Выставка детского рисунка как модель музея

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Культура и искусство


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ИСКУССТВО И ДИЗАИН 2007. № 12
УДК 745 Н.И. Фомина
ВЫСТАВКА ДЕТСКОГО РИСУНКА КАК МОДЕЛЬ МУЗЕЯ
Предлагается модель музея детского рисунка на основе исследования истории художественного творчества детей и подростков различных стран мира на протяжении XX века.
Ключевые слова: детский рисунок как явление культуры, юный художник, модель музея, ретроспективные выставки, ретро-современные выставки, современные выставки, конкурсы, историческое и информационное пространство выставки, реакция зрителей, полиаспектный выставки детских рисунков, культурная, историческая и художественная ценность детского рисунка.
Лаборатория истории художественного образования в своей выставочной деятельности моделирует образ музея детского рисунка, раскрывающего историю художественного творчества детей и подростков на протяжении ХХ века или отдельные его проблемы.
На протяжении 1994−2007 гг. такие выставки состоялись в Государственной Думе Р Ф (1994 г.), в Художественном лицее Российской академии художеств (1995 г.), в Центре русской культуры в Берлине (1995 г.), в Ратуше Дрездена (1996 г.), в Музее этнографии в Мюнхене (1996 г.), в Государственном музее изобразительных искусств имени А. С. Пушкина (1997 г., 2007 г.), в Московском городском доме творчества детей и юношества на Воробьевых горах (1999 г.), в Государственной Третьяковской галерее (2000 г., 2003 г.), в Центральном доме детей железнодорожников (2001 г.).
Рассматривая выставочную деятельность как результат исследования, мы обязательно издаем научный каталог, в котором находит отражение изложенная в основном тексте система описания и анализа детского рисунка. Результаты изучения коллекции с позиций основной проблемы выставки получают освещение в статьях.
Проведенные за эти годы выставки можно дифференцировать на ретроспективные, когда показываются только исторические детские рисунки- ретро-современные, на которых сопоставляются рисунки исторические и современные, выполненные на одну тему- выставки эволюционного характера, на которых представлено творчество детей в историческом развитии на протяжении десятилетий.
Остановимся, прежде всего, на выставках ретроспективных.
На выставке в Г осударственной Думе Р Ф «Мир накануне второй мировой войны в рисунках детей разных стран», которая проходила в декабре 1994 г., были показаны рисунки конца 1930-х — первой половины 1940-х гг. из Советского Союза, Великобритании, Германии, Испании, Китая, Франции и Соединенных штатов Америки. Всего 132 экспоната. В процессе ее проведения нам удалось отработать необходимые для музейной деятельности процедуры передачи рисунков по актам из одного государственного учреждения в другое, их оформления, создания экспозиции, установления постоянной системы охраны
рисунков, подготовки концепции, экспликаций, этикетажа, консультирования отдельных посетителей выставки, методы работы с прессой.
Выставка в Думе показала незначительную эффективность подобной общественной демонстрации исторических детских рисунков. Она работала в режиме закрытого государственного учреждения: круг зрителей был ограничен, главным образом, аппаратом Думы и ее депутатами. По наблюдениям и беседам с уверенностью можно сказать, что интерес был проявлен депутатом из фракции ЛДПР, предложившим материальную поддержку, от которой мы отказались по идейным соображениям- внимательно как историки посмотрели выставку писатель и журналист, в то время депутаты А. Гербер и А. Лукьянов. Большинство депутатов проходило мимо выставки безучастно.
Интерес проявила общественная организация «Женщины — предприниматели России» (президент Т.Г. Малютина), оказавшая содействие в издании каталогов и организации дальнейших выставок.
В результате проведения данной выставки мы утвердились во мнении, что приоритетными направлениями музейной деятельности для нас должны быть научные: изучение коллекции и раскрытие ее художествен-
но-педагогического потенциала, эстетической ценности, результаты которой должны показываться на выставках в залах, доступных широкой публике, испытывающей искренний интерес к детскому творчеству. По нашему убеждению, только эти направления могли раскрыть истинную ценность коллекции для педагогической науки, образования и истории культуры.
«Детства милые виденья» в Государственной Третьяковской галерее (2000 г.) — следующая выставка ретроспективного характера. Главный акцент ее — не социально-политический, а эстетический. Такой взгляд на детские исторические рисунки определили сотрудники Третьяковской галереи. Руководству галереи мы предложили провести выставку, посвященную юбилею
А. С. Пушкина. Но в результате от этой идеи нам пришлось отказаться. Именно сотрудники ГТГ решили акцентировать эстетическую ценность исторических детских рисунков.
В отборе экспонатов участвовали: директор Государственной Третьяковской галереи Валентин Алексеевич Родионов — архитектор по образованию- зав. выставочным отделом ГТГ Нина Глебовна Дивова — реставратор графики, художник-график и дизайнер- ученый секретарь ГТГ -Витольд Александрович Петрюшенко — искусствовед. Важно отметить, что все эксперты — представители одного поколения: от 55 до 65 лет, их детство и отрочество пришлось на военное и послевоенное время (1940−1950-е гг.).
Представленные для отбора рисунки были разложены на двух столах стопками. На одном столе находились современные рисунки, присланные на конкурс, посвященный 200-летнему юбилею А. С. Пушкина- на другом — невысокая (но более многочисленная) стопа работ, в основном небольшого размера, поступивших в ЦДХВД в 1936−37 гг. в связи с проведением в то время «Пушкинского конкурса». Был и третий стол. На нем были подобраны наиболее наивные (детские) рисунки из разных стран 1930-х гг., в которых влияние педагога мало заметно для неспециалиста в области художественного воспитания. Тем самым мы заранее подготовили еще один вариант выставки:
ИСКУССТВО И ДИЗАЙН 2007. № 12
показать детское творчество на примере наиболее выразительных рисунков 1930-х гг. из коллекции.
Предполагалось, что рисунки будут показываться экспертам в соответствии с предложенной концепцией выставки. Но реакция участников собрания последовала до организованного просмотра работ. Ученый секретарь ГТГ, окинув взглядом столы, подошел к современным рисункам и быстро просматривая их, произнес с уверенностью: «Ну, этого я насмотрелся в разных городах, только что из Волгограда, там то же самое». Подошедший директор ГТГ дополнил, ласково обращаясь ко мне: «А это обязательно? Это и я уже видел, так все дети рисуют». Заведующая выставочным отделом первый раз произнесла: «У нас художественный музей — Третьяковская галерея».
Следует пояснить: в ГТГ периодически проводятся выставки детского рисунка, но для их показа выделяются не основные залы, а проходы к залам -антресоли в здании на Крымском валу, мы же добивались выставочного зала, в котором демонстрируются художественные выставки, так называемый «Инженерный корпус» в Лаврушинском переулке. При обсуждении наших экспонатов дирекция ГТГ, таким образом, руководствовалась критерием эстетической ценности. Одна из граней этого критерия: уникальность, неповторимая выразительность. По мнению экспертов, современный детский рисунок этому критерию не соответствует: они все яркие, внешне декоративные, не привлекут посетителя ГТГ, «такие и в школе можно увидеть» (из реплик).
Внимание сосредоточилось на «пушкинских» рисунках 1930-х гг. Реакция всех участников просмотра была индивидуальной и вдумчивой: рисунки рассматривали внимательно, улыбались, оценивая наивность трактовки образов «Руслана и Людмилы», «Онегина» или «Пиковой дамы», отдавая должное выразительному использованию ограниченных средств: плохая бумага, тусклые цвета акварели или карандашей. Углублялись в рассмотрение подробностей, которые ими, как читателями, уже забылись- переворачивали каждый рисунок с осторожностью для прочтения надписей, иногда очень трогательных, объясняющих замысел. Не смутила плохая сохранность рисунков: Н. Г. Дивова выразила готовность помочь в реставрации.
По возможности тактично мы попыталась вернуться к современным детским иллюстрациям к произведениям Пушкина, что вызвало протест: «Но вы посмотрите, современные дети в основном котов рисуют». Попытка показать множество работ, изображающих Пушкина, эпизоды из его жизни в разнообразных техниках, не смогла переубедить сотрудников Третьяковской галереи. Их мнение было однозначным: художественную ценность представляют детские рисунки 1930-х гг.
Н. Г. Дивова заметила рисунки на третьем столе: «Это что? Вот эти нужно показать обязательно».
В результате дирекцией ГТГ был одобрен резервный проект выставки, вдохновленный В. Берестовым, его пониманием значения детства в творчестве Пушкина, выраженным в словах «Детства милые виденья». Выставку решено было сделать ретроспективной и «эстетичной». На ней предлагалось показать уже отобранные рисунки советских детей 1936−37 гг., участников Пушкинского конкурса того времени, а также работы детей из ряда зарубежных стран
1930-х гг., в которых образы-«виденья» детства, определяют их неповторимость. По общему мнению, выставка должна носить эстетический характер.
Из этого следовало пожелание ограничить не только хронологические рамки выставки, но и возраст участников, так как влияние педагога, по мнению экспертов, не должно быть выражено в рисунках.
Следующий отбор осуществлялся лабораторией совместно с Отделом музейной педагоги ГТГ, который представляли заведующий — Виктор Александрович Гуружапов, кандидат психологических наук, искусствовед Валентина Семеновна Бялик, руководители студий. Их объединяла психоло-го-педагогическая установка на восприятие. Они единодушно отметили выразительность зарубежных рисунков, которая определялась хорошим качеством художественных средств, национальным колоритом, а также явно выраженными возрастными особенностями мировосприятия- в то же время «пушкинские рисунки» советских детей и подростков 1930-х гг. вызывали удивление внимательным отношением авторов к текстам произведений. При оценке исторических детских рисунков нередко возникал возрастной критерий: музейным педагогам представлялось, что современные дети опережают своих предшественников в овладении навыками изображения пространства, колористических и светотеневых качеств натуры. В то же время было отмечено, что в 1930-е гг. дети и подростки чаще обращались к сюжетным композициям. Особенно очевидно это при сопоставлении иллюстративного рисования.
В процессе совместной работы определились критерии всеобщего характера, которые подтвердили жизненность требований к работам, присылаемым на конкурс, сформулированным еще Г. В. Лабунской и ее коллегами в конце 1930-х гг.: выразительность, обусловленная оригинальностью замысла- творческая самостоятельность- соответствие возможностям возраста.
Формируя раздел советских рисунков, мы стремились, вслед за Г. В. Лабунской, отразить «географию» конкурса 1936−37 гг., соотношение сельских и городских участников, мальчиков и девочек.
Контакт с руководством галереи высветил проблему оценки современных детских рисунков, трудности ее решения, родственные экспертной оценке произведений современного искусства.
Выставка «Детства милые виденья» проходила в соответствии с требованиями, предъявляемыми ГТГ к художественным выставкам, осуществление которых стало возможно благодаря творческой и спонсорской помощи Объединения «Магнум-Арс». К ее проведению был издан каталог, отразивший концепцию выставки, историю создания коллекции, содержание основных разделов выставки. На выставке были показаны рисунки «пушкинского конкурса» 1936−37 гг., советские рисунки 1920−1930-х гг., работы этого же времени из Финляндии, Швеции, Норвегии, Японии, США, Франции, Испании, Китая, Ирана, Турции, Китая, Польши, Чехословакии, Испании. В каталоге опубликованы исторические материалы об организации и проведении Пушкинского конкурса 1936−37 гг. Все экспонаты выставки опубликованы в каталоге с полной информацией о каждом рисунке. На выставке было показано 200 рисунков. Выставка проходила в марте-апреле 2000 г.
ИСКУССТВО И ДИЗАИН 2007. № 12
Требования художественного музея к выставочной работе полностью распространились и на нашу выставку. Была сделана наружная реклама, пригласительный билет, издана культурная программа, информационную поддержку оказывали РТР, Российское радио, «Эхо Москвы». Открытие выставки предваряла пресс-конференция, собравшая представителей педагогических и художественных газеты и журналов, некоторых периодических детских изданий, детского телевидения.
На выставке каждый день в качестве консультантов работали сотрудники и аспиранты лаборатории изобразительного искусства Института художественного образования РАО. Особое внимание нами придавалось работе с посетителями. Были поставлены следующие задачи: выявить заинтересованного зрителя, определить область его интересов на выставке, предпочтения, связь с профессиональными занятиями- методы приобщения (анализа) к историческим детским рисункам.
На пресс-конференции и при открытии выставки первых зрителей, значительная часть которых являлась научными сотрудниками Российской академии наук, Российской академии образования, Российской академии художеств, интересовала история коллекции. Их знакомство с выставкой носило индивидуальный характер.
Для привлечения детской аудитории нами была разработана обширная культурная программа, которая предполагала фактически постоянное присутствие учащихся всех возрастных категорий на выставке. Концерты юных музыкантов — учащихся Лицея и Академии имени Гнесиных, хора имени
В. Соколова Института художественного образования РАО- спектакли Московского школьного театра имени Е.К. Чухман- встречи с редакциями журналов «Юный художник» и «Искусство в школе». На большинстве названных акций конференц-зал был заполнен учащимися от 1-го до выпускного классов. Школьников привозили целыми классами.
Время экскурсий для юных зрителей заранее планировалось: перед спектаклями или концертами — организованное посещение выставки, в антракте для единичных посетителей сотрудниками лаборатории давались индивидуальные консультации. Экскурсии проходили в форме бесед, в содержание которых входило знакомство с основной идеей выставки, суть которой — детские впечатления на протяжении всей жизни вдохновляют на творчество. Идея раскрывалась на примере рисунков детей и подростков из разных стран. Предполагалось, что в процессе бесед зрители отметят национальное своеобразие рисунков из разных стран — в сюжетах, пейзажах, изображенных типажах, а также в особенностях выразительных средств. Особое значение уделялось рассмотрению рисунков советских детей 1936−37 гг., иллюстрирующих произведения
А. С. Пушкина. В качестве основного применялся метод сопоставления рисунков из разных стран, условно говоря, близких по жанру: пейзажей, рисунков, изображающих прогулки, игры, национальные обычаи и т. д. Сравнение проводилось по принятой в практике музейных педагогов структуре художественно-образного анализа: что изображено, какими средствами, в какой стране происходит событие, из какой страны автор рисунка. Очень важный вопрос: когда происходило событие, в какое время года, дня сделан рисунок?
Юных зрителей выставки можно условно разделить на две категории в соответствии с целью участия в культурной программе. Школьники, пришедшие на спектакли Московского школьного театра, были настроены на восприятие драматического зрелища. Несмотря на то что перед началом представления руководитель Московского детского фонда культуры подробно и интересно объясняла связь спектаклей с выставкой, всем театральным коллективам были подарены каталоги выставки, интереса к экспозиции проявлено не было. Экскурсии носили поверхностный ознакомительный характер, беседы со зрителями не получалось.
В то же время школьники, пришедшие на встречу с редакцией журнала «Юный художник», смотрели выставку дважды — и перед началом встречи и после ее окончания. Только в результате длительного общения профессиональных художников (членов редакции) с юными художниками — читателями журнала, они смогли почувствовать особенности рисунков своих сверстников из разных стран 1930-х гг. Они заинтересовались и содержательностью исторических детских рисунков, и навыками владения сложными художественными средствами, и разнообразием изображенных сюжетов, над смыслом которых нужно думать.
Напрашивается естественный вывод: для знакомства с выставкой необходима специальная установка на ее восприятие. Просмотр спектакля в залах музея, рассказы организаторов о проходящей выставке не формируют интереса к ней. Школьники, пришедшие на спектакль, как и юные актеры, не испытывают интереса к восприятию «старых детских рисунков». Одна из причин этого
— сложность восприятия. Требуются большие интеллектуальные усилия для того, чтобы понять, что изображено, как изображено, когда и кем создан рисунок, в чем его смысл и красота — содержательная и эстетическая ценность.
Самыми внимательными зрителями, пожалуй, были неорганизованные посетители. Главным образом, взрослые зрители (как правило, пенсионного возраста), приходившие из соседнего зала — с выставки, посвященной Искусству Палеха- пожилые люди с внуками- художники с небольшими группами учащихся студий- а также представители посольств, заинтересовавшиеся работами детей 1930-х гг., сохранившимися в Советском Союзе. Немногочисленные зрители внимательно смотрели рисунки, делились впечатлениями друг с другом. В процессе восприятия пользовались каталогом, читали экспликации, знакомились с документальными материалами.
Сопоставляя два способа приобщения к экспозиции детского рисунка: организованной экскурсии и одиночного восприятия, можно предположить, что второй способ является более органичным для камерного графического творчества детей и подростков, требующего неторопливого разглядывания и личностного контакта с произведением. В то же время организованная экскурсия должна проводиться таким образом, чтобы подобный контакт был создан. Детям, очевидно, трудно и непривычно смотреть выставки детского рисунка, на которых не представлены рисунки их современников. Пожалуй, факторы, определяющие эстетическую ценность экспонатов ретроспективной выставки детского рисунка для музейных работников (уникальность, «историчность»), для школьника являются препятствием, осложняющим понимание выставки.
ИСКУССТВО И ДИЗАИН 2007. № 12
Общий вывод из опыта проведения ретроспективных выставок:
— международные выставки детского рисунка ретроспективного характера имеют большой смысл: на них детский рисунок раскрывается как документ социальной истории, художественной культуры своего времени, заключающий в себе национальные традиции, свидетельство педагогического метода-
— наибольший интерес к ретроспективным выставкам детского рисунка проявили историки и политики, историки культуры, художники и художники-педагоги, искусствоведы- дети и подростки, занимающиеся изобразительным искусством в художественных студиях и школах- представители старшего поколения зрителей, чье детство пришлось на 1930−40-е годы-
— показ исторического детского рисунка может стать средством приобщения школьников к мировой художественной культуре на языке, им доступном-
— ретроспективные выставки ставят перед ее организаторами задачу разработки метода формирования интереса не только у «юного художника», но у массового школьника к истории, заключенной в художественно-образном строе детского рисунка.
Итак, наиболее трудная проблема — разработка метода приобщения взрослых и детей, специалистов и «массового школьника» к историческому детскому рисунку как явлению культуры.
На выставках ретро-современного характера осуществляется сопоставление исторических детских рисунков конкретного периода и рисунков современных детей и подростков, выполненных на одну тему. Примерами таких выставок являются: «Мир детей, мир для детей» (1995−1996 гг.), прошедшая в Художественном лицее РАХ в Москве, а затем в Германии (в Берлине, Дрездене и Мюнхене) — «Читая Пушкина» (1999 г.) — «Да будет свет!», (2001 г.). Для их проведения объявлялся конкурс, в результате проведения которого коллекция Института художественного образования РАО пополнялась новыми экспонатами из разных стран, учебных заведений, от родителей, из частных собраний.
Эти выставки имеют одну общую цель: актуализировать интерес детей к памяти культуры своего народа и народов мира.
Данная цель достигается по-разному на каждой конкретной выставке. Как правило, она выражается в посвящении актуальному событию общественной и культурной жизни. Выставка «Мир детей, мир для детей» была посвящена 50-летию Победы- «Читая Пушкина» — 200-летию А.С. Пушкина- «Да будет свет!» — 2000-летию христианства.
Задачи выставок подобного рода мы рассматриваем в двух плоскостях: образовательно-воспитательной и научно-диагностической. Первые решаются в процессе целенаправленного отбора экспонатов на выставку и работы со зрителем. Ретро-современные выставки детского рисунка призваны развивать интерес к истории культуры, воспитывать у посетителей уважение к детству, к своим сверстникам и предшественникам, к учителям гуманитарных дисциплин- формировать критическое отношение к собственному творчеству. Второй круг задач (научно-диагностического характера) предопределяется в процессе отбора рисунков и решается в работе со зрителями. В процессе общения на вы-
ставке выявляются особенности отношения современного зрителя к трактовке одного явления культуры детьми разных поколений. На примере произведений из разных стран демонстрируются разнообразные системы и методы воспитания. Проведение конкурсов имеет и практическую пользу: выявить и оказать материальную и методическую помощь наиболее перспективным художни-кам-педагогам и одаренным детям, а также проявляющим желание учиться.
В то же время членами жюри и оргкомитета единодушно было принято решение всех участников заключительной выставки конкурса отмечать дипломами и каталогами, в которых названы все работы. Тем самым мы отказались от премий, которые, как правило, преждевременно проводят границу между одаренными и менее одаренными детьми.
Организаторы выставок придают большое значение, следуя традиции, сложившейся в ЦДХВД, географическим масштабам выставки и тому, чтобы на ней были представлены системы и общего, и дополнительного художественного образования во всем разнообразии форм, существующих в настоящее время. То есть на ретро-современных выставках при комплектовании современного раздела выставки мы стремились соблюдать его соответствие географическим масштабам выставок 1930−40-х гг. В связи с распадом Советского Союза, возникшими трудностями в восстановлении контактов с государствами ближнего зарубежья, а также дороговизной посылок в полной мере этого соответствия не всегда удавалось достичь.
«Мир детей, мир для детей» — первая в нашем эксперименте выставка ретро-современного характера. Она проводилась совместными усилиями лаборатории истории художественного образования и Ассоциации «Женщины-предприниматели России». Концепция выставки, условия конкурса были разработаны таким образом, чтобы его результаты дали возможность понять, какое место Отечественная война занимает в мыслях детей 1990-х гг. Участникам конкурса изображение боевых действий не навязывалось. Каждый участник конкурса был в праве выбрать свою тему, соответствующую его девизу. Выставка посвящалась Победе, которая сделала возможной мирную жизнь детей и для детей.
Условия конкурса, распространенные по разным регионам России и за рубежом, предполагали проведение в конце 1994 и в начале 1995 гг. региональных выставок под девизом конкурса. Лучшие рисунки участников этих выставок в возрасте от 4 до 17 лет должны были присылаться в Москву, где жюри под председательством Д. Д. Жилинского осуществляло отбор рисунков на итоговую выставку.
Масштабы выставки оказались значительны благодаря тому, что Ассоциация и сотрудничавшая с ней Социалистическая партия, участвовавшая в организации конкурса, были связаны со всеми регионами России. Помогло также объявление в журнале «Искусство в школе». В результате в оргкомитет выставки поступили работы не только из всех регионов, но и из «горячих точек», из вспомогательных образовательных учреждений, от ослабленных и больных детей.
На конкурс было прислано порядка 2000 рисунков детей и подростков от 4 до 15 лет. Большинство работ поступило из художественных школ, школ
искусств, студий при домах творчества детей и юношества, из детских садов и общеобразовательных школ, из железнодорожных школ. Все названные учебные заведения носят традиционный характер, они сложились в Советском Союзе. Но поступали рисунки и из учебных заведений нового типа: из Академии живописи Натальи Нестеровой, из Европейской гимназии в Москве. Были рисунки, присланные детьми самостоятельно.
На выставке оказалось представленным все жанровое разнообразие изобразительного творчества детей и подростков: пейзажи, натюрморты, сюжетные композиции иллюстративного, исторического и бытового содержания. Интересно и примечательно, что тема войны как историческая была отражена в 2−3 работах, присланных самостоятельно. Точное количество назвать трудно, потому что изображение боя само по себе не несет информации о времени действия. В этом — одно из отличий современного детского рисунка от рисунка 1930-х гг. Дети и подростки 1930−40-х гг. рисовали документально точно. По погонам на военной форме можно определить, в какой год происходил бой, изображенный подростком. Учащиеся 1990-х склонны к обобщению формы и колорита, что помогает передать настроение, драматизм происходящего, но уменьшает познавательную ценность рисунка.
Серьезный конкурсный отбор был проведен в Иркутске и Краснодаре, в Москве — среди общеобразовательных школ и дошкольных учреждений. Организацией московского конкурса занималась старший научный сотрудник лаборатории изобразительного искусства Т. А. Копцева. Ею была разработана концепция передвижных выставок детского рисунка, в рамках которой по многим школам и детским садам прошла выставка «Мир нашему дому». В ней приняли участие общеобразовательные школы и детские сады не только Москвы и Московской области, но и Хабаровска, Березняков Пермской области, Петрозаводска, Таганрога, Красноярска.
В отличие от Краснодара и Москвы учебные заведения Иркутска и Нижнего Новгорода, Магнитогорска, Ижевска, Владикавказа, Красноярска и Владивостока, как и многие другие регионы, не представили в оргкомитет и жюри конкурса подробных отчетов о региональных выставках, несмотря на это общие тенденции в художественном образовании просматривались. Современные детские рисунки из США, Японии, Танзании, Германии, Болгарии, ближнего зарубежья — Украины, Киргизии, Латвии — поступали благодаря личным контактам организаторов с педагогами-художниками. Сопоставление современного зарубежного отдела выставки с российским отделом вряд ли может быть объективным. Но некоторые особенности очевидны: еще большее, чем у нас желание подольше сохранить детский взгляд на мир, стремление предоставить ребенку все художественные материалы для раннего и полного раскрытия его художественных задатков.
Работы, поступившие на конкурс, свидетельствуют о том, что художники-воспитатели способны в самом нежном возрасте пробудить в ребенке интерес к наблюдению и любованию миром и художественными материалами, в которые он, порой, как бы играет, прежде чем создать изобразительный или декоративный образ.
Путь к пониманию современного ребенка дают рисунки, личностно ему близкие, в которых проявляется отношение к природе, миру, животным, своим
сверстникам, поступкам человека. Наиболее выразительные и искренние рисунки изображают любимых домашних животных- родной город, село или железнодорожную станцию, вид из окна, город будущего, себя в разных состояниях («у меня болит горло», «я загораю», «дома один» и т. п.). Эти темы в творчестве детей находят выражение в двух плоскостях — реальности и вымысла. Нередко сказочные, или, как говорила Г. В. Лабунская, «фантазийные образы» в воображении ребенка причудливо соединяют два мира — жизни и сказки. Именно эти темы перекликаются с большинством тем ретроспективного раздела выставки. Можно считать их вечными темами детства.
На выставке «Мир детей, мир для детей» в 1995 г. прозвучала проблема духовного воспитания в традиционном ее понимании на занятиях изобразительным искусством. Решается она педагогами методами, суть которых восходит, с одной стороны, к язычеству, с другой — к христианству. Так, художница В. Лунекова из Владивостока осуществляет ее через постановку перед детьми астрологических проблем. Рисунки получаются выразительные, но как бы мрачноватые, хотя значительные и даже монументальные. В чем причина -влияние природы, открытых просторов, жизни во время каникул в лагере, расположенном в сопках? Ответить на этот вопрос трудно. Но думается, что рассказы педагога производят на подростков сильнейшее впечатление, учат внимательно смотреть на мир и одушевлять природу.
Кардинально изменилось к середине 1990-х гг. и отношение к религии. Многие детские рисунки изображают образы древнерусской архитектуры и новые храмы. Примечательно, что юные художники рисуют не просто храмы как памятники, но стремятся изобразить духовную жизнь людей, происходящую в храмах.
В сравнении с историческими детскими рисунками настораживает некоторая пестрота, внешняя «декоративность» многих современных работ, пренебрежение композиционными проблемами. Одна из причин — стремление некоторых педагогов достичь скорейших результатов применением декоративных художественных техник — гуашь, аппликация, коллаж и т. п.- показ произведений (фовистов, «бубновых валетов», беспредметного искусства) исключительно в целях стимулирования художественной активности.
Современный раздел выставки в равной мере демонстрировал и возможности учащихся разных возрастных групп и художников-педагогов с их разнообразием методов ненасильственного воспитания в условиях учебных заведений разного профиля и социального статуса в школьное и внешкольное время. Именно поэтому дипломами выставки решено было награждать не только юных участников, но и их учителей — художников.
В ретроспективном разделе из коллекции Института художественного образования были показаны рисунки советских детей, выполненные во время войны и экспонировавшиеся один раз — на первой Всесоюзной выставке детского рисунка в 1946 г. В результате отбора в ретроспекции были показаны рисунки из республик Советского Союза, Великобритании, Германии, Испании, Китая, Франции и Соединенных штатов Америки 1920−40-х гг.
Сюжеты рисунков раскрывали исторические события тех лет: приход к власти Гитлера, интервенция против Испанской республики в 1936—1939 гг. ,
война Японии с Китаем на протяжении 1930-х гг., война с Финляндией, «освобождение» советскими войсками Западной Украины и Западной Белоруссии- экономический кризис в Соединенных штатах, борьба за сохранение природы, победы Красной Армии на фронтах Великой Отечественной, страшные разрушения, нанесенные войной. И рядом с этим — прекрасная комфортная жизнь Европы в творчестве детей из Франции, Англии, Германии накануне Второй мировой войны. Вместе с тем в педагогических системах проявлялся интерес к национальной символике. Ретроспективный отдел по каталогу включал 151 рисунок.
Таким образом, вырисовывалось историческое и информационное пространство выставки, которое раскрывалось в сюжетах и образном строе детских рисунков 1930-х -1940-х гг., с одной стороны, и с другой — в рисунках современных детей.
Проведение ретро-современных выставок дает возможность увидеть наиболее существенные отличия художественного творчества детей разных поколений, их менталитета в контрастном сравнении.
Выставка «Мир детей, мир для детей» имеет самую длительную историю проведения. Ее работа началась весной 1995 г. в Художественном лицее в Москве, затем, по инициативе Г. С. Мартьяновой, с декабря 1995 до июля 1996 г., она была показана в Германии (в Берлине, в Дрездене и Мюнхене).
Организация и проведение выставки в Москве сопровождались публикациями в прессе, радио и телевизионными репортажами. В рамках работы выставки был проведен «Круглый стол» для представителей художественно-педагогических газет и журналов, на открытии и закрытии состоялись выступления Московского школьного театра и самодеятельных детских коллективов.
Издание каталога выставки было затруднено финансовыми проблемами. В результате он был издан в двух частях. Первая — «Дети. Мир и война», знакомящая с ретроспективным разделом, вышла в издательстве Галас в Москве- современный раздел был издан усилиями Т. Г. Малютиной (президент Ассоциации «Женщины-предприниматели России») и В. П. Копцева в типографии Государственной Думы малым тиражом. При издании каталога-альбома «Дети. Мир и война», на которое Ассоциация женщин -предпринимателей России смогла выделить спонсорскую помощь, мы стремились реализовать свое понимание научного каталога международной выставки детского рисунка. В него включены статьи, знакомящие с историей коллекции Института в период 1930−40-х гг., с работой школ во время войны, с местом искусства в жизни детей в то время. В каталоге опубликованы в виде черно-белых фотографий все экспонаты ретроспективного раздела выставки и вся известная нам информация о каждом рисунке. В цвете опубликовано по два-четыре рисунка из каждой страны. Каталог издан на русском, английском и немецком языках, что значительно увеличило его объем, в то же время обеспечило интерес к нему за границей.
При создании экспозиций и в Москве, и в городах Германии исторические и современные работы показывались по-разному, в силу одного из наиболее существенных формальных отличий. Этим отличием является размер работ, который сразу озадачивает авторов дизайн-проекта выставки. Детские рисунки
1930-х гг. требуют внимательного разглядывания, современные — воспринимаются издали, прежде всего, как декоративные пятна. Ретроспективный раздел выставки, насчитывающий 137 экспонатов под стеклами, остальные — в альбомах, в лицее в Москве был расположен в одном зале- рисунки нередко компоновались в два ряда на одном листе. Современный раздел выставки занимал 7 зал (меньших по размеру), но экспонаты были повешены в один ряд. Аналогично поступили организаторы выставок и в городах Германии, сохранив целостность каждого раздела, усилив эффект различий даже разным характером оформления: «исторические» рисунки были оформлены в рамы, современные -в стеклопакеты. Разное оформление облегчало подготовку зрителей к восприятию основных разделов: ретроспективного и современного.
Реакция зрителей фиксировалась разными методами: в книге отзывов, в процессе бесед с отдельными зрителями, в ходе экскурсий. Проводилось также анкетирование. Детям предлагалось рисовать на выставке.
Остановимся на формах общения со зрителями в Москве и в Германии.
Краткая характеристика рисунков, представленных на выставке, дает возможность понять проблемы, перед которыми оказывался зритель.
Проникновение в многоуровневую сущность исторических детских рисунков для зрителя — интеллектуальная задача: понимание каждого «слоя» возможно лишь при знании истории общества 1920−40-х гг., культуры каждой страны, национальных традиций в области художественного воспитания.
Для специалистов и художников-педагогов каждый из сотрудников лаборатории изобразительного искусства в процессе экскурсий анализировал выставку с позиции своих научных интересов. Круг их определялся следующими проблемами: история создания коллекции детского рисунка в ЦДХВД, проявление одаренности в изобразительном творчестве, детский рисунок как свидетельство педагогического метода, художественное восприятие и его развитие в процессе изобразительной деятельности, системы и формы общего, дополнительного и специального художественного образования в Советском Союзе и ряде зарубежных стран. Обозначенные проблемы позволяли сопоставлять рисунки ретроспективного и современного разделов выставки на определенном научном уровне. Но мы никогда не скрывали, что находимся в процессе исследования.
При работе с детьми необходимо было почувствовать их интересы на выставке. Как правило, пришедшие на выставку школьники, прежде всего, реагируют на современные рисунки: их знакомая декоративность останавливает внимание. Установка на восприятие, как показал наш опыт, может формироваться на современных рисунках, что облегчает рассмотрение исторических экспонатов выставки. Главное при восприятии детских рисунков -вызвать у юных зрителей желание задавать вопросы, доверие к экскурсоводу.
Познавательный интерес является определяющим для успешного рассмотрения ретроспекции. И тогда дети способны долго смотреть рисунок и разбираться в том, что изображено. В результате их внимание к историческим детским рисункам мы единодушно оценивали как высокое. Не меньшим является и интерес к средствам изображения, особенно в том случае, если юный зритель ими не пользовался («так не умею»).
ИСКУССТВО И ДИЗАИН 2007. № 12
Взрослого зрителя в большей степени интересовала оценочная позиция юных художников к событиям в 1930-е годы и в 1990-е. От этого всеобщий вопрос вызывало почти отсутствие рисунков «о войне» на выставке, посвященной 50-летию Победы.
К компетентным зрителям мы относим, прежде всего, историков, педагогов, психологов, художников и искусствоведов, а также представителей художественно-педагогической общественности, журналистов из педагогических и художественных газет, журналов, радио и телевизионных программ.
Общение с ними, как правило, носит организованный характер и проводится в форме пресс-конференций и заседаний Круглого стола. Перед их началом специалистам предлагалось познакомиться с пресс-релизом, выставкой, экспликацией к ней, каталогом. В своем выступлении мы акцентируем обычно основные идеи выставки и ее задачи, стремясь получить поддержку как при осуществлении глобальной задачи создания Музея, так и в целях ее пропаганды. Наибольший интерес для нас представляет характер обратной связи: интересы участников дискуссий — специалистов в нашей области, что обычно находит отражение в характере их предпочтений в экспозиции.
Итак, круг обсуждаемых вопросов: нужен ли Музей художественного творчества детей ХХ века? На какого зрителя следует ориентироваться при его создании: на художников-педагогов, историков, детей, широкого зрителя? Знаете ли вы участников ретроспективного отдела выставки, судьбу учебного заведения, педагога, автора конкретного рисунка? Видите ли вы смысл продолжать организацию подобных выставок? В каком качестве вы можете принять в них участие — в качестве идеологов, спонсоров, или можете предложить рисунки своих бабушек и дедушек, свои собственные, своих детей? Можете ли вы участвовать в проекте «ХХ мир в рисунках детей»? В каком городе и музее или учебном заведении должна происходить подобная акция? Каким образом привлечь детей и подростков к посещению выставки?
В результате проведения пресс-конференций в Москве и Берлине и заседаний Круглого стола в Москве и Майсоне, которые были проведены по поводу одной выставки «Мир детей, мир для детей», называвшейся в Германии «Дети. Мир. Картина», и перспектив подобного начинания, нами были получены очень разные ответы на названные вопросы.
В России сохраняется связь поколений. Известны судьбы авторов многих рисунков, показанных на выставке. Они восстановлены благодаря исследовательской работе сотрудников лаборатории истории художественного образования. Так, Н. Н. Михайлова выяснила творческий путь всех авторов рисунков, выполненных в 1930-е гг. в Хореографической школе Москвы, многих учеников Школы юных дарований в Ленинграде и Художественной школы в Москве того времени и представленных на выставке. Н. В. Гросул в своих публикациях и плановых рукописях рассказала о жизни и творчестве художников, которые детьми в 1930-е гг. наблюдались Г. В. Лабунской и ее коллегами, а их рисунки систематизировались как произведения одаренных детей. Ю. Н. Протопопов, изучив педагогическое наследие художника-педагога Егорова из Сочи, проследил от 1930-х гг. до настоящего времени историю жизни его и его учеников, чьи произведения хранятся в коллекции Института. При этом каждый прошел свой исследовательский путь, в основе которого
целостный подход к подборке рисунков, позволяющий сохранить и углубить наши знания о ней как едином «тексте». Показана целесообразность подобных выставок для изучения истории страны, художественного воспитания и совершенствования системы преподавания изобразительного искусства.
Аналогичной работы не проводится в Берлине. Связаться со школами, из которых в 1934 г. в ЦДХВД поступили рисунки, до настоящего времени не удалось.
Раскроем проблему на примере «круглого стола» в Майсоне в марте 1996 года. Со стороны Германии в нем приняли участие г-н Бауэр, руководитель «Молодежной школы искусств» (Jugend Kunstschule) г. Майсона- фрау Циммер, руководитель центра Песталоцци, представлявшая также Министерство образования Саксонии- директор и педагоги из школы для детей ослабленного развития Майсона- со стороны России — директор Института художественного образования А. В. Толстых, ст. науч. сотрудник института Г. С. Мартьянова и автор данной работы. В разговоре участвовали и учителя «Молодежной школы искусств».
Обоюдный интерес представляли следующие вопросы: в каком возрасте целесообразно начинать «учить» детей рисовать- приобщать к одному виду художественного творчества или разным. Всех участников дискуссии заинтересовали проблемы педагогического воздействия на индивидуальность учащегося в младшем, подростковом и старшем школьном возрасте- место в современном искусстве художественного творчества подрастающего поколения- роль искусства в образовании детей с дефектами умственного развития- индивидуальность и коллектив как стимул творческого самовыражения.
Позиция коллег из Германии выражалась в следующих высказываниях: «главное раскрепостить ребенка" — «рисунок должен создаваться в свободном, раскрепощенном состоянии», «как художник я должен учиться у детей». Так заявил художник, организовавший народную школу, в которой искусством занимаются желающие от 5 до 82 лет. Объединяющий пафос их выступлений: уважение к творящему ребенку. Произведения детей включаются в оформление интерьеров не только школ, но и общественных зданий, витрин магазинов, выставочных залов.
Обсуждение широкого круга проблем облегчалось тем, что способы их решения иллюстрировала как наша выставка, так и методические выставки в стенах школы, в которой проходил «круглый стол». В отличие от российских художественных школ в «Молодежной школе искусств» нет отдельных дисциплин: рисунок, живопись, композиция, история искусств. И рисунок, и композиция, и история искусств интегрированы в тот вид искусства, который избирает учащийся уже в подростковом возрасте как основной в своих занятиях в школе. Выставочная деятельность постоянно стимулирует творчество учащихся, ее формы весьма разнообразны. Традиционные формы можно было наблюдать в школе. За пределами школы устраиваются выставки иного характера: их смысл — объединить интересы детей и молодежи вокруг гуманистических проблем, вечных и в то же время актуальных для искусства и современного общества, противопоставив художественное творчество общечеловеческого значения массовой культуре.
ИСКУССТВО И ДИЗАИН 2007. № 12
Художественный руководитель школы господин Бауэр подробно рассказал о подобных новых формах выставочной деятельности на примере уже осуществленных проектов. Один из планов связывает деятельность учащихся школы Майсона с деятельностью юных художников города-побратима Фель-баха. Они совместно создают фриз, отражающий связь Германии с идеями объединенной Европы. В то же время юные художники должны отразить национальное своеобразие своей культуры. «Наша задача, — сказал Бауэр, — не потерять свое лицо в этом общем доме».
Организаторы подобных проектов видят место творческих произведений детей и подростков не в музейных залах, а в общественной жизни города, страны, всей Европы. По их мнению, фризы и другие коллективные работы могут украшать здания общественного характера. Они могут украшать корабли. Они могут распространяться в форме почтовых открыток. В планы школы входило оформление выставкой детских рисунков корабля, парус на котором будет также расписан детьми. Этот корабль должен проплыть по Эльбе, привлекая внимание детей и взрослых разных городов к проблемам детства, семьи, школы, художественного воспитания, к острым социальным проблемам нашего времени. Корабль этот станет местом своеобразной эстафеты художественного творчества. На самом корабле предполагается проведение игр, театрализованных представлений, подготовленных и оформленных самими детьми в разнообразных жанрах — кукольного, музыкального и драматического театра. Выставка, формула которой определяется как «лента Бауэра», будет обогащаться на каждой остановке корабля новыми детскими работами.
Наше отношение к детскому рисунку как историческому документу, который следует охранять и экспонировать, подобно художественной ценности, г-н Бауэр, как и некоторые другие участники «Круглого стола», не разделил. Он воспринимает детский рисунок как процесс и продукт социальной и художественной жизни сегодняшнего дня, как способ включения ребенка в жизнь общества. На предложение принять участие в осуществлении проекта «ХХ век в рисунках детей» он ответил: «Ваше предложение не найдет спонсоров, оно не соответствует спросу на европейском рынке идей». По его убеждению, ХХ век следует завершать выставкой детского рисунка, которая по своей форме более всего напоминает грандиозное шоу мирового масштаба. Его предложение основывалось на опыте проведения выставок на корабле. На одной палубе он предлагал выстроить множество миниатюрных залов, созданных из облегченных стандартных блоковых конструкций. В каждом из залов будет демонстрироваться выставка одной страны. Выставка будет плыть из страны в страну, останавливаться в больших городах, где залы будут выгружаться на берег. В каждом городе ее демонстрация будет сопровождаться комплексом мероприятий, зрелищ, игр- возможно проведение конференций и симпозиумов художественно-педагогической общественности.
Мнение г-на Бауэра фактически разделяют многие из зарубежных коллег, с которыми у нас произошли контакты в течение 15 лет (с конца 1980-х до 1999 г.). Опыт общения с художниками-педагогами из Польши, пропагандистами детского творчества из Италии (г. Турин), Японии (г. Токио) свидетельствует о возобновлении интереса к детскому творчеству как спонтанному, обогащающему современное искусство новыми формами, с одной стороны.
Другая сторона проблемы — общественное значение детского творчества, включение выставок детского рисунка в общественные акции: за мир, против глобализации (или за нее). По существу, речь вновь идет об идеологизации детского творчества. Вряд ли после серьезного изучения художественного творчества детей и подростков на протяжении ХХ в. следует возвращаться к проблеме «свободного» творчества: нам представляется, что она себя исчерпала. Как правило, художники, о ней говорящие, результатами своей педагогической работы опровергают пафос собственных идей.
Вторая сторона проблемы нам тоже понятна и известна на опыте художественного творчества советских детей. Фактически возрождается идеологизация художественного воспитания, мы являемся свидетелями попытки использовать детей в борьбе за определенные социальные идеи. Понимают ли это наши зарубежные коллеги, не уставая критиковать систему эстетического воспитания в СССР как авторитарную? Думается, что не понимают.
Из сопоставления двух позиций по отношению к детскому рисунку и его месту в культуре можно сделать следующие выводы.
Выставка Бауэра — выставка как игра, как творческий процесс, как шоу. Наша выставка — показ детского рисунка как результата творчества ребенка и педагога, как исторического и художественного документа, как феномена культуры конкретной страны и времени.
Задача Бауэра — для организации выставки «раскрутить» общественность, предпринимателей, банкиров, найти и оборудовать корабль, парковые площадки в городах Европы, подготовить видеоклипы и т. п. продукцию.
Наша задача — обеспечить интерес со стороны художественных музеев, привлечь внимание историков культуры, художественно-педагогической общественности, издать научно-художественный каталог выставки, создать музей детского творчества, отражающий историю детского рисунка в контексте художественной культуры.
Наша общая цель — сделать выставку интересной и нужной подрастающему поколению в разных странах мира, сделать ее фактором приобщения детей к «памяти культуры», обогащения духовного опыта общения с предшествующими поколениями.
В процессе работы выставки «Мир детей, мир для детей» в Москве и в городах Германии обнаружились и слабые, и сильные стороны нашего проекта Музея и выставок ретро-современного характера.
Прав г-н Бауэр: мы не придаем достаточного значения рекламе и пропаганде наших идей и содержанию выставки. Нужны видеоклипы, открытки, передвижение выставок в пространстве мира, сопровождающие шоу-проекты. Но отношение к детскому рисунку как музейному реликту, имеющему многогранную ценность, его научное изучение необходимо для понимания процессов в области художественного воспитания, происходящих сегодня. Воспитательное значение ретро-современных выставок было выявлено в работе со зрителями разных поколений в Москве и в Германии.
Юные зрители, приходившие на выставку в Берлине и Дрездене, могли выразить свое отношение к рисункам 1930-х гг. и работам их сверстников из России в творческой форме: они рисовали в ее залах. В Берлине в залах Дома
науки и культуры РФ немецкие и русские дети, проживающие в Германии, рисовали под руководством руководителей художественных студий и школьных педагогов и были ориентированы на изображение окружающего мира. То есть изобразительная деятельность детей была абстрагирована от экспонатов выставки. В Дрездене детям было предложено рисовать самостоятельно после знакомства с выставкой. Рисунки, выполненные на выставке и Берлина, и Дрездена, были привезены в Москву.
В результате в лаборатории собралась подборка рисунков детей и подростков, посетивших выставку в Москве и в Германии. В графической форме свое отношение к выставке выражали, главным образом, дошкольники и младшие школьники. Наибольшее впечатление на них произвели довоенные и военные рисунки. При этом более всего запоминались изображения боевых действий. Пожалуй, впечатление производило не только то, что изображено, но и то, как изображено: во всех подробностях. Дети пытались детали, подробности сюжета воспроизвести.
Темы рисунков немецких детей созвучны темам рисунков русских детей и подростков: я и мир, любимые животные, природа, изображенная через собственное настроение, и т. п. Вместе с тем на выставке интерес детей и подростков даже в современном разделе вызывали работы натуралистического характера, несколько наивно (в стиле примитива), но во всех подробностях изображающие пейзажи и натюрморты.
В целом можно с большой долей достоверности утверждать, что на юных зрителей наибольшее впечатление произвел ретроспективный отдел. Даже самые маленькие — дошкольники, пытались по-своему повторить впечатляющие картины испанских и китайских детей, изображающие войну. Велика эстетическая и познавательная сила рисунков, на которых представлен быт разных стран 1920−30-х гг. Представляется, что современные дети и подростки воспринимают «старинные» детские рисунки как произведения искусства и исторические документы. Перед ними они ведут себя как перед музейными экспонатами (не дотрагиваются), сохраняют дистанцию. Современные дети восприимчивы к языку детских рисунков ретроспективного отдела. Об этом свидетельствуют беседы родителей, бабушек и дедушек с детьми у экспонатов выставки. Казалось, что движением по залам руководят дети, и именно они объясняют что-то важное взрослым. При этом абсолютно ясно, что процесс восприятия детских рисунков не следует облегчать разными формами «шоу». Мы наблюдали вдумчивый контакт зрителей разного возраста с произведением.
Современный раздел выставки воспринимался юными зрителями и в Москве, и в Германии оживленно. Они узнавали образы, эмоционально реагировали на их выразительность, как бы сопоставляя с собственным отношением к животным, к сказкам, к окружающему миру, проявляли интерес к техническому мастерству многих рисунков, требующему не одного часа работы, не только таланта, но и большого терпения.
Данные выводы подтверждают и книги отзывов, которые велись в Москве и в Дрездене. Надо отметить, что книга отзывов, по нашему убеждению, не является достоверным источником информации об истинном отношении к выставке: во-первых, культура письменной речи нами утрачена- во-вторых,
автора строк может смутить публичность его отзыва. Обычно пишутся стандартные слова благодарности, реже — откровенное неприятие, обычно, когда зритель не был подготовлен к восприятию (не туда попал).
Но книга отзывов в Дрездене велась последовательно, изо дня в день, и в ней оставили свои отзывы только желающие. В ней содержится 62 отзыва за период с 22. 02 по 15. 03. 96 г.
Во многих из них звучит признание необходимости подобных выставок, высказываются слова благодарности ее устроителям. Значительную часть отзывов составляют отзывы самих детей. Они поражают своей непосредственностью — удивлением перед тем, что «дети 100 лет назад рисовали так же, как и сейчас», восхищением работами своих сверстников, интересом к аналогичным сюжетам детей разных национальностей.
Часть отзывов принадлежит педагогам-художникам. Они отмечают, что в детских работах проявляется творческая сила ребенка, мир детских фантазий. «Рисунки дают возможность лучше понять душу ребенка». «Выставка явилась документом стремления детей разных национальностей к миру». «Рисунки детей воссоздают картину мира своего времени» и т. д. Во многих отзывах подчеркивается ценность выставки, выражается надежда на продолжение подобных начинаний, которые способствуют взаимопониманию между народами.
Восприятие зрителями выставки «Мир детей, мир для детей» в значительной степени осложнялось тематическим и жанровым разнообразием рисунков из разных стран. Вот почему следующая ретро-современная выставка была посвящена одной теме — творчеству Пушкина.
Международная выставка детского рисунка «Читая Пушкина»
Обретение опыта проведения выставок не сокращает процесса их организации. Так, условия конкурса, посвященного 200-летию А. С. Пушкина, были написаны 24 августа 1997 г. и опубликованы в журнале «Искусство в школе». Итоговая выставка состоялась в декабре 1999 — январе 2000 года.
Перед нами стояли задачи педагогические, ответы на которые была надежда получить в процессе проведения ретро-современной выставки, посвященной одной теме. Предшествующая выставка показала, что дети и подростки не очень хорошо знают историю. Для понимания многих детских рисунков, выполненных накануне или во время войны, юным зрителям необходимо специальное объяснение. В настоящее время распространено мнение, что школьники плохо осведомлены и в области литературы: они мало читают.
В процессе подготовки Пушкинского конкурса в 1936−37 гг. сотрудниками отдела изобразительного искусства ЦДХВД была проведена огромная разъяснительная работа просветительского и методического характера. Современные педагоги и школьники не нуждаются в такой помощи. Творчество Пушкина изучается в школе, его сочинения опубликованы многомиллионными тиражами- существует много литературы, посвященнаой поэту, изучен каждый день и час его жизни- кино, изобразительные виды искусства, опера, драматический театр и балет сформировали в нас представление об облике и образе жизни Пушкина и его современников. Короче говоря, огромный объем информации, доступный учителям и учащимся через литературу, кино, средства массовой информации, освобождает организаторов конкурса от задачи
ИСКУССТВО И ДИЗАИН 2007. № 12
формирования элементарных представлений о Пушкине, его творчестве и жизни, его времени и современниках.
Задача становится более конкретной и сложной. Мы стремились при помощи своей выставки выяснить: читают ли дети и подростки Пушкина самостоятельно. Сохраняла свою актуальность и общая цель ретро-современных выставок: приобщение к «памяти культуры» через слово Пушкина и связь поколений, которую помогает восстановить детский рисунок.
Следующая задача воспитательного характера: через рисунки участников конкурса 1936−37 гг. и отдельные произведения, выполненные детьми следующих поколений «о Пушкине» и «по Пушкину», приобщить зрителей выставки к аналитическому подходу к его произведениям. При разглядывании «пушкинских рисунков» возникает проблема определения иллюстрируемого произведения, героя, эпизода, степени соответствия образного решения рисунка сюжету, моде того времени, а главное — пафосу произведения, настроению героев и т. д.
В этом существенное отличие конкурса, объявленного нами, от других конкурсов, которые назывались: «Мой Пушкин», «Пушкин сегодня», «У лукоморья» и т. п., для участия в них было достаточно иметь самое общее представление о жизни и основных произведениях поэта.
Наша выставка детского рисунка оказалась заключительной среди многочисленных акций, посвященных А. С. Пушкину в 1999 г. Поэтому нам представлялась возможность выбора среди работ, уже отмеченных наградами. При проведении выставки мы не имели спонсорской помощи. Каталог был издан на средства Института. Компьютерная верстка и оригинал-макет были выполнены Ю. В. Голобоковым и В. П. Копцевым. Каталог содержит полную информацию о каждом экспонате- отражает концепцию выставки. Своеобразие данной выставки в том, что международным являлся современный отдел, внутри которого выделены общеобразовательные учреждения и учреждения дополнительного образования. В каталоге отражена история «пушкинской коллекции» детских рисунков в Институте художественного образования, история создания отдельных детских иллюстраций. На примере педагогического опыта, сложившегося в художественных музеях, в школах и студиях на протяжении 1930−90-х гг., раскрыты основные проблемы приобщения к наследию Пушкина на занятиях изобразительным искусством.
Отметим моменты, изложенные в условиях конкурса, особо важные при отборе работ на выставку. При организации пушкинской выставки мы руководствовались также названными выше критериями: самостоятельность и оригинальность, выразительность, соответствие возрастным возможностям.
Возраст участников: от 4 до 16 лет. Принимались произведения в любой графической или живописной технике, а также фотографии работ, выполненные в объеме (скульптура, бумагопластика).
Темы произведений: иллюстрации к произведениям А. С. Пушкина, жизнь поэта, современники Пушкина, по пушкинским местам (в Москве, Петербурге, Торжке, Михайловском и т. д.), Россия пушкинского времени.
Каждый рисунок должен был сопровождаться краткой аннотацией -рассказом, объясняющим замысел автора. На каждом рисунке должны быть
названы страна, фамилия, имя, пол автора, его возраст, город (село, деревня, ж/д станция), учебное заведение, класс, учитель, год создания рисунка.
Мы были убеждены, что сопоставление детских рисунков 1936−50-х гг. с современными работами, посвященными поэту, его произведениям и его времени, полезно не только детям, но и учителям литературы и искусства, пушкинистам, социологам, искусствоведам и культурологам. Оно дает возможность понять, как менялось место творчества Пушкина в сознании ребенка, как происходила переоценка его творчества, как художественные акценты, порой, менялись на политические и социальные.
От оргкомитета и жюри конкурса Ю. В. Голобоков подготовил аналитическую справку следующего содержания, опубликованную в каталоге.
«В конкурсе приняло участие около 1500 человек из разных регионов России, ближнего и дальнего зарубежья.
Только в посылках поступило более 1100 работ.
Многие рисунки сопровождались письмами от педагогов и аннотациями к работам. Сопроводительный материал включал также наградные листы региональных конкурсов и фотографии юных художников, письма родителей, бабушек и дедушек, педагогов, директоров школ, руководителей органов народного образования. Принимались работы как от здоровых детей, так и от больных, в частности, с врожденными недостатками.
В результате жюри было отобрано 315 живописных, графических и скульптурных произведений, выполненных гуашью, акварелью, графитным карандашом, пастелью, углем, тушью и пером, маслом- а также в техниках «батик» и аппликация, бумажная пластика, керамика.
География выставки: Башкортостан: г. Салават. Белгородская область: с. Орлик, п. Борисовка, п. Северный, г. Старый Оскол, с. Лапыгино, п. Разумное. Бурятия: г. Улан-Удэ. Великий Новгород. Волгоград. Иркутская область: Обуся, г. Ангарск. Казахстан: г. Шымкент. Канада: г. Торонто. Кемеровская область: Беляево, Белово. Красноярск. Курск. Латвия: г. Вильнюс. Ленинградская область: Оржицы. Мордовия: п. Комсомольский. Москва. Московская область: г. Электроугли, г. Иваново. Мурманская область: г. Кировск. Новокуйбышевск. Пермская обл.: п. Чусовой, Березники, Казанка. Подольск. С. -Петербург. Свердловская область: Н. Тагил, п. Шаля. Смоленская область: Десногорск. Татарстан: г. Казань. Томская область: Колпашево. Тюменская область: г. Ханты-Мансийск. Финляндия. Хабаровский край: п. Многовершинный. Челябинская область: г. Коркино, с. Канашево, г. Магнитогорск, г. Озерск, Сатка, п. Аргаяш, г. Челябинск. Швеция.
Следует отметить, что наибольшую заинтересованность проявили при организации конкурса железнодорожные школы, педагоги и школьники из малых городов и сел. Так, Хабаровский край представлен рисунками, поступившими из поселка Многовершинный, Томская область — станцией Колпа-шево. Проведение конкурсов, объявленных в журнале «Искусство в школе», обычно отражает те географические пункты, в которых живут подписчики журнала. Оказывается, что более всего его читают в глубинке, где он является единственным источником информации о художественном воспитании.
ИСКУССТВО И ДИЗАИН 2007. № 12
Многие посылки с детскими работами приносились в лабораторию педагогами или родителями, преследовавшими разнообразные цели: поддержать больного ребенка, для которого чтение Пушкина и его иллюстрирование является смыслом жизни- поддержать студию, которой грозит закрытие- определить степень художественной одаренности ребенка и т. д.
В связи с основной задачей проведения конкурса для нас специальный интерес представляют рисунки школьников из Торонто в Канаде. С большой долей условности их можно отнести к зарубежным работам. В основном их авторы — дети русского происхождения, чьи родители на разных условиях работают в Канаде. Приобщение к русской культуре является для них одной из важнейших воспитательных проблем: родители, бабушки и дедушки замечают, как меняется менталитет детей, не знающих картин из Государственной Третьяковской галереи и Русского музея, не читающих Пушкина и Лермонтова. Наш конкурс явился стимулом для организации специальных занятий о творчестве Пушкина в Школе искусств Торонто, где дети занимаются после общеобразовательной школы. Непросто было достать сочинения Пушкина. Но в результате чтение сказок для учащихся от 7 до 15 лет, знакомство с биографией поэта произвело на них сильнейшее впечатление, о чем свидетельствуют выразительные рисунки, отличающиеся отсутствием привычных стереотипов, навеянных плохими иллюстрациями и массовой сувенирной продукцией, выпущенной к юбилею.
На выставке были представлены школы искусства, ДХШ, студии при домах творчества и в художественных музеях, дошкольные и общеобразовательные учреждения.
Выставка «Читая Пушкина» состоялась в Московском государственном доме творчества детей и юношества на Воробьевых горах. В ее организации приняли самое заинтересованное творческое участие художники-педагоги студий МГДТД во главе с Я. Г. Быковой.
Зрительный образ выставки вновь определялся контрастом между детскими рисунками предшествующих поколений и творчеством современных детей. В современном отделе, как и на предшествующей выставке, в равной степени происходила демонстрация педагогического метода и индивидуальности автора. Учитель проявлял себя на каждой стадии работы, начиная с источника — с выбора литературного произведения, и до способа воплощения замысла. Только так можно объяснить видимую разницу в работах учащихся
В. Н. Полуниной (Москва) и Е. Н. Куприкова (г. Электроугли), скульптурных произведениях, выполненных в студии МГДТД и Ю.
В экспонатах ретроспективного отдела больше самостоятельности и наивности, которая проявляется в образах абсолютно оригинальных, как у Ф. Малинова («Пиковая дама») и других сельских детей 1930-х гг. Они -свидетельство того, что дети и подростки читали Пушкина увлеченно, самостоятельно выделяя эпизоды, интересные именно им. В этой связи органично вошли в экспозицию выставки и «пушкинские рисунки» 1947 г. А. Ме-лик-Пашаева, который по Пушкину «учил русский язык», и некоторых других маленьких рисовальщиков, для которых образ Пушкина и его творчество являлось стимулом изобразительной деятельности.
В современном отделе сам Пушкин был представлен во всех возможных художественных техниках и форматах, также как и его сказки. Круг тем, почерпнутых из его творчества, значительно сузился, а прочтение все больше сводится к передаче настроения героев, состояния природы. Из детских рисунков «уходит» конкретность места действия, деталей, свидетельствующих о личном прочтении и переживании произведения. Названные тенденции, естественно, наиболее ярко выражены в массе работ, просмотренных жюри. В целом выставка производила яркое декоративное впечатление, раскрывала большое количество педагогических находок в области изобразительной, декоративной, конструктивной и художественно-пространственной деятельности.
Отношение подрастающего поколения к творчеству Пушкина можно было наблюдать и в процессе работы со зрителями. По сложившейся традиции организованные экскурсии состоялись с учителями и детьми Москвы и Московской области на открытии и закрытии выставки. Главным образом, зрителями являлись участники выставки. Выставка была специально показана и участникам встречи с редакцией журнала «Юный художник». Во всех названных акциях организаторы выставки, выступавшие в роли консультантов и экскурсоводов, имели дело с заинтересованным зрителем, занимающимся изобразительным искусством с педагогом-специалистом в общеобразовательном учреждении или в студии. Этот факт объясняет заинтересованное отношение экскурсантов и к ретроспективному разделу, и к современной экспозиции.
Восприятие ретроспективного раздела можно оценить как адекватное: дети с большим удовольствием занимались разглядыванием рисунков, все сюжеты и герои были узнаны, но их наивная интерпретация вызывала, порой, улыбку. Многих (и детей, и педагогов) восхищали выразительные иллюстрации к сказкам Пушкина, выполненные учащимися Дома пионеров в Махачкале в 1936 году: в них традиции национальной дагестанской культуры сочетаются со сказочными образами. Современные юные художники читают Пушкина, во всяком случае, имеют представление об его основных произведениях и героях.
В современном разделе выставки симпатии обычно разделялись в соответствии с художественными увлечениями зрителей. Они определялись не тем, что изображено, сколько, как изображено. При оценке рисунка очень внимательны юные зрители-художники к возрасту автора.
Подводя некоторый итог выставке «Читая Пушкина», как рет-ро-современной, можно сказать, что свою узкую специальную задачу она выполнила. Современные дети читают Пушкина.
Но в 1930-е гг. дети и подростки, читающие и рисующие, в равной степени увлеченные литературой и изобразительным искусством, представляли, по-видимому, один круг людей, стремящихся к культуре, к образованию. Рисунки из коллекции Института художественного образования, присланные детьми и подростками на «пушкинский конкурс» в 1936−37 гг., которые не занимались в специальных студиях, об этом свидетельствуют. Они любили читать и стремились изобразить понравившиеся или удивившие их эпизоды. Они не были уверены, что их поймут, поэтому многие рисунки имеют подробные надписи. Больной сельский мальчик Федя Малинов с равным интересом и глубоким чувством изображал жизнь рядом со своей кроватью (муху на столе) — жизнь, о
ИСКУССТВО И ДИЗАИН 2007. № 12
которой прочитал в газете («Парад по случаю юбилея Красной армии») — а также образы «Пиковой дамы» и «Метели». Судя по выразительности его «картин» он стремился войти в положение каждого героя, почувствовать его состояние.
Интересы современных детей и подростков, принимающих участие в конкурсах, специализированы, а поэтому неизбежно ограничены.
По-видимому, в конкурсе детского рисунка не решаются принимать участие дети, не занимающиеся специально рисованием.
Как и на предшествующих выставках плодотворным был опыт общения с художниками-педагогами, которые склонны к изучению всех методов художественного развития детей и подростков. На ретро-современных выставках педагогами постоянно высказываются пожелания об изучении истории художественного воспитания на подлинных произведениях детского творчества.
«Да будет свет!»
Международная выставка детского рисунка, посвященная 2000-летию христианства, также носила ретро-современный характер. При ее подготовке мы руководствовались логикой проведения эксперимента в естественных условиях: мировая общественность отмечала этот юбилей, каждое учебное заведение в той или иной форме откликнулось на историческое событие. Следовательно, и нам необходимо заявить свою позицию, так как мы являемся хранителями огромного исторического опыта в области духовного воспитания, воплощенного в детском творчестве.
Перед современной школой проблема духовного воспитания поставлена остро. По нашему убеждению, ее решение не должно быть однозначным и сводиться к религиозному воспитанию на занятиях изобразительным искусством. Изначально было решено отстаивать на выставке следующую идею: христианство — пласт мировой культуры, носитель ее духовной сущности. Знание его необходимо для культурного развития подрастающего поколения. На выставке должно было произойти знакомство с разными методами приобщения к христианской культуре. И не только…
Девиз выставки — «Да будет свет!» был предложен Т. А. Копцевой, которая считала, что не следует ограничиваться показом иллюстраций к священному писанию, но нужно представить рисунки, отражающие светлый взгляд ребенка на мир, тот выбор, который делает он при открытии для себя природы, взаимоотношений между самыми близкими людьми. Рассказы из Ветхого завета, как памятника культуры, должны помочь ребенку сделать эти открытия.
Идея была особо горячо поддержана ведущим научным сотрудником лаборатории Ю. Н. Протопоповым, который в многолетнем опыте сотрудничества с разными категориями детей и подростков (от учащихся в студиях художественных музеев до удаленных от центра железнодорожных школ) увидел плодотворность такого подхода к организации выставки.
В результате было принято решение при подготовке выставки «Да будет свет!» исходить, как и прежде, из научных интересов лаборатории, которая может показать некоторые проблемы духовного воспитания на конкретных эпизодах его истории, начиная с конца XIX в., сопоставив исторические методы с проблемами сегодняшнего дня.
В последнее десятилетие исторический опыт в этой области педагогики и образования приобретает особое значение в связи с новым характером взаимодействия государства и церкви. В коллекции Института художественного образования хранятся рисунки детей разных стран, которые в образной форме отражают отношение государства к религии, ее место в духовном воспитании подрастающего поколения. Темой многих рисунков советских детей в 1920−30-е гг. была борьба с церковью, которая находила выражение, как правило, в форме карикатуры. На уроках изобразительного искусства нередко ставилась задача атеистического воспитания. Некоторое время (вплоть до 1934 г.) была запрещена «ёлка», даже с её изображением боролись, как символом праздника рождества Христова. Вместе с тем, в те же 1930-е гг. в Москву поступили рисунки из многих стран (из Англии, Польши, Франции, Германии), где посещение храмов, христианские праздники являлись частью
повседневной жизни. Рисунки детей и подростков из стран, живущих в традициях исламской культуры, отражали ее в своем творчестве.
При организации выставки мы решили исходить из того, что наш мир населяют народы, исповедующие разные религии. В год знаменательного юбилея решено было показать произведения детей разных мировоззрений, отражающие их представления о добре, красоте, памятниках истории и культуры. Вот почему рядом с работами христиан были представлены рисунки из Ирана и Турции, Индонезии и Китая, Японии. Они выполнены в художественных традициях культур Востока: рисунки мусульман декоративны, напоминают прекрасные средневековые миниатюры- японские дети в любом фрагменте природы раскрывают целый мир красоты, достойный длительного созерцания.
Образ выставки определялся в процессе анализа прошедших в Москве выставок, посвященных юбилею христианства, а также выставок детского рисунка в храмах, известных нам по зарубежным командировкам (1980−2002 гг.).
Выставки детского рисунка, посвященные изучению Библии, обращают на себя внимание во многих храмах за рубежом. Такие выставки я видела при посещении храмов в городах Польши (в Варшаве, Кракове, Колобжике, Ко-шалине) в конце 1980-х гг.- Германии (в Берлине и Дрездене) в 1995−96 гг.- Италии (в Риме, Флоренции, Венеции, Болонье) в 1984 и 2001 гг.- Латвии (в Риге, Юрмале) в 1991 г.- Эстонии (в Таллинне) в 2002 г. В этих странах традиция занятий с детьми историей христианства фактически не прерывалась и вместе с тем методы, которыми проводится связь между восприятием Святого писания и изобразительной деятельностью детей, вызывают вопросы. В большинстве случаев детские рисунки иллюстрируют Библию, копируя или повторяя иллюстрации изданий «Библии для детей» или канонические изображения. Сопоставление зарубежных экспозиций с рисунками детей и подростков России за 1990-е гг. на эту же тему раскрывает общность проблемы. Корень ее, на наш взгляд, в понимании и отношении к главному источнику знаний и представлений в этой области — к Библии. Слово ее можно трактовать как догму. В таком случае, как правило, дети и руководствуются в своем изобразительном творчестве готовыми изобразительными образцами.
Но есть другая цель: библейский сюжет — путь к постижению окружающей жизни, нравственных проблем, которые решает каждый из нас, начиная с детства. Это путь творческого восприятия прочитанного. И тогда оказывается, что чтение Библии углубляет эстетическое восприятие действительности, раскрывает «родственную причастность» ребенка ко всему миру, помогает его одухотворить.
Именно поэтому при отборе рисунков мы руководствовались прежней стратегией: оригинальность и самостоятельность замысла, выразительность образов, соответствие возможностям возраста.
При проведении выставки «Да будет свет!» нами не объявлялось широкомасштабного конкурса. Ретроспективный раздел выставки формировался из коллекции Института художественного образования. Современный сложился из рисунков, отобранных в результате проведения конкурса в Москве (Т.А. Коп-цева), конкурса железнодорожных школ (С.Б. Шпачкова и Ю.Н. Протопопов), студий художественных музеев, имеющих длительный опыт в этой области, светских и духовных учебных заведений, специально занимающихся проблемой
духовного воспитания. Но в результате географические масштабы выставки не уступали предыдущей. Учителя искусства считают для себя полезным участие в подобных выставках, поэтому сотрудничество, возникающее в процессе их подготовки, со временем становится постоянным.
Знакомство с реальной ситуацией, которую «высветила» выставка, показало, что большинством учителей Библия рассматривается не столько как источник религиозного воспитания, сколько как книга, знание которой необходимо для культурного развития человека, для его художественного и нравственного воспитания. В нашей стране еще в советское время это хорошо понимали музейные педагоги Государственного Эрмитажа, Русского музея, Государственного музея изобразительных искусств имени А. С. Пушкина и Третьяковской галереи. Такой подход и продемонстрировала выставка. Заметно усилилось внимание детей и подростков к храмовой архитектуре. Иногда ее изображение носит протокольный школярский характер, но многие работы (отобранные жюри для экспозиции) окрашены определенным отношением, которое передается через состояние природы, время года, конкретность образа храма, его деталей. Многие юные рисовальщики изображают жизнь в храме — богослужение, иконописание, реставрационные или строительные работы. Распространены изображения православных праздников. Есть рисунки, которые своими названиями говорят о том, что церковь руководит духовной жизнью ребенка: «мой ангел», «мое причастие», «наш батюшка».
Изображения природы порой овеяны духом конкретных праздников, что выражено не только в названиях: «В Богоявление», «На Троицу», но и во времени года, колорите, характере стаффажа.
Особенности работы со зрителями как и прежде были обусловлены местом и временем проведения выставки, характером экспозиции.
Местом проведения выставки стал Центральный дом детей железнодорожников, с которым Институт художественного воспитания сотрудничает на протяжении десятилетий, начиная со времени образования. Работа эта проводится по всем направлениям художественного воспитания и, в частности, в области изобразительного искусства. ЦДДЖ предложил исторические интерьеры своего здания, построенного на рубеже Х1Х-ХХ вв., для проведения выставки «Да будет свет!». Усилиями директора ЦДДЖ Е. С. Андрюшиной удалось добиться финансирования выставки Министерством путей сообщения РФ и издания каталога Международным фондом единства православных народов.
Выставка состоялась (с 10 апреля по 10 мая) 2001 г.
Несмотря на то что выставка имела рекламу на радио и в прессе, место проведения выставки в стенах «режимного» учреждения определило организованный характер работы с посетителями. Главным образом зрителями являлись педагоги и учащиеся школ, чьи работы были представлены на выставке, их родители, участники семинара и конференции, представители художественно-педагогических газет и журналов, сотрудники музеев.
В связи с выставкой в Центральном доме детей железнодорожников прошла серия акций, которые должны были привлечь зрителей: презентация каталога, торжественное открытие с выступлением детского хора ЦДДЖ, семинар и научно-практическая конференция на тему: «Духовное воспитание
ИСКУССТВО И ДИЗАИН 2007. № 12
детей на занятиях изобразительным искусством», организованные совместно с Институтом художественного образования РАО- подведение итогов и торжественное закрытие с награждением всех участников выставки дипломами и каталогами. Во всех этих мероприятиях принимали участие художники-педагоги школ, учителя искусства из Москвы, сотрудники художественных музеев, ученые институтов РАО.
Работа с педагогами подтвердила актуальность проблемы, изложенной выше: цель приобщения к христианству, содержание и методы этой работы на занятиях изобразительным искусством. Данная проблема влечет за собой и проблему приобщения к национальным традициям. Пути, как показывают педагогический опыт и научные исследования, едины: изучать религию как культурное наследие, осмысливая и обобщая свои представления в образной форме на занятиях художественной деятельностью.
Восприятие выставки для зрителей разных категорий требовало значительных интеллектуальных усилий. Сложность восприятия представляли оба раздела: и ретроспективный, и современный. При этом в библейских сюжетах, изображенных детьми, школьники разбираются нередко лучше учителей и родителей. Ретроспективный раздел требовал комментариев особо подробных, так как в нем были представлены произведения разного плана: декоративного характера из церковно-учительской школы, например, и самостоятельные работы Иоанна Немытышева рубежа Х1Х-ХХ вв. Путь к пониманию рисунков детей 1930-х гг., представляющих разные культурные традиции, проходил через сравнение различных способов отражения мира и своих представлений о нем. В то же время язык детского рисунка, подробности изображения, ему свойственные, помогают юному зрителю проникнуть в культурно-историческое пространство страны и эпохи.
Творческие работы, изображающие сюжеты из Библии, жизнь храмов в современной России, дают возможность для анализа того нравственно-эстетического выбора, который делают дети и подростки в культуре христианства и в его сегодняшней жизни. Думается, что эта проблема, как и многие другие, поставленные выставкой, может стать темой специального исследования.
Библия — литературное произведение, для изобразительной трактовки которого необходимо быть внимательным читателем. В результате на данной выставке многие юные художники в равной степени предстали и как читатели
— толкователи текста. Как правило, юные художники не имели изобразительных подсказок, но даже в тех случаях, когда художественные образы присутствовали (как, например, в Музее изобразительных искусств), они находили свои образные акценты.
С полным основанием можно утверждать, что для учителей и детей выставка представила большой познавательный интерес.
Сопоставляя предшествующие ретро-современные выставки с выставкой «Да будет свет!», можно сделать следующие выводы:
• ретро-современная выставка есть форма привлечения зрителя к историческому детскому рисунку через актуальную для юного художника и педагога тему-
• ретро-современная выставка требует серьезной подготовки к восприятию, историко-культурного комментария и разъяснения-
• ретро-современные выставки воспитывают в зрителях качественно новое отношение к детскому творчеству как явлению конкретно-историческому, понимание которого возможно лишь в контексте культуры своего времени.
Параллельно лабораторией истории художественного образования была апробирована форма выставки, отражающей эволюцию художественного творчества детей на протяжении ХХ в.: в 1997 г. «Москва в рисунках детей ХХ века» и в 2003 г. «ХХ век в рисунках детей»
«Москва в рисунках детей ХХ века», посвященная 850-летию столицы, состоялась в Государственном Музее изобразительных искусств имени А. С. Пушкина в сентябре-октябре 1997 г. Организаторами выставки явились Институт художественного образования, Государственный музей изобразительных искусств имени А. С. Пушкина. Спонсорская поддержка была оказана ассоциацией «Женщины-предприниматели России». Издание каталога было осуществлено при поддержке Российского гуманитарного научного фонда.
На выставке Москва была представлена в творчестве детей и подростков разных стран ХХ в., начиная с 1920-х гг. до 1997 г. Мы стремились через рисунки, изображающие Москву, проследить эволюцию содержания и методов художественного воспитания, приобщения к культурному наследию России. Выставка рассматривалась нами как международная, так как в ее современном разделе были представлены рисунки детей и подростков ряда зарубежных стран.
850-летний юбилей Москвы был отмечен множеством выставок детского рисунка, которые с декабря 1996 г. показывались в прекрасных выставочных залах — в Малом Манеже, в Юношеской библиотеке, в Центральном доме художника, во Дворцах и домах художественного творчества детей и юношества, в школах и клубах.
Идея выставки и условия конкурса «Москва в рисунках детей ХХ века» были объявлены в журналах «Юный художник» (1996. № 2) и «Искусство в школе» (1996. № 4). В течение января — мая 1997 года в организационный комитет выставки поступили тысячи рисунков из Москвы, из городов и сел Брянской, Владимирской, Иркутской, Пермской, Липецкой, Челябинской, Московской областей, из Краснодарского и Красноярского краев, из Воронежа, Владикавказа, Ижевска, Омска.
Организаторы выставки (Ю.В. Голобоков, Н. В. Гросул, Н. Н. Ковалдина, Т. А. Копцева, Н. Н. Михайлова, Ю. Н. Протопопов и др.) участвовали в выставочной жизни детей Москвы: посещали выставочные залы и вместе с ху-дожниками-педагогами отбирали лучшие работы, уже прошедшие региональные конкурсы.
Рисунки учащихся общеобразовательных учреждений Москвы были отобраны в результате городского конкурса «Моя Москва» (Т.А. Копцева), на который поступило более 2000 работ учащихся в возрасте от 4 до 16 лет.
Международный отдел выставки (Н.И. Дружкова) формировался благодаря участию в его подготовке Управления по обслуживанию дипломатического корпуса при Министерстве иностранных дел Российской Федерации. Оно обратилось к посольствам и другим иностранным представительствам в
ИСКУССТВО И ДИЗАИН 2007. № 12
Москве с просьбой привлечь к участию в конкурсе детей и подростков разных стран, проживающих в настоящее время в Москве. В оргкомитет конкурса поступили рисунки учащихся Англо-американской школы, детей Чехии, Югославии, Грузии, Германии, Казахстана, Италии, Финляндии, Индии, Индонезии, Швеции, Польши. Рисунки из Японии и некоторые рисунки немецких детей были присланы.
Основными критериями по-прежнему являлись соответствие теме конкурса и возрастным возможностям автора, самостоятельность и оригинальность замысла, художественная выразительность.
Основу ретроспективного раздела составила коллекция Института. Многие из рисунков этой коллекции экспонировались на первой Международной выставке детского рисунка 1934 г., на первой Всесоюзной выставке детского рисунка 1946 г., а также второй Всесоюзной выставке детского рисунка, которая была посвящена 800-летию Москвы. Часть рисунков 1940−70-х гг. также была отобрана из собрания Института. Они представляли творчество учащихся студий и Центральной художественной школы имени В. С. Сурикова, педагогическое наследие В. С. Щербакова, В. Н. Полуниной и др.
Для того чтобы достаточно полно и разнообразно показать на выставке Москву 1950−80-х гг. в рисунках детей и подростков, организаторы обратились в Отдел популяризации ГМИИ им. А. С. Пушкина, в котором работали выдающиеся педагоги-искусствоведы Э. И. Ларионова, Н. Н. Кофман, в Центральный дом детей железнодорожников- к Е. А. Афанасьевой — руководителю старейшей изостудии г. Москвы завода «Серп и молот».
Среди выставок, проведенных нами за десять лет, выставка «Москва в рисунках детей ХХ века» занимает особое место. Экспозиция детских рисунков была вписана в мировую культуру фактом проведения в крупнейшем в Москве музее зарубежного искусства. Место расположения экспозиции — в Белом зале и на колоннаде, там, где проходят самые престижные выставки, знакомящие с шедеврами мировой культуры — демонстрировало отношение организаторов и прежде всего директора ГМИИ им. А. С. Пушкина И.А. Антоновой к детскому творчеству. Выставка проходила в период, наиболее благоприятный для массового зрителя — в сентябре-октябре 1997 г., в месяц, когда отмечался юбилей Москвы. Сотрудникам лаборатории истории художественного образования было разрешено бесплатно проводить организованные нами экскурсии. Детям было разрешено рисовать в залах Музея. Весь график культурных программ Музея был пересмотрен в связи с работой выставки детского рисунка. Можно считать, что нам представлялась идеальная возможность проверить наше предположение о том, что музею детского рисунка исторического и международного масштаба целесообразно находиться в тесном контакте с музеем мирового искусства. В этом случае он может выполнить и свою педагогическую функцию. Понимание содержания и художественной формы детского рисунка, коммуникативных и оценочных особенностей, заложенных в нем, особо полно раскрывается, на наш взгляд, в историко-культурном пространстве художественного музея.
Фактически при проведении выставки «Москва в рисунках детей ХХ века» нам удалось апробировать все направления работы, изложенные в концепции Художественно-педагогического музея: собирания (комплектования),
инвентаризации и хранения, изучения, реставрации, экспонирования, пропаганды и популяризации. Нам удалось также смоделировать жизнь подобного музея в естественных условиях: когда научная и культурная работа выставки органично вписывается в направления работы учреждения. Подтверждением этого явилось проведение научно-практической конференции по проблемам эстетического воспитания в соответствии с исследовательской деятельностью ГМИИ и ИХО РАО. Культурная программа, встречи с редакциями журналов «Юный художник» и «Искусство в школе» также органично были включены в работу музейных педагогов и сотрудников Института.
Опыт собирания детских рисунков на уровне художественного музея нашел отражение в строгой фиксации принимаемых экспонатов и их описании (инвентаризации): процедура подготовки экспонатов к передаче в ГМИИ, оформление актов о передаче, а затем возращение в Институт, ежедневная проверка наличия экспонатов в залах и т. д. Таким образом, сотрудники лаборатории, которым приходится исполнять и функции хранителей, благодаря постоянному контакту с хранителями и смотрителями ГМИИ прошли в процессе подготовки и экспонирования детских рисунков серьезную школу.
При инвентаризации принимаемых экспонатов мы руководствовались не только требованиями художественного музея, но и разработанной нами системой описания, позволяющей сохранить весь банк данных об авторе, педагоге, месте и времени создания каждого экспоната, его бытовании в культуре. Особенности изучения и публикации детских рисунков нашли отражение в каталоге выставки. В данном случае музейные педагоги следовали нашему образцу.
Нам удалось также апробировать на уровне ГМИИ методы реставрации произведений детей и подростков, выполненных в разных техниках, соответствующих теме выставки. На выставке были показаны многие произведения, выполненные в графических и живописных техниках, прошедшие реставрацию в 1992−94 гг.
В процессе проведения выставки был приобретен ценный опыт экспонирования детских рисунков (разного времени) в залах, созданных в начале ХХ в. в стиле неоклассицизма, в которых экспонировалась Международная выставка детского рисунка 1934 г. Экспозицию 1934 г. можно представить по сохранившимся фотографиям. Зал был перегорожен огромным количеством щитов, что изменило его облик. Автор дизайн-проекта «московской» выставки Давид Бернштейн решил не менять респектабельный образ зала. Поставленные в зале щиты не перегораживали эффектной перспективы на апсиду, которая подобно алтарю завершает пространство. Именно в апсиде Бернштейном была создана конструкция, на которой разместились современные работы, главным образом, маленьких детей, раскрывающие разные грани взгляда на Москву: на ритм ее жизни и строительства, на храмы и музеи, на легендарные образы.
Вход в Белый зал был оформлен огромными композициями из фотографий детей, находящихся в Музее (смотрящих картины, рисующих в студии и т. п.), и произведениями подростков, в частности работой, украсившей пригласительный билет на выставку (Девочка на фоне московского пейзажа).
В колоннаде были показаны рисунки зарубежных авторов и рисунки из общеобразовательных учреждений и ряда студий.
ИСКУССТВО И ДИЗАИН 2007. № 12
В экспозицию были включены фотоматериалы и некоторые документы, рассказывающие об истории Международной выставки 1934 г., а также о работе с детьми в общеобразовательных учреждениях, в системе дополнительного образования, об истории студии изобразительного искусства в Государственном музее изобразительных искусств. К выставке нами были подготовлены экспликации, раскрывающие концепцию выставки, историю контактов Центрального дома художественного воспитания детей с ГМИИ, роль Г. В. Лабун-ской в создании уникальной коллекции детского рисунка.
Сотрудниками Музея изобразительных искусств большое значение придавалось характеру оформления рисунков и тому, как они будут корреспондировать между собой. На выставку было привезено 500 рисунков, вошло в экспозицию 382. Музейный сотрудник постоянно ставит себя в позицию зрителя (так было и в ГТГ): экспонат должен быть повешен так, чтобы зритель мог его не только увидеть, но и «пережить». Большое значение придается уровню развески. Учитывая, что значительную часть зрителей составят дети, уровень развески был несколько занижен. Рисунки исторические (до 1950-х гг.) экспонировались в один ряд, несмотря на небольшой формат: они требуют большого зрительского внимания. Рисунки последних десятилетий, нередко воспринимаемые как декоративные пятна, экспонировались в два ряда. Следующий важный момент: взаимодействие рисунков. Рисунки группировались по техникам, форматам и размерам, по сюжету, по возрасту авторов, по педагогам. Но во всех случаях побеждал эстетический выбор. Рисунки одного времени группировались по эстетическому принципу. Спустя продолжительное время, можно утверждать, что этот метод плодотворен и с точки зрения педагогической: он активизирует восприятие. Зритель внутри группы рисунков замечает знакомые признаки (стиль исполнения, колорит и т. д.) и начинает искать в другой группе экспонатов аналогию. Тем самым восприятие выставки становится творческамдаржщрофессиональной экспозиции в залах музея удалось отработать методику работы со зрителем разных категорий. Художественно-исторический характер экспозиции, возможность сосредоточить внимание на одном рисунке, то есть условия экспозиции, благоприятствовали формированию установки на внимательное разглядывание каждого экспоната.
По существу, условия Музея дали возможность показать многогранное значение каждого экспоната: раскрыть его познавательную ценность (что изображено), формальные особенности (художественно-творческие особенности), коммуникативные (цель создания рисунка) и эмоционально-ценностное отношение автора к изображаемому пейзажу или сюжету. Исторический характер экспозиции давал возможность показать индивидуальное и общее в рисунках одного времени, взаимосвязь с профессиональным искусством. Наконец, произведения изобразительного творчества детей и подростков, благодаря возрастным особенностям восприятия, оказываются документальными свидетельствами. В детских рисунках порой точнее, чем в творчестве профессионалов, отражаются приметы времени, быта, исчезнувшие уже храмы, дома, улицы и переулки. Знание экспонатов позволяло нам также раскрыть их место в культурной жизни ХХ в. Мы готовы были рассказывать, на каких выставках экспонировались рисунки прежде, каким образом они изучались, какое место занимают
в истории художественного образования, кто из авторов избрал профессиональный путь в искусстве и т. д. То есть мы были готовы работать со зрителями разных интересов.
В процессе организации и проведения выставки нам удалось наблюдать реакцию посетителей разных категорий на выставку: журналистов, искусствоведов, художников-педагогов, детей разного возраста и разных интересов, любителей искусства.
Реакцию разных категорий зрителей в ГМИИ к настоящему времени мы можем сопоставить с реакцией названных категорий в ГТГ на выставке «Детства милые виденья». Журналистов, пришедших на открытие и неоднократно посещавших выставки в целях подготовки не только информации, но и статей и коротких передач, более всего привлекала история коллекции детского рисунка в ИХО РАО. Они обязательно обостряли актуальную и для нас проблему создания музея, обращали особое внимание на социальный аспект в детских рисунках 1920−30-х гг. (изображение похорон Ленина, социалистическое строительство в Москве и т. п.).
Искусствоведов интересовало взаимодействие с профессиональным искусством, стилистическое соответствие творчества детей 1920-х гг. конструктивизму, поискам ОСТ-овцев, «бубновых валетов" — в 1930-е — созвучие методу социалистического реализма, а в последние годы — авангарду. Особая область искусствоведческих интересов и в нашей стране и за рубежом -примитив и детский рисунок.
Художники-педагоги в массе своей были готовы к подробнейшей и систематической работе. Выставка продолжалась в течение пяти недель, работа с педагогами проводилась по средам, четвергам и пятницам. Научные сотрудники лаборатории разработали содержание экскурсий в соответствии со своими исследовательскими проблемами. Среди экскурсантов были не только художники-педагоги, но и музыканты, и литераторы, преподаватели мировой художественной культуры, воспитатели. В книге отзывов осталось несколько десятков отзывов, которые лишь подтверждают интерес учителей к изучению истории художественного воспитания на подлинных произведениях детского творчества.
Особый интерес представляла реакция детей и подростков — сверстников авторов рисунков.
Начальная реакция экскурсантов могла быть противоречивой. Когда приходили родители с детьми, чьи работы были представлены на выставке, то интерес был предопределен, и осмотр начинался с собственного произведения. Когда на выставку приходила экскурсия учащихся, среди которых были авторы рисунков, то детский коллектив выражал желание увидеть рисунки своих товарищей. В любом случае, установка на восприятие выставки детского рисунка школьниками формируется через интерес к современным работам.
Давно сложившееся представление о том, что все дети рисуют, наверное, можно оспаривать. Но то, что большинство любят смотреть рисунки своих сверстников, хотя бы для того, чтобы сравнить свое восприятие мира с отношением к нему юного художника, войти с ним в диалог, доказывает опыт работы со школьниками разного возраста на выставках детского рисунка.
Непосредственный контакт между зрителем и художником одного возраста (жившим в другое историческое время и в другой стране) раскрывает неожиданные стороны личности современного ребенка. Реакция детей и подростков на детские рисунки, созданные десятилетия тому назад, в отроческие годы их бабушек и дедушек, является выражением своеобразного заинтересованного контакта поколений. Первое, что угадывают зрители: искренность чувств и наблюдений. Их внимание не останавливают рисунки, тема которых была подсказана педагогом. На выставке «Москва в рисунках детей ХХ века» к таковым относились многочисленные изображения храмов. Но не все: когда в рисунке была заложена новая для зрителя информация или поразившая форма воплощения, и маленькие зрители (начиная с 6 лет), и подростки останавливались перед ним в задумчивости. Например, перед рисунком, изображающим строительство храма Христа Спасителя с документальными подробностями (которые мог наблюдать автор, занимающийся в студии Музея изобразительных искусств), как правило, происходил долгий разговор. Тот же храм, изображенный розовым под падающим снегопадом, выполненный в необычной технике, также привлекал внимание многих детей. Но обилие «соборов Василия Блаженного» их раздражало: «я могу и лучше нарисовать». Или другая обычная реакция: «его и нам задавали». Эта реакция раскрывает суть происходящих в образовании процессов: школьникам вновь нередко навязываются и предмет изображения, и форма воплощения — модные (содержание и форма), вызывающие восторг «компетентной» публики от искусства.
И дети, и подростки умеют восхищаться и долго смотреть на тщательно выполненные работы в техниках, которых они не знают, или на те рисунки, в которых известная техника (например, «простого» графитного карандаша) раскрывает максимум своих выразительных возможностей. Они почти не останавливаются у декоративных произведений, которые обычно привлекают внимание взрослых посетителей. Но если в ярком декоративном образе сочетается интересный предмет изображения с новой точкой зрения на него — интерьер комнаты, известную московскую улицу или зрелище (цирк, например), то ребенок сосредотачивается на рассмотрении рисунка, у него возникают вопросы к экскурсоводу.
Вопросы зрителей являются выражением интереса.
Самые внимательные зрители — дети до 10 лет: они видят детали и подробности в рисунке, которых не замечают профессионалы. Самые равнодушные
— подростки старше 14. Они словно утратили способность эстетического восприятия. Их внимание приходится специально обращать на выразительность детского рисунка, в котором заключена и неожиданная информация, и понимание ребенком красоты конкретного мотива. В то же время старшие подростки удивительно внимательные и благодарные зрители «исторического» детского рисунка. Главным образом в старых рисунках их привлекает историко-документальная ценность. Характерны высказывания: «по ним историю изучать можно», «таких улиц я даже не знаю», «на такой машине моего прадедушку увозили… «, «а ведь это — метро «Кропоткинская», а написано «Дворец Советов». И начинался разговор, имевший историческое и художественное содержание, интересный — и для детей, и для педагогов-экскурсоводов.
Юных зрителей восхищала выразительность детских рисунков 1920−60-х гг., достигнутая, как правило, лаконичными средствами. Они внимательно рассматривали работы, выполненные «простым карандашом», чернилами или тушью и пером на тетрадных листах. Их реакция выражала чувство зависти к своим предшественникам: «а нам ведь не разрешают на таких маленьких бумажках рисовать», «ну и что, а я дома все равно рисую карандашами и фломастерами». Эта характерная реакция объясняет, почему в школе современные дети пишут яркими красками, как хочет учитель, а дома рисуют карандашами и фломастерами. Удивление сопровождает юных зрителей и при восприятии рисунков, изображающих «много людей»: «Я тоже хотел каток нарисовать, а мне сказали, что я не смогу».
И в ретроспективном, и в современном отделах выставки зрителей привлекали рисунки и гравюры, на которых с теплым чувством изображены известные места Москвы: вокзалы, базары, метро, Коломенское, Покровские ворота, Царицыно, Останкино… Обязательно возникал вопрос: «а я там был?» и следом к педагогу: «почему нас туда не водили?».
В разговоре с юными зрителями выяснялось, что в нашей системе образования множество тем, художественных материалов, эффектных приемов навязано программами и художниками-педагогами. Так, в сознании педагогов и искусствоведов укоренилось представление о том, что дети видят мир ярким, красочным и потому предпочитают работать красками на основе (бумаге, картоне, обоях, ткани) огромных размеров. Творческий потенциал, эстетическое отношение детей и подростков к окружающей действительности, их познавательные интересы не учитываются, порой, современной системой общего художественного образования в полной мере, и дети от этого страдают.
Восприятие детьми и подростками этой выставки дает возможность косвенным образом представить эстетический идеал современного школьника. Всем экскурсантам в возрасте от 5 до 16 лет предлагалось выбрать лучший рисунок: некоторые отвечали письменно, другие — устно. Сопоставление ответов показало фактически единодушный выбор рисунка — «Московские барышни», исполненного тушью пером шестнадцатилетней москвичкой Ю. Черемных. Дети, которые «всему учатся» в элитарных учебных заведениях, и дети, для которых набор фломастеров — роскошный дар, девочки (конечно, они с наибольшим восторгом) и мальчики, маленькие и большие выбрали работу, висевшую не на самом видном месте в экспозиции. Особенное в этом произведении заключается в том, что в нем утонченными графическими средствами воплощено идеальное сентиментальное (почти в автопортретных образах) представление нашей юной современницы о красоте. Трактовано весьма многогранно: целомудренность, романтическая мечтательность раскрыты через контакт двух барышень в жанре «собеседования» друг с другом, с кошечкой, с книгой, природой и храмом, как бы обозначающим духовную связь человека, природы, прошлого и настоящего, вечного. Все зрители обращали внимание на храм, исполненный в традициях владимиро-суздальской архитектуры, каждому зрителю хотелось «угадать храм точно», определив место действия- время действия многими определялось как «пушкинская эпоха».
Показав интерес к старым «историческим» рисункам, современные подростки и старшеклассники в качестве лучшего произведения на выставке выбрали современную работу (и это важно отметить) — картину-мечту по «старинной», «спокойной» и «красивой жизни» в России. Современный школьник стремится вообразить идеал. Очевидно также, что этот идеал совсем не прагматичного характера. Наблюдения на выставке внушают педагогический оптимизм.
Подытоживая наблюдения на выставке, можно утверждать, что для детей и подростков, так же как для педагогов, она имела большой просветительский смысл. Время ее работы не исчерпало интерес этой педагогической аудитории к истории детства, изменениям, происходящим в художественном воспитании, в методах приобщения к изобразительному искусству. Для многих учителей было открытием, что на уроках искусства происходит разностороннее культурное развитие детей. Так, изображая Москву, они изучают историю культуры- глядя на московские пейзажи, созданные их сверстниками в 1920-е или даже 1980-е гг., узнают об уничтоженных памятниках архитектуры, о быте горожан, то есть приобщаются к истории города.
Для учителей и учащихся посещение Музея не ограничивалось знакомством с экспозицией выставки. Н. В. Гросул, Т. А. Копцева продолжали занятия в залах музея, где многие дети слушали рассказы об экспонатах музея, занимались в соответствии с замыслом руководителей.
Наряду с положительными выводами, нами сделаны наблюдения, подтверждающие проблему узкой специализации художественных интересов детей. В рамках культурной программы в Музее состоялись музыкальные вечера, на которых выступали юные исполнители и композиторы. В ГТГ на спектакли Московского школьного театра приглашались учащиеся школ, в которых создавались спектакли: их интерес, на что выше было обращено внимание, ограничивался спектаклем, мало кто проявлял желание смотреть выставку детского рисунка «Детства милые виденья». В ГМИИ на концерты юных дарований приглашались учащиеся учебных заведений, главным образом, чьи рисунки были представлены на выставке «Москва в рисунках детей ХХ века», то есть юные художники. В результате мы наблюдали, что юные художники-зрители с большим трудом выдерживали музыкальные вечера, продолжавшиеся не более полутора часов, а музыканты не стремились посмотреть выставку. Еще раз подтверждается: восприятие каждого вида искусства требует специальной установки. Детям и подросткам, пришедшим на выставку, сложно сочетать в один вечер восприятие рисунков с восприятием серьезной музыки.
Наблюдения на выставке за зрительской реакцией проводились сотрудниками лаборатории истории художественного образования Института, Отдела популяризации ГМИИ им. А. С. Пушкина. Наши выводы носят общий характер:
— восприятие детьми и подростками произведений своих сверстников отличается искренностью: они задумывались над рисунками, которые им понравились, или, напротив, вызвавшими эмоциональный протест-
— реакция на «пафос», ведущее настроение детского произведения нередко является первичной («как мрачно», «снег светится», «все движется», «вышли из темноты») —
— установка на рассматривание произведения с целью понимания смысла художественной формы, ответа на вопрос, каким образом «так получилось», почему нравится или не нравится, формируется органично для процесса восприятия, без педагогических усилий, как правило, она мотивирована желанием юного зрителя овладеть понравившейся формой выражения-
— характерно ярко выраженное проявление познавательного интереса к истории и искусству в процессе осмысления информации, заложенной в каждом рисунке-
— выставка детского рисунка стимулировала у школьников интерес к мировому искусству, к Музею в целом-
— педагоги на выставке «эволюционного характера» смогли проследить исторический процесс смены систем художественного образования, традиций и новаторства в художественном творчестве детей и педагогов- перед ними раскрывались особенности эстетического восприятия детей и подростков разных поколений. В результате отношение к произведению детского творчества у большинства учителей претерпело существенные изменения, оно приобрело параметры конкретно-исторического рассмотрения рисунков в сложной взаимосвязи с идеологией, искусством, образованием.
Контакт с художественным музеем, организованный на почве интересов ребенка, открывает перед учителем возможности для расширения содержания и методов работы с учащимися: рисование в залах Музея копий выдающихся произведений скульптуры- изучение произведений, которые в разные времена выступали в качестве образцов в деле воспитания взрослой публики и детей, формирование широкого художественного кругозора. Музей дает возможность непосредственного сопоставления современного детского рисунка с искусством ХХ в., которое нередко вдохновлялось детским творчеством.
Выставка детского рисунка эволюционного характера дала возможность смоделировать образ музея детского рисунка ХХ в. на примере одной темы широкого культурологического смысла.
Проводимая выставочная работа во всех формах (ретроспективных, ретро-современных и эволюционных) подтверждает практическую целесообразность выдвинутой нами идеи: историю художественного воспитания следует изучать на подлинных произведениях учащихся: путь к ее пониманию лежит во всестороннем анализе результата творчества.
Поступила в редакцию 05. 07. 07
Фомина Наталья Николаевна Институт художественного образования Российской Академии образования 119 121, Россия, г. Москва, ул. Погодинская, 8, корп 1-
E-mail: natalvafomina@vandex. ru

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой