобализации. Справедливый миропорядок остается извечным чаянием и надеждой народов Земли. Реализация в его рамках этих чаяний предполагает наличие определенной иерархии, норм, правил, международных силовых структур, в частности миротворческих, быстрого реагирования, МЧС и др.
Новый мировой порядок может означать качественное улучшение межгосударственных, международных отношений, если он будет формироваться на основе взаимопонимания и взаимоуважения сторон, взаимоприемлемого урегулирования спорных вопросов, конфликтных ситуаций, на компромиссе, на созидательных традициях народов, на приоритете социальной справедливости, защищенности, безопасности, культурно-нравственных ценностей.
Пока еще сохраняющийся миропорядок определяется Вестфальской системой международных отношений (Вестфальский мировой порядок), ценностями и культурой западного мира. Как известно, Вестфальский мир был заключен европейскими державами в 1648 г. после Тридцатилетней войны в Европе, по сути, мировой войны своего времени [5, с. 127]. Он закрыл эпоху империй, открыл эпоху национальных государств, и закрепил определенные нормы отношений между ними. В последующем, за минувшие более чем три с половиной века, Вестфальский мировой порядок подвергался довольно значительным изменениям, связанным, как правило, с войнами: наполеоновские войны- Крымская война (1854−1856) — Франко-прусская война (1870−1871) — Первая мировая война (19 141 918) — Вторая мировая война (1939−1945) — Третья мировая война «холодная» (1946−1991). По их итогам обычно собирались конгрессы стран-победительниц, закреплявшие очередные переделы мира и вносившие коррективы в систему международных отношений, обновлявшие мировой порядок: Венский конгресс (1815) — Парижский конгресс (1856) — Французский мир- Версальский мир- Ялтинско-Потсдамский мировой порядок.
Вестфальский мировой порядок покоится на таких фундаментальных положениях, как национальный государственный суверенитет- принцип невмешательства во внутренние дела других суверенных государств- право сильного- право суверенного государства на войну. Они пока работают в международных отношениях, при этом каждый субъект политики, по возможности, интерпретирует их по-своему, к собственной выгоде или нередко злоупотребляют ими. Вместе с тем Вестфальский мировой порядок никогда не исключал образование коалиций, международных организаций, объединяющих национальные государственные суверенитеты. Так, Венский конгресс образовал Священный союз, в котором Россия, внесшая решающий вклад в разгром армии Наполеона, играла ведущую роль. Версальский мир создал Лигу Наций, призванную нести ответственность за мир и безопасность в Европе. Продуктом Ялтинско-Постдамского мирового порядка стала Организация Объединенных Наций.
Участие национальных государств в любых международных объединениях, включая ООН, военно-политические организации, в той или иной мере ограничивает их суверенитет, поскольку они, являясь их членами, берут на себя определенные обязательства
международного порядка. Так, в условиях недавнего биполярного мироустройства большинство стран мира вынуждены были группироваться вокруг двух разных мировых полюсов, двух сверхдержав -СССР и США, представлявших два разных проекта мирового развития (коммунистический и либеральный) и находившихся в состоянии острой конфронтации «холодной войны». Примыкая к тому или иному полюсу, национальные государства передавали часть суверенитета СССР или США. Сложно говорить о сохранении национального суверенитета государств после того, как в 1991 г. рухнул биполярный мир и одновременно подверглись мощному разрушительному воздействию и Вестфальская система международных отношений, и ее детище — Ялтинско-Постсдамский мировой порядок. Есть немало симптомов тому, что ускоряющиеся процессы глобализации окончательно сведут на нет их влияние в мире. В их числе — обострение кризиса национальной идентичности, рост конфликтности в этнических, конфессиональных и других группах этнонациональных общностей, дробление этнонациональных сообществ на более мелкие, увеличение числа недееспособных государственных образований, укрепление влияния транснациональных корпораций в мире и т. д.
Но есть и другие мнения по поводу Вестфальской системы в современном мире и перспектив сохранения национального суверенитета в выстраиваемых в условиях глобализации международных отношениях. Ведь государства как таковые реально существуют и будут оставаться, даже передав добровольно или под давлением какую-то часть своего суверенитета. Но они не могут передать кому бы то ни было весь национальный суверенитет, поскольку остаются востребованными их обязательства перед собственными гражданами, которые нельзя игнорировать. Естественно, международные организации, транснациональные корпорации и другие центры силы будут оказывать воздействие, и немалое, на их внутреннюю и внешнюю политику, но при всех обстоятельствах какая-то часть суверенитета будет оставаться за государствами, и весь вопрос заключается в том, как они смогут ею пользоваться.
К числу наиболее последовательных защитников Вестфальской системы и национального суверенитета относится Председатель Конституционного суда Российской Федерации В. Зорькин. Он считает, что «государственный суверенитет был закреплен в свое время Вестфалем в качестве системообразующего принципа миропорядка.
В этом смысле ничего лучшего Вестфальской системы, т. е. взаимодействия и развития государств на основе принципа суверенитета, придумано не было и в перспективе не видится. Разумеется, суверенитет не помещен в „политический холодильник“. Он эволюционирует вместе с развитием государства и общества. Что такое Ялтинская система? Что такое ООН? Это не что иное, как модификация Вестфальской системы в новых условиях. Лишь суверенитет дает формально-юридически одинаковую, равную возможность всем государствам быть в нынешнем мире. А как сами государства реализуют этот принцип на практике — это вопрос практической политики, политического искусства. И как на заре Вестфальской системы страны жили по-разному, так и сейчас. Но критика современной системы объединенных суверенитетов появляется не на пустом месте. Потому что суверенное государство не справляется перед лицом новых вызовов и угроз, но от этого не утрачивается, а, напротив, возрастает значение суверенитета как системообразующего принципа современной демократии и правопорядка. Каждый раз, на каждом новом историческом этапе этот принцип приходит в новом „обличье“. Именно поэтому в глобализирующемся мире защита интересов государства требует объединения, а не разрушения суверенитетов. Мир преображается, он не становится ни лучше, ни хуже — он становится другим. Перемены, происходящие в мире, диктуют необходимость изменения международно-правовых норм, которые в свою очередь регулировали бы новые явления и процессы. Важно, чтобы эти изменения не заслоняли самого главного, во имя чего они проводятся, — человека с его правами и свободами» [2].
Тема установления нового мирового порядка остается одной из самых обсуждаемых среди отечественных и зарубежных политологов, начиная с периода «перестройки». На завершающей стадии «холодной войны» получили довольно широкое распространение, особенно среди диссидентов, надежды на советско-американское сближение, на приобщение к западным либеральным ценностям. В моду стала входить теория конвергенции социализма и капитализма. Под концепцией наступившего «потепления» (размывания социализма) в СССР и ожидаемых перемен (конвергенции) тогда выстраивалась модель нового мирового порядка, международных отношений.
Процесс формирования и становления нового мирового порядка, начавшийся после распада СССР и крушения биполярной системы
международных отношений, получил довольно неоднозначный, противоречивый и ущербный для всего человечества характер. Мир из двухполюсного (лагерь социализма во главе с СССР и лагерь капитализма во главе с США) превратился в однополюсный, или однополярный, под почти полным контролем во главе с США.
США остаются основным игроком на мировой арене, центром созданной ими многоуровневой «глобальной имперской сети», которая служит им для продвижения своих интересов, ценностей западной цивилизации (либеральная демократия, свободный рынок, права человека и др.) американский образ нового мирового порядка.
Ситуация с наведением такого нового мирового порядка, выстраиваемого на основе однополярной глобализации, резко изменилась после 11 сентября 2001 г., когда США подвергались внезапному воздушному нападению со стороны неизвестного противника, обозначенного ими «силы международного терроризма», сосредоточенные в исламских странах, в исламской общине. Диверсионные действия или теракты 11 сентября 2001 г. обрушили однополярный мир, они положили конец 10-летнему периоду однополярного мира и обозначили начало перехода его к многополюсному, или многополярному миру с несколькими центрами силы (пока это США, Европа, Япония, Россия, Китай, Индия).
В действиях США на международной арене с использованием военной силы и в реакции на них других ведущих игроков на этом поле просматриваются определенные различия в подходах к формированию нового мирового порядка, наличие его разных концепций, пусть даже не очень четко прописанных. Так, при всей консолиди-рованности позиций США и Европы в международных делах видны существенные отличия американской концепции нового мирового порядка от европейской. Если США считают применение военной силы против суверенных государств в целях противодействия терроризму, защиты прав человека, свободы, демократии и либеральных ценностей правомерным, то Европа ставит нормы международного права и суверенитет выше права военной силы.
Что касается России, то у нее нет собственной концепции нового мирового порядка, обоснованной модели жизнеустройства, которая могла бы быть принята большинством населения Земли. Она колеблется между США, Европой и другими центрами силы, ситуативно примыкая к какому-то из них. После 11 сентября 2001 г.
у части российского политического истэблишмента появились иллюзии в отношении того, что на почве совместной борьбы с международным терроризмом Россия и США смогут сообща строить новый мировой порядок. Да, США частично допустили Россию к этому процессу, но отступать от своей генеральной линии на «глобальное лидерство» и делить его с кем-то они не хотят. Они настойчиво проводят политику «ограниченного суверенитета», с чем Россия согласиться не может. Объективно роль России в формировании нового мирового порядка возрастает, но реализовать себя в ней она пока не в состоянии.
В эпоху глобализации также сложно умножать усилия, объединять народы и государства, как и на протяжении всей истории человечества. Но такая задача не под силу США, Западу, образ жизни которых строится на принципах национального эгоизма и индивидуализма. К тому же западная или евроатлантистская цивилизация переживает социокультурный кризис, который развивается с начала ХХ в. и является более системным и глубоким, чем у других народов и цивилизаций мира. На Западе из жизни людей все чаще вытесняется духовно-ценностный фактор, замещаясь информацией, голым расчетом (рационализмом, граничащим с цинизмом) и технологиями (например, психотехникой).
Русский философ Питирим Сорокин, вынужденный жить в Америке, отмечал: «Кризис затрагивает почти всю западную культуру и общество, все их главные институты. Это кризис искусства и науки, философии и религии, права и морали, образа жизни и нравов. Это кризис форм социальной, политической и экономической организации, включая формы брака и семьи. Короче — это кризис почти всей жизни, образа мыслей и поведения, присущих западному обществу. Если быть более точным, этот кризис заключается в распаде основополагающих форм западной культуры и общества последних четырех столетий» [4, с. 429].
Западу, претендующему на мировое лидерство, следует отказаться от принципов насилия и конкуренции и начать придерживаться принципов сотрудничества и помощи, на что он просто не способен, тем самым обрекая себя на враждебное отношение к нему других цивилизаций. Находясь в клиническом состоянии и почти не имея шансов «на выздоровление», западная цивилизация никак не может претендовать на ведущую роль в мировом сообществе и быть его путеводителем.
Новый мировой порядок должен формироваться с учетом мнения большинства людей. Дискуссионной площадкой по обсуждению модели нового миропорядка мог бы стать новый глобальный форум. На его платформе было бы целесообразно провести согласование в рамках планетарного сообщества, заключить глобальный общественный договор об основных принципах, правилах и нормах существования нового мирового порядка и взаимодействия в нем. Как представляется, было бы также полезно организовать конкурс проектов по мироустройству самым разным странам и народам, всем субъектам мировой политики. Особенно важно его организовать среди молодежи всех континентов, которая имеет свои собственные представления о будущем миропорядке и которой придется в недалеком будущем жить в этом миропорядке.
Научное сообщество России могло бы выступить со своим Проектом цивилизационного мироустройства и добиться его принятия на разных уровнях субъектов мировой политики, используя формы и методы общественной дипломатии.
Цивилизационный тип мироустройства является более сложной формой человеческого общежития, чем национально-государственный. Тем более, что переход к нему не отменяет существование государств-наций и создаваемых ими международных организаций. Необходимо будет наладить неконфронтационное взаимодействие государств-наций и цивилизаций в структуре новой организации мирового сообщества. Конструирование нового типа мироустройства из локальных цивилизаций и государств-наций представляется сегодня самой насущной задачей ученых, общественных и политических деятелей.
Автор предлагает ученому сообществу для рассмотрения один из вариантов цивилизационного мироустройства, позволяющий осуществить «мягкий» переход от существующего миропорядка к Новому миропорядку.
Значение Проекта заключается в том, чтобы соединить государства-нации и цивилизации в едином структурном органе глобального управления для совместного решения ими судьбоносных задач в интересах выживания и развития всего человечества. При этом сохраняется Организация Объединенных Наций как коллективный орган государств-наций, нацеленный на «построение безопасного, справедливого, „зеленого“, свободного от ядерного оружия и нищеты
мира» [3]. Но параллельно с ООН создается Совет Объединенных Цивилизаций (СОЦ). Вместе ООН и СОЦ образуют Организацию Объединенных Наций и Цивилизаций (ООН и Ц) — двухпалатный представительный орган, в котором ООН является нижней палатой и представляет, как и сегодня, государства-нации, а СОЦ — верхней палатой, представляющей цивилизации. Таким образом редлагает-ся создание новой институциональной формы мирового сообщества, нового института глобального управления. Функционирование ООНиЦ в двухпалатном режиме потребует разработку и принятие новых нормативно-правовых документов, регулирующих деятельность, права и обязанности этого института в целом и обоих палат. Как представляется, ООН будет работать в прежнем составе и режиме с небольшой корректировкой задач.
Совет Объединенных Цивилизаций будет призван заниматься вопросами, связанными с:
• глобальными вызовами и угрозами, стратегией выживания и развития всего человечества-
• предотвращением столкновений и войн цивилизаций-
• недопущением конфессионально-фундаменталистских, ценностно-культурологических, общественно-экономических конфликтов-
• управлением процессами глобализации-
• созданием благоприятной среды для проявления каждой цивилизацией своих свойств-
• выработкой перспективного образа жизни с учетом опыта предшествующих и прогноза будущих потребностей-
• вопросами глобального перемещения людских и материальных ресурсов, этнической самоопределенности, судьбой малых народов и др. -
• диалогом цивилизаций по актуальным проблемам человеческого общежития, организации жизнедеятельности, нового мирового порядка.
Что касается порядка формирования Совета Объединенных Цивилизаций, то на первых порах, видимо, будет достаточным включение в его состав представителей бесспорно признаваемых мировым общественным мнением таких государств-цивилизаций, как Россия, Китай, Индия, Япония, Иран, США, а также сложившихся цивилизационных сообществ и регионов в лице Европейского
Союза, Африканского Союза, Союза Латиноамериканских Государств, Юго-Восточной Азии, Организации Исламских Государств, Лиги Арабских Стран. Очевидно, что их представителями должны быть наиболее авторитетные духовные и светские деятели. Процедура их выдвижения в состав Совета должна быть выработана в соответствии с международно-правовыми нормами и традицией.
Оптимальное местоположение Совета Объединенных Цивилизаций видится в России, в одном из ее культурно-исторических центров. Тем самым Россия могла бы реализовать себя как признанный географический и культурный мост между Востоком и Западом, как евразийская многонациональная и многоконфессиональная держава, как «соединитель двух миров» [1, с. 34].
Следует учитывать, что у каждого народа свое мировидение, свои представления о мироустройстве и способах его осуществления. Но ближе всего к общечеловеческим потребностям жизнестроительства находится русская мысль. Она не только не претендует на чью-то национальную идентичность в глобализирующемся мире, а активно способствует расцвету национальных культур, благополучию малых народов, ратует за сопротивление злу силою, но не насилием, высшими ценностями полагает справедливость и правду. С его всечело-вечностью Русскому миру вполне по плечу решение задач, связанных с миростроительством, с формированием нового миропорядка.
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. Бердяев Н. А. Судьба России. Опыт по психологии войны и национальности. — М.: Советский писатель, 1990. — 346 с.
2. Зорькин В. Д. Апология Вестфальской системы // Россия в глобальной политике. — № 3. Май — июнь 2004 [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http: //www. globalaffairs. ru/number/n_3223
3. Пан Ги Мун. Пан Ги Мун призвал к построению справедливого мира, свободного от ядерного оружия и нищеты мира // Центр новостей ООН. 23 сентября 2010 г. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http: //www. un. org/russian/news/fullstorynews. asp? newsID=14 258
4. Сорокин П. А. Человек. Цивилизация. Общество / общ. ред., сост. и пре-дисл. А. Ю. Согомонов: пер. с англ. — М. :Политиздат, 1992. — 543 с.
5. Шинделарж Б. Вестфальский мирный конгресс 1643—1648 гг. и чешский вопрос // Средние века: сборник. — Вып. 28−29. — М.: Наука, 19 651 966. — 256 с.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой