Исторический аспект обеспечения безопасности российского государства

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

political science I Juvenis scientia 2016 № 1
101
ИСТОРИЧЕСКИЙАСПЕКТОБЕСПЕЧЕНИЯБЕЗОПАСНОСТИРОССИЙСКОГО
ГОСУДАРСТВА
А. Э. Кочетков
Рязанский государственный университет имени С. А. Есенина Россия, 390 000, г. Рязань, ул. Свободы, 46
Автор статьи рассматривает процесс становления отечественной системы обеспечения государственной безопасности, функции, полномочия и роль отдельных органов, ответственных за её обеспечение на разных исторических этапах. Кроме того, анализируются подходы к определению самого термина «государственная безопасность», его взаимосвязь с понятиями «безопасность» и «национальная безопасность».
Ключевые слова: безопасность, государственная безопасность, национальная безопасность, органы государственной безопасности, угрозы.
HISTORICAL ASPECTS OF THE RUSSIAN STATE SECURITY PROVIDING
A. E. Kochetkov
Ryazan State University named for S. Yesenin 46 Svoboda St., 390 000, Ryazan, Russia
The author examines the process of Russian system of the state security formation, functions, powers and the role of organs which are responsible for its safeguarding at different historical periods. Besides, there is the analysis of approaches to the definition of the term & quot-state security& quot-, its interconnection with the terms & quot-security"- and & quot-national security& quot-.
Keywords: security, state security, national security, security service, threats.
Любое сколько-нибудь серьёзное исследование немыслимо без формирования понятийно-категориального аппарата. Именно поэтому, прежде чем рассматривать термин «государственная безопасность» как таковой, необходимо обратиться к генезису понятия «безопасность» в целом.
С точки зрения этимологии, безопасность есть некое отсутствие опасности, определённая степень защищённости от неё. К примеру, ныне утративший силу Закон Р Ф от 5 марта 1992 г. N 2446-I «О безопасности» определял безопасность как «состояние защищённости жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз» [1]. В то же время пришедший ему на смену Федеральный закон от 28. 12. 2010 N 390-ФЗ «О безопасности» точной дефиниции того, что можно считать безопасностью не даёт, однако, позволяет рассматривать безопасность как совокупность «безопасности государства, общественной безопасности, экологической безопасности, безопасности личности, иных видов безопасности, предусмотренных законодательством Российской Федерации» [2]. Более того, законодатель указывает на тождество терминов «безопасность» и «национальная безопасность», что позволяет нам сделать вывод о целесообразности рассмотрения государственной безопасности в контексте безопасности национальной.
Аналогию можно проследить и в Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года, утверждённой Указом Президента Р Ф Дмитрия Медведева от 12 мая 2009 г. № 537 [3]. Государственная безопасность в ней рассматривается в качестве составляющей обеспечения национальной безопасности наряду с национальной обороной, общественной безопасностью, повышением качества жизни российских граждан, экономическим ростом, наукой, технологией, образованием, здравоохранением, культурой, экологией живых систем и рациональным природопользованием, стратегической стабильностью и равноправным стратегическим партнерством.
Однако стоит отметить, что в последнее время наблюдается тенденция вытеснения или, скорее, поглощения го-
сударственной безопасности безопасностью национальной. Ряд ученых [4] и вовсе рассматривают эти понятия в качестве синонимичных, что на наш взгляд, в силу вышеизложенных примеров употребления в федеральном законодательстве, не соответствует действительности.
С другой стороны, в тексте Конституции Российской Федерации речь идёт лишь о «государственной безопасности» (п. «д» ч.1 ст. 114) и «безопасности государства» (ч.5 ст. 13, ч.3 ст. 55, ч.1 ст. 82) [5]. Анализ современной научной литературы по этой теме позволяет сказать о том, что одни исследователи считают эти понятия равнозначными [6], другие же [7] ставят «безопасность государства» в один ряд с понятиями «безопасность личности» и «безопасность общества». Понятия «национальная безопасность» в Основном законе страны не содержится вовсе.
Таким образом, нам видится верным в дальнейшем рассматривать понятия «национальная безопасность» и «безопасность» в качестве тождественных, подразумевающих «состояние защищенности личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз, которое позволяет обеспечить конституционные права, свободы, достойные качество и уровень жизни граждан, суверенитет, территориальную целостность и устойчивое развитие Российской Федерации, оборону и безопасность государства» [8]. Государственная безопасность при этом рассматривается как ключевая составляющая национальной безопасности, характеризующая степень защищённости от внутренних и внешних угроз государства, а именно его государственного строя, территориальной целостности и суверенитета, собственно и составляющих основные признаки государства. В свою очередь обеспечение государственной безопасности — не что иное, как комплекс мер, в первую очередь политических, военных, правовых, направленных на защиту существующих государственного строя, территориальной целостности и суверенитета государства.
В понятие «государственный строй» мы вкладываем особый способ политической организации общества на определенной территории, при этом неотъемлемой частью этой
102
juvenis scientia 2016 № 1 | ПОЛИТОЛОГИЯ
организации обязательно выступает закрепленная система государственных органов власти. Территориальную целостность, на наш взгляд, следует рассматривать исходя из принципов международного публичного права, закрепленных в Уставе ООН [9], а именно — невозможность посягательства со стороны другого государства путём применения военной силы или угрозы ею. Суверенитет же, уважение которого также является одним из принципов международного публичного права, мы вправе исследовать как политико-правовую самостоятельность государства, неподчинение его власти другого, независимость во внутренних и внешних делах.
В таком случае возникает вопрос — что же из себя представляют внутренние и внешние угрозы государственной безопасности? Ответ на него дал Президент России Дмитрий Медведев в мае 2009 года, утвердив Стратегию национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года [8]. К ним он, в частности, отнёс деятельность иностранных спецслужб, террористических, националистических, религиозных и этнических организаций, транснациональных преступных группировок, а также рост преступных посягательств, связанных с коррупцией.
Под угрозой безопасности, таким образом, здесь понимается «прямая или косвенная возможность нанесения ущерба конституционным правам, свободам, достойному качеству и уровню жизни граждан, суверенитету и территориальной целостности, устойчивому развитию Российской Федерации, обороне и безопасности государства» [8].
Поскольку на практике состояние отсутствия угроз безопасности принципиально недостижимо, напрашивается вывод, что необходимость в системе обеспечения государственной безопасности возникает ровно в момент возникновения государства как такового. Это предположение подтверждается исторически.
В Древнерусском государстве система государственной безопасности в той или иной степени начала функционировать уже вскоре после его образования. Поспособствовала этому необходимость защиты собственных земель от набегов враждебных племён. На этом этапе, в силу постоянных военных столкновений, главным элементом обеспечения государственной безопасности становится княжеская дружина. Характеризуется этот период и зарождением разведывательной деятельности, преимущественно, во время походов на Византию.
Отдельных успехов добивались в дальнейшем князья и бояре на местах, создавая собственный аппарат управления и подавления. Зачастую настолько сильный, что в решении вопросов безопасности могли обходиться и без помощи великого князя.
Последовавший затем период зависимости от Золотой Орды, разумеется, во многом замедлил процесс государственного развития Руси в целом, а также процесс формирования системы обеспечения государственной безопасности в частности.
Процесс реинтеграции раздробленных княжеств в единое централизованное Русское государство завершился уже в правление Ивана III. К этому периоду относят появление новых сложных форм законодательства, в дальнейшем и определивших вектор развития русского права. Одним из его памятников на этом этапе является Псковская судная грамота 1467 года, часть статей которой были приняты ранее, еще в период феодальной раздробленности. Нам она представляется интересной как документ, в котором впервые законодательно закрепляются преступления против государства [11
С. 249]. Конечно же существовали они и прежде, во времена Русской правды, но упоминаний о подобных преступлениях как таковых в памятниках права Древнерусского государства не встречалось.
Разумеется, из преступлений этой группы наиболее пристальное внимание уделялось «перевету», в наши дни трактующемуся как государственная измена [12 С. 105]. Наказание для уличённого в нём было единственным — смертная казнь. Аналогичная участь ждала и «кримского татя» — вора, совершившего кражу в Кроме (Кремле), «похитителя, покушающегося на государственное достояние или государственную тайну» [13 C. 45]. Представление о поджоге как об одном из самых тяжких преступлений перекочевало из Русской правды и в Псковскую судебную грамоту, и, по всей видимости, даёт основания рассматривать его не как имущественное, но как преступление, направленное против государства.
Некоторые положения грамоты получили развитие в Судебнике Ивана III, оформившего, к примеру, запрет взяточничества не только для судей, но и для всех остальных должностных лиц. Более того, «запрещалось не только брать посулы, но и решать дела исходя из своих личных выход (не только материальной заинтересованности)» [14 С. 79].
Отдельно стоит рассмотреть через призму обеспечения безопасности российского государства период царствования Ивана IV Грозного. С самого детства став свидетелем борьбы за власть между боярскими группировками, повлекшей за собой не только убийства высших государственных служащих, но и общую дестабилизацию управленческого аппарата, он стремился создать крепкое государственное ядро управления. Именно в период правления первого царя всея Руси формируется и первое регулярное стрелецкое войско.
Вообще же представление о системе обеспечения государственной безопасности в первую очередь военными средствами было характерно для европейских правителей того времени. Иван Грозный исключением не стал. Сохранив прогосударственную направленность Судебника 1497 года в собственном своде законов, его нарушителей он преследовал при помощи жестких репрессивных мер.
Отдельно следует отметить создание при Иване IV постоянно действовавших центральных управленческих органов — приказов. К примеру, Счётный приказ ведал делами хищения казённых средств, внешнеполитической безопасностью государства и разведывательной деятельностью занимался Посольский приказ, по сути, первая самостоятельная государственная структура, отвечавшая за сношения с иностранными государствами.
Учреждение в 1565 году опричнины фактически привело к тому, что понятие «государственное преступление» рассматривалось едва ли не как исключительно преступление против самого государя. На практике деятельность опричников как представителей органов безопасности сводилась к защите политической власти царя от посягательств со стороны оппозиции, чаще всего — к разоблачению различного рода боярских «заговоров». Как попытка создания органов политического сыска опричнина успехом не увенчалась, показав свою полную недееспособность и став, в том числе, одной из причин трагических событий Смутного времени, и была отменена в 1572 году.
Разумеется, на рубеже XVI — XVII веков, в условиях династического кризиса, голода, польско-шведской интервенции речь шла скорее о необходимости спасения российской государственности в целом, нежели о мерах по обеспечению её безопасности. Перед первым русским царём из династии
political science I Juvenis scientia 2016 № 1
103
Романовых, Михаилом Фёдоровичем стояла задача реорганизации армии. Так были созданы полки «нового строя»
— рейтарского, драгунского, солдатского, впоследствии использовавшиеся для формирования регулярной армии.
XVII век же в целом в российской истории получил название «бунташный». Многочисленные народные волнения вынудили Алексея Михайловича созвать в 1649 году Земский собор, главным итогом которого, разумеется, стала разработка Соборного уложения. Для нас оно примечательно тем, что государственные преступления здесь впервые выделяются из общей массы уголовных, а для их расследования создаются специальные органы политического сыска, как, например, Приказ тайных дел, по сути — первая спецслужба в России. Приказ занимался важнейшими делами государственных масштабов — от дела патриарха Никона и расследования восстания Степана Разина до надзора за иностранцами на территории российского государства.
Несмотря на то, что со смертью Алексея Михайловича в 1676 году Приказ был ликвидирован, институт политического сыска продолжил свое существование — в 1695 году исключительное право следствия и суда по государственным преступлениям получает учреждённый Петром I Преображенский приказ, получивший своё название благодаря селу, в котором будущий государь провёл своё детство. Таким образом были законодательно закреплены функции политического сыска за конкретным ведомством. За время его существования были расследованы несколько тысяч политических дел, самыми массовыми из которых стали дела о стрелецком мятеже 1698 года и об астраханском восстании 1705−1706 годов [15 С. 22].
Некоторое время, в 1718—1726 годах, параллельно Преображенскому приказу, существовала Тайная канцелярия, изначально задуманная как временный следственный орган по делу о бегстве за границу царевича Алексея. Однако, впоследствии, Канцелярия продолжала ведать делами, преимущественно в Петербурге и окрестностях, в то время как в Преображенский приказ поступали дела со всех концов страны.
Пресечение мужской линии Романовых в конечном счёте привело на трон племянницу Петра Анну Иоанновну, которая для охранения своей власти учредила новый, лично ей подчиненный орган — Канцелярию тайных розыскных дел. Примечательно, что в числе попавших под следствие Канцелярии оказывались противники фаворита императрицы Бирона, сам Бирон после смерти Анны Иоанновны и даже генерал-фельдмаршал Христофор Миних, по сути Бирона и свергший.
Просуществовала Канцелярия в таком виде до 1762 года и была упразднена манифестом Петра III, впрочем, тогда же появилась и Тайная экспедиция при Сенате, по сути выполнявшая те же функции — именно через неё и прошли все основные политические процессы того периода: казнь подпоручика Мировича за попытку дворцового переворота 1764 года, уголовное преследование А. Н. Радищева, суд над Емельяном Пугачёвым. Системный характер в екатерининские времена приобретает перлюстрация пересылаемой корреспонденции
— её вскрытие и просмотр втайне от отправителя и адресата.
Взошедший в 1801 году на престол внук императрицы Александр I Тайную экспедицию ликвидирует. Более того, не ограничившись лишь сменой вывесок, он полностью запрещает применение пыток, создаёт единое Министерство, разделённое на 8 отделений, в том числе Министерство внутренних дел, первым руководителем которого становится граф Кочубей. Однако, международная обстановка и внешняя угроза со стороны Франции вносили свои коррективы — осознавая необходимость учреждения какого-либо органа государственной
безопасности, 13 января 1807 года Александр издаёт указ о создании Комитета общей безопасности, основной задачей которого становилась борьба с французскими шпионами, а также масонскими тайными обществами — иллюминатами и мартинистами. Вместе с тем, в Москве и Петербурге действовала секретная полиция, в обязанности которой входило, как правило, добывать различного рода слухи среди крестьян и господских слуг. Стремясь не допустить сосредоточения власти в каком-либо одном органе, в 1810 году Александр создает ещё и особое Министерство полиции, которое по замыслу М. М. Сперанского должно было ведать внутренней безопасностью государства, в первую очередь контрразведкой. Впрочем, на практике взаимоотношения этих органов между собой так и не были определены, вследствие чего получить ту секретную полицию, о которой мечтал Александр I, ему так и не удалось.
Вместе с тем, накануне Отечественной войны 1812 года с созданием по инициативе генерала М.Б. Барклая-де-Толли Высшей военной полиции происходит формирование аппарата российской контрразведки. И, если на этом этапе к основным её функциям относят противодействие французскому шпионажу и сбор собственной разведывательной информации, то уже после победоносного похода в Европу и создания Высшей военно-секретной полиции, её обязанности расширяются — это и содержание агентов за границей, и даже борьба с контрабандистами, фальшивомонетчиками и религиозными сектами. Тем не менее, несмотря на в целом успешную работу ведомства, свое существование оно прекращает в 1831 году -по всей видимости вследствие антироссийских выступлений и польского восстания 1830 года.
Недееспособность множества структур, созданных при Александре I, проявилась уже вскоре после его смерти — дублирующие друг друга органы политического сыска фактически проглядели попытку государственного переворота — декабристы ставили целью не только и не столько свержение нового императора Николая, сколько ликвидацию института монархии в целом.
События декабря 1825 года сыграли важную роль в учреждении Третьего отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии — нового высшего органа политической полиции, ведавшего сыском и следствием по государственным делам, политическими тюрьмами, надзиравшего за революционерами и антиправительственно настроенными общественными деятелями, а также контролировавшего государственные учреждения и органы местного самоуправления. Вооружённой опорой структуры стал Отдельный корпус жандармов.
Тем не менее, ни наличие столь мощного репрессивного аппарата, ни последовавшие беспрецедентные по масштабу реформы Александра II уже не могли остановить роста революционных настроений.
Очередной попыткой «положить предел беспрерывно повторяющимся покушениям дерзких злоумышленников поколебать в России государственный и общественный порядок» [16] стало учреждение Александром II Верховной распорядительной комиссии по охранению государственного порядка и общественного спокойствия, главным начальником которой становится граф Михаил Тариелович Лорис-Меликов. Более того, указом императора ему передается управление Третьим отделением и Отдельным корпусом жандармов, что фактически означало его верховный надзор за всеми политическими делами в стране. Правда, позднее, по его же собственному предложению, Комиссия была ликвидирована, равно как и
104
juvenis scientia 2016 № 1 | ПОЛИТОЛОГИЯ
Третье отделение, а его функции перешли к Министерству внутренних дел, которое Лорис-Меликов и возглавил. Создаётся Департамент государственной полиции, а после присоединения к нему в 1883 году Судебного отдела МВД, занимавшегося надзором за политическими дознаниями, — Департамент полиции. В его структуру входили 9 делопроизводств, секретная часть, канцелярия, инспекторский отдел и особый отдел, наряду с пятым и седьмым делопроизводствами ведавший политическим сыском. Последовавшие затем многочисленные реорганизации отдела и усилия Департамента в целом не предотвратили Февральскую революцию 1917 года, которая более того, стала для него неожиданностью. Заканчивается история последнего царского органа государственной безопасности, равно как и охраняемого им самодержавия.
После прихода к власти большевиков первым инструментом обеспечения государственной безопасности РСФСР становится Всероссийская чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией и саботажем. Создавалась она как общегосударственный орган и при помощи вооруженных отрядов подавляла, в первую очередь, антисоветские и антибольшевистские выступления, однако, в дальнейшем, по мере обострения ситуации список её функций менялся, к примеру, с 21 февраля 1918 года ВЧК получает право на расстрел «неприятельских агентов, спекулянтов, громил, хулиганов, контрреволюционных агитаторов и германских шпионов» [17 С. 490]. Председателем ВЧК в течение всего периода её существования был Феликс Дзержинский.
Именно Дзержинский и возглавит Главное политическое управление при Народном комиссариате внутренних дел РСФСР, которому перейдут полномочия от упразднённой ВЧК. Он же станет и первым руководителем уже союзного ОГПУ при Совете народных комиссаров, основная задача которого была зафиксирована в Конституции СССР от 31 января 1924 года, — «объединение революционных усилий союзных республик по борьбе с политической и экономической контрреволюцией, шпионажем и бандитизмом» [18].
С 1934 года вопросами политического сыска, системы исполнения наказаний, внешней разведки, контрразведки и вынесения приговоров во внесудебном порядке начинает ведать Народный комиссариат внутренних дел СССР. Впоследствии он будет разделён на два самостоятельных органа, а именно НКВД СССР под руководством Лаврентия Берии и Наркомат государственной безопасности СССР, возглавляемый Всеволодом Меркуловым. Впрочем, с началом Великой Отечественной войны вновь будет принята структура единого наркомата — НКВД, занимавшегося борьбой с деятельностью германской разведки на фронте, выявлявшего агентов в собственном тылу и осуществлявшего разведку и диверсии в тылу противника. Наркомат государственной безопасности СССР во главе с В. Н. Меркуловым вновь появится в 1943 году.
После войны НКГБ преобразуется в Министерство государственной безопасности, а в марте 1953 года, после смерти И. В. Сталина, вместе с Министерством внутренних дел объединяется в МВД СССР во главе с Л. П. Берией. Уже вскоре, с арестом самого Берии, ведомством начинает руководить С. Н. Круглов, по инициативе которого происходит выделение отдельной структуры в составе Министерства — Комитета государственной безопасности при Совете Министров СССР (а после 1978 года — Комитета государственной безопасности СССР). Новый орган вплоть до 1991 года ведает вопросами разведки, контрразведки, охраны государственной границы СССР, конституционного строя страны, первых лиц КПСС и Совета Министров, а также борьбы с национализмом, инако-
мыслием, преступностью и антисоветской деятельностью.
За активное участие в создании и деятельности Государственного комитета по чрезвычайному положению, предпринявшего попытку сохранить единство страны в 1991 году, в отношении высших должностных лиц КГБ СССР, в том числе его Председателя В. А. Крючкова, были возбуждены уголовные дела, что окончательно предопределило масштабную реорганизацию советских органов госбезопасности.
За несколько дней до подписания Беловежских соглашений Советом Республик Верховного Совета СССР принимается закон № 124-Н «О реорганизации органов государственной безопасности» [19], фактически ликвидировавший КГБ как орган государственной безопасности.
В 1993 году Президент России Борис Ельцин упраздняет Министерство безопасности России, одновременно создавая Федеральную службу контрразведки Российской Федерации, в состав которой вошли почти все подразделения существовавшего ранее ведомства.
В 1995 году ФСК переименуется в Федеральную службу безопасности России, основные направления деятельности которой, исходя из текста Федерального закона «О Федеральной службе безопасности», — контрразведывательная деятельность, борьба с терроризмом, преступностью, разведывательная деятельность, пограничная деятельность, обеспечение информационной безопасности, а также противодействие коррупции [20].
Таким образом, как мы убедились, необходимость обеспечения безопасности российского государства складывается исторически, с самого момента его появления. Всякий раз, когда система соответствующих органов не могла адекватно реагировать на возникающие угрозы, будь то внутренние или внешние, последствия для государства были крайне серьёзными. Именно поэтому сейчас, в условиях глобализации процессов мирового развития, формирующей новые угрозы и вызовы государственной безопасности, её обеспечение становится ключевым направлением государственной политики страны.
ЛИТЕРАТУРА
1. Закон Р Ф от 05. 03. 1992 N 2446−1 (ред. от 26. 06. 2008) «О безопасности».
2. Федеральный закон от 28. 12. 2010 N 390-ФЗ (ред. от 05. 10. 2015) «О безопасности».
3. Указ Президента Р Ф от 12. 05. 2009 N 537 (ред. от 01. 07. 2014) «О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года».
4. Линдэ А. О. Международно-правовые основы борьбы государства с угрозами национальной безопасности: автореф. дис. … канд. юр. наук. М., 2008.
5. «Конституция Российской Федерации» (принята всенародным голосованием 12. 12. 1993) (с учетом поправок, внесенных Законами Р Ф о поправках к Конституции Р Ф от 30. 12. 2008 N 6-ФКЗ, от 30. 12. 2008 N 7-ФКЗ, от 05. 02. 2014 N 2-ФКЗ, от 21. 07. 2014 N 11-ФКЗ).
6. Ирошников Д. В. Конституция Российской Федерации и государственная безопасность // Юридическая наука. 2011. № 1.
7. Опалев А. В. О некоторых базовых категориях закона Российской Федерации «О безопасности» и Концепции национальной безопасности Российской Федерации // ФСБ России. Правовое регулирование деятельности федеральной службы безопасности по обеспечнию национальной безопасности Российской Федерации: Научно-практический комментарий / под ред. В. Н. Ушакова, И. Л. Трунова. М., 2006.
8. Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года // Совет Безопасности Российской Федерации [сайт]. http: //www. scrf. gov. ru/documents/99. html
9. Устав Организации Объединенных Наций // Организация Объединенных Наций [сайт]. http: //www. un. org/ru/charter-united-nations/index. html
10. Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года // Совет Безопасности Российской Федерации [сайт]. http: //www. scrf. gov. ru/documents/99. html
11. Федорова А. Н. Виды правонарушений по Псковской судной грамоте // Вектор науки ТГУ. 2010. № 3. С. 249 — 251.
political science I Juvems scientia 2016 № 1
105
12. Хачатрян А. В. Преступления против государства по Псковской судной грамоте // Вектор науки ТГУ. 2010. № 2. С. 105 — 107.
13. Алексеев Ю. Г. Псковская судная грамота и ее время. — Л., 1980.
243 с.
14. Сквозников А. Н. Ответственность за преступления против правосудия и интересов государственной службы по судебникам 1497 и 1550 гг. // Вестник Самарской гуманитарной академии. Серия: Право. 2012. № 1. С. 79 — 84.
15. Колпакиди А. И., Серяков М. Л. Щит и меч. Руководители органов государственной безопасности Московской Руси, Российской империи, Советского Союза и Российской Федерации.
— СПб.: Издательский Дом «Нева" — М.: «ОЛМА-ПРЕСС Образование», 2002. — 736 с.
16. Указ Александра II Сенату «Об учреждении в С. Петербурге верховной распорядительной комиссии по охранению госу-
дарственного порядка и общественного спокойствия» // Сто главных документов российской истории [сайт]. http: //doc. histrf. ru/19/ukaz-aleksandra-ii-senatu-o-komissii-po-okhraneniyu-gosudarstvennogo-poryadka/
17. Декрет СНК РСФСР от 21. 02. 1918 Социалистическое отчество в опасности // Декреты Советской власти. — М., 1957. — Т. I. — 626 с.
18. Конституция (Основной Закон) Союза Советских Социалистических Республик (утверждена II Съездом Советов Союза ССР от 31 января 1924 г.) // Сайт Конституции Российской Федерации [сайт]. http: //constitution. garant. ru/history/ussr-rsfsr/1924/ red_1924/5 508 660/
19. Закон Союза Советских Социалистических Республик № 124-Н «О реорганизации органов государственной безопасности».
20. Федеральный закон от 03. 04. 1995 N 40-ФЗ (ред. от 22. 12. 2014) «О Федеральной службе безопасности».
Поступила в редакцию 06. 12. 2015

Показать Свернуть
Заполнить форму текущей работой