Типология мотивации научной деятельности

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Психология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

аспекты // Московский психотерапевтический журнал. — 2005. — № 3. — С. 146−160.
10. Флоренская Т. В. Святоотеческое учение о страстях и психотерапия // Московский психотерапевтический журнал. — 2003. — № 2 3. — С. 104−114.
11. Челышев П. В. Преподобный Симеон новый богослов о духовном преображении человека. Акафист. — М.: Изд-во «Храм св. великомученика Димитрия Солунского», 2004. — 256 с.
12. Челышев П. В. Обыденное сознание как фактор жизни. — М.: Изд-во «Московский гос. горный
ун-т», 2006. — 18 с.
13. Челышев П. В. Человек античной мифологии: природа героя и личный выбор судьбы // Вестник Костромского государственного университета им. Н. А. Некрасова. — 2014. — Т. 20. — № 4. — С. 213 216.
14. Челышев П. В. Столкновение красоты и добра в античном мифе // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение: Вопросы теории и практики. — 2014. — № 9−2 (47). — С. 186−188.
УДК 159. 9
Разина Татьяна Валерьевна
кандидат психологических наук, доцент Ярославский филиал Московского психолого-социального университета
razinat@mail. ru
ТИПОЛОГИЯ МОТИВАЦИИ НАУЧНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
В работе представлены теоретические критерии для построения типологии мотивации научной деятельности (МНД) в рамках метасистемного подхода. Структурный план дает три измерения («светило», «директор», «маятник»). Функциональный и генетический план — два измерения (локальная целевая временная перспектива и глобальная метацелевая временная перспектива). Метасистемный план дает три измерения (личностный, предметно-де-ятельностный и социально-исторический). Таким образом, пересечение данных измерений образует восемнадцать теоретически возможных мотивационных типов.
Ключевые слова: мотивация научной деятельности, тип, типология, метасистемный подход.
Первые попытки классифицировать, выделить некие устойчивые типы личности ученого мы встречаем, как это ни парадоксально, не в трудах психологов, а в работах ученых совершенно иных направлений. Например В. Освальд [8] подразделял учёных на «классиков» и «романтиков». А. Пуанкаре классифицировал ученых на «аналитиков» (логиков) и «геометров» (интуитивистов) [3]. Понятно, что такие классификации хоть и базировались на огромном личном опыте ученого, но при этом носили умозрительный характер. Л. Д. Ландау также составил классификацию известных ученых-физиков по пятибалльной логарифмической шкале [1]. Как мы видим, классификации А. Пуанкаре и В. Освальда существенно отличаются от классификации Л. Д. Ландау. Если первые — качественные, то вторая — количественная, однако, все они основаны на индивидуальных наблюдениях авторов. Столь глубокое и неугасаю-щее внимание к данной теме со стороны видных ученых заставляет задуматься о том, что некие типы научных работников безусловно существуют, однако умозрительный путь для их выявления, не является оптимальным и позволяет выделить неограниченное количество самых разнообразных типов по самым разнообразным основаниям.
В последствии, и психолог Г. Селье [4] выделяет крайне «узнаваемые» типы ученых, свойственные не только для зарубежных лабораторий, но и для отечественных научно-исследовательских институтов, хотя данная типология также носит эмпирический и во многом умозрительный характер. Сам
автор весьма иронически относился к этим описаниям, отмечая их «утрированный» характер [4, с. 35]. В. А. Ядов [5], выделяет три мотивационных типа ученых. Первый тип — подлинные энтузиасты, учёные классического типа, для которых сам процесс познания представляет самоценность и способ самореализации. Второй тип — профессиональные и компетентные работники, которые трезво смотрят на жизнь, науку, ее функции. Третий тип — честолюбивые, инициативные и достаточно прагматичные ученые, которые обеспокоены достижением высокого положения в официальной структуре и зачастую готовы добиваться его любыми методами. Как мы видим, данная типология также имеет эмпирический характер и при этом довольно абстрактна, что затрудняет ее прикладное применение.
Л. Г. Зубова в результате обобщения и систематизации полученных анкетных данных, использования факторного анализа, описывает семь типов мотивов научных работников: «1-й тип — главенствуют интерес к работе и желание творческой самореализации, при отсутствии интереса к заработку („самореализация“) — 2-й тип — ориентация на интересную работу в сочетании с интересом к хорошему заработку („работа и заработок“) — 3-й тип — приоритет других интересов и запросов при понимании важности работы („другие интересы“) — 4-й тип — интерес к хорошему заработку сочетается осознанием полезности собственного труда для общества („заработок и полезность“) — 5-й тип — ориентация на хороший заработок в соче-
60
Вестник КГУ им. H.A. Некрасова Jij- 2015, Том 21
© Разина Т. В., 2015
тании с интересами продвижения по работе („заработок и продвижение“) — 6-й тип — отношение к работе как вынужденной, неприятной необходимости („неприятная обязанность“) — 7-й тип — мотивация смешанного типа („смешанная мотивация“)» [2, с. 22]. Приведенная типология интуитивно «узнаваема», она может являться хорошим инструментом при работе с персоналом научных учреждений, тем не менее, к числу ее недостатков опять же относится эмпирический характер.
За рубежом осуществляются попытки создания психологических типологий МНД, не просто обобщающих, но и объясняющих принципы объединения мотивов, как например, в исследованиях M. Hrakhouskaya & amp- H-J. vanSchuppen [7]. В качестве основания для выделения типов мотивации выступала типология культур по признакам: индивидуализм — коллективизм, маскулинность — фе-минность, «короткая» или «дальняя» дистанция властных структур и общества, низкое или высокое избегание неопределенности. В соответствии были выделены мотивирующие потребности: потребность в достижениях (включает общую потребность в достижениях и потребность в индивидуальных достижениях), потребность в социальной конгруэнтности (включает потребность в социальной гармонии и потребность в социальных достижениях), потребность во власти или безопасности, потребность в автономии (включает потребность в равенстве или потребность в свободе). Мы, со своей стороны, считаем, что все многообразие культур и мотивации нельзя описать через четыре типа, как предлагают авторы [7], которые, заметим, работали только с европейским странами и с США.
S.M. Glynn с коллегами [6] с помощью процедур эксплораторного и конфирматорного факторного анализа выделили пять типов мотивов научной деятельности студентов: внутренняя мотивация (получение удовольствия от научной деятельности), карьерная мотивация (желание построить более успешную карьеру), самодетерминация (как способность студентами контролировать свою научную деятельность), самоэффективность (вера студентов в то, что они могут достигнуть успехов в науке), мотивация уровнем (желание получить более высокий уровень научной подготовки). Однако, данные типы, рассматриваются только в отношении мотивации научной деятельности студентов, а не состоявшихся научных работников.
Создавать типологию научных мотивов необходимо теоретическим путем, тем самым априорно рассмотрев и рассчитав все возможные типы мотивации, вне зависимости от того имеют ли они свою эмпирическую представленность на данный момент времени в данной среде или не имеют и исключив дублирование. Целью данной работы является разработка теоретических оснований для типологии МНД на основе метасистемного под-
хода. Реализация завершающего этапа разработки концепции МНД -интегративного плана, предполагает синтез всей полученной при реализации других планов (онтологического, структурного, функционального, генетического) информации и его итог — некий продукт данной интеграции. Каждый из перечисленных планов в ходе его детальной разработки дает нам некий перечень закономерностей. Но согласно методологии метасистемного подхода любая группа закономерностей или отдельная закономерность не может быть аналитически представлена. Закономерности, как и планы не существуют изолированно друг от друга, они находятся в постоянном взаимодействии, в результате на стыке метасистемного, структурного, генетического, функционального планов и формируется личность, как высшая интегративная целостность, в том числе и в ее мотивационном аспекте. Тем не менее, личность и мотивация не могут быть единообразными, их вариабельность и многогранность проявляется в типах. Соответственно сами типы теоретически выступают как следствие интеграции предыдущих четырех планов. Выделенные таким образом типы уже не являются результатами эмпирических обобщений и предстают не как феноменологическая реальность, а как теоретическая заданность.
Рассмотрим каждый план и его основные закономерности, которые и легли в основу созданной нами типологии МНД.
Первое основание для типологии лежит в рамках структурного плана концепции МНД. Центральным уровнем в системе МНД является субсистемный, поскольку он в наибольшей степени сензитивен к содержанию и структуре научной деятельности, имеет закономерную и сложную (многомерную), иерархическую организацию и отражает особенности, содержание и характер системы МНД в целом. Посредством субсистемного уровня реализован принцип вариативности и потенциальной неограниченности содержания системы МНД. Субсистемный уровень образован 10 мотиваци-онными субсистемами, из которых 3 (внутренняя, ценностная, познавательная) являются специфически научными, а 6 субсистем неспецифически научными (безопасности, достижений, конкуренции, внешняя, антимотивации, рефлексивная). Одна мотивационная субсистема (косвенная) вообще не является научной в строгом смысле и направлена на достижение ненаучных целей, но средствами научной деятельности. Объединяясь в рамках субсистемного уровня со специфическими мотиваци-онными субсистемами, неспецифические мотива-ционные субсистемы приобретают качественную определенность, и становятся также направлены на научную деятельность, на достижение ее предельной цели (получение принципиально новой, истинной информации). Однако локусы приложения
данной энергии внутри самой научной деятельности могут быть различными. Во-первых — это содержание самой науки (внутренний, познавательный, ценностный), во-вторых это научная карьера (достижения, безопасность, внешняя, конкуренции, антимотивации, рефлексивная) и в третьих -это пребывание около науки (косвенная). При этом необходимо помнить, что метацель — получение новых научных знаний — продолжает присутствовать во всех трех случаях. В каждом конкретном случае в структуре МНД доминирует та или иная группа мотивационных субсистем. В итоге структурный план дает нам три качественно отличных измерения:
«Светило» — доминируют специфически научные мотивы к которым могут присоединяться один-два неспецифических научных. Ученый направлен на решение «чистых» научных проблем, наука интереса как процесс и как познавательный результат, актуальны ценности науки и научного познания. Он сочетает в себе истинную увлеченность наукой с желанием придать ей качественно новый уровень. В силу этого значительные усилия могут тратиться на создание собственных научных школ, коллективные исследования, которые бы позволили сохранять и приумножать научные достижения.
«Директор» — доминируют неспецифические научные мотивы, но поскольку они уже (объединившись в системе МНД со специфически научными мотивами) приобрели специфичность, то данный тип не разделяет становление собственной карьеры и становление, развитие института науки. Результатом научного труда таких людей являются созданные ими научные институты, лаборатории, вузы и т. п. Сами они, как правило, достигают по праву высоких административных постов в науке и действуют там весьма эффективно как организаторы, издатели и т. п.
«Маятник» — доминирует косвенный мотив, но к нему могут присоединяться и другие, обеспечив тем самым «колебания» в деятельности от науки к другой сфере и обратно. Такие сотрудники оказываются в науке, зачастую случайно, но остается в силу вторичных выгод, решают за счет науки другие, ненаучные цели и задачи. Мотивационная энергия делится между собственно наукой и неким другим увлечением, пропорции в данном случае могут быть как в пользу науки, так и в пользу иной деятельности. Если большая часть энергии распределяется в пользу научной деятельности то такие сотрудники, бывают искренне увлечены наукой и могут достигать высоких результатов, но иногда могут с такой же страстью предаваться другой деятельности.
Таким образом, первое основание типологии дает нам три измерения, которые еще не являются типами в строгом смысле этого слова, поскольку пока соединяют в себе только структурно-содержа-
тельные и отчасти функциональные характеристики научной мотивации.
Второе основание для типологии дает нам функциональный план концепции МНД, это временное измерение, временная перспектива которую предполагает МНД. Система МНД может быть представлена не только как синхроническая, но и как диахроническая, т. е. обладает временной системностью. Временная система МНД образована тремя временными уровнями: микровеременным (на котором осуществляется ситуативная детерминация), мезовременным, на котором осуществляется целевая детерминация) и макровременным (на котором осуществляется метасистемная детерминация). Каждый из этих уровней предполагает свою временную перспективу, свой мотивацион-ный потенциал, распределение усилий, степень глобальности поставленных целей. Микровременная системность, как базовая, в осуществлении научной деятельности, может проявляться лишь в период ее освоения, когда научная деятельность еще не стала трудовой, а соответственно не может быть включена как вариант временного основания. В ходе осуществления научной деятельности у ее субъекта (за исключением генетически ранних этапов) как правило, преобладает тот или иной довольно устойчивый вариант временной детерминации. Таким образом, функциональный и генетический план совместно дает нам временное основание и два его варианта: глобальная и локальная временная перспектива.
Локальная, целевая временная перспектива хороша для ученых-исполнителей. Они фиксируют относительно близкие цели, эффективно строят стратегии их достижения, более или менее успешно распределяют мотивационный потенциал. Они не анализируют отдаленные последствия выполнения данной цели и не задаются предварительно вопросом, что будет по ее достижению. Такие люди ставят перед собой реальные, хотя и несколько приземленные цели.
Глобальная метацелевая временная перспектива хороша для ученых-лидеров. Они живут не только ближайшим будущим, но способны видеть дальше и планировать, распределять свои усилия далеко вперед, не упуская при этом текущие и ближние цели и задачи. Такие ученые ставят перед собой глобальные, иногда заведомо недостижимые цели.
Третьим основанием для типологии выступает онтологический план и преобладание в структуре МНД одной из трех метасистем.
Личностная метасистема предполагает направленность всех усилий ученого на самого себя, ставит на первое место именно личный успех личный рост, личный комфорт и т. п. Все, что ученый делает в науке — он делает для себя, собственного развития, повышения статуса. Характерными чер-
62
Вестник КГУ им. Н. А. Некрасова 2015, Том 21
тами личности являются эгоизм, жажда славы, конкурентность, соперничество, корысть, нарциссизм.
Предметно-деятельностная метасистема обуславливает направленность всех усилий на развитие и совершенствование самой науки, ее методов, совокупности знаний, осуществление открытий, изобретений, разработок и т. п.
Социально-историческая метасистема предполагает мотивационную направленность на общество и его благополучие, на глобальные исторические процессы. Это может быть микроуровень — т. е. ближайшее к ученому окружение (семья, друзья) и здесь социально-историческая направленность может очень тесно перекликаться с личностной. Это может быть мезоуровень — более широкий социальный и научный круг (научная организация, научная школа и т. п.). Макроуровень направляет деятельность ученого на благо человечества в целом.
Таким образом, мы получаем восемнадцать теоретически возможных типов мотивации ученых. Для некоторых из этих типов довольно легко подобрать реальные прототипы из истории или современности. Для других это сделать сложнее, поскольку они на данный момент времени в текущих социально-исторических условиях вообще не имеют своих прототипов и существуют только теоретически, однако представленная типология позволяет нам предсказать их существование. Научная деятельность вне зависимости от эпохи, социально-политического устройства, методов ее осуществления обладает определенными инвариантами, которые значительно перевешивают вариативность вносимую различными внешними обстоятельствами. Основу данной инвариантности составляют, по-видимому, наиболее глубинные, пласты психики, личности и деятельности, т. е. мотивационно-потребностная, ценностная сферы. Соответственно, есть все основания считать, что в своих основных закономерностях МНД будет инвариантна как в историческом измерении, так и в плане различных вариаций научной деятельно-
сти относительно ее характера (прикладной, фундаментальный, опытно-конструкторской и т. п.). Вариабельность может проявляться в том, что некие типы будут встречаться чаще, а другие — реже. Таким образом, метасистемный подход и реализация в его русле интегративного плана исследования позволяет дать новую интерпретацию самого понятия тип, как интегративный эффект от взаимодействия разных групп закономерностей и создать теоретическую типологию МНД.
Библиографический список
1. Бессараб М. Я. Так говорил Ландау. — М.: Физматлит, 2003. — 128 с. [Электронный ресурс]. -Режим доступа: http: //ega-math. narod. ru/Landau/ Dau2003. htm.
2. Зубова Л. Г. Ценности и мотивация научного труда / ЦИСН. — М., 1998. — 116 с.
3. Пуанкаре А. О науке. — М.: Наука, 1990. — 736 с.
4. Селье Г. От мечты к открытию: как стать учёным. — М.: Прогресс, 1987.
5. Ядов В. А. Социальные проблемы и факторы интенсификации научной деятельности // Социальные проблемы и факторы интенсификации научной деятельности: Сб. науч. трудов / под ред.
B.А. Ядова и Д. Д. Райковой. — М.: Наука, 1992. -
C. 4−5.
6. Glynn S.M., Brickman P. Armstrong N., Taasoobshirazi G. Science Motivation Questionnaire II: Validation With Science Majors and Nonscience Majors // Journal of research in science teaching. -2011 — Vol. 48. — № 10. — Pp. 1159−1176.
7. Hrakhouskaya M., van Schuppen H-J. Development of a conceptual framework of motivators for professionals in a multicultural organization with a hybrid R& amp-D structure: How to avoid carrot manadjement. Spring 2011 [Электронный ресурс]. -Режим доступа: http: //www. diva-portal. org/smash/ get/diva2: 456 091/ATTACHMENT01(27. 07. 2014)
8. Ostwald W. Grosse Manner, Leipzig: Akademische Verlagsgesellschaftm. b. H., 1910, s. 371.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой