Семантическая эволюция слова судьба в истории русского языка

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 81−112. 2
Зарипова А. Р.
Семантическая эволюция слова судьба в истории русского языка
В статье анализируются основные этапы и направления семантической эволюции русского слова судьба, которые рассматриваются в связи с духовной жизнью народа.
The article studies main stages and directions in the semantic evolution of word destiny in the Russian language.
Ключевые слова: семантическая эволюция слова, история русского языка, концепт «судьба».
Key words: semantic evolution of word, history of the Russian language, concept «destiny».
Одним из важнейших концептов славянской национальной культуры является концепт «судьба», главным репрезентантом которого в истории русского языка является слово судьба. Оно «относится к числу древнейших ключевых слов нашей культуры, которые, несмотря на смену представлений человека о мире, а также изменений в самом мире и в самом человеке, упорно не хотят исчезать из языка и смыслового пространства культуры» [4, с. 207].
Цель настоящей статьи, выполненной на материале Картотеки «Словаря русского языка XI—XVII вв.» ИРЯ РАН (КДРС), исторических лингвистических словарей, толковых словарей современного русского языка и Национального корпуса русского языка (НКРЯ), состоит в анализе направлений семантической эволюции лексемы судьба в диахроническом аспекте. История семантической структуры слова рассматривается по этапам развития русского языка: 1) XI—XIV вв., 2) XV—XVII вв., 3) XVIII в., 4) XIX—XXI вв.
На первом этапе, древнерусском, представлены следующие значения слова судьба: 1) 'суд, судебное разбирательство'- 2) 'решение, приговор, тж. божественный приговор'- 3) 'божественное предопределение'- 4) 'божественное установление' [9, XXVIII, с. 272−273]. В соответствии с этими значениями можно выделить два основных направления в семантическом развитии слова. В рамках первого развивалось такое значение, как 'суд, судебное разбирательство'. Судьбой представлялась процедура суда, судебное гражданское разбирательство: А в судбё бёдими правители суть, и егдаже хотять судити, p ихъ сберутся, да аще что изъглють, то не въз-вратится. Флавий. Полон. Иерус. (Арх.), 157. XV в. ~ XI—XII вв. [9, XXVIII, с. 272].
© Зарипова А. Р., 2015
92
Слово судьба в этом значении используется в переводных текстах и соответствует греческим лексемам то Sikaortfpiov 'судилище, суд', ц kpfmq 'суд, судебное разбирательство- решение, приговор', семантика которых относится к области гражданского суда.
Следует отметить, что лексико-семантический вариант (ЛСВ) 'суд, судебное разбирательство' лексемы судьба широко фиксировался уже в XI веке, в то время как само слово суд в этом значении почти не употреблялось. Например, в «Словаре русского языка XI—XVII вв.» семантика гражданского судопроизводства у лексемы суд в это время отмечается только в сочетании судь прияти съ (кем-л.) — 'затеять тяжбу': Хотяштуму судъ прияти съ тобою и ризу твоу взяти, отъпусти ему и срачицю (Матф. V, 40). Панд. Ант. 1, 80. XI в. [9, XXVIII, с. 247].
Слово суд в это время активно используется в таких значениях, как 'рассуждение, суждение, мнение', 'воля, желание, решение', 'хула, осуждение' [9, с. 246−248]. Широкое распространение также получают устойчивые сочетания с лексемой суд в значении 'о Божьем суде над всеми людьми при наступлении конца света': Страшный судъ (Въ всЪхъ сло-весьхъ своихъ поминаи послЪдьняя своя и судъ страшь (ныи). Изб. Св. 1076 г., 343. XI в.) — судъ безмерный, будущий, будущаго воздания, великий, вселенский, гордый, общий [9, XXVIII, с. 246]. В результате Божьего суда наступает или воздаяние за грехи: Не убоя ли ся Ба, не убоя ли ся суда будущааго въздания? Патерик Син., 143. XI в. [9, с. 246], или милование праведников: О таковыхъ бо реч& lt-е>- прркъ… блжнии млствии… яко ти помиловани бу-дуть на судЪ СтрашнЪмь. (Парен. Ефр. Сир.) Зап. (Г.), 106. 1269−1289 гг. [9, XXVIII, с. 246]. В это же время слово судьба фиксируется в сходных значениях ('божественное установление', 'божественное предопределение', 'решение, приговор, тж. божественный приговор' [9, XXVIII, с. 272 273]). Их появление наметило второе направление в семантическом развитии слова, в рамках которого распространяется представление о судьбе как о Божественном промысле.
Таким образом, слова суд и судьба, обозначая суд земной и суд Божий, находились на древнерусском этапе в синонимических отношениях, могли заменять друг друга. Божественное установление — это Божественные заветы, те правила, которые Бог установил на земле во благо людям и заповедал хранить их: Ннё чада моа не ступаите бга. Прёд лицем гдним ходите и судбы его съхранёите. Не омразите… Кн. Енохова, 1. XV в. ~ XIII в. [КДРС]. Именно благодаря Божественным установлениям возможен благодетельный союз людей с Богом: Тако Бга поминая, блжнъ будеши, храняи судбу и творя правду въ всяко время. Посл. мт. Никиф., 115. XVI в. ~ до 1118 г. [9, XXVIII, с. 273]. Если Божественные установления людям даны и их необходимо знать, чтобы, исполняя, жить по ним, то Божественное предопределение, наоборот, сокрыто от людей, это то, что невозможно объяснить: Судьбы Гня глубины великы. Изб. Св. 1073 г. 2, 345.
93
XI в. [КДРС]. Люди должны покориться данному предопределению, ибо оно — благо и чудо от Господа: Чюдеса твоя и судбы твоя кто исповёсть, влдко Ги. (Патерик Скит.) ВМЧ, Дек. 31, 2519. XVI в. ~ XIV в. [КДРС]. Так происходит расширение значения: 'божественное установление' становится 'божественным предопределением'. Предопределение — это то, что происходит перед определением приговора, Божественного установления, это не суд, это более чем суд, это то, что вне суда.
Если судьба как 'божественное установление', 'божественное предопределение' принадлежит Богу, то синкретичное значение 'решение, приговор- тж. божественный приговор' совмещает человеческую волю и Божью милость. Большую часть контекстов, в которых слово судьба содержит сему 'решение', составляют фрагменты из Библии (в них судьба представляется приговором, который определил Господь): Не послушаете мене, ни створите заповедии моихъ, нъ ослушаетеся ихъ и судьбами твоими [вм.: моими] сътужиться дша ваша. (Лев. XXVI, 15). Изб. Св. 2, 400. 1073 г. [9, XXVIII, с. 273], и отмечается лишь один пример, самый ранний, из переводного исторического текста Флавия (в нём судьбой является решение человека, которое принимается в согласии с Богом): Вы же снве мои блазии… будете братиа, пребываите купно, подаваю же вамъ нынё и ризы и службу црьскую, молю же ся Бгу, да утвръдить мою судбу, аще вы единоумите. Флавий. Полон. Иерус. (Арх.), 111. XV в. ~ XI—XII вв. [9, XXVIII, с. 273]. Таким образом, в значении 'решение, приговор- тж. божественный приговор' реализуется христианская идея сотрудничества человека с Богом.
В большей части словоупотреблений, зафиксированных в КДРС, лексема судьба, обозначая 'божественное предопределение', 'божественный приговор' и 'божественное установление', употребляется в форме множественного числа (иногда с определением Божии: судьбы Божии), что является результатом обобщения и последующего абстрагирования семантики слова.
Таким образом, лексемы суд и судьба, обозначая судебное разбирательство на земле и суд Божий, имели тесную связь друг с другом и были неразделимы в представлении древнерусского человека, а через форму множественного числа слова судьба реализуется идея всепронизывающей и всепроникающей сущности промысла Божьего: «Судьбы Божии — всё, совершающееся во вселенной & lt-… >- Тайно от Бога и в независимости от Него не совершается и не может совершиться ничто & lt-… >- всё совершающееся совершается по суду и определению Божиим. По этой причине судьбы Божии часто называются в Писании судом Божиим» [6, с. 78].
На втором — старорусском этапе (XV-XVII века) слово судьба продолжает развиваться в рамках второго направления, фиксируясь в таких значениях, как: 1) 'божественное установление'- 2) 'божественное предопределение'- 3) 'участь, судьба, предназначенная человеку от Бога' [9, XXVIII, с. 273]. Судьбой, как и на древнерусском этапе, называются
94
Божественные установления — заповеди, о которых поведал Господь Моисею и по которым люди должны жить во славу Господа: Тогда бо преспё-вати можеши, аще съхраниши заповёди и судбы, иже повелё Гь Моисеови (1 Парал. XXII, 13) Библ. Генн. 1499 г. [9, XXVIII, с. 273].
Божественные предопределения — неизреченные, пребожественные, всепремудростные (Великаго господа бога отца…, седящаго на престоле херувимстем,… и промышляя неизреченными и пребожествеными все-премудростными судбами своими о… сей нашей… России… Пов. о нек. брани1, 155. XVII в. [КДРС], недоведомые (Бж1я бо судбы недовёдомыи суть. Изм., 48. XVI в. [КДРС]), они не испытаны (Да никто же чюдиться, видя праведникы и угодникы Божш въ болёзнехъ терпяща и въ трудёхъ, грёшникы здравы и в легцё пребывающа, елмаже судбы Божш не испытаны суть. Рог. Лет., 109. XV в. [КДРС]), это то, что простым смертным знать не дано (А в сквернем теле его же & lt-Господа>- святая воля, а въпред он же сам истинный свет весть и судьбы его кто от человек исповесть. Посл. Стефана. XVII в. [КДРС]), но известно лишь Богу (Но во истину убо дело се промысл бысть самого превечного бога вседержителя, яже творит преславнаа, ими же весть неизреченными своими судьбами. Сказ. Авр. Пал., 1620. XVII в. [КДРС]).
Отмечавшееся ранее сочетание судьбы Божии в это время закрепляется в языке в устойчивом выражении Божиими судьбами или судьбами Бога. Полностью развившееся на русской почве, оно сохраняет связь со значением 'божественное предопределение', потому что судьбами Бога -значит, 'по воле Божьей', то есть так, как предопределил Господь. Анализ употреблений этого выражения показывает, что на старорусском этапе оно большей частью используется уже не в религиозных контекстах, а, например, в погодных записях летописей (Тоё же зимы… князь Глёбъ Рязанский з двёма сыны своими… преидошарёку Колакшу и поидоша ко князю Всеволоду Юрьевичю на Проскову гору. Не дошедшимъ же имъ Всеволожа полку единаго стрёлища, и въ то время шуринъ его князь Мстиславъ Ростиславичь на другой странё рёки Колокши смути себе и все воинство князя Глёба Рязанскаго: се же бысть Божиими судбами, яко отмьщая мстить князя Глёба Рязанскаго неправду. Ник. лет. X, 4. XVI в. [КДРС]), в Козмографии (И Божшми судбами в то же тощое древо лёзъ сверху мед-вёдь задомъ. Козм., 262. 1620 г. [КДРС]). Этот факт свидетельствует о том, что свою мирскую жизнь люди продолжали видеть в свете Божьего замысла и закона, которые оставались главными их ценностями.
С XV века в памятниках письменности лексема судьба отмечается в ЛСВ, который можно определить как переходный к значению 'участь, судьба, предназначенная человеку от Бога': Вънми млен1е мое, внуши молитву мою не въ устнах льстивах, ат лица твоего судба моа изыдет. (Пс. XVI, 1−2) Библ. Генн. 1499 г. [КДРС]. В этом контексте присутствует сема 'решение', но оно, принятое перед лицом Божиим по молитве, направляет жизнь на земле и составляет человеческую участь.
95
Однако с XVI века значения слова судьба постепенно теряют религиозную окраску. В это время намечается новое направление в развитии лексемы, в рамках которого в языке закрепляется устойчивое выражение коими (которыми) судьбами — '-в силу каких-либо обстоятельств': Жена нёкая… именемъ Дариа невёсть коими судьбами имуще прикорчену еируку къ персемъ под пазухи, никакоже немощно отторъгнути. Ж. Игн. В., 91 об. XVII в. ~ XVI в. [КДРС]. С этого момента наблюдается перелом в семантике слова от религиозного понимания судьбы в сторону представлений, в которых отсутствует связь с Богом. Смысловой центр переносится на местоимение коими, которое в данном контексте приобретает семантику неопределённости: коими значит 'некоторыми, неведомыми'. Семантика неопределённости может усиливаться наречием невёсть. Здесь уже не выделяется первоисточник, невёсть коими — 'неизвестно какими'. Если раньше это был Бог, то в дальнейшем имеются в виду какие-то сверхъестественные силы, которые творят обстоятельства неизвестным человеку образом. Эти силы и их действия противопоставляются Божией воле: Отчина наша Смоленескъ изъ начала отъ предковъ нашыхъ, да которыми судбами предки нашы то изронили, а намъ ее далъ Богъ: и намъ её никакъ не поступитись. Польск. д. II, 80. 1536 г. [КДРС].
На следующем этапе истории русского языка (XVIII век) лексема судьба в словарях фиксируется в двух основных значениях: 1) 'определение, промысел Вышнего', 2) 'участь, счастье, состояние' [8, V, ст. 954]. Кроме того, на основе анализа примеров из КДРС можно выделить ещё один ЛСВ — 'стечение некоторых обстоятельств'. Значение 'определение, промысел Вышнего', объединяющее в себе семантику 'божественного предопределения' и 'божественного установления', сохраняет связь с Божественной природой и существует в рамках второго направления семантического развития слова судьба: Дивится нынё вся вселенна Премудрымъ Вышняго судьбамъ, Судьбы Божья неизповёдимы [8, V, ст. 954].
Значения 'участь, счастье, состояние', 'стечение некоторых обстоятельств' реализуются в рамках направления, зародившегося ранее в связи с распространением в памятниках письменности выражения коими судьбами, в результате чего судьба воспринимается в ключе представлений, в которых связь с Богом начинает прерываться. Коими судьбами 'неизвестно каким образом' преобразуется в 'стечение некоторых обстоятельств'.
Распространяющееся в европейском, и русском в частности, обществе «представление, что всё в мире действует по законам случайности» [3, с. 123], привело к тому, что к концу XVIII века в русском языке закрепляется воззрение, согласно которому судьба есть сила, которая не связана с волей Божией. Кроме того, на отход от христианской интерпретации судьбы влияние оказали классицисты своим интересом к античной традиции, в рамках которой «судьба есть нечто безличное, неумолимое, безжизненное. Она есть представительница необходимости, абсолютно не зависит ни от чьего произвола и не подлежит ничьему произволу… на Судьбу можно
96
жаловаться и ее можно оплакивать, но с ней нельзя спорить, ее нельзя умолять, в силу ее безличности и неопределенности» [14, с. 245].
Природа такой судьбы становится для человека непонятной, для объяснения её судьба персонифицируется, что «проявляется… как своеобразная проекция человеческого поведения на мироустройство, представление о „судьбе“ как о метафизическом аналоге индивида» [5, с. 105]. Акт персонификации судьбы является попыткой упорядочить мир, определить отношения между человеком и высшей непознаваемой силой, которые «мыслятся прежде всего в силовых терминах — как взаимодействие полей, создаваемых двумя источниками силы. Более слабый из них — человек. Другой источник силы должен быть ему подобен. Действительно, высшая власть обычно олицетворяется или обожествляется. Отношения между нею и волей человека приобретают интерперсональный характер» [1, с. 309].
Таким образом, судьба представляется 'стечением некоторых обстоятельств', приобретающих в результате персонификации облик некой силы, которая творит обстоятельства по законам случайности. С этого времени судьба может губить человека, быть к нему немилосердной: Ахъ Moi Боже за что попущаешь немилосердоЬ судбе безвинныхъ такъ погублять: одного смертию, а другова суровою i нещастною жизнию: пущай бы Ильде-жерта умерла, а дражашт король остался живъ. Ильдежерта, 17. 1759 г. [КДРС]. В этом контексте судьба ещё попускается Богом, но человеком она уже не принимается смиренно.
Судьба как стечение обстоятельств чаще всего недоброжелательна к человеку, что выражается в употреблении отрицательных определений. Она может быть ожесточённой, способной нападать (От нападения судьбы ожесточенной Убежище лишь ты души моей стесненной! Сумароков А. П. Семира. 1768 г. [НКРЯ]), гневной (О гневные судьбы! Сумароков А. П. Семира. 1768 г. [НКРЯ]), нежалостной (Одна Овечка лишь, воспитана пастушкой, Нежалостной судьбы осталася игрушкой. Муравьёв М. Н. Волк и лисица. 1772−1789 гг. [НКРЯ]. Судьба может играть с человеком (Так, как пылинки, мы на куче земляной рассыпаны страдать и быть судьбы игрой. Богданович И. Ф. Поэма на разрушение Лиссабона. 1763 г. [НКРЯ]), от неё невозможно спрятаться (А от судьбы никто не спрячется нигде, Ни в доме, ни в лесу, ни в поле, ни в воде… Майков В. И. Необосновательная боязнь. 1763−1767 гг. [НКРЯ]).
Значение 'участь, счастье, состояние' в это время также развивается в русле направления, в котором прерывается связь судьбы с Богом. Исследованный материал показывает, что до XVIII века представление о судьбе как об участи связано с тем, что главной силой, оказывавшей влияние на судьбу человека, считался промысел Божий, а сам человек мог иметь благотворное влияние на свою судьбу посредством праведного жития и усердного обращения к Богу: Украшайтесь духовнаго свЪта образомъ- аще ли же обогат Ъете отъ божественных словесъ поучениемъ, не токмо
97
безгрЪшни будете, но и паче прехвални сотворите себЪ судбы… АИ IV, 173. 1652 г. [КДРС], ибо Бог знает жизнь каждого человека и творит его судьбу соответственно с помыслами человека и его поведением в жизни: ВЪдите, братия, Господь свЪсть помышления человеческая… АИ IV, 173. 1652 г. [КДРС]. Таким образом, если раньше судьба принималась человеком доверительно, с надеждой на её справедливость, так как исходит она от Бога, то теперь судьба творится неизвестно какими силами, и что бы человек ни делал, судьба — неминучая, чужая и результат этого — несчастная участь, на которую человек начинает роптать, жаловаться: Поставя своё ружьё, простиралъ свой взор и руки къ небу и съ тяжкимъ воздыхашемъ приносилъ жалобу на свою судьбу. Невидимка, 265. 1789 г. [КДРС]. «Проблема судьбы тесно связана со смыслом человеческой жизни. Когда человек не понимает смысла жизни, когда он не ощущает себя частью Божьего мира и Божьего замысла, тогда он постоянно чувствует насилие судьбы» [12, с. 91].
В результате слово судьба в значении 'участь, счастье, состояние' также начинает использоваться с отрицательными определениями. Судьба может быть несчастной (Несчастная судьба [8, V, ст. 954]), превратной (Сносить великодушно превратную судьбу [8, V, ст. 954]), злой (Склонила высоту небес / От злой судьбы тебя избавить… Ломоносов М. В. Ода торжественная… императрице Екатерине Алексеевне… 1762 г. [НКРЯ]).
В XIX — начале XX века отмечаются следующие основные значения слова судьба: 1) 'провиденье, определенье Божеское, законы и порядок вселенной, с неизбежными, неминучими последствиями их для каждого' [2, с. 356]- 2) 'стечение обстоятельств (первонач., в мифологии и мистических представлениях, потусторонняя сила или воля божества, предопределяющая всё, что происходит в жизни)' [13, IV, ст. 584]- 3) 'участь, жребий, доля, рок, часть, счастье, предопределенье, неминучее в быту земном, пути провидения' [2, с. 356], 'участь, доля, жизненный путь' [13, IV, ст. 584].
В первом значении во всех контекстах слово употребляется, как и в XI—XVII вв.еках, в форме множественного числа (судьбы): Воля судебъ. Божьими судьбами да вашими молитвами здравствуемъ [2, с. 356], во втором — в форме единственного (судьба): Всякому своя судьба. Не привела меня судьба въ тё мё ста [2, с. 356]. Первое значение существует в рамках второго направления: Судьбы божьи неисповёдимы [2, с. 356]. Судьба как промысел Божий противопоставляется случайному стечению обстоятельств: Не рокъ слёпой, премудрыя судьбы! [2, с. 356]. Второе и третье значения развиваются в рамках направления, в котором отсутствует связь судьбы с Божьей волей. Судьба как стихийное 'стечение обстоятельств' продолжает персонифицироваться: она может случайно сводить людей (Судьба вчера свела случайно Нас. Лермонтов [13, ст. 584]), может быть неблагожелательной, не любить человека (С детства судьба не взлюбила тебя. Некрасов [13, IV, ст. 584]), выносить приговор (Он стыдился именно того, что он, Раскольников, погиб так слепо, безнадежно, глухо и глупо,
98
по какому-то приговору слепой судьбы, и должен смириться и покориться. Дост. Преступл. и наказ. Эпилог, 2 [10, XIV, ст. 1163]), наносить
удары (Удары судьбы один за другим падали на его голову, и вот они, наконец, забили этого человека. М. Горький, Тоска, 1 [10, XIV, ст. 1163]). В двух последних примерах выражения слепая судьба и удары судьбы являются языковыми клише. Кроме того, судьба может заносить куда-то против воли человека: Каким образом судьба занесла его с юга России на северо-восток — не знаю- но без сомнения попал он сюда не по доброй воле. С. Акс. Наташа [10, XIV, ст. 1163]. «Предикат „заносит“ сближает судьбу со стихией, неподконтрольной и неподвластной человеку & lt-… >- Таким образом, и люди, и живые существа, и растения — весь тварный мир мучится в земной юдоли, не понимая смысла этих мучений, посылаемых таинственной высшей силой — судьбой» [12, с. 68, 76].
В значении 'стечение обстоятельств' слово судьба в контексте может приобретать форму множественного числа: Припомните, о други, с той поры, Когда наш круг судьбы соединили, Чему, чему свидетели мы были! Путттк. Была пора. [10, XIV, ст. 1163]. Но такие судьбы уже не Божественный промысел, это персонифицированная сила, действующая по своему усмотрению, с которым человек не может смириться: Не странен ли судеб устав! Певцы Петра — несчастья жертвы: Наш Пиндар кончил жизнь, поэмы не скончав. Другие живы все, но их поэмы мертвы! Батюшк. На поэмы Петру Вел. [10, XIV, ст. 1163].
Судьба как 'участь, жребий, доля' в этот период продолжает восприниматься как результат случайного стечения обстоятельств, не зависящих от человека, и, по его мнению, неблагоприятных. Поэтому люди не перестают жаловаться на свою судьбу: Старуха вечно представляла из себя какую-то несчастную, обиженную и не переставала плакаться на судьбу свою, хотя не имела к тому никакого повода. Григор. Деревня [10, ст. 1163], но человек может и стоически её переносить, даже если она горька: Пускай горька моя судьба — я буду ей верна. Некрасов [13, IV, ст. 584].
Стоицизм человека перед судьбой проявляется и в другой интерпретации судьбы-участи, в рамках которой ответственность за свою судьбу не перекладывается на случайное стечение обстоятельств. Возникает представление о том, что человек сам может творить свою судьбу или влиять на судьбу другого. Он её может связать с кем-то по своему усмотрению: Я-то себе не прощаю, что вздумала связать судьбу свою с таким ничтожеством, как вы. А. Остр. Бесприданница, IV, 11 [10, XIV, ст. 1163−1164], тем самым решить свою судьбу: В старое время сваха могла обо всем договориться с родственниками невесты, и исход сватовства зависел от зажиточности жениха. А теперь девушки сами решали свою судьбу. В. Кожевн. Сватовство Чена [10, XIV, ст. 1164], а может устроить судьбу другого: Уж не хотите ли вы меня выдать за этого князя, чтоб устроить судьбу мою? Дост. Дяд. сон, 5 [11, ст. 1164], принять участие в его судьбе:
99
Она выказала искреннее участие в судьбе брата. Тургенев [13, IV, ст. 584].
В «Словаре современного русского литературного языка» в рамках значения 'доля, участь, жизненный путь кого-либо' отмечается его оттенок -'счастливая доля, счастье', который даётся с пометой «разг. «: Девичьи-то года летят скоро, не успела оглянуться, как в перестарки попала… А здесь какие женихи? Ну, там, может, бог и судьбу пошлет. Мам. -Сиб. Чел. с прошлым, 14 [10, XIV, ст. 1164]. Представление о судьбе как о счастливой участи встречается в диалектной фразеологии. В тверских говорах фиксируется выражение судьбы не выходить 'не дождаться счастья, хорошей жизни': Как странница все ходила, а судьбы не выходила [7, с. 160]. Думается, это значение является отголоском значения 'участь, судьба, данная человеку от Бога', в котором слово судьба употреблялось на старорусском этапе. В значении 'счастье' остаётся связь с Богом, чувствуется упование на то, что Господь может прорвать пустоту и безысходность мира, в котором судьбы человеческие подвластны стихийному стечению обстоятельств: Зря ты тут погибаешь! Шел бы куда-нибудь судьбы искать. В Москву бы шел, в губернию, что ли! М. Горький, Гор. Окуров [10, XIV, ст. 1164].
В конце XX — начале XXI века слово судьба отмечается в следующих основных значениях: 1) 'складывающийся независимо от воли человека ход событий, стечение обстоятельств'- 2) 'участь, доля, жизненный путь'- 3) 'история существования, развития чего-л.' [11, с. 809]. Эти значения находятся в русле третьего направления семантической эволюции слова судьба.
Данные НКРЯ позволяют установить, что в XX веке лексема фигурирует и в значении 'промысел Божий', которое развивается в рамках второго направления. Слово судьба в этом значении фиксируется в основном в богословских трудах (в выражении судьбы Божии): Не есть ли молитва об исцелении вторжение в судьбы Божии? А. В. Ельчанинов. Записи. 19 261 934 гг.- Здесь, в этом кратком извлечении из покаянного канона — все исповедание, вся жизнь преподобного Иосифа Песнописца, все его богословие, вся любовь и вера в судьбы Божии, которые всегда — благи. Монахиня Игнатия (Петровская). Литургическое наследие преподобного Иосифа Песнописца. 1980−1990 гг. [НКРЯ]).
Диахронический анализ слова судьба показал, что семантическое развитие слова проходило в истории русского языка по трём основным направлениям. Первое связано с представлением о судьбе как о земном суде, в рамках второго направления судьбой становится Божий промысел, а в рамках третьего происходит разрыв судьбы с Божественной сущностью.
Таким образом, если на древнерусском этапе в семантической структуре слова судьба воплощалось представление о мироустройстве: низ ('судебный процесс') и верх ('божественное предопределение', 'божественное установление'), то на старорусском возобладала христианская идея о си-
100
нергии — сотрудничестве Бога (Божии судьбы — 'божественное предопределение', 'божественное установление') и человека (человеческая судьба 'участь, судьба, предназначенная человеку от Бога'). С XVIII века в семантике слова отражается разрыв с Божественной природой ('стечение обстоятельств'), в результате которого судьба начинает персонифицироваться. В современном русском языке она воспринимается как безличная сила, которая чаще всего равнодушна или недоброжелательна к человеку.
Список литературы
1. Арутюнова Н. Д. Истина и судьба // Понятие судьбы в контексте разных культур. -М.: Наука, 1994. — С. 302−316.
2. Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка: в 4 т. Т. 4. — М.: Русский язык, 1991 (настоящее издание воспроизводит издание 1955 г., которое было набрано и напечатано со второго издания (1880−1882 гг.).
3. Протоиерей Георгий Нейфах. Промысел Божий и человеческая свобода. — М.: Правило веры, 2009. — 432 с.
4. Постовалова В. И. Судьба как ключевое слово культуры и его толкование
A. Ф. Лосевым (фрагмент типологии миропониманий) // Понятие судьбы в контексте разных культур. — М.: Наука, 1994. — С. 207−214.
5. Разумова Н. Е. Онтология судьбы в драматургии А. П. Чехова // Вестн. ТГУ. Серия Филология. — 2006. — № 291. — С. 103−112.
6. Святитель Игнатий Брянчанинов. Аскетические опыты. Кн. вторая. — М.: Благовест, 2011. — 432 с.
7. Селигер. Материалы по русской диалектологии. Словарь. / С. Н. Варина, Н. В. Богданова, З.А. Петрова- под ред. А. С. Герда. — СПб.: Изд-во СПбГУ, 2003. -Вып. 1. — 218 с.
8. Словарь Академии Российской, 1789−1794: в 6 т.- СПб.: Изд-во Императорской Академии наук, 1794.
9. Словарь русского языка XI—XVII вв. / Д. В. Дагурова и др.- гл. ред.
B. Б. Крысько. — М.: Наука, 2008.
10. Словарь современного русского литературного языка: в 17 т. — М-Л.: Изд-во Академии наук СССР, 1963.
11. Современный толковый словарь русского языка / гл. ред. С. А. Кузнецов. -СПб.: Норинт, 2001. — 960 с.
12. Табаченко Л. В. Концепт «судьба» // Концептосфера А. П. Чехова. — Ростов н/Д.: Изд-во ЮФУ, 2009. — С. 64−92.
13. Толковый словарь русского языка: в 4 т. / под ред. проф. Д. Н. Ушакова. — М.: Государственное изд-во иностранных и национальных словарей, 1940.
14. Уваров И. В. Зевс и Судьба (по Гомеру) // Филол. зап. — 1915. — Вып. 2. -
C. 223−247.
101

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой