Анализ этико-речевых принципов в аргументации проповеди как жанре красноречия Библии

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ТЕОРИЯ ДИСКУРСА И ЯЗЫКОВЫЕ СТИЛИ
УДК 808. 51:27−46
Дорфман Т. В., Усманова Е. Г.
Анализ этико-речевых принципов в аргументации проповеди как жанре красноречия Библии
В статье исследуются особенности и своеобразие в аргументации библейской проповеди- выделены принципы этико-речевого поведения в проповеднических текстах- обозначены пути дальнейшего развития проповедничества. Авторы приходят к выводу: проповедь как жанр библейского красноречия характеризуется использованием аргументации дидактического и этико-речевых принципов, разнообразных изобразительно-выразительных средств (аллегорий, метафор, сравнений), синтаксических фигур (анафор, гипербол) и риторических вопросов, обращений.
The article examines the characteristics and peculiarity in the argument of biblical preaching- highlighted the principles of ethical-verbal behavior in preaching texts- the ways of further development of preaching. The authors conclude: the sermon as a genre of biblical rhetoric is characterized by the use of didactic reasoning and ethical-speech principles, various figurative and expressive means (allegories, metaphors, comparisons), syntactic figures (anaphora, hyperbole) and rhetorical questions, complaints.
Ключевые слова: духовное красноречие, богословская проповедь, этико-речевые принципы аргументации, аллегория, изобразительно-выразительные средства, синтаксические фигуры, ораторские приемы.
Key words: spiritual eloquence, preaching theological, moral and verbal reasoning principles, allegory, figurative and expressive means, syntactic figures oratory.
Библия — особая книга, которая вот уже не одну тысячу лет является самой читаемой и издаваемой книгой на планете. Библейские тексты, создававшиеся первоначально в устной форме, а впоследствии записанные в книгах Священного писания, поистине считаются лучшими образцами красноречия. Литературные формы и жанры Библии характеризуются лаконичностью, выразительностью, отличаются богатством языка и фольклорной свежестью образов. Из книг Священного писания человечество всегда черпало те высоконравственные идеи, по которым должно было жить и которые не потеряли своей значимости и актуальности на сегодняшний день.
Христианство около полувека распространялось благодаря устным проповедям и рассказам и, опираясь на Священное писание, сводилось к цитированию Евангельских сюжетов, разъясняя их смысл. В словотворчестве текстов Библии ярко проявилась приверженность к литературному
© Дорфман Т. В., Усманова Е. Г., 2015
141
этикету, высоконравственной морали, образности и выразительности, логике, аргументативной стройности. Требовательны тексты Священного писания были и в отношении к литературным жанрам, каждому из которых соответствовала система устойчивых стилистических и лексических формул, образов, символов-метафор, сравнений.
Библейское слово имело и имеет огромное значение для развития живописи, музыки, зодчества. В основу системы образов изобразительного искусства Древней Руси были положены, прежде всего, библейские сюжеты: отдельные эпизоды Ветхого и Нового Заветов, жития святых, а также разнообразная христианская символика, почерпнутая из церковных книг. Источниками для иконописцев служили исторические повествования, псалмы, притчи. О глубокой взаимосвязи слова и изображения свидетельствуют произведения живописи, сопровождаемые библейскими текстами. Нередко персонажи икон имеют в руках раскрытые книги: Христос держит Евангелие с обращением- Иоанн Креститель держит свиток, где начертано: «Покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное».
Русская профессиональная музыка также получила своё развитие в православном храме на основе церковного песнопения. Особенности её были связаны, прежде всего, с текстом, то есть приоритет принадлежал слову, слову яркому, образному, «сердечному». Именно поэтому христианская церковь последовательно развивала церковное пение без инструментального сопровождения. Основу песнопений составляло распевание библейских текстов: псалмов, песней, молитв. Традиция церковного песнопения сохранилась и в современном Богослужении.
Эмоциональное воздействие библейских произведений испытывали и архитекторы: известен факт из истории царя Бориса Годунова, задумавшего построить храм, похожий на храм Соломона, описанный в Старом Завете Библии.
Книги Библии, являющиеся ценнейшим литературным памятником, вобрали в себя множество жанров: проповеди, песни, молитвы, пророчества, псалмы, жития, притчи. Все они являются произведениями высочайшего словесного искусства, которые не только не потеряли своей значимости на сегодняшний день, но и нашли свое место и продолжение в нашей жизни: культуре, искусстве, литературе. Неоценимую роль Библия играет и в духовной жизни человека, которая с ее высокой нравственностью и порядочностью стоит сегодня далеко не на последнем месте. Кроме того, Книги Библии содержат ценнейший материал по истории Древнего мира. Но самое главное, тексты книг Священного Писания представляют большой интерес с точки зрения филологии, в частности — риторики, так как Библия — это обширный свод религиозных и светских произведений народного творчества и литературы. Книги Писаний представляют собой ряд поэтических и религиозно-назидательных произведений легендарного и исторического характера. Именно это и подтверждает актуальность выбранной нами темы статьи.
142
Книги Нового и Старого Заветов сложны и неоднородны по своему жанровому составу, но, тем не менее, это единое произведение. Единым его делает подход к жизни, с точки зрения вечности. Библейские жанры делятся на два основных вида — лирические и эпические. К эпическим относят повесть, откровение, историческое повествование, притчу, послание, поучение, проповедь, пророчество, житие. Лирические жанры: плач, гимн, молитва, псалом, песня, танец [1, с. 214].
Наша цель — исследовать основные принципы и специфику аргументации в проповеди, вся словесная мощь которой пронизана эмоциями с единственной целью — внушить людям веру в могущество Бога, преподать основополагающие законы жизни. Чем интересен жанр проповеди?
Во-первых, интонационным рисунком речи. Музыкальность проповеди создается за счет использования повторов (повторение слов, грамматических форм, синтаксических конструкций, обращений и т. п.), что берет свое начало ещё в народной поэтической речи [3, с. 218]. В тексте часто многократно варьируется и сам смысл высказывания. Всё вместе это создаёт неповторимый ритм проповеди, а ритмизированная речь не только приятней для слуха, но ещё и гораздо выразительнее: она овладевает вниманием и чувством того, кто слушает. Ритмизированная проза в библейских сказаниях в дальнейшем нашла широкое применение, развиваясь и совершенствуясь.
Во-вторых, в проповеди наблюдаются черты публицистического стиля: антитезы, повторы слов и выражений, риторические восклицания и вопросы. Кроме того, они имеют очень глубокий смысл, и многие высказывания проповедников из Ветхого и Нового Заветов и по сегодняшний день не потеряли своей свежести и актуальности: «Род проходит, и род приходит, а земля пребывает во веки» (Ек. 1: 4) — «Время убивать, и время врачевать- время разрушать, и время строить- время плакать, и время смеяться- время сетовать, и время плясать- время разбрасывать камни, и время собирать камни- время обнимать, и время уклоняться от объятий- время искать, и время терять- время сберегать, и время бросать» (Ек. 3: 3−6).
В-третьих, роль проповеди в истории христианства была исключительно велика. В своем классическом виде она сводилась к цитированию Евангельских высказываний и разъясняла их смысл. Естественно, что ранняя монологическая проповедь была направлена к разъяснению, возвещению истины, то есть имела дидактические цели. Первым в ряду евангельских учителей, вероятно, следует поставить самого Иисуса Христа, проповедовавшего свое учение среди учеников и последователей. Речение Иисуса, так называемые логии, долгое время сохранялись в устной традиции: «Блаженны нищие духом, ибо им принадлежит царство небесное. Блаженны плачущие, ибо они утешатся…» (Мат. 5: 3,4).
Обратимся к анализу этико-речевых принципов в аргументации проповеди. Богословская проповедь — один из видов публичного слова, речь религиозно-назидательного характера, своеобразного поучения, которое
143
произносится проповедником. Проповедь может быть и назидательной, и поучительной, так как содержит рассуждение и доказательства [2, с. 1112]. В Библии проповеди есть в книгах Старого и Нового Заветов. В Старом Завете они идут отдельной книгой — «Книга Екклесиаста, или проповедника», в книгах Нового Завета проповедями пронизаны тексты Евангелий От Матфея, Марка, Луки. Кроме того тексты проповедей есть в книге «Деяния Святых Апостолов». В книгах Нового Завета проповедниками выступают Иоанн Креститель, Савл, Павел, Петр и сам Иисус Христос.
Еще до Иисуса Христа религиозный мир познакомился с проповедями проповедника Екклесиаста, «сына Давидова, царя в Иерусалиме». Книга его проповедей небольшая, состоит из 12 глав. Екклесиаст в своих рассуждениях констатирует общеизвестные и не вызывающие сомнения истины: «Восходит солнце, и заходит солнце, и спешит к месту своему, где оно восходит" — «Род проходит и род проходит, а земля пребывает во веки» (Ек. 1: 5,4). В его проповедях явно чувствуется глубоко пессимистическое настроение: «У мудрого глаза его — в голове его, а глупый ходит во тьме. Но узнал я, что одна участь постигает их всех» (Ек. 2: 14).
Анализируя проповеди Екклесиаста, можно отметить, что в формулировках текстов проповедей, используя этико-речевые принципы аргументации, соблюдается общий постулат «выражайся ясно», то есть «избегай непонятных выражений»: «Лучше слушать обличение от мудрого, нежели слушать песни глупых» (Ек. 7: 5). Другой постулат «избегай неоднозначности» может вызвать некоторые сомнения: «И нашел я, что горче смерти женщины, потому что она — сеть, и сердце ее — силки, руки ее — оковы- добрый пред Богом спасется от нее, а грешник уловлен будет ею» (Ек. 7: 26). Но многие выражения Екклесиаста настолько ясны и понятны, что можно прямо сказать, что сомнения в противоречивость слов автора отпадает: «Сладок свет, и приятно для глаз видеть солнце» (Ек. 11: 7).
В проповедях частотны аллегории, что характерно для притч. При этом указывается на то, чтобы человек сам понял смысл рассуждения: «Кроме того, что Екклесиаст был мудр, он учил еще народ знанию. Он все испытывал, исследовал, и составил много притчей» (Ек. 12: 9).
Позднее христианская проповедь впитала в себя многие философские и религиозные учения своей эпохи. Замечательным проповедником был Иисус Христос. Все поучения Нагорной проповеди (10 гл. Мат.) и даже, казалось бы, обычные высказывания лаконичны, аллегоричны, исключительно точно передают мысль, подчинены единому замыслу, построены на афоризмах: «Нет ничего сокровенного, что не открылось бы, и тайного, что не было бы узнано" — «У Вас же и волосы на голове все сочтены».
Когда современные специалисты перевели дошедшие до нас на греческом языке речи Иисуса на арамейский язык, то были поражены поэтичностью, возвышенностью слога:
Не заботьтесь для души вашей,
Что вам есть и что вам пить,
144
Не для тела вашего, во что одеться.
Душа не больше ли пищи, и тело одежды?
Взгляните на птиц небесных:
Они не сеют, не жнут, не собирают в житницы-
И Отец ваш Небесный питает их.
Вы не гораздо ли лучше их?
И об одежде что заботитесь?
Посмотрите на полевые лилии, как они растут:
Ни трудятся, ни прядут-
Но говорю вам, что и Соломон во всей славе своей
Не одевался так, как всякое из них (Мат. 6: 25−29).
Русский перевод не смог показать всего того, как это прозвучало тогда, на горячем склоне Масличной горы, две тысячи лет назад. Меткие сравнения, богатый образами язык. Причем язык конкретных представлений и образов представлен через общие или отвлеченные суждения. Например: «Итак, когда творишь милостыню, не труби перед собою» (Мат. 6: 2). Желая сказать, что человеческие отношения гораздо важнее религиозных обрядов, Иисус прибегает к образному суждению: «Итак, если ты принесешь дар твой к жертвеннику и там вспомнишь, что брат твой имеет что-нибудь против тебя, оставь там дар твой пред жертвенником, и пойди, прежде примирись с братом твоим, и тогда приди и принеси дар твой» (Мат. 5: 23−24).
Речь проповеди аллегорична. В этом отношении очень выразительна 10 глава Евангелия от Иоанна: «Истинно, истинно говорю вам: кто не дверью входит во двор овчий, но перелазит инде, тот вор и разбойник- а входящий дверью есть пастырь овцам: Ему придверник отворяет, и овцы слушаются голоса его, и он зовет своих овец по имени и выводит их- И когда выведет своих овец, идет перед ними- а овцы за ним идут, потому что знают голос его- За чужим же не идут, но бегут от него, потому что не знают чужого голоса» (Иоан. 10: 1−5). И дальше Иоанн разъясняет сказанное: «Сию притчу сказал Иисус. Но они не поняли, что такое Он говорил им. Итак, опять Иисус сказал им: истинно, истинно говорю вам, что Я дверь овцам. Все, сколько их ни приходило предо Мною, суть воры и разбойники- но овцы не послушали их. Я есмь дверь: кто войдет Мною, тот спасется, и войдет и выйдет, и пажить найдет» (Иоан. 10: 6−9).
В проповеди звучат ёмкие сравнения, метафоры: «Посылаю вас как овец среди волков» (Мат. 10: 16). Более того, каждый из христиан — овечка Божия. Поручая апостолу Петру оберегать Церковь от хищников, Христос заповедует: «Паси овец Моих» (Иоан. 21: 16) — «И когда молишься, не будь, как лицемеры, которые любят в синагогах и на углах улиц останавливаясь, молиться, чтобы показаться пред людьми» (Мат. 6: 5).
145
Нагорная проповедь вся построена на образных суждениях, причем активно в этой речи используются синтаксическое средство — параллелизм, с помощью которого оратор достигает максимального воздействия на аудиторию. Все суждения достаточно обоснованы, понятны, уместны, не противоречивы:
Блаженны нищие духом, ибо их есть Царство Небесное.
Блаженны плачущие, ибо они утешатся.
Блаженны кроткие, ибо они наследуют землю.
Блаженны алчущие и жаждущие правды, ибо они насытятся.
Блаженны милостивые, ибо они помилованы будут.
Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят.
Блаженны миротворцы, ибо они будут наречены сынами Божиими.
Блаженны изгнанные за правду, ибо их есть Царство Небесное.
Блаженны вы, когда будут поносить вас и гнать и всячески неправедно злословить за Меня-
Радуйтесь и веселитесь, ибо велика ваша награда на небесах: так гнали и пророков, бывших прежде вас (Мат. 5: 3−12).
По выводу, который звучит в проповеди, понятно, что, если все требования и наставления соблюдены, то награда будет на небесах — Царствие Небесное.
В данном риторическом тексте встречается древнее библейское выражение нищета. Следует отметить, что речь идет не о финансовой бедности, Библия никогда не поощряла бедность как таковую, нищету кармана. Если ты богобоязнен и трудолюбив, Бог будет с тобой, и ты не будешь испытывать нужды. А нищие духом — это бедняки духа, бедняки благодати, люди, которые просят Бога сойти к ним, спасти их. Бог их надежда и радость. Бог, который придет в мир и уничтожит нечестивцев и злодеев [4, с. 94].
Кроме того, речь не лишена юмора, что не так часто встречается в книгах Библии: «Еще сказал: чему уподоблю Царствие Божие? Оно подобно закваске, которую женщина взявши положила в три меры муки, доколе не скислось все» (Лук. 13: 20) — «И кто хочет судиться с тобою и взять у тебя рубашку, отдай ему и верхнюю одежду» (Мат. 5: 40).
Выразительность и значимость слов проповеди достигается при помощи гиперболы: «И что ты смотришь на сучек в глазе брата твоего, а бревна в твоем глазе не чувствуешь» (Мат. 7: 3).
Следует отметить, что проповеди Екклесиаста пессимистичны, а проповеди Иисуса Христа оптимистичны, убеждают в надежде и вере: «Вы -соль земли. Если же соль потеряет силу, то чем сделаешь ее соленной? … Вы — свет мира. Не может укрыться город, стоящий на верху горы» (Мат. 5: 13,14).
Екклесиаст постоянно напоминает, что жизнь человечества конечна и многое в ней для человека недопустимо, так как неотвратимо следует наказание: «Веселись, юноша, в юности твоей, и да вкушает сердце твоей радо-
146
сти во дни юности твоей, и ходи по путям сердца твоего и по видению очей твоей- только знай, что за все это Бог приведет тебя на суд» (Ек. 11: 9). Христос же говорит: «Радуйтесь и веселитесь, ибо велика ваша награда на небесах» (Мат. 5: 12).
Если проанализировать проповеди Иисуса Христа с точки зрения этических норм, то можно выделить критерии толерантности, терпимости, благоразумия и уважения: «Оставь там дар твой пред жертвенником, и пойди, прежде примирись с братом твоим, и тогда приди и принеси дар твой" — «Итак будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный» (Мат. 5: 24,48).
Библейские проповеди воспитали множество замечательных проповедников, которые несли человеку мудрость, знания, укрепляли веру не только в Бога, но и в могущество человека. Среди церковных деятелей можно назвать немало имен, оставивших в истории риторики заметные следы как в ее теоретической, так и в практической части.
Расцвет христианской риторической прозы IV века н.э. достигает своей кульминации в творчестве проповедника Иоанна, прозванного за свое красноречие Златоустом (344−407 г. н.э.). Иоанну принадлежит более тысячи проповедей, переводы которых на другие языки появляются уже в V веке н.э. Цель его проповедей — максимальное проникновение в душу слушателя, донесение смысла, содержания, идеи говоримого. Это позволяет Златоусту довести до идеального состояния простоту и ясность выражений, четкость конструкции, ритмичность периодов. Его стиль поражает прозрачностью, легкостью, емкостью и точностью образов, утонченным психологизмом моралистических наблюдений, обилием доступных примеров из современной жизни. Речь его экспрессивна и эмоциональновыразительна, ярка и красноречива, в ней очень много использовано тропов и фигур риторики (анафоры, рефрены, антитезы, смысловые повторы).
Именно Иоанн Златоуст в завершенной форме создает общий стиль проповеднической прозы, который становится недостижимым идеалом для каждого византийского проповедника. Златоуст является автором трактата по пасторскому богословию — «Шесть слов о священстве», автором литургии, получившей его имя (Литургия Иоанна Златоуста). Он осуществил великолепный по изяществу синтез риторической традиции античности с эмоциональным накалом христианства.
Проповедники последующих веков наследуют замечательные традиции богословов предшествующих столетий. Одним из них является Александр Мень (1935−1990), красота проповедей которого заключалась не только в содержании, но и в форме. В его речи не было противопоставления пастыря и его паствы (местоимение «мы», обращение «дорогие мои»), а много риторических вопросов, которые заставляют задуматься, прежде чем проповедником будет сформулирован окончательный ответ. Например, проповеди «Притча о богаче Лазаре» звучит так: «Часто мы должны себя спрашивать: действительно ли мы живем так, как нам заповедовал
147
Господь? Действительно ли мы по слову Его стараемся делать другим то, что хотим, чтобы делали нам? Действительно ли мы умеем прощать людям? Действительно ли мы умеем не осуждать, а жалеть грешников? Действительно ли мы умеем в сердце своем носить Христа, а не злобу, мелочность и зависть? Действительно ли свет Христов просвещает нас и окружает нас? И когда мы себя об этом спрашиваем, то с горечью отвечаем: нет, только по названию мы являемся верующими, а делами своими, самим обликом своим, самой душою своею мы не похожи на свидетелей Господа». Стройность данной речи поддерживается риторическим приемом единоначатие (анафорой — шесть раз в проповеди вопрос начинается со слов «действительно ли мы… «). Особый интонационный рисунок речи, ее музыкальность создаются за счет использования повторов (лексических, грамматических, синтаксических). В тексте многократно подтверждается, обосновывается тезис выступления, что создает неповторимый ритм проповеди, а ритмизированная речь, одно из достижений искусства слова, берущее начало в Священных писаниях, гораздо выразительней, потому так овладевает вниманием и чувством того, кто говорит, и того, кто слушает.
В 2009 года Поместным Собором Русской Православной Церкви на патриарший престол был избран Его Святейшество Кирилл. Еще до назначения Кирилл зарекомендовал себя как талантливый проповедник. В течение ряда лет владыка Кирилл на первом канале общероссийского телевидения ведет цикл религиозных передач под общим названием «Слово пастыря». Его выступления собирают перед экраном немалые аудитории, так как оратор не только прекрасно владеет излагаемым материалом, но и блистательно демонстрирует высокую ораторскую технику: речь его ярка, образна, самобытна, логична- отличается чистотой дикции и глубокой заинтересованностью самого оратора в содержании ее. Например, в его проповеди от 3 февраля 1996 года «Новая заповедь спасителя» можно проследить и выделить логику доказательств, собственный неподражаемый стиль, различные элементы русского красноречия. В речи Патриарха Кирилла встречаются как сложные синтаксические конструкции, так и простые неосложненные предложения. Множество риторических вопросов, звучащие анафорой, придают речи особый рисунок и передают эмоциональный настрой проповедника: «Что такое слава Спасителя? Что такое слава Божия? Почему Бог принимает образ человеческий. Почему Бог идет на страдания, какая сила движет им?».
Основные слова, нужные для подчеркивания данной мысли, акцентируются и звучат рефреном: «А при чем же тут вера? А вера вот при чем. Вера не позволяет человеку притупить нравственные чувства, вера есть такое умозрение.». Параллелизм и инверсии в тексте проповеди Кирилла ритмизируют высказывания, речь приобретает стройность и неповторимость: «Любить близких, самых близких, и то трудновато. Любить трудно, любить очень трудно». В речи оратора можно выделить контекстуальные синонимы, в расположении которых хорошо просматривается градация:
148
«А вот началась пора неудач, болезни, а сохрани Бог, каких-то несчастных случаев… «, «…вот эти связи между нравственностью и верой не сознают, не видят, не понимают».
В проповедях современных нам проповедников, как и проповедников библейских, учтены общие для подобной речи законы: построения, нахождения и размещение аргументов, приведение достаточно обоснованных аргументов, применение ораторских риторических фигур, многочисленных лексических и стилистических приемов. Все проповеди несут большую этическую нагрузку: темы их высоконравственны, духовно богаты, поэтому речь проповедников совершенна и служит образцом практически ориентированной риторики.
Таким образом, проповедь как жанр библейского красноречия характеризуется использованием в аргументации дидактического (назидательного, поучительного) принципа и этико-речевых принципов,
разнообразных изобразительно-выразительных средств (аллегорий, метафор, сравнений), синтаксических фигур (анафор, гипербол) и риторических вопросов, обращений. В результате речевая аргументация библейской проповеди лаконична, выразительна, красива, точна, понятна и уместна. Доказательство следует строго от тезиса к аргументам и выводу (умозаключению), поэтому оратор, располагая последовательно доводы, логично приводя необходимые аргументы, достигает поставленной цели, обосновывая основные положения речи и максимально воздействуя словом.
Список литературы
1. Альбеткова Р. И. Русская словесность. — М.: Дрофа, 2003. — 224 с.
2. Дорфман Т. В. История риторики: учебно-метод. пособие для студентов высших учебных заведений. — Магнитогорск, 2006. — Ч. I. — 86 с.
3. Иванова С. Ф. Искусство убеждать: Беседы об ораторском искусстве. — Элиста, 1997. — 306 с.
4. Колесов В. В. Культура речи — культура поведения. — СПб., 2003. — 158 с.
5. Корнилова Е. Н. Риторика — искусство убеждать. Своеобразие публицистики античной эпохи: уч. пособие. — М.: Изд-во МГУ, 2002. — 208 с.
6. Тахо-Годи А. А. Античные риторики. — М., 1996. — 224 с.
7. Эффективная коммуникация: история, теория, практика: словарь-справочник / отв. ред. М. М. Панов. — М., 2005. — 960 с.
8. Юнина Е. А. Общая риторика. — Пермь, 1999. — 320 с.
149

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой