Старшеклассник и советское воспитание 1970-1980-ых годов: противоречивость ценностных ориентиров

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Народное образование. Педагогика


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 371. 485
Пивненко Владимир Юрьевич
Ульяновский государственный педагогический университет им. И.Н. Ульянова
specialmanager@mail. ru
СТАРШЕКЛАССНИК И СОВЕТСКОЕ ВОСПИТАНИЕ 1970−1980-Х ГОДОВ: ПРОТИВОРЕЧИВОСТЬ ЦЕННОСТНЫХ ОРИЕНТИРОВ
В статье рассматриваются основные проблемы формирования, развития и воспитания старшеклассников СССР в период 1970—1980-х гг. в зависимости от внешних факторов социализации и ценностных ориентиров молодежи. Делается попытка характеристики социальной ситуации развития старших школьников, опираясь на государственно-партийные документы того времени и на воспоминания взрослых, которые были старшими школьниками в анализируемую эпоху.
Ключевые слова: ценности, традиции, старший школьный возраст, дети, взрослые, сверстники, коллектив и неформальные группы молодежи.
В современной тенденции к изменению приоритетов и ценностей у молодежи возникает вопрос об освоении и усвоении тех социальных норм, которые позволяют стать молодым людям полноправными членами общества и государства. Полноценное усвоение этих норм невозможно без относительно развитой рефлексивности как эмоциональной отзывчивости на ситуации социальной жизни. Но А. М. Прихожан и Н. Н. Толстых отмечают тенденцию последовательного снижения рефлексивности у российских подростков. Уже в 1980-е годы она была слабо выражена, а у современных школьников ещё ниже [5, с. 14−22]. Чтобы понять, почему это происходит, необходимо охарактеризовать, в чем же была особенность социальной ситуации развития старших школьников 1970—1980-х годов.
Советские социологи, психологи и педагоги 1960−1970-х годов, идя от марксистского понимания сущности человека показали, что совокупность общественных отношений составляет основу социальных условий, социальной среды, детерминирующих жизнедеятельность человека, социализацию личности, ее формирование. «Именно совокупность общественных отношений, — отмечал Ю. В. Сычев, — определяет тот или иной тип личности как общественный образ, впитавший в себя самые существенные черты определенной группы или всего общества» [6, с. 30].
Отношение молодых людей («дальние», общественные и «близкие», с людьми которые их окружали) создавали сложную противоречивую социальную организованность повседневной жизни старшеклассников 1970—1980-х годов. Охарактеризуем эту противоречивость, опираясь на государственно-партийные документы того времени и на воспоминания взрослых, которые были старшими школьниками в анализируемую эпоху.
В советской общеобразовательной школе периода 1970−1980-х гг. происходили изменения, которые подталкивали к изменению приоритетов у молодежи того периода.
Постановление Ц К КПСС от 26 апреля 1979 года «О дальнейшем улучшении идеологической, идейно-политической воспитательной ра-
боты», определило ключевые направления воспитательной работы среди молодёжи: формирование научного мировоззрения, высоких моральных качеств, трудолюбия, привитие интереса к политическим знаниям, всемерное развитие общественной активности, воспитание на революционных, боевых и трудовых традициях партии и народа, в духе коммунистической морали [3, с. 418].
Эти же направленности воспитательной работы с молодёжью были акцентированы в решениях по коммунистическому воспитанию принятых XVIII съездом ВЛКСМ (1978). В них подчёркивалось, что школа несет ответственность перед обществом за формирование мировоззрения, определяющего направленность личности каждого молодого человека [1].
Другим государственно-идеологическим моментом этого времени было введение всеобщего среднего образования, которое трактовалось как: «историческая задача», грандиозная по своим масштабам и социально-экономическим последствиям, продиктованная потребностями динамично развивающегося социалистического общества и личными интересами его граждан" [3, с. 419].
Все эти преобразования проводились с целью укрепления и сохранения связи между школой и государством.
Эти ориентиры в деятельности администрации школы под влиянием государственно-партийной политики оформлялись в такие задачи воспитательной работы: как формирование эстетического мировоззрения, формирование чувства патриотизма, физическое и интеллектуальное развитие детей.
Старшие школьники участвовали в демонстрациях, посвящённых государственным праздникам- в экскурсиях в музеи, в поездках по «местам боевой славы», в турпоходах, комсомольских собраниях, спортивных соревнованиях, еженедельных политинформациях, профориентационных беседах, поездках на экскурсии в другие города.
Но, однако, за этой воспитательной работой в большинстве школ скрывалась «иная» жизнь. Вот как об этом вспоминают и оценивают старшеклассники 1970−1980-х годов.
© Пивненко В. Ю., 2015
Педагогика. Психология. Социальная работа. Ювенология. Социокинетика М- № 1
173
ИСТОРИЯ ПЕДАГОГИКИ И ОБРАЗОВАНИЯ
«У советской школы моего времени была масса недостатков. … Советская школа прививала мысль, что в каждом вопросе, сколь угодно сложном, возможно лишь одно, единственно верное, мнение, а все остальные — происки врагов и обман. Советская школа приучала к лицемерию: ученики прекрасно понимали ритуальный характер заклинаний, которые следовало произносить на уроках. Она воспитывала нечестность: на списывание смотрели сквозь пальцы, а когда от оценок на контрольных зависела „честь школы“, списывание нередко негласно поощрялось. Советская школа истребляла любые поползновения на самоорганизацию и самоуправление. Все детские организации: октябрятская, пионерская, комсомольская, — были в нашей школе имитацией активности. Советская школа подавляла все необычное, выделяющееся из ряда: так как в ней практически не было элективных занятий, все учились по одной и той же программе и обтесывались по одной и той же схеме. Советская школа не воспитывала добрых чувств и сострадания к инвалидам и детям с задержками в развитии: их называли „дефективными“ (словечко-то какое!)…
Все это правда. Но вот математике и физике наша школа все-таки учила.
Разумеется, находились учителя, которые не только учили детей „наукам“, но и воспитывали из них порядочных людей. Я многим обязан таким учителям и очень им благодарен. Но в целом советская школа соответствовала советской идеологии. Она относительно неплохо воспитывала у учеников чисто сциентистские, аналитические способности, необходимые будущей обслуге военно-промышленного комплекса — и довольно последовательно препятствовала социализации в любом обществе, кроме советского» [8].
Ещё одно воспоминание: о походе.
«Поход — настоящий отдых на дикой природе. Чистый воздух, купание, волейбол, ловля рыбы, сбор ягод и радиоприемник, настроенный на музыкальную волну. Но настоящая удача — портативный кассетник „Весна“: и записи редкие послушаешь, и дискотеку на лужайке устроишь. Главное — не забыть запасной комплект батареек. В сумерках компания у остывающего костра, в золе — картошка. Звучат песни под гитару, в перерывах — смешные истории. Одни влюбляются, другие ссорятся, кто-то курит в сторонке — не без того. Мальчишки портвейна хлебнули из заначки, но тихо, по-партизански, чтоб не спалиться перед педагогом. Глядя на тихую сегодняшнюю ребятню, увлеченную компьютерами, овладевает ностальгия по тем давним временам, когда дворы были шумными от детских забав и, конечно, по турпоходам, где мы закалялись и постигали азы коллективизма.» [9].
Для поколения 1970−1980-х живое общение в относительно свободных ситуациях преврати-
лось в одну из главных ценностей. Благодаря нему, школьники чувствовали себя коллективом. Соответственно им легче было адаптироваться, будучи взрослыми в коллективистские структуры общества.
Снижению авторитета власти в 1970-х и особенно 1980-х годах и нарастанию в обществе, в частности среди молодёжи, скепсиса в отношении коммунистической идеологии способствовало развитие относительно новых явлений в жизни старшеклассников: молодёжная мода, новые стили поведения, «фанатские» группы сверстников по музыкальным и спортивным интересам.
Это задавало новый темп жизни молодого человека (как сейчас говорят «в режим нон-стоп»), уже не как строителя коммунизма (как видело государство каждого юношу и девушку), как человека, который стремится сам выбирать, кем быть, что нужно для реализации своих потребностей и себя.
Советская система воспитания постепенно изживала себя и не могла предложить более новые формы и методы воспитания, пытаясь зацепиться за старое. Однако время все расставило на свои места. Появилось противоречие между старыми подходами к воспитанию молодежи и ее новыми потребностями быть самими собой, а не теми, как их видело партийное руководство страны.
Это вступало в противоречие не только с государственно-партийной политикой в образовании, но и в целом с преобладающими особенностями общественной жизни.
Новые вещи (модные джинсы и кроссовки) стали важным атрибутом взаимодействия сверстников. Прежние атрибуты такие, как красный галстук уходил на второй план.
Когда младшие подростки, гордо носившие красный галстук, видели, как после уроков девушки-старшеклассницы его снимают и одевают красивую цепочку или модный шарф, то младшие подростки задаются вопросом: «Так ли нужен красный галстук?» [7].
Еще одним атрибутом «другой» жизни для старшеклассников была зарубежная музыка, ее коллекционирование на грампластинках и позже на аудиокассетах. В 1980-е годы на школьных дискотеках звучали популярнейшие хиты того времени такие, как Modern Talking, Puppo, Ace of Base, Челентано, ABBA, Ricchi e Poveri, далёкие от образцов советской эстрады и музыки. Те, у кого была такие музыкальные коллекции, пользовались большим авторитетом в коллективе сверстников.
Наиболее яркой формой этой «иной» жизни молодежи стали неформальные молодежные группы и объединения. К объединению в самодеятельные, «неформальные», изолированные от взрослых группы подростков, молодежи подталкивали застойные социальные явления 1980-х годов: По Б. Т. Лихачеву: «Сложную роль в становлении части
174
Вестник КГУ им. Н. А. Некрасова Jij- 2015, Том 21
молодых людей сыграл дефицит правды, элементы общественного лицемерия, формализм и заоргани-зованность в жизни общественных детских и молодежных организаций. С явлениями бездуховности, потребительства, мещанства и обывательщины школьники сталкиваются и в своих семьях. Потеря интереса к общественной жизни и оказавшимися ложными авторитетами, неудовлетворенность положением дел в школе и в общественных официальных детских и молодежных организациях привела часть подростков и молодежи сначала просто к отчуждению от семьи и школы, а затем и к объединению в группы на основе тех стимулов, идеалов, целей, которые почитались ими за истинные и оценивались как престижные» [4, с. 138].
В неформальных группах реализовывалось, в частности, стремление юношей и девушек к эстетическому проявлению на основе собственных представлений об идеале прекрасного и удовлетворения такого рода потребностей путем восприятия стандартизированной «культурно-массовой» продукции (прослушивание, распространение тяжелого «металлического рока»), сочетания музыки с танцами- поклонения рок-музыке в разных вариантах и др. [4, с. 139].
Среди старшеклассников той эпохи выделился заметный слой, которому переставали быть интересны общественные поручения, будь то комсомол или школьное руководство, их увлекала мода, стиль, признание себя как личности в группах по схожим интересам.
Сделаем некоторые выводы из нашего анализа.
Вся система воспитания в 1970—1980-е гг., как и на предыдущем этапе развития советского общества, направлена на реализацию того, чтобы «обеспечить подготовку и всестороннее развитие строителей коммунистического общества» [7]. Причем государство старалось «запрограммировать» детей как можно раньше, еще в школе, в частности подталкивая их к овладению определенными профессиями, нужными государству. Впрочем, и решение этой задачи, характеризуется возрастающим формализмом, и о действительном овладении профессией можно говорить лишь в редких случаях [7].
Учителя, и сами учащиеся, проводя и участвуя в организационных мероприятиях, все больше их имитировали. Реформы которые проводились в 1970-е годы ХХ века в системе образования СССР встречали на своем пути противоречия не только в сложной реорганизации, но и не находи-
ли поддержку среди значительного числа людей, в том числе и молодежи.
Если сопоставить анализируемый процесс с современным состоянием российского воспитания, складывается картина, которая отчетливо охарактеризовал один из экспертов российского образования Б. В. Куприянов [2]. По Куприянову: «воспитанием молодежи вроде как занимаются сейчас в России, и вроде никакого конкретного предложения по введению новых методов и способов воспитания какие были в СССР, и поэтому стоит обратиться к критическому анализу опыта советской школы».
Анализ противоречий советского воспитания 1970−1980-х годов может стать одним из оснований выбора того, что в наследстве опыта отечественного воспитания применимо в российской ситуации второго десятилетия XXI века, а к чему возвращаться смысла нет.
Библиографический список
1. Бабанский Ю. К. Педагогика. — М.: Просвещение, 1983 — 608 с.
2. Вторая тетрадь. Школьное дело «Каковы самые серьезные проблемы школьного воспитания?» // Приложение к газете «Первое сентября». -2008. — № 23.
3. Константинов Н. А., Медынский Е. Н., Шаба-ева М. Ф. История педагогики. — М.: Просвещение, 1982. — 447 с.
4. Лихачев Б. Г. Педагогика. — М.: Прометей, 1992.
5. Прихожан А. М., Толстых Н. Н. Подросток в учебнике и в жизни: кризис тринадцати лет // На пороге взросления: сб. науч. статей. — М.: МГППУ, 2011. — С. 14−22.
6. Сычев Ю. В. Микросреда и личность. — М.: Наука, 1974. — 130 с.
7. Хомякова К. А. Развитие представления о школьной дисциплине в советский и постсоветский периоды // История. Приложение к газете «Первое сентября». — 2001. — № 25. — С. 5−16.
8. О советской школе // Самые обсуждаемые темы блогосферы, 2012 [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http: //topbloger. livejournal. com/10 939 471. html (дата обращения: 10. 02. 2015).
9. Музей СССР «20-й век» // Ретро, воспоминания, ностальгия… [Электронный ресурс]. -Режим доступа: http: //20th. su/ (дата обращения: 10. 02. 2015).
Педагогика. Психология. Социальная работа. Ювенология. Социокинетика М- № 1
175

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой