Бесписьменные языки коренных малочисленных народов Северного Кавказа: конституционно-правовой анализ

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Досакаев Алимберди Базарбиевич
старший преподаватель кафедры общеправовых дисциплин Ставропольского филиала Краснодарского университета МВД России
(e-mail: dosakaev@yandex. ru)
Бесписьменные языки коренных малочисленных народов Северного Кавказа: конституционно-правовой анализ
Автором проводится конституционно-правовой анализ проблемы сохранения и развития бесписьменных языков коренных малочисленных народов Северного Кавказа. В статье указываются различные мнения исследователей по рассматриваемой теме, приводятся результаты интервьюирования представителей малочисленных народов Дагестана. Внесены предложения по реализации прав коренных малочисленных народов России.
Ключевые слова: родной язык, письменность, бесписьменные языки, малые народы, коренные малочисленные народы, культурное наследие, национальное достояние.
A.B. Dosakaev, Senior Lecturer of a Chair of General Law Disciplines of the Stavropol branch of the Krasnodar University of the Ministry of the Interior of Russia- e-mail: dosakaev@yandex. ru
Unwritten languages of indigenous peoples of the North Caucasus: the constitutional and legal analysis
The author carried out the constitutional and legal analysis of the problems of preservation and development of unwritten languages of indigenous peoples of the North Caucasus. The article specifies various views of researchers on the topic, results of interviews with representatives of indigenous peoples of Dagestan. The author makes a number of proposals on the rights of indigenous peoples of Russia.
Key words: native language, writing, unwritten languages, small nations, indigenous peoples, cultural heritage, national heritage.
Конституционные нормы, закрепленные в ч. 2 ст. 26 и ч. 3 ст. 68 Конституции Р Ф и в п. 1 ст. 10 Федерального закона от 30 апреля 1999 г. № 82-ФЗ «О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации», указывающие права лиц, относящихся к малочисленным народам, и их объединений сохранять и развивать родные языки, более подробно регламентируются в Законе Р Ф от 25 октября 1991 г. № 1807−1 «О языках народов Российской Федерации».
В соответствии с п. 2 ст. 2 Закона Р Ф «О языках народов Российской Федерации» государство гарантирует всем народам независимо от их численности равные права на сохранение и всестороннее развитие родного языка, свободу выбора и использования языка общения.
Более того, ст. 6 рассматриваемого Закона к компетенции Российской Федерации в сфере охраны, изучения и использования языков народов России относит полномочия по созданию условий для сохранения и развития языков малочисленных народов и этнических групп, не имеющих своих национально-государственных
и национально-территориальных образований или проживающих за их пределами.
Анализ соответствующего закона показывает, что коренные малочисленные народы, как и другие народы России, не только пользуются государственной защитой, но и сами обладают широкими правами и гарантиями по сохранению и использованию родного языка.
Северный Кавказ издавна отличается не только этнической пестротой, но и языковой. Особенно это характерно для Республики Дагестан с ее проблемами сохранения и развития бесписьменных языков, входящих в андо-дидой-скую (цезскую) языковую группу [1, с. 204−205], представителями которых являются андийцы, арчинцы, ахвахцы, ботлихцы, багулалы, бежтины, годоберинцы, генухцы, гунзибцы, дидойцы, каратинцы, тиндалы, чамалалы и хваршины. Например, если в начале 90-х гг. ХХ в. Правительство Дагестана приняло важное постановление о введении письменности агульского, рутульского и цахурского языков [2, с. 95], но для некоторых его народов проблема бесписьменных языков остается еще открытой.
45
Так, решением сессии Цунтинского районного собрания от 5 июня 2002 г. и Чрезвычайным съездом дидойского народа от 9 июня 2002 г. было принято постановление о требовании от органов государственной власти Российской Федерации и Республики Дагестан предоставления государственного статуса письменности дидойского языка [3, с. 23].
«Новописьменные и бесписьменные языки малых народностей — большая проблема для нашей республики, — отмечает М. И. Магомедов. -Очень болезненный вопрос». Далее он задается вопросом: «Зачем носителям малочисленных и одноаульных языков, к примеру андийцам, годоберинцам, каратинцам, своя письменность? Что им это даст? Для них испокон веков языком межнационального общения был аварский… Эти малые этносы необходимые слова говорят на аварском» [4, с. 19]. С данным утверждением мы не можем согласиться.
А. Н. Толстой верно отметил: «Язык — душа нации. Язык — это есть живая плоть идеи, чувств и мысли народа».
Лишить народы России возможности иметь свою письменность — это значит лишить представителей бесписьменных народов духовности, вычеркнуть из их памяти языковое наследие как одно из важнейших составляющих всей культуры самобытности самого народа. По этому поводу Э. Р. Тенишев верно отмечает, что «для малых народов опасность потерять родной язык существует, и проблема предупреждения этой утраты должна безотлагательно решаться в кратчайший срок. К сожалению, сегодня приходится констатировать, что многие языки уже потеряли письменность, низведены до бытового употребления или находятся на грани исчезновения. В Дагестане на аварский язык перешли арчинцы, андийцы, чамалинцы, цезы и другие народности. Существование этих языков тоже под угрозой» [5, с. 198].
Обеспокоенность за судьбу сохранения бесписьменных языков проявляют и дидой-цы (цезы). На прошедшей 20 апреля 2003 г. научно-практической конференции в Цунтин-ском районе Республики Дагестан на тему «Проблемы обучения родному языку в школах Цунтинского района» представители дидойцев и многие участники конференции заявили, что реализация конституционных прав дидойского народа на обучение родному языку на территории Дагестана осуществляется не в полном объеме. К тому же отметим, что общественные организации дидойцев совместно с институтом национальных проблем образования Министерства образования РФ, под руководством про-
фессора М. Е. Алексеева подготовили и издали в 1993 г. экспериментальный вариант дидойского букваря «Алипби».
По данным российских социолингвистов, только на территории Дагестана бесписьменных языков насчитывается более двадцати [6, с. 98].
Соглашаясь с Г. Г. Гамзатовым, который призывает ученых исходить «из сознания того, что фиксация и осмысление исконной и заимствованной лексики языка, не наделенного письменной памятью, консервация и сохранение для потомков этого уникального, пока еще живого, опыта человеческого деяния и народного мышления — дело, безусловно, громадной научной значимости и, вместе с тем, во всех отношениях глубоко нравственное и в высшей степени благородное и благодарное» [7, с. 11], отметим, что сотрудниками Института народов России Министерства Р Ф по делам национальностей и региональной политики в 1994 г. была выпущена в свет «Красная книга языков народов России», в которую были включены в качестве исчезающих языков малых народов Дагестана следующие: агульский, андийский, арчинский, ахвахский, бежтинский, ботлихский, генухский, годоберинский, гунзибский, кайтагский, каратин-ский, кванадинский, кубачинский, рутульский, тиндинский, хваршинский, цахурский, цезский (дидойский), чамалинский и горских евреев (та-тов) [8, с. 59]. Существующая проблема характерна и для коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока [9, с. 64].
Большая работа по сохранению бесписьменных языков ведется и Институтом языка, литературы и искусства Дагестанского научного центра РАН. При финансовой поддержке Института эволюционной антропологии имени Макса Планка (г. Лейпциг) Институт языка, литературы и искусства ДНЦ РАН выпустил 12 словарей бесписьменных языков. Кроме того, в одном из голландских центров гуманитарных исследований функционирует постоянно действующий Международный семинар по изучению дагестанских бесписьменных языков. Исследованием проблем дидойского (цезского) языка в 1993—1996 гг. занимались и профессора Южно-Калифорнийского университета Мария Полинская и Бернард Комри [10, с. 46].
В связи с актуализацией данной проблемы в 2010 г. с целью изучения этнической идентичности малочисленных народов Дагестана в Ахвахском, Ботлихском, Цунтинском, Цумадин-ском и Чародинском районах республики был проведен социологический опрос 914 респондентов из числа представителей указанных этнических групп. На вопрос «Нужна ли Вашему
46
народу письменность?» респонденты ответили положительно, при этом мнения опрошенных распределились следующим образом: чамала-лы — 94,7%, цезы — 88,9%, багулалы — 72,9%, ботлихцы — 68,1%, бежтинцы — 66,7%, тиндин-цы — 66,2%, гунзибцы — 65,2%, ахвахцы — 64,6%, годоберинцы — 60,9%, андийцы — 60,2%, генух-цы — 60%, каратинцы — 58,3%, арчинцы — 58,1%, хваршины — 53,1% [8, с. 60].
В связи с ростом национального самосознания народов России, а также по результатам данного опроса нам представляется, что важным процессом в сохранении и развитии бесписьменных языков народов, населяющих Российскую Федерацию, является создание для них своей письменности на родном языке. Отсутствие письменности делает народ более уязвимым для культурного внешнего воздействия, что в сочетании с малочисленностью народа создает угрозу его лингвистической, культурной, этнической ассимиляции. Отметим, что создание своей письменности этими народами в настоящее время на законодательном уровне не предусмотрено. Так как установленное в п. 4 ст. 10 Закона Р Ф «О языках народов Российской Федерации» право каждого народа России, не имеющего своей письменности, создавать свою письменность на родном языке не может быть реализовано малочисленными народами Дагестана. Например, во всех официальных документах страны указанные малочисленные народы данной республики не фигурируют как самостоятельный народ, а только лишь указываются как аварский и даргинский народы [11].
Другой проблемой сохранения и развития бесписьменных языков малочисленных народов Дагестана является их изучение подрастающим поколением в образовательных учреждениях страны.
Несмотря на то, что в целях сохранения и развития языков народов России действующий Федеральный закон от 29 декабря 2012 г. № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» предоставляет гражданам России возможность получения основного общего образования на родном языке, а также право на его изучение (п. 4 ст. 14), к сожалению, в отношении малочисленных народов Дагестана реализация данной нормы сталкивается с рядом проблем. В частности, на многочисленные обращения гражданки М. Курбановой к органам государственной власти Республики Дагестан по вопросам обучения детей дидойскому языку были получены следующие ответы: «…Для обучения школьников дидойскому языку, к сожалению, учебно-методическая база не создана. Очень
серьезной является проблема отсутствия квалифицированных кадров по дидойскому языку, подготовка которых не ведется, — ниже подписавшийся Министр образования Республики Дагестан М. Азизов» [12, с. 37].
Весьма справедливые замечания по этому поводу делают и другие представители малочисленных народов республики. «Я считаю ненормальным, — отмечает заслуженный учитель Дагестана Д. Анварбегов, — когда в школах Цун-тинского района детей обучают аварскому языку как родному, хотя у нас есть свой родной язык. Наши дети произносят первые аварские слова только в школе на уроках & quot-родного"- аварского языка. За пределами урока они и мы — их родители и учителя общаемся на своем дидойском языке» [13, с. 7−8].
Кроме того, проведенное нами в 2012 г. интервьюирование представителей малочисленных народов Дагестана из числа кайтагцев показало, что они дома в кругу семьи разговаривают на кайтагском языке, а в школе изучают даргинский язык, отличающийся от кайтагского. На вопрос «Понимаете ли Вы друг друга?» опрошенные кайтагцы отвечают, что «мы их понимаем и можем с ними разговаривать на их диалекте, а они нет, так как не знают нашего наречия». Аналогичная ситуация складывается и у других малочисленных народов республики.
Данное обстоятельство подтверждается и официальными архивными документами, где в своих заявлениях ряд представителей малочисленных народов андо-дидойской языковой группы, обращаясь к властям Дагестана с возмущением по факту обучения их детей аварскому языку, отмечают, что аварский язык для андийцев, тиндийцев, дидойцев и других народов андо-дидойской группы является таким же непонятным, как и всякий другой неродной язык [14].
Указывая эти обстоятельства, а также и то, что нормы Закона Р Ф «О языках народов Российской Федерации», равно как и другие нормативно-правовые акты, не всегда учитывают специфику существующих проблем сохранения, изучения и развития бесписьменных языков народов России, считаем, что в целях принятия эффективных мер по защите этнического, культурного и языкового многообразия народов России, особенно народов Северного Кавказа, необходимо принять федеральный закон «О бесписьменных языках народов России». В концепцию закона должны быть положены идеи национальной политики по признанию важности сохранения, изучения и развития всех бесписьменных языков народов, населяющих Россию, принятия мер по введению письменности для
47
народов, не имеющих своей письменности, несмотря на их реально существующее положение в государстве и обществе. Полагаем, что принятие такого волевого решения о введении письменности для малых народов России имело бы судьбоносное значение в их возрождении и дальнейшем развитии.
Важным критерием в принятии мер по поддержке бесписьменных языков должно быть наличие эффективных федеральных и региональных целевых программ, направленных на обеспечение прав малочисленных народов на сохранение, развитие родного языка посредством создания письменности и введения родного языка в систему начального образования в школах компактного проживания данных народов. Указанные программы в обязательном порядке должны предусматривать важность функционирования русского языка как языка межнационального общения, а также вопросы, связанные с финансированием научных исследований институтов, подготовки специалистов в области сохранения, изучения и развития бесписьменных языков малочисленных народов России. Вместе с тем, необходимо создать социальную и политическую среду, которая спо-
собствовала бы формированию уважения к бесписьменным языкам, дабы использование таких языков в будущем являлось преимуществом Российской Федерации в развитии демократии и гражданского общества, поскольку во вводной части Закона Р Ф «О языках народов Российской Федерации» провозглашается, что «Языки народов Российской Федерации — национальное достояние Российского государства. находятся под защитой государства. Настоящий Закон направлен на создание условий для сохранения и равноправного и самобытного развития языков народов Российской Федерации и призван стать основой для. разработки нормативных правовых актов в целях реализации положений настоящего Закона».
Таким образом, реализация поставленной цели сохранения культурного наследия бесписьменных зыков коренных малочисленных народов России, как мы видим, возможна не только совместными усилиями органов государственной власти, органов местного самоуправления и их должностными лицами, но и непосредственным участием представителей малочисленных народов, через учрежденные ими общественные объединения.
1. Сергеева Г. А. Основные комплексы традиционной одежды аварцев и их трансформация в советское время // Этнические и культурно-бытовые процессы на Кавказе. М., 1978.
2. Ибрагимов Г. Х. Цахуры // Народы Дагестана: сб. ст. Махачкала, 2002.
3. Хасбулаев А. Если народ хочет сохранить свой язык — язык сохранится //Проблемы обучения родному языку в школах Цунтинско-го района: материалы регион. науч. -практ. конф., Макок, Махачкала, 20 апр. 2003 г. Махачкала, 2003.
4. СутаеваЯ. Город — это кладбище для… // Черновик. 2007. № 8.
5. Тенишев Э. Р. Языковые аспекты культур народов СССР//Изв. АН СССР. 1989. Т. 48. № 3.
6. Соколовский С. В. Международный опыт имплементации Европейской Хартии региональных языков или языков меньшинств // Этнографическое обозрение. 2010. № 4.
7. Гамзатов Г. Г. Гунзибо-русский словарь. М., 2001.
8. Шахбанова М. М. Этноязыковые процессы у малочисленных народов (на примере андо-цезской группы) // Культурная жизнь Юга России. 2011. № 2(40).
1. Sergeeva G.A. Major complexes of Avars traditional clothing and their transformation during the Soviet era // Ethnic, cultural and community processes in the Caucasus. Moscow, 1978.
2. Ibragimov G.H. Tsakhurs // Peoples of Dagestan: coll. of papers. Makhachkala, 2002.
3. Khasbulaev A. If people want to preserve their language — the language preserved // Problems of mother-tongue education in schools of Tsuntin area: proc. of the regional sci. and pract. conf. Makoki, Makhachkala, Apr. 20, 2003. Makhachkala, 2003.
4. Sutaeva Ya. City is a cemetery for… //Draft. 2007. № 8.
5. Tenishev E.R. Language aspects of cultures of the peoples of the USSR // Proc. of Academy of Sciences of the USSR. 1989. Vol. 48. № 3.
6. Sokolovsky S. V International experience in the implementation of the European Charter for regional or minority languages // Ethnographic review. 2010. № 4.
7. Gamzatov G.G. Gunzibo-Russian dictionary. Moscow, 2001.
8. Shahbanova M.M. Ethno-linguistic processes in indigenous peoples (on an example of Ando-Tsez group) // The cultural life of the South of Russia. 2011. № 2(40).
48
9. Васильева Л. Н. Конституция Российской Федерации о сохранении и развитии родных языков народов России // Журнал рос. права. 2004. № 6.
10. Гамзатов Г. Г. Бесписьменный, но живой язык // Проблемы обучения родному языку в школах Цунтинского района: материалы регион. науч. -практ. конф., Макок, Махачкала, 20 апр. 2003 г. Махачкала, 2003.
11. Национальный состав населения Российской Федерации. Прил. 5. URL: http: //www. gks. ru (дата обращения: 22. 11. 2013).
12. Курбанова М. Дидойский язык — наш материнский язык // Проблемы обучения родному языку в школах Цунтинского района: материалы регион. науч. -практ. конф., Макок, Махачкала, 20 апр. 2003 г. Махачкала, 2003.
13. Анварбегов Д. Язык — это великая ценность народа // Проблемы обучения родному языку в школах Цунтинского района: материалы регион. науч. -практ. конф. Макок, Махачкала, 20 апр. 2003. Махачкала, 2003.
14. Архив Дагестанского обкома КПСС. Ф. 1. Оп. 113. Д. 36. Л. 81−117.
9. Vasilyeva L.N. Constitution of the Russian Federation on the preservation and development of the native languages of the peoples of Russia // Journal of Russian law. 2004. № 6.
10. Gamzatov G.G. Unwritten, but a living language // Problems of mother-tongue education in schools of Tsuntin area: proc. of the regional sci. and pract. conf. Makoki, Makhachkala, Apr. 20, 2003. Makhachkala, 2003.
11. National composition of the population of the Russian Federation. App. 5. URL: http: //www. gks. ru (date of access: 22. 11. 2013).
12. Kurbanova M. Dido languages — our mother-tongue // Problems of mother-tongue education in schools of Tsuntin area: proc. of the regional sci. and pract. conf. Makoki, Makhachkala, Apr. 20, 2003. Makhachkala, 2003.
13. Anvarbegov D. Language is a great value of people // Problems of mother-tongue education in schools of Tsuntin area: proc. of the regional sci. and pract. conf. Makoki, Makhachkala, Apr. 20, 2003. Makhachkala, 2003.
14. Archive of Dagestan Regional Committee of the CPSU. F. 1. Op. 113. D. 36. L. 81−117.
49

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой