Кое-что о технологиях глобального доминирования на примере «Стратегии неприятных действий»

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Политика и политические науки


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Конференц-зал
тщщы
КОЕ-ЧТО О ТЕХНОЛОГИЯХ ГЛОБАЛЬНОГО ДОМИНИРОВАНИЯ НА ПРИМЕРЕ «СТРАТЕГИИ
неприятных действий»
Виловатых Анна Вячеславовна,
Военный университет Министерства обороны Российской Федерации, кафедра социологии, преподаватель, г Москва, Россия,
E-mail: vilkavulkan@yandex. ru
Аннотация
В статье автор дает краткий анализ современных технологий глобального доминирования, более подробно останавливаясь на специфике «стратегии непрямых действий». Обосновывается, что безопасность государства и общества во многом зависит от политики противодействия современным трансформационным стратегиям.
Ключевые слова:
информационные технологии, «стратегия непрямых действий», безопасность государства.
Факт, но при современном уровне развития науки, наличии всевозможных видов вооружения, стабильность международной обстановки находится в прямой зависимости от информационного пространства. «Нелетальное оружие массового поражения» (так эксперты квалифицируют современный арсенал трансформационных технологий) в настоящее время обеспечивает решающее стратегическое преимущество над неугодными режимами и их лидерами, приводит к ряду летальных исходов среди мирных граждан.
Теоретической основой данной области служат работы Д. Шарпа «Ненасильственные действия: изучение контроля над политической властью», И. Пригожина и И. Стенгерс «Порядок из хаоса. Новый диалог человека с природой», Б. Г. Лиддел Гарта «Стратегия непрямых действий», С. Манна «Теория хаоса и стратегическая мысль», дальнейшее развитие идей которых послужило идейной основой технологий «оранжевых революцию» и «бархатных революций», теорий «управляемого хаоса», «мягкой силы» и «умной толпы».
Сущность их применения состоит в том, что в современном мире глобальных коммуникаций, с помощью информационных и политических технологий, в сознании человека формируются образы виртуального мира, подаваемые, в основном, СМИ. Под силой воздействия информации человек не может им противостоять. Его внутренний мир неизбежно деформируется под напором информационного потока, искажающего истинную суть происходящих событий. В большинстве случаев объектами таких информационных воздействий являются маргинальные слои населения страны и молодежь.
Идеологическое воздействие через глобальную сеть Интернет, социальные сети, средства массовой информации опосредует восприятие обществом обстановки как внутри страны, так и за ее пределами, а зачастую — инициирует военно-политические процессы различного масштаба — от вспышек вооруженного насилия на митингах, до серии полномасштабных региональных вооруженных конфликтов. Это показывает опыт организации «цветных рево-
76
Конференц-зал

люций», когда вышеперечисленные направления воздействия на сознание населения являются оружием массового поражения ментальной сферы человека, посредством которого осуществляется скрытое разрушение его культурноконфессиональной самоидентификации и традиционных моделей поведения.
Исследователь Карякин В. В., анализируя проблемы информационно-психологического воздействия, отмечает, «цветные революции» последних десятилетий показывают, что реализация трансформационных технологий осуществляется в следующей последовательности [2]:
— На первом этапе основные усилия агрессоров сосредотачиваются на дестабилизации социально-политической и экономической систем страны-жертвы путем создания масштабного системного кризиса и погружении ее в состояние «управляемого хаоса», что делает правящую элиту враждебной страны и связанный с ней политический режим уязвимым для внешнего давления. При этом главной целью дестабилизирующих действий является создание в стране-жертве подконтрольного внешним силам «центра влияния» в лице оппозиции, наращивающей противодействие правящему режиму вплоть до вооруженной борьбы. Для решения данной задачи агрессор находит в среде правящей военно-политической элиты «враждебной» страны противников, которые становятся исполнителями трансформации политической системы.
— На втором этапе главное направление геополитического воздействия агрессора заключается в создании условий «управляемого хаоса» внутри трансформируемой государственной системы с целью формирования аттрактора, представляющего собой оппозиционный центр, способный взять на себя управление страной при смене власти.
— На третьем этапе геополитического наступления агрессор сосредотачивает свои усилия на создании новой государственной системы в стране-жертве с опорой на оппозиционные политические силы как основу будущего государственного устройства. Примерами могут служить попытки государственного строитель-
ства на территории бывшей Югославии, Грузии, Ирака, Афганистана.
— На завершающем, четвертом, этапе геополитического захвата территории агрессор решает задачу упрочения государственных институтов подконтрольной страны за счет формирования, обучения и оснащения силовых и политических структур государства- жертвы.
Тем самым побежденная страна оказывается под контролем так называемых «внешних системных связей», обеспечивающих ее включение на правах подчиненного элемента в экономическую, финансовую, политическую, военную, научно-техническую и информационнокультурную сферы агрессора и находящихся под его влиянием международных организаций. Подобные технологии описывал Е. Э. Месснер в книге «Всемирная мятежевойна», когда писал [3]: «Воевать будут не на двумерной поверхности, как встарь, не в трёхмерном пространстве, как было с момента нарождения военной авиации, а в четырёхмерном, где психика воюющих народов является четвёртым измерением… Агитация во время войны должна быть двуличной: одна полуправда для себя, другая -для противника. Но и двуличия мало — требуется многоличие: для каждого уровня сознания, для каждой категории нравов, склонностей, интересов — особая логика, искренность или лукавство, умственность или сентиментальность».
В современных условиях суть «стратегии непрямых действий» заключается в реализации политико-дипломатических, экономических, военных, информационных и психологических мер воздействия на реальных и потенциальных противников, направленных на дестабилизацию социально-политической обстановки с последующим созданием ситуации управляемого хаоса в политической, экономической, социальной жизни страны, которая подлежит политической трансформации. Постоянно ведется работа по созданию внутренних, но инициируемых и управляемых извне, противоречий и конфликтов для последующего вмешательства во внутренние дела государств, обоснования легитимных действий в форме силового вмешательства. Реализация идей осуществляется через
77
Конференц-зал
технологии разрушения основ государственности и управления кризисами, но оцениваются внешним наблюдателем как хаос. Таким образом, «стратегия непрямых действий» — есть комплекс подходов действий, направленных на реализацию национальных интересов страны путем превентивного парирования препятствующих негативных возмущений во всех сферах его функционирования — экономической, политической, социальной, духовной — и формирующих благоприятную среду его устойчивого развития.
Можно было бы относить эти концепции к разряду умозрительных, если бы они не были подкреплены научно закрепленными теоретическими конструкциями и реальной политической практикой. Фактом сегодня является, что социальный хаос формируется, прежде всего, как предпосылка для предопределения желаемого состояния тактической обстановки противоборствующими сторонами и формирования упорядоченности в кажущемся хаосе ведения боевых действий. Оформленным примером апробирования вышеобозначенных технологий являются боевые действия в Ливии или Сирии.
С точки зрения ученого — исламоведа Д. Халидова, «элементы такой стратегии очевидны и в России, в частности, на Северном Кавказе» [5]. Однако слишком просто было бы ограничиваться СКФО России — на территории всех государств Кавказского региона все более активно проявляется деятельность широкого спектра негосударственных структур, распространяющих идеологии различной направленности. Бывший посол России в Грузии Феликс Станевский обращает внимание на то, что «Американский посол в Армении имеет в распоряжении 50 млн. долларов для финансирования антироссийских акций. Россия в этом смысле никакой работы не ведет, а она необходима» [4]. Следует отметить, деятельность таких структур размывает порог между военными и невоенными формам и способами противоборства государств, так как направлена на создание благоприятной информационной среды для оказания непосредственного влияния на социум как внутри страны, так и за рубежом. Одними из наиболее заметных информаци-
онных аналитических центров можно назвать Джеймстаунский фонд, Американский комитет за мир, «Дом свободы» и иные. Такие фонды практически полностью финансируется американским правительством, фонды работают в русле политических интересов США [1].
Данные официальных документов свидетельствуют, что США и их союзники в дальнейшем будут провоцировать очаги напряженности в различных регионах мира, используя инструментарий, показавший свою эффективность. Наиболее вероятным докладчику видится идеологическая и материальная подпитка радикальных группировок, террористических, экстремистских и незаконных вооруженных формирований.
Резюмируя, важно зафиксировать, что в условиях масштабирования деятельности теневых структур, неправительственных организаций, распространяющих лозунги политического радикализма, позиция государственных властей должна быть дифференцирована и взвешена. Отсутствие в государственной системе соответствующих организационных структур и разработанных концепций противодействия информационно-психологическим технологиям глобального доминирования угрожает безопасности России.
1. Гулевич В. Кавказское богатство России. Официальный сайт журнала «Международная жизнь» [Электронный ресурс]. Режим доступа: http: //mteraffairs. ru/read. php? item=9317.
2. Карякин В. В. Хаосомятеж — символ наступив-
шей эпохи. Национальная оборона [Электронный ресурс]. Режим доступа: http: //www. oborona. ru/includes/periodics/
geopolitics/2013/0306/95 110 313/detail. shtml.
3. Месснер Е. Э. Мятежевойна (отрывки из трудов) // Независимое военное обозрение, 5 ноября 1999 [Электронный ресурс]. Режим доступа: http: //nvo. ng. ru/history/1999−11−05/7_ rebelwar. html.
4. Станевский Ф. Выступление на конференции «Геополитические итоги «августовской войны». Официальный сайт РИСИ [Электронный ресурс]. Режим доступа: http: //www. riss. ru/actions/2073-geopoliticheskie-itogi-avgustovskoj-vojny#. UvTIufl_ujk.
5. Халидов Д. Северный Кавказ: вялотекущая гражданская война. Официальный сайт интернет-портала «Военное обозрение» [Электронный ресурс]. Режим доступа: http: // topwar. ru/1761-sevemyj-kavkaz-vyalotekushhaya-grazhdanskaya-vojna. html.
1. Gulevich V Kavkazskoe bogatstvo Rossii. Oficial’nyj
78
Конференц-зал
sajt zhurnala «Mezhdunarodnaya zhizn'» [E'lektronnyj resurs]. Rezhim dostupa: http: //interaffairs. ru/read. php? item=9317.
2. Karyakin V.V. Xaosomyatezh — simvol nastupivshej
e’poxi. Nacional’naya oborona [E'lektronnyj resurs]. Rezhim dostupa: http: //www. oborona. ru/includes/periodics/
geopolitics/2013/0306/95 110 313/detail. shtml.
3. Messner E. E'. Myatezhevojna (otryvki iz trudov) // Nezavisimoe voennoe obozrenie, 5 noyabrya 1999 [E'lektronnyj resurs]. Rezhim dostupa: http: //nvo. ng. ru/history/1999−11−05/7_ rebelwar. html.
4. Stanevskij F. Vystuplenie na konferencii «Geopoliticheskie itogi «avgustovskoj vojny». Oficial’nyj sajt RISI [E'lektronnyj resurs]. Rezhim dostupa: http: //www. riss. ru/actions/2073-geopoliticheskie-itogi-avgustovskoj-vojny#. UvTIufl_ujk.
5. Xalidov D. Severnyj Kavkaz: vyalotekushhaya
grazhdanskaya vojna. Oficial’nyj sajt internet-portala «Voennoe obozrenie» [E'lektronnyj resurs]. Rezhim dostupa: http: //topwar. ru/1761-severnyj-kavkaz-vyalotekushhaya-grazhdanskaya-vojna. html.
SOME WORDS ABOUT THE TECHNOLOGIES OF GLOBAL DOMINATION BY IMPLEMENTING THE «STRATEGY
of indirect actions»
Vilovatykh Anna Vyacheslsvovna,
Military university of the Ministry of Defence, The Russian Federation,
Sociology chair, the teacher,
Moscow, Russia,
E-mail: vilkavulkan@yandex. ru
Annotation
In the article the author gives a brief analysis of modern technologies of global domination, more detailing the specifics of the «strategy of indirect actions». It is proved that the security of the state and society largely depends on the policy of counteracting contemporary transformation strategies.
Key words:
information technologies, «strategy of indirect actions», the security of the state.
79

Показать Свернуть
Заполнить форму текущей работой