Опыт применения селективных ингибиторов обратного захвата серотонина и норадреналина в лечении вторичной нормогонадотропной аменореи

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Медицина


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Опыт применения селективных ингибиторов обратного захвата серотонина и норадреналина в лечении вторичной нормогонадотропной аменореи
© С. А. Бронфман, Е. В. Уварова, В. А. Агарков, К. В. Самохвалова
ФГУ «Научный центр акушерства, гинекологии и перинатологии им. Кулакова Росмедтехнологий», Москва
Московская государственная медицинская академия им. И.
Исчезновение менструальных циклов у молодых женщин в отсутствие клинически явных анатомических нарушений в системе гипоталамус-гипофиз-яичники и других эндокринных системах представляет собой один из наиболее распространенных видов аменореи и, по данным зарубежных авторов, стойкая вторичная нормогонадотропная аменорея (функциональная гипоталамическая аменорея) в популяции составляет не менее 2% (Крусос, Толпи, 1998). Наиболее часто встречающаяся форма — психогенная аменорея, которая вызывает наибольшие трудности в попытке лечения таких пациенток традиционными средствами (циклическая витаминотерапия, нейротропная терапия, гормонально-заместительная терапия, антигомотокси-ческая терапия), этиология которой до сих пор остается не вполне ясной.
В нашем исследовании, проведенном на базе Научного центра акушерства, гинекологии и перинатологии им. Кулакова (Москва), приняли участие 29 девушек возрасте 18−25 лет, обратившихся в отделение гинекологии детского и юношеского возраста (зав. отделением — профессор, д. м. н. Уварова Е. В.) с жалобой на отсутствием самостоятельных менструаций в течение не менее 6 месяцев, без сопутствующей соматической и психической патологии, не принимающие каких-либо лекарственных средств, с нормальной массой тела.
целью данного исследования являлась разработка оптимальной индивидуально-ориентированной схемы лечения вторичной нормогонадотропной аменореи.
Задачей было как изучение особенностей гормонального статуса пациенток, так и анамнеза, в т. ч. семейного, взаимоотношений с родителями (особенно ранних взаимоотношениям с матерью), опыт психических травм, в т. ч. физического или сексуального насилия как в недавнем прошлом, так и в детском опыте, психического стату-
М. Сеченова, ИП РАН, Москва
са и психологических особенностей для выяснения возможной связи между этими факторами и аменореей. При проведении исследования были применены следующие методики: ММР1, опросник депрессивности Бэка (ВО!), шкала Гамильтона для оценки депрессии (HDRS), опросник тревожности Спилбергера, шкала оценки влияния травматического события (ШОВТС), опросник-анкета травматического опыта (LEQ).
Контрольную группу составили 13 здоровых девушек этого же возраста.
Результаты исследования:
1. В анамнезе исследуемых выявлены ранние сепарации с матерью в связи с семейными обстоятельствами или, предположительно, с послеродовой депрессией у матери, искусственное вскармливание, конфликты в родительской семье, развод родителей, раннее (до 3 лет) начало посещения детских дошкольных учреждений, нередко с круглосуточным пребыванием, физическое насилие в семье- из личностных особенностей — замкнутость, гиперответственность, перфекционизм. Обращает на себя внимание отсутствие опыта каких-либо отношений с противоположным полом у подавляющего большинства пациенток.
2. При более доверительном контакте с врачом, кроме жалобы на отсутствие менструаций, выявлены жалобы на головные боли, сложности с засыпанием, внутреннее напряжение, постоянно сниженное настроение, снижение аппетита или внезапные приступы «обжорства», раздражительность.
3. Исследование личностных особенностей пациенток выявило умеренный уровень ситуативной и личностной тревожности (нет значимых отличий от группы нормы), однако среднее значение балла ШОВТС составило 39,4 балла (тогда как для группы нормы
М32 обзоры по клинической фармакологии и лекарственной терапии
том 8/2010/1
22,4 балла), близкое по величине к таковому для выборок пациентов с ПТСР (Тарабрина, Агарков, 2001), что при меньшем, чем в группе нормы, опыте психотравмирующих ситуаций (по шкале LEQ) указывает на «особую» уязвимость пациенток с вторичной аменореей при воздействии потенциально психотравмирующих событий (Агарков, 2007). Шкала В О! не выявила симптомов клинически выраженной депрессии, однако по шкале депрессии Гамильтона средний балл в исследуемой группе составил 11,5, что можно интерпретировать как проявление маскированной депрессии.
Назначение антидепрессантов из группы СИОЗСН в течение 4−6 месяцев в средней терапевтической дозе, по нашим данным, показало высокую эффективность в лечении пациенток с вторичной нормогонадотропной аменореей, резистентной к традиционной терапии нарушений менструального цикла. Близка по эффективности у этой группы пациенток краткосрочная психодинамическая психотерапия в течение такого же срока с частотой 2 раза в неделю, что подтверждает гипотезу о наличии маскированной депрессии у данной группы пациенток (Бронфман, 2010).
метаболические расстройства, связанные с терапией оланзапином, и методы их коррекции
© В. С. Буланов, Л. М. Василенко
Московский НИИ психиатрии Росздрава, Москва
Цель исследования: исследование эффективности корректирующего воздействия совместного назначения бромокриптина и метформина на метаболические и эндокринные нарушения, возникшие в процессе терапии оланзапином у больных параноидной шизофренией.
Методы. Изучено 20 пациенток, средний возраст 24,2 ± 6,4 лет с диагнозами по МКБ-10: параноидная шизофрения, приступообразно-прогредиентная форма ^ 20. 1). Средняя суточная доза оланзапина — 11,3 ± 5,7 мг- длительность терапии — 10,4 ± 4,8 мес. Длительность заболевания — 4,2 ± 2,3 года. Методы: клиникоэндокринологический, антропометрический, биохимический, статистический. У всех больных было получено информированное согласие на участие в исследовании, которое проводилось в два этапа: до назначения корректоров (бромокриптин 0,0025 мг/сут. и метформин 1500 мг/сут.) и через 1−3 мес. приема препарата.
Результаты. У наблюдаемых в 100% случаев на фоне терапии оланзапином отмечалось достоверное (р& lt-0,05) повышение массы тела (МТ) в среднем с 67,4 ± 22,3 кг до 85,6 ± 16,2 кг. Средняя прибавка МТ за период приема оланзапина составила 18,2 ± 9,8 кг. Кроме того, у 8 пациенток (40%) отмечалась задержка менструации, ее средняя длительность — 3,8 ± 2,2 мес. Средний уровень пролактина на 1-м этапе иссле-
дования составлял 940 ± 96 мМЕ/л ^ 70−700м МЕ/л), уровень глюкозы в крови натощак — 5,9 ± 1,3 ммоль/л. После проведения корректирующей терапии, средняя длительность которой составляла 2,25 ± 1,1 мес., отмечалось достоверное (р & lt- 0,05) снижение уровня пролактина (940 ± 96 мМЕ/л- 328,6 ± 102 мМЕ/л) и глюкозы в крови (5,9 ± 1,3 ммоль/л- 4,4 ± 0,9 ммоль/л). Масса тела и показатели ИМТ снизились с 85,6,0 ± 16,2 кг до 83,9 ± 15,3 кг- ИМТ с 29,9 ± 4,8 до 28,5 ± 3,9 (р & gt- 0,05) — средний показатель снижения массы тела составил 1,85 ± 0,8 кг. Как видно, данные изменения антропометрических показателей были статистически недостоверны, и это можно частично объяснить краткосрочностью корректирующей терапии. При этом отмечающаяся тенденция не только к стабилизации массы тела, но и ее снижению была бы более достоверной в условиях длительной коррекции. Восстановление менструального цикла было отмечено у 6 из 8 пациенток- в остальных двух случаях менструации возобновились, но носили скудный и непродолжительный характер в форме олигоменореи.
Выводы. Использование комбинированной корректирующей терапии бромокриптином и метформином на фоне лечения оланзапином позволяет эффективно воздействовать на проявления как метаболических нарушений, так и синдрома гиперпролактинемии.
том 8/2010/1
обзоры по клинической фармакологии и лекарственной терапии I МЗЗ

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой