Нейроэндокринные механизмы протективного эффекта гипоксического прекондиционирования в экспериментальных моделях депрессии и тревоги

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Медицина


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ражения ИНЭМП в сочетании с фототерапией красным светом — 10 минут. Курс -12 процедур. Проводилось кожное тестирование бытовыми, пыльцевыми и эпидермальными аллергенами. Субпопуляционный состав лимфоцитов определяли с помощью моноклональных антител (МАТ) фирмы «Ortho Diagnostic Systems» (США) Иммуноглобулины А, М, G оценивались по Manchini. Серотонин и гистамин определялись флюоресцентными методами раздельного определения гистамина и серотонина. Кровь брали натощак утром. Моча собиралась в течение суток
Результаты и обсуждение: После первой процедуры у большинства уменьшался зуд в области очага поражения кожи, к концу курса лечения стихали и остальные признаки воспалительных проявлений. После лечения в основной группе больных с исходно сниженным чис-
лом Т-лимфоцитов (СД3+, СД8+) и высоким уровнем общего иммуноглобулина Е отмечена четкая тенденция к нормализации уровня СД8+ клеток и достоверное снижение количество общего ^ Е, что коррелировало с положительной динамикой клинических показателей. Снижение концентрации в моче нейромедиаторов зуда (серотонина и гистамина) коррелировало с купированием зуда у большинства больных в основной группе. Динамика клинико-лабораторных показателей в контрольных группах была значительно меньше выражена.
Эффективность лечения в основной группе составила 89%, в 1 и 2-й контрольных — 58,59%.
заключение: Таким образом, сочетанное применение ИНЭМП и СВ у больных атопическим дерматитом положительно влияет не только на нейроиммунный статус, но и на клинические показатели заболевания.
нейроэндокринные механизмы протективного эффекта
ГИпОКсичЕОКОГО пРЕКОндицИОнИРОВА-
ния в экспериментальных моделях депрессии и тревоги
© В. И. Миронова, Е. А. Рыбникова
Институт физиологии им. И. П. Павлова РАН, Санкт-Петербург
Разработка немедикаментозных способов коррекции тревожно-депрессивных расстройств является важным направлением исследований в области биологической психиатрии. Применение гипобарической (высотной) гипоксии в режиме прекондиционирования является одним из наиболее перспективных потенциальных методов профилактики и коррекции депрессии и тревоги. Согласно гормональной теории патогенеза депрессии и тревоги, основные проявления этих психических заболеваний связаны с нарушениями функции гипофизарно-адренокортикальной системы (ГАС). Предполагают, что дисфункция ГАС обусловлена нарушением ее нейроэндокринной регуляции. В частности, нейрогормоны гипоталамуса кортиколиберин (CRH) и вазопрессин как основные регуляторы ГАС могут быть вовлечены в патогенез тревожно-депрессивных расстройств.
В работе проводилось исследование влияния ги-поксического прекондиционирования (ГП) на актив-
ность нейроэндокринных центров гипоталамуса у крыс в моделях депрессии («выученная беспомощность») и тревожного состояния (на примере модели пост-травматического стрессового расстройства, ПТСР — «стресс-рестресс»). Ранее нами были продемонстрированы антидепрессивный и анксиолитический эффекты ГП в данных моделях. У крыс, подвергнутых преконди-ционированию умеренной гипобарической гипоксией, не наблюдалось поведенческих изменений и нарушений функции ГАС в моделях депрессии и ПТСР в отличие от непрекондиционированных животных.
В данной работе методом иммуноцитохимии изучалась экспрессия CRH и вазопрессина в паравентрику-лярном ядре (ПВЯ) гипоталамуса не- и прекондицио-нированных животных, подвергнутых неизбегаемому стрессу в указанных моделях. Выявлено, что у крыс, не подвергнутых ГП, при обеих формах экспериментальной патологии происходит гиперактивация синтеза гипоталамического CRH, причем в случае модельного
том 8/2010/1
обзоры по клинической фармакологии и лекарственной терапии I М53
аналога депрессии наблюдается повышение экспрессии нейрогормона только в мелкоклеточной части ПВЯ, тогда как в случае экспериментального тревожного состояния (ПТСР) — и в мелко-, и крупноклеточной частях ядра. Обнаружено снижение содержания вазопрессина в гипоталамусе крыс на ранних сроках развития патологий в обеих моделях. У животных, подвергнутых ГП в моделях депрессии и ПТСР, уровень экспрессии нейрогормонов не отличался от контрольных значений: не наблюдалось существенного повышения содержания CRH в гипоталамусе, нормализовался уровень экспрессии
вазопрессина на ранних сроках развития депрессивноподобных состояний в обеих моделях.
Таким образом, в экспериментальных моделях депрессии и ПТСР продемонстрирован проективный эффект ГП на нейроэндокринном уровне. Этот факт позволяет сделать заключение о потенциальном терапевтическом значении для клиники прекондициониро-вания гипобарической гипоксией как метода профилактики и коррекции тревожно-депрессивных состояний.
Работа поддержана грантами РФФИ (08−04−363, 0904−92 605) и Фондом содействия отечественной науке.
ВЛИЯНИЕ СТАДИИ ЭСТРАЛЬНОГО ЦИКЛА НА МЕЖПОЛУШАРНУЮ АСИММЕТРИЮ ИНДИВИДУАЛЬНОГО ПОВЕДЕНИЯ БЕСПОРОДНЫХ МЫШЕЙ
© В. В. Михеев, Е. В. Шекунова, П. Д. Шабанов
Военно-медицинская академия им. С. М. Кирова, Санкт-Петербург
Введение. Ранее было показано, что межполушар-ная асимметрия контроля соматической болевой чувствительности у самок беспородных мышей зависит от стадии эстрального цикла (Е. V. Shekunova, V. V. Mikheiev. 2001). Цель настоящей работы состояла в исследовании роли левого и правого полушария в регуляции индивидуального поведения беспородных мышей в различные стадии эстрального цикла.
Методика. Опыты проводили на самках белых беспородных мышей. Стадии эстрального цикла определяли путем микроскопического исследования влагалищных мазков. Индивидуальное поведение оценивали в «открытом поле». Временную инактивацию коры левого или правого полушарий осуществляли с помощью корковой распространяющейся депрессии Leao.
Результаты. Поведение мышей изучали только в двух стадиях: эструсе и диэструсе, поскольку они максимально различались между собой при исследовании болевой чувствительности. В условиях функционирования целого мозга ни по одной из регистрируемых реакций (как по частоте появления, так и по общей продолжительности) достоверных различий выявлено не было.
На фоне временного выключения полушарий выявились достоверные различия по параметрам реакций в зависимости от стадии цикла. В эструсе продолжительность и частота подъемов на задние лапы достоверно
отличались от контроля (когда активны оба полушария) только при активном правом полушарии, в то время как в диэструсе достоверные отличия от контроля обнаруживались только при активном левом полушарии.
Продолжительность заглядываний в отверстия в диэструсе достоверно отличалась от контроля при активном левом полушарии, а частота уменьшилась в эструсе при активном правом, а в диэструсе снова только при активном левом полушарии.
В регуляции продолжительности груминга межполу-шарные различия наблюдались только в диэструсе: при активном левом полушарии продолжительность груминга достоверно уменьшалась по сравнению с контролем. Частота сидения изменилась по сравнению с контролем в эструсе при активном правом, а в диэструсе — при активном левом полушарии. Заслуживает внимания тот факт, что различия по частоте и продолжительности сидения и подъемов на задние лапы между группой самок в эструсе и группой самок в диэструсе наблюдались только при активном правом полушарии, тогда как при активном левом полушарии разницы между эструсом и диэструсом не было.
Заключение. Таким образом, при инактивации полушарий выявились следующие закономерности. Во-первых, достоверные различия в параметрах реакций между группой самок в эструсе и группой самок в диэструсе наблюдались только при активном
М54 обзоры по клинической фармакологии и лекарственной терапии
том 8/2010/1

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой