Возможности опросника УСК для диагностики локус контроля личности в асоциальных подростковых группах

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Психология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Возможности опросника Уск
для диагностики локус контроля личности
в асоциальных подростковых группах
© с. В. Быков
Быков сергей Владимирович
доктор психологических наук
заведующий кафедрой психологии управления филиал самарской гуманитарной академии в г. тольятти
Представлены результаты исследования локуса контроля групп подростков с различной социальной направленностью, проводится сравнение полученных данных. Исследуются возможности использования опросника УСК для диагностики интернальности-экстернальности в асоциальных подростковых группах.
Ключевые слова: асоциальные подростки, локус контроль, уровень ответственности, УСК.
Методика исследования уровня субъективного контроля (УСК) широко используется в нашей стране в диагностических и консультативных целях. Как психодиагностическая шкала она применяется в различных направлениях психологической науки: психологии мотивации (методика когнитивной ориентации) [5], исследовании характера и его связи с поведением [16], психологическом отборе в правоохранительных органах [12], психологии управления [4, 14] и других.
За рубежом эта методика более известна как шкала локуса контроля (Locus of Control Scale) Дж. Роттера (J. Rotter). Модель личности этого американского исследователя строится исходя из предположения, что некоторые индивиды проявляют в поведении ярко выраженные внешние и внутренние стратегии атрибуции. Остальные люди занимают промежуточные позиции между этими крайностями. В соответствии с тем, какую позицию занимает индивид на континууме интернальности-экстернальности, ему приписывается определенное значение локуса контроля. Говоря о локусе контроля личности, обычно имеют в виду склонность человека видеть источник управления своей жизнью либо преимущественно во внешней среде, либо в самом себе. Выделяют два типа локуса контроля: интернальный и экстернальный. Во многих исследованиях установлено, что интерналы более уверены в себе, более спокойны, более
популярны. Общее положение о более высокой благожелательности интерналов к другим дополняют и конкретизируют данные о том, что подростки с внутренним локусом контроля чаще позитивно относятся к учителям, а также и к представителям правоохранительных органов [13]. Об экстернальном локусе контроля говорят, если человек склонен приписывать ответственность за все внешним факторам: другим людям, судьбе или случайности.
Как показывают исследования, существует положительная корреляция между интернальностью и определением смысла жизни: чем больше субъект верит, что все в его жизни зависит от его собственных усилий и способностей, тем чаще он находит в жизни смысл и видит ее цели [9]. Экстерналов же отличает повышенная тревожность, обеспокоенность, меньшая терпимость к другим и повышенная агрессивность, конформность, меньшая популярность. Имеются данные о большей склонности экстерналов к обману и совершению аморальных поступков [16, с. 95]. Однако корректных исследований на эту тему, то есть связи локуса контроля (уровня субъективного контроля) с делинквентностью в реальном поведении, у нас в стране и за рубежом еще очень немного.
Основной задачей статьи является анализ связи уровня субъективного контроля с поведением подростков и молодежи в криминогенных и посткриминогенных ситуациях, то есть как субъектов правонарушения.
Инструментальной целью исследования является стандартизация психометрических параметров субшкал теста «Уровень субъективного контроля», использованного нами по версии А. А. Реана. Ключевой задачей является дифференциация показателей для разных контингентов испытуемых: групп молодежи асоциальной и просоциальной направленности.
Получив широкое распространение, опросник «Уровень субъективного контроля» применялся для анализа поведения личности в различных ситуациях. Коллектив авторов в составе Е. Ф. Бажина, Е. А. Голынкиной и А. М. Эткинда создал адаптированную методику, которая могла бы быть применена в клинической психологии. В частности, их интересовало влияние локуса контроля индивида на отношение к своему здоровью [1]. Уровень субъективного контроля понимается авторами как обобщенная характеристика личности, оказывающая регулирующее воздействие на формирование межличностных отношений, способы разрешения кризисных семейных и производственных ситуаций и т. д. Стандартизация опросника проводилась на выборке из 84 обследуемых: студентах вуза, средний возраст которых составлял 20,4 года. Авторы опросника УСК отметили высокие показатели его надежности. Валидность была доказана связями шкал опросника с другими особенностями личности, измеренными, в частности, с помощью 16-PF Кэттелла. Рекомендован для использования в клинической психодиагностике, семейных консультациях, для изучения эффективности социально-психологического тренинга и групповой психотерапии [17]. В практике исследований применяются и другие русские варианты шкалы Роттера: «Тест-опросник субъективной локализации контроля» (CJIK) С. Р. Пантилеева и В. В. Столина [11], «Опросник субъективного контроля» (ОСК)
О. А. Осницкого и Ю. С. Жуйкова [10] и вариант шкалы IPC, предложенный И. М. Кондаковым и М. Н. Нилопец [7]. Новую версию методики «Уровень субъективного контроля"опубликовала Е. Г. Ксенофонтова, назвав ее «Локус контроля" — JIK (версия для взрослых, апробированная на 1610 испытуемых). Описаны причины модификации и основные изменения опросника, проанализированы его психометрические характеристики. Предложен новый состав основных шкал и субшкал, количество которых доведено до 17 [8, с. 103−114].
В нашем исследовании мы применили «классический» вариант УСК, чтобы попытаться решить как минимум три задачи: 1) уточнить статистические коэффициенты, полученные авторами первичной стандартизации методики (Е. Ф.
Бажин с соавторами) — 2) оценить данные тестирования с помощью УСК на подростковом и юношеском контингенте в новых, изменившихся социально-экономических условиях жизни- 3) проверить возможность использования методики для различных групп испытуемых (по критериям пол, возраст, социальная ответственность) на статистически наполненной выборке (объем составил 700 респондентов в возрасте от 11 до 21 года).
Опубликованные данные, полученные Е. Ф. Бажиным с соавторами в результате пилотажного исследования, выполнены на выборке студентов-медиков. Мы солидарны с мнением А. А. Реана, который считает, что «если указанные стандартные отклонения приведены без ошибок и действительно таковы, то это означает, что приведенные значения по шкалам не несут никакой информации» [16, с. 104]. В самом деле, представленные стандартные отклонения оставляют сомнения в различительных способностях субшкал (скорее всего, в силу слабой наполненности выборки для статистической оценки показателей). Что касается большого значения среднего по шкале общей интернальности, вероятно, его следует объяснять высоким уровнем субъективного контроля конкретной обследованной выборки студентов. Сам А. А. Реан воспользовался в своей работе числовыми критериями отнесения реципиентов к интерналам или экстерналам, полученными Т. Г. Зайченко [6], хотя число испытуемых у него также далеко от приемлемого уровня статистической значимости. Даже перевод в стеновые показатели, как предлагают Т. А. Ратанова и Н. Ф. Шляхта [15], не снимает проблему надежности, поскольку приведенные в литературе сырые баллы имеют значительный разброс. Забегая вперед, отметим, что в нашем исследовании были получены результаты, близкие данным Т. Г. Зайченко по статистическим критериям (стандартному отклонению и другим коэффициентам) при общей численности подростков, принявших участие в обследовании, равной 700.
Методика исследования
Существуют различные подходы к определению параметров атрибуции подконтрольности результатов деятельности. Так, роттеровская шкала представляется одномерной, в то время как известны многомерные параметры локуса контроля, объясняющие причины успеха и неудачи. Данные параметры включают такие личностные диспозиции, как стабильность-вариативность. Таким образом, стабильные и изменчивые внутренние причины различаются еще и по параметру интенции. Интенция определяет, что именно будет сделано — будет ли оно сделано вообще, то есть она всего лишь предпосылка, но не непосредственная причина результата действия. Уместнее говорить об управляемости, понимая под этим термином контроль поведения. Тогда вполне понятен важный для нас тезис, что за причины, воспринимаемые в качестве управляемых, человек чувствует себя ответственным. Исследователи указывают на необходимость учета и других параметров: намерение — старание, сложность задания — случайность, а также глобальность — специфичность, последний позволяет объяснить перенос эффектов атрибуции на деятельность другого рода [18].
Есть основание полагать, что локус контроля оказывает регулирующее влияние на многие аспекты поведения человека, играя важную роль в формировании межличностных отношений, в способе разрешения личностных кризисных ситуаций. Нельзя отбросить и такое обстоятельство, как изменчивость локуса контроля (хотя исследований, посвященных этому вопросу, еще очень мало). При изучении проблемы изменчивости и стабильности локуса контроля в подростковом возрасте (14 лет) было обнаружено наличие небольших изменений в локусе контроля как у мальчиков, так и у девочек даже на протяжении одного года. При этом у девочек сдвиг происходит в сторону внешнего, а у мальчиков — внутреннего локуса контроля [16, с. 95].
В нашем исследовании мы измеряли локус контроля личности подростка в ситуациях правопослушного и посткриминального поведения. Поскольку критерием выделения групп для замера общей интернальности для нас выступал уровень социальной ответственности личности, то случаи криминального поведения укладываются в диапазон конструкта «правопослушного-противоправного» социального поведения. Проведение сравнения выраженности интернальности в таких полярных группах позволяет включить в понимание локуса контроля меру социальной ответственности личности.
Мы надеемся, что данная работа внесет вклад в совершенствование методики исследования уровня субъективного контроля с учетом гендерных, возрастных и субкультурных особенностей подростковых групп.
Актуальность этой проблематики и обусловливала необходимость разработки методики, которая позволила бы сравнительно быстро и эффективно оценить сформированный у испытуемого уровень субъективного контроля над разнообразными жизненными ситуациями и была бы пригодной для применения как в клинической диагностике, так и в семейной консультации, в ситуации профотбора и, особенно, что характерно для нашего среза в исследовании УСК, — психолого-коррекционной работе с неблагополучными подростками, в том числе в посткриминальной ситуации, как основы пенитенциарной, ресоциализационной психологии.
При проведении тестирования мы использовали дихотомичный вариант методики. Напомним, что опросник УСК состоит из 44 суждений, позволяет оценить выраженность локуса контроля по следующим шкалам: шкала общей интернальности (Ио), шкала интернальности в области достижений (Ид), шкала интернальности в области неудач (Ин), шкала интернальности в семейных отношениях (Ис), шкала интернальности в межличностных отношениях (Им), шкала интернальности в области производственных отношений (Ип), шкала интернальности в отношении здоровья и болезни (Из).
Предметом нашего исследования явилась поведенческая саморегуляция личности, выражающаяся в уровне субъективного контроля над поведением в различных ситуациях выбора. Объектом исследования стали различные группы молодежи, в том числе подростки-правонарушители.
Основной гипотезой исследования явилось предположение о связи интернального локуса контроля с просоциальными установками, а экстернального — с асоциальной ориентацией, особо ярко проявляющейся в криминогенных и посткриминогенных ситуациях выбора, то есть уровень субъективного контроля правонарушителей должен быть заметно ниже, чем аналогичный показатель группы подростков с просоциальным поведением.
Специфика нашего исследования, в отличие от предыдущих работ с использованием УСК, состоит в том, что основными испытуемыми для нас явились лица с устойчивой асоциальной направленностью, сделавшие свой «выбор"в криминогенных ситуациях: стоящие на учете в ИДН за мелкие правонарушения, проходящие по различным уголовным делам (следственный изолятор) и отбывающие наказание в местах социальной изоляции — спецшколах, спецПТУ, воспитательных колониях. Контрольными группами выступили школьники 6−11 классов общеобразовательных школ. Основным критерием выделения контрольных групп выступал уровень ответственности личности. На другом полюсе тестирования экспериментальных групп стали подростки и молодежь с просоциальными ориентациями, с более зрелыми жизненными установками — лицейские классы с углубленным изучением ряда предметов на иностранных языках, студенты юридического колледжа, студенты-юристы старшего курса университета, специализирующиеся в уголовном праве. Отдельную экспериментальную группу составили воспитанники интернатов г. Тольятти. Педагоги и администрация образовательных и воспитательных учреждений
положительно характеризуют своих воспитанников. По данным ОДН, сведений об отклоняющемся поведении среди упомянутых групп также не имеется. Тестовые замеры проводились в течение 2002 года.
Распределение опрошенных по возрасту
180 -1
3 160----------------------?=Н ---------------------------------
I 140--------------------------- ---------------------------------
«120---------------------- -|--------------------------------------
о Ю0----------------------- - ---------------------------
о 80---------------------------- - -?=1----------------------
О 60-----------------------1- - - - ----------------------
? 40----------------------- -----------------------------------------
§ 20------------1---г- _____ _. ----р-| -------
о ¦ I * * I--------------------------------------------11 -ц
10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21
возраст (лет)
При тестировании испытуемых их возрастной диапазон имеет нормальное распределение. Исследуемый возрастной интервал нами расширен. Если в исследовании Е. Г. Ксенофонтовой возрастные границы при валидизации теста выбраны в диапазоне 14−17 лет [8, с. 104], то в нашем исследовании он составил 10−21 год [3].
По половому признаку мы получили взвешенное гендерное соотношение, что соответствует демографическому распределению для этих возрастов в Самарской области. 350 анкет получено от юношей (50%), 342 анкеты — от девушек (48,9%), в 8 случаях пол респондента не идентифицирован (1,1%). Итак, мальчики и девочки представлены в массиве в равной мере, что позволяет проводить корректные сравнения групп по половому признаку (таблица 1) представлены следующим образом:
Таблица 1
Половозрастные группы в массиве данных (в % по столбцу)
Группа по возрасту Всего обследовано Юноши Девушки
10−12 лет 31 (4,4%) 14 (4,0%) 17 (5,0%)
13−14 лет 209 (29,9%) 99 (28,3%) 110(32,2%)
15−16 лет 286 (40,9%) 145 (41,4%) 133 (38,9%)
17−18 лет 113(16,1%) 51 (14,6%) 62(18,1%)
19−21 год 59 (8,4%) 39(11,1%) 20 (5,8%)
Нет сведений 2 (0,3%) 2 (0,6%)
Всего 700(100%) 350(100%) 342(100%)
Такая группировка испытуемых по возрасту позволила получить группы, достаточно наполненные для статистического анализа данных.
Настоящее исследование было проведено методом тестирования. Каждому испытуемому был выдан бланк с текстом опросника и было предложено поставить знак «+» (либо «да») напротив утверждения, с которым испытуемый согласен, и знак «-"(либо «нет») напротив утверждения, с которым испытуемый не согласен.
Проведя исследование, мы не получили столь впечатляющую разницу между экспериментальными группами, как в упоминавшемся исследовании A.A. Реана, хотя и обнаружили как значимые положительные связи, так и зависимости обратного характера.
Таблица 2
Описательные статистики массива собранных данных ^ = 700)
Показатель Статистика Значение статистики Стандартная ошибка
Ид Среднее 7,29 0,078
Стандартное отклонение 2,06
Асимметрия -0,297 0,092
Эксцесс -0,211 0,185
Ин Среднее 6,60 0,068
Стандартное отклонение 1,79
Асимметрия, 090 0,092
Эксцесс -0,291 0,185
Ип Среднее 4,98 0,051
Стандартное отклонение 1,34
Асимметрия -0,258 0,092
Эксцесс -0,249 0,185
Им Среднее 2,65 0,037
Стандартное отклонение 0,99
Асимметрия -0,390 0,092
Эксцесс -0,392 0,185
Из Среднее 2,61 0,035
Стандартное отклонение 0,93
Асимметрия -0,273 0,092
Эксцесс -0,405 0,185
Ис Среднее 4,69 0,063
Стандартное отклонение 1,66
Асимметрия 0,133 0,092
Эксцесс -0,362 0,185
Ио Среднее 25,56 0,18
Стандартное отклонение 4,74
Асимметрия 0,112 0,092
Эксцесс -0,136 0,185
Интерпретация результатов
Полученные в ходе исследования ответы сравнивались с ключом к опроснику УСК. Каждое совпадение с ключом рассматривается как балл по шкале общей интернальности в той или иной субшкале. И хотя полученные данные позволяют определить уровень интернальности в разных сферах жизни индивидуума, основными и наиболее важными для настоящего исследования являются данные по шкале общей интернальности и субшкалам интернальности в области достижений и в области неудач.
Поскольку мы получили данные, очень близкие к нормальному распределению по шкале общей интернальности, то необходимо признать, что выраженность локуса контроля интернальности-экстернальности равномерно присутствует во всех изучаемых группах. А это значит, что делать однозначный вывод о прямой зависимости экстернального локуса контроля с делинквентным выбором, интернального — с просоциальным выбором не вполне правомерно. При этом необходимо сказать, что общая тенденция сохраняется, но она укладывается не в критерий интернальности-экстернальности как таковой, а тесно связана с уровнем социальной зрелости, социальной ответственности, теми личностными образованиями, которые в структуре личности относятся к ее направленности.
кол-во испытуемых
Интернальность общая (ИО) в баллах
Сырые значения по шкале общей интернальности среди групп опрошенных представлены на графике.
Результаты нашего исследования показывают, что менее ответственные подростки более склонны к экстернальному локусу контроля и, как следствие, к отклоняющемуся (делинквентному) поведению. Эта тенденция была нами еще раз проверена при тестировании четвертой экспериментальной группы испытуемых — студентов юридического факультета старшего курса, специализирующихся по уголовному праву.
Что касается группы подростков-воспитанников интерната, то по полученным результатам их скорее можно отнести к респондентам с низкой ответственностью и низкой интернальностью.
интернальность общая (ИО)
Таблица 3
Сравнение средних значений показателей
Показатель Статистика группы по социальному поведению
Асоциальные Интернат Просоциальные школьники Просоциальные студенты
Ид Среднее 6,92 7,22 7,25 7,95
Стандартное отклонение 2,12 1,85 1,92 2,09
Ин Среднее 6,28 6,37 6,68 7,09
Стандартное отклонение 1,72 1,76 1,85 1,75
Ип Среднее 4,76 5,13 5,06 5,15
Стандартное отклонение 1,37 1,31 1,28 1,35
Им Среднее 2,35 2,46 2,76 3,07
Стандартное отклонение 1,01 0,82 0,93 0,90
Из Среднее 2,54 2,81 2,54 2,72
Стандартное отклонение 0,92 0,96 0,95 0,90
Ис Среднее 4,61 4,51 4,50 5,13
Стандартное отклонение 1,60 1,61 1,67 1,70
Ио Среднее 24,22 25,73 25,74 27,40
Стандартное отклонение 4,43 4,47 4,68 4,80
Хотя сравнение средних значений по строгим критериям (например, по Е-критерию Ливиня для сравнения равенства дисперсий) не позволяет говорить
о том, что показатели локуса контроля различаются в группах по социальному поведению, тем не менее, на наш взгляд, можно говорить о некоторой тенденции роста показателя общей интернальности у просоциальных школьников и студентов-юристов.
Отметим некоторые закономерности распределения уровня субъективного контроля по критерию отнесения к определенной групповой подростковой субкультуре.
По шкале общей интернальности мы получили устойчиво возрастающую тенденцию: с ростом просоциальных установок растет и показатель интернальности. В асоциальной группе коэффициент локуса контроля 24,2- в группе «интернат» этот показатель чуть возрастает — 25,7- школьники общеобразовательных школ демонстрируют примерно такой же уровень локуса контроля — 25,7- а имеющие знания юридических норм и опыт разрешения криминальных ситуаций студенты-юристы значительно прибавили в увеличении показателя интернальности — 27,4. Эта закономерность просматривается и по наиболее диагностичным субшкалам — Ид и Ин. Интернальность в области достижений падает от просоциальных к асоциальным. Динамика незначительная, но устойчивая — от 6,9 до 7,95. Интернальность в области неудач распределилась между группами аналогичным образом — от 6,3 у асоциальных до 7,1 у студентов-юристов. Проинтерпретировать эти данные помогает следующая диспозиция в теории локуса контроля. Важно различать интернальность-экстернальность по детерминистическим областям: а) ответственность за причины неудач и б) ответственность за преодоление неудач. Первая область ответственности
обращена к прошлому, вторая область ответственности обращена к настоящему и будущему. Структура модели такого «хорошего"интернального контроля отличается от модели поведения и интерпретации событий, которая выражается формулой: интернал в области достижений — экстернал в области неудач. Иначе говоря, «за успехи ответственен Я, за неудачи — случай, обстоятельства, другие люди». Эта модель имеет место в жизни, однако не является интернальной по сути. Интернальный контроль складывается из интернальности в области достижений и интернальности в области неудач, а последняя складывается из двух компонентов: интернальность в области преодоления неудач и экстернальность в области причин неудач. Почему экстернальность связывается с плохой адаптацией? Возможно, потому, что люди способны большего добиться в жизни, если они верят, что их судьба находится в их собственных руках. Экстерналы намного сильнее подвержены социальному, групповому воздействию, влиянию, более конформны. Интерналы более независимы, ориентируются на собственное «Я». Это ведет к лучшей адаптации у интерналов, о чем и свидетельствуют полученные нами данные. Интерналы, по-видимому, более уверены в своей способности решать проблемы (если только имеет место «хороший"интернальный контроль), чем экстерналы, и поэтому независимы от мнения других [19].
Теперь нужно выяснить, сколько интерналов и сколько экстерналов в каждой изучаемой группе. Что считать границей? Где находится крайняя правая граница экстернальности и крайняя левая граница интернальности? Можно, конечно, использовать в качестве такой границы среднюю величину по шкале. Однако такое деление представляется довольно грубым: лица, получившие близкие к среднему оценки по уровню интернальности, могут оказаться в разных группах, а лица, заметно различающиеся по оценке интернальности, — в одной и той же группе. Это может исказить результаты сопоставления групп. Чтобы избежать этого, можно попробовать выделить группы интерналов и экстерналов более строго, включая в одну из них только тех, чьи результаты превышают среднюю величину не менее чем на Э стандартного отклонения, а в другую группу — только тех, чьи показатели не менее чем на Э стандартного отклонения ниже средней величины. При этом все, кто оказываются в зоне средних величин («неопределенный тип»), выпадают из дальнейших сопоставлений. Для выделения групп в нашем исследовании использовались среднее и стандартное отклонения, полученные на объединенной выборке (700 испытуемых). Такое деление является правомерным, поскольку массив данных имеет минимальные показатели асимметрии (см. выше) и очень близки к нормально распределенным. Исследование подвыборок по социальному поведению также показывает довольно симметричные распределения. Например, по шкале Ио величины среднего, 5%-го усеченного среднего и медианы почти одинаковы, что свидетельствует о симметричности распределения в группах.
Таким образом, разделив по величине ½ стандартного отклонения каждую шкалу на три части, мы получили три группы подростков по степени выраженности интернальности-экстернальности. Количество индивидуумов в каждой группе представлено в процентах от количества испытуемых в той или иной выборке. (Все корреляции значимы на уровне не выше 0,05 по критерию %2).
Таблица 4
Распределение типов локуса контроля общей интернальности среди групп по социальному поведению
Ио Экстерналы Неопределенный тип Интерналы
асоциальные 48% 31% 21%
интернат 34% 37% 29%
просоциальные школьники 30% 32% 38%
просоциальные студенты 20% 34% 46%
Сравнивая полученные данные с данными психологической литературы, можно сказать, что, по результатам нашего исследования, разрыв между количеством экстерналов в группе асоциальных и просоциальных подростков не настолько очевиден, хотя определенная тенденция прослеживается: у А. А. Реана по шкале общей интернальности среди асоциальных 16% интерналов и 84% экстерналов, в нашем исследовании — соответственно 21% интерналов и 48% экстерналов. Среди просоциальных у А. А. Реана 72% интерналов и 4% экстерналов, а в нашем исследовании в объединенной группе просоциальных школьников и просоциальных студентов — соответственно 42% интерналов и 25% экстерналов. Таким образом, когда замеры локуса контроля проводятся на статистически наполненных выборках, яркие различия между асоциальными и просоциальными
Группы по шкале общей интернальности
50%-
40%-
30%-
20%-
10%-
0%-
? асоциальные ¦ просоциальные
экстерналы
интернаты
По основным субшкалам исследования локуса контроля Ид (интернальности в области достижений) и Ин (интернальности в области неудач), которые в исследовании
А. А. Реана показывали высокую различительную способность, в нашем исследовании не показали своей прогностической ценности для отнесения подростков к полярным группам по социальному поведению. Наиболее диагностичной субшкалой теста для различения асоциальных и просоциальных групп подростков выступила субшкала Им (интернальность в области межличностных отношений).
Таблица 5
Распределение типов локуса контроля в области межличностных отношений среди групп по социальному поведению
Им Экстерналы Неопределенный тип Интерналы
асоциальные 55% 32% 13%
интернат 51% 40% 9%
просоциальные школьники 36% 41% 23%
просоциальные студенты 23% 40% 37%
Рассмотрим выраженность локуса контроля по шкале Им, где были выявлены значимые различия при сравнении средних показателей. Среди асоциальных подростков мы обнаруживаем 55% экстерналов и 13% интерналов. Хотя в объединенной группе просоциальных школьников и студентов 30% экстерналов и столько же интерналов, но различие между контрольными группами школьников и студентов-юристов значительны.
Группы по шкале интернальности в межличностных отношениях
60%-|
50%- А
40%-
30%-
?0%-
10%-
0%-
I
¦
? экстерналы
? интерналы
асоциальные
просоциальные просоциальные школьники студенты
Таким образом, в зависимости от включенности индивида в различные группы по социальному поведению обнаруживается различное проявление направленности локуса контроля в межличностном общении. Среди асоциальных групп мы чаще обнаруживаем экстернальный полюс контроля в общении, что выражается в таком компоненте как ценность межличностного доверия, последнее, на наш взгляд, обусловлено факторами среды, субкультурным групповым обособлением.
В литературе показано, что стадиальность развития подростковых групп прямо связана с выраженностью личностного общения в этих группах: от неформальных подростковых групп с преобладанием интимно-личностного общения, главной направленностью которого является попытка выделиться из среды, до целенаправленной криминальной деятельности, опосредованной враждебноагрессивным характером общения и невысоким уровнем межличностного доверия [2].
Лишь для одной из субшкал мы можем статистически достоверно говорить о ее различительной способности для групп по социальному поведению — это шкала интернальности в области межличностных отношений. Проверка по критерию Ливиня для независимых выборок показала высокие показатели различительной способности шкалы при сравнении средних значений между группами «асоциальные"и «интернат» (Е = 3,74 для уровня значимости 0,05), «асоциальные"и «просоциальные школьники» (Е = 2,83 при значимости 0,09), «асоциальные" — «просоциальные студенты"(Е = 9,08 при значимости 0,003). Т-тест на сравнение средних дает аналогичные результаты. То есть фактически шкала работает на выделение асоциальной группы подростков.
Хотя обнаружена корреляция между группами по социальному поведению и полом опрошенных (значение коэффициента корреляции с2 = 12,16 при уровне значимости 0,007'-), тем не менее, мы можем объяснять различия по шкале Им в том числе и субкультурными особенностями асоциальной группы опрошенных.
Таким образом, наиболее диагностичными коррелятами, отличающими «асоциальную» группу от других, являются показатели по шкале интернальности межличностных отношений. Итак, не экстернальность как таковая характеризует подростков с асоциальным поведением, но экстернальность в межличностных отношениях чаще характеризует молодых делинквентов.
1 Среди известных нам публикаций при оценке взаимосвязи признаков используется коэффициент корреляции Пирсона, тем не менее более корректным следует считать использование критерия %2. Дело в том, что коэффициент корреляции ц2 не требует предварительного знания характера распределения полученных данных в отличие от коэффициента корреляции Пирсона, использование которого требует предварительной проверки на линейность. гг
Можно говорить, что ориентация на «других» при коммуникативном взаимодействии подталкивает подростков к противоправному поведению, особенно в условиях «неблагополучной» или криминогенной обстановки.
Ситуация посткриминального содержания чаще актуализирует ориентацию на окружающих при общении. Условия изоляции подавляют собственную значимость личности, формируют внешний локус контроля межличностных отношений. В то же время если локус контроля является важной интегральной характеристикой отношения личности к окружающему миру, а не ситуативной реакцией на содержание в колонии или следственном изоляторе, то следует согласиться с объяснением, что «при определенных условиях такая ситуация (правда, автор в первую очередь имел в вуду экстерналъностъ в области достижений и неудач, а не более высокую жстерналъностъ делинквентов в межличностных отношениях. — С. Б.) «облегчает» выход на совершение правонарушения, является фактором риска противоправного поведения. В частности, «облегчается» совершение правонарушения под воздействием группы или лидера» [16, с. 107].
Иными словами, мы констатируем взаимосвязь экстернальности в области межличностных отношений и с противоправным поведением подростков. Однако не следует считать, что делинквентность формирует внешнюю атрибуцию межличностных взаимодействий правонарушителей и уж тем более что экстернальность в общении является причиной делинквентности — эти характеристики личности и поведения взаимосвязаны. Мы склонны считать, что они являются следствием влияния более общих субкультурных факторов, формирующих личность подростка.
Наиболее устойчивые и ярко выраженные тенденции можно отметить в возрастной динамике как общей интернальности, так и ее отдельных составляющих
— субшкалах. По шкале общей интернальности наблюдается устойчивая тенденция
— с увеличением возраста падает экстернальность. Если для возрастной когорты 10−12 лет значение общей интернальности составляет 25,4 балла, то для 19−21 года оно значительно выше — 28,3. С возрастом растет и чувство ответственности. Правда, в этой цепочке есть один «сбой" — возрастная группа 13−14 лет. Эта группа практически полностью из мест социальной изоляции (209 человек), так называемых «асоциальных». Значение по этой категории опрошенных составило 23,9, что значительно ниже средней по шкале в целом 25,6. Разница статистически значимая на 1% уровне. И по «ключевым"шкалам отмечается та же зависимость: по шкале в области достижений — отношение становится более ответственным с увеличением возраста. Если для «младшей"группы оно составляет 6,9 балла, то для когорты 19−21 год — 8,2. Динамика налицо, при этом тенденция свертывается на возрастной группе 13−14 лет 6,9 баллов. По шкале в области неудач то же направление динамики, со сбоем в группе 13−14 лет. Общий вектор зависимости таков: от низких значений этого показателя в группе 10−12 лет (6,4), что говорит о невысокой толерантности к переживанию отрицательных событий, к значительно более зрелым состояниям для когорты 19−21 год (7,5), что характеризует более высокую способность брать на себя ответственность за неприятности, а не переносить их на других людей и обстоятельства. Когорта 13−14 лет выделяется особняком — 6,2. Хотелось бы заметить, что именно возрастная когорта 13−14 лет и по другим субшкалам является как бы пороговой в изменении отношения подростков к различным жизненным ситуациям.
Выводы
Таким образом, по результатам нашего исследования можно сделать следующие выводы:
1) Экстернальность присуща подросткам с делинквентным потенциалом поведения в большей степени, чем подросткам с просоциальными наклонностями-
2) Общий уровень экстернальности в среде подростков также достаточно высок и, возможно, объясняется состоянием социальной тревожности в обществе, как ответной реакцией на произошедшие социальные изменения-
3) Выявлены различия выбора по отношению к криминальным ситуациям в зависимости от принадлежности к субкультурным группам (группам по социальному поведению). Тенденция наиболее устойчивая — чем выше уровень зрелости, тем больше склонности нести ответственность за разрешение жизненных ситуаций, в том числе криминальных-
4) С возрастом уровень ответственности растет, а показатели экстернальности (безответственности) снижаются-
5) В результате исследования было выявлено, что наиболее дифференцирующим признаком в изучаемых группах «асоциальные- просоциальные"оказалась область межличностных отношений и, соответственно, шкала, диагностирующая эту область субъективного контроля личности.
Смещение общей интернальности локуса контроля личности подростка-правонарушителя происходит, скорее всего, за счет большей интернальности в области межличностных отношений. Субшкала Им показала большую диагностическую ценность, связанную с различением асоциальных и просоциальных групп респондентов-
6) Необходима дальнейшая более точная валидизация опросника УСК, в том числе по отдельным субшкалам на подростковых выборках. Имея в результате исследования сходные результаты, полученные ранее А. А. Реаном, тем самым мы подтверждаем, что данная методика выявляет определенную возрастную динамику в уровне субъективного контроля формирующейся личности несовершеннолетнего. Но в силу того, что она была создана для взрослой категории населения, для применения её к подросткам требуется ряд доработок: необходимо заменить утверждения, относящиеся к производственной сфере, на более понятные для школьников и относящиеся к сфере учебной деятельности. Также нужно изменить утверждения, семантические интерпретации которых различны у взрослых и подростков. Особое внимание следует уделить шкале интернальности в области межличностных отношений. Одна из самых маленьких шкал опросника показала высокую диагностичность для различения проявлений направленности личного контроля в группах асоциальной и просоциальной ориентации, она (шкала) требует большей семантической наполненности. В качестве одной из версий такой шкалы могут быть использованы субшкалы компетентности в межличностном общении (мк) и ответственности в межличностном общении (мо) модифицированной методики Е. Г. Ксенофонтовой [8, с. 110], где количество тестовых суждений доведено до 16, в отличие от 4 суждений «классического» УСК.
Со временем эта методика может войти в инструментарий социальных, школьных, пенитенциарных психологов как средство для выявления тревожных, дезадаптированных личностей подростков с экстернальным локусом контроля с целью оказания им своевременной помощи, пока их состояние затянувшегося стресса не привело к совершению ими противоправных деяний или суицидальных попыток.
Из всего вышесказанного следует, что концепция локуса контроля является перспективным направлением психологии личности и криминологии, требующим дальнейшей разработки и совершенствования методологической и методической базы. И хотя по поводу экстернальности-интернальности существует такое большое количество подчас противоречивых теорий, однако ясно, что локус контроля является важной интегральной характеристикой личности, показателем взаимосвязи отношения к себе и отношения к окружающему миру. Интернальность или экстернальность — это не отдельная личностная черта, а целостная комбинация личностных характеристик, тот стержень, вокруг которого сгруппированы целые
цепи зависимостей, параметров, признаков, характеризующих тип мышления, поведенческие установки, формирующие основные конструкты ответственности развивающейся личности. Необходимость совершенствования вариантов методики УСК, позволяющего измерить эту обобщенную направленность личности, становится все более актуальной и необходимой в новых условиях жизни. На наш взгляд, продуктивным направлением работы с методикой УСК, наряду с доработкой, модификацией и адаптацией теста, является теоретическая проработка и методическая обеспеченность личностных диспозиций локуса контроля в различных ситуациях, т. е. рассмотрение (и измерение) локуса контроля не столько в качестве характеристики личности, но как реакции на определенные жизненные ситуации. Мы склонны допускать разные проявления интернальности-экстернальности в разных ситуациях.
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. БажинД Ф. Метод исследования уровня субъективного контроля / Е. Ф. Бажин, Е. А. Голынкина, А. М. Эткинд // Психологический журнал. 1984. Т. 5. № 3. С. 152−163.
2. Башкатов, И. П. Психология неформальных подростково-молодежных групп. М.: Информпечать, 2000. С. 169−170.
3. Быков, С. В. Уровень субъективного контроля и противоправное поведение подростков / С. В. Быков, О. А. Шальнова // Вестник Волжского университета им.
В. Н. Татищева. Сер. «Юриспруденция». Вып. 18. Тольятти: Изд-во ТолПИ, 2001. С. 144−157.
4. Власов JI. К. Психология формирования стратегии организации на этапе замысла. СПб.: Изд-во Санкт-Петербургского ун-та, 2001.
5. Елисеев, О. П. Конструктивная типология и психодиагностика личности / под ред.
В. Н. Панферова. Псков: Изд-во псковского областного института усовершенствования учителей, 1994. С. 137−141.
6. Зайченко, Т. Г. Личностный подход к организации автоматизированного учебного процесса // Теоретические и прикладные проблемы интенсификации профессиональной подготовки в АОС. Л., 1989. Деп. ВНИИ ПТО (№ 139). С. 6−24.
7. Кондаков, И. М. Экспериментальное исследование структуры и личностного контекста локуса контроля / И. М. Кондаков, М. Н. Нилопец // Психологический журнал. 1995. Т. 16. № 1. С. 43−51.
8. Ксенофонтова, Е. Г. Исследование локализации контроля личности — новая версия методики «Уровень субъективного контроля» // Психологический журнал.
1999. Т. 20. № 2.
9. Муздыбаев, К. Психология ответственности. Л.: Наука, 1983. 240 с.
10. Осницкий, А. К. Психология самостоятельности: методы
исследования и диагностики. М. -Нальчик, 1996. См.: Ксенофонтова, Е. Г. Исследование локализации контроля личности — новая версия методики «Уровень субъективного контроля» // Психологический журнал. 1999. Т. 20. № 2. С. 103.
11. ПантияеевР. Р. Тест-опросник субъективной локализации контроля. Модификация шкалы I-ЕДж. Роттера/ С. Р. ПантияеевВ- В. Сталин// Практикумпо психодиагностике. М.: Изд-во Моск. гос. ун-та, 1988. С. 131−134.
12. Прикладная юридическая психология / под ред. А. М. Столяренко. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2001. С. 575.
13. Психология: учебник / под ред. А. А. Крылова. М.: ПРОСПЕКТ, 1998. С. 248.
14. Психология менеджмента / под ред. Г. С. Никифорова. СПб.: Изд-во СПбГУ,
2000.
15. Ратанова, Т. А. Психологические методы изучения личности / Т. А. Ратанова, Н. Ф. Шляхта. М.: Московский психолого-социальный институт: Флинта, 1998. С.
Возможности опросника УСК лля лиатностики локус контроля личности… 220−226.
16. Реан, А. А. Психология изучения личности. СПб.: Изд-во Михайлова, 1999.
17. Словарь-справочник по психологической диагностике / сост. Л. Ф. Бурлачук,
С. М. Морозов — отв. ред. С. Б. Крымский. Киев: Наукова думка, 1989. С. 154.
18. ХекхаузенХ- Мотивация деятельности: В 2 т. Т. 2 / под ред. Б. М. Величковского. М.: Педагогика, 1986. С. 137−138.
19. Хъелл, Л. Теории личности / Л. Хьелл, Д. Зиглер. СПб.: Питер Пресс, 1997.
С. 421.
LSC opportunities: Diagnostics of personality locus control in asocial adolescent groups S. Bykov
The research results locus of control in groups of adolescents with distinctive social orientations are presented. Opportunities of applying the LSC questionnaire for diagnostics of internality vs externality in adolescent groups with deviant behaviour are investigated.
Key words: deviant adolescents, locus of control, level of responsibility, LSC.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой