Малолетние матери в современной России: партнерство и социальная ответственность власти, бизнеса, нко в решении их социальных проблем

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Экономические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

А.В. Стукалова
Малолетние матери в современной России: партнерство и социальная ответственность власти, бизнеса, НКО в решении их социальных проблем
Аннотация: с позиций системного синергетического подхода автор рассматривает малолетнее материнство как сочетание наиболее сильных сторон государственных политических подходов при проведении политики государственной поддержки малолетних матерей в современной России с использованием не только государственных ресурсов, но и ресурсов социально ответственного бизнеса, некоммерческих организаций.
Ключевые слова: малолетние матери, политика государственной поддержки малолетних матерей, государственно-частное партнерство, некоммерческие организации.
В современной России в течение длительного периода происходит реформирование всех сфер общества. Но, несмотря на это, не уменьшается, а, наоборот, углубляется социально-экономическое неравенство, общество дифференцируется, что является результатом проводимой государством недостаточно эффективной социальной политики. Это отрицательно отражается на незащищенных слоях населения, группах риска, в том числе малолетних матерях.
Острота существующих проблем малолетних матерей в современной России вызывает тревогу. Ежегодно в стране наблюдается значительный рост их количества. Почти десять процентов девочек-подростков начинают половую жизнь в возрасте до четырнадцати лет. Каждый год в стране фиксируются более четырех тысяч родов у девочек, не достигших пятнадцатилетнего возраста.
Растет среди них число абортов, увеличивается масштаб социального сиротства, отмечаются процессы деградации образа жизни, снижение престижа и ценности семьи, утрачиваются нравственные жизненные ценности. Малолетние мамы все больше отчуждаются от родительской семьи, школы, макро- и микросреды в целом.
Усиливается агрессивная развращающая идеология вседозволенности и отчуждения родителей от забот о своих детях. Добавились и медико-социальные факторы: непонимание последствий ранней половой жизни и раннего материнства для здоровья малолетних матерей, неинформированность о защитном характере контрацепции, ее применении.
В настоящее время политика государственной поддержки малолетних матерей в современной России не адекватна уровню современных требований и характеру решаемых в обществе задач, то есть фактически она не развивается. Несмотря на определенные усилия государственной власти, социальная политика в целом и в отношении малолетних матерей, как одной из самых незащищенных социальных групп, во многом является не упреждающей, а запаздывающей, не минимизирующей, а максимизирующей социальное расслоение россиян.
Такая чрезвычайная ситуация требует коренного переосмысления политики государственной поддержки малолетних матерей в соответствии с их реальным положением, усиления воздействия государства, общественности по совершенствованию законодательной базы, современных подходов, механизмов и социальных технологий к практической работе с ними, оказании им поддержки и помощи. Необходимо также установить социальный статус для малолетних матерей для определения их в качестве субъекта
А. В. Стукалова,
кандидат политических наук, старший преподаватель кафедры лингвистики и перевода Российского государственного социального университета.
Тема кандидатской диссертации: «Политика государственной поддержки малолетних матерей в современной России».
Основные публикации: «Малолетняя семья как институт гражданского общества» (2010) — «Малолетнее материнство как социальный феномен» (2011) — «О проблеме ранних семей и малолетнего материнства в современном российском обществе» (2011) — «Малолетние матери в современной России. Взгляд политолога» (2012).
Сфера научных интересов: проблемы малолетних матерей в современной России.
Е-mail: slava. kac@mail. ru
социальной политики, получающего от государства определенный набор социальных преференций, позволяющих улучшить положение этой группы несовершеннолетних женщин.
Изменить ситуацию можно не только отказавшись от тотальной монополии государственной поддержки малолетних матерей, но и максимально используя механизмы взаимодействия федеральных и региональных органов власти с крупным бизнесом, некоммерческими и общественными организациями. При этом важно законодательно закрепить механизм адресного финансирования не только из федерального и региональных бюджетов, но и активно привлекать внебюджетные средства, полученные от бизнес-структур, НКО, других организаций.
По нашему мнению, методологической основой исследования малолетнего материнства в современных условиях являются теория хаоса и теория зависимых лиц. Понимая такое явление, как малолетнее материнство, в качестве сложной неравновесной системы с нелинейной динамикой, неустойчивым поведением, эффектами самоорганизации, наличием хаотических периодов, случайными отклонениями, необходимо учитывать положения так называемой «науки о сложном». Этот комплекс знаний в Германии исследовал Г. Хакен [4], во франкоязычных странах — И. Пригожин [1], в США — М. Фейгенбаум [9].
По мнению академика В. С. Степина [2], саморазвивающиеся системы характеризуются синергетиче-скими эффектами, принципиальной необратимостью процессов. Человек взаимодействует с ними таким образом, что его действие не является чем-то внешним, а включается в систему, видоизменяя каждый раз поле ее возможных состояний.
Теория хаоса может рассматриваться в качестве позитивных методов, которые обычно противопоставляются формальным методам решения тех или иных проблем, формируя объективное понимание социальной, общественной и экономической реальности.
Один из важных признаков объекта исследования с позиции хаоса — самоорганизация. То есть способность к приобретению нового качества и формированию структур-аттракторов, появлению изменяющихся и развивающихся систем, которые подвергаются активному действию как прошлых, так и будущих состояний.
Использование подхода, основанного на теории хаоса, в отношении анализа проблем малолетнего материнства — это одно из перспективных научных направлений. Теория хаоса отличается необычными идеями и представлениями, она учит видеть окружающий мир по-другому.
Теория хаоса дает знание о том, как работать со сложными системами и эффективно управлять ими. Причем главное — не сила, а правильно найденная точка воздействия на сложные системы.
Потенциалом такого подхода в системе местного управления является развитие новых направлений исследования, в которых соприкасаются ранее не связываемые области. Например, социальное явление малолетнего материнства и политологический подход к нему.
Мы рассматриваем феномен малолетнего материнства как пересечение интересов различных групп влияния (стейкхолдеров). Это проявляется в таком ранее не описанном в научной литературе явлении, как формирование государственной социальной политики в отношении малолетних матерей с учетом иных, кроме самой социальной группы, заинтересованных сторон: органов власти, крупного бизнеса, некоммерческих организаций — субъектов социальной ответственности бизнеса.
Теория стейкхолдеров (Stakeholder Theory), впервые сформулированная Фрименом [10], как критиковалась, так и развивалась в зарубежной литературе (Д.Д. Вуд, Г. Б. Клейнер, Р. К. Митчелл, М. А. Петров, Л. Е. Престон, Б.Р. Эгл). В российской науке она активно применяется исследователями при анализе деятельности бизнес-структур. Однако есть и работы, где применяется теория стейкхолдеров, посвященные объектам социальной сферы.
Обладая общепризнанной теоретической и практической значимостью, теория заинтересованных сторон характеризуется незавершенностью и частичной противоречивостью, что, по мнению В. Л. Тамбовцева [3], связано с тем, что ее основной трактовкой остается этическое, а не экономическое понимание, опирающееся на инструментарий современной экономической теории. Следствием этого является, в том числе, бедность инструментальной составляющей теории, что несколько осложняет ее использование, но вместе с тем открывает возможность для научного поиска и в методологии теории стейкхолдеров.
Очевидно, что новые вызовы, с которыми сталкивается российское общество, ставят его перед необходимостью повышения эффективности государственной поддержки социально незащищенных слоев, в том числе малолетних матерей. Изменившиеся условия требуют перехода от стратегий выживания к стратегиям развития. Последние требуют новых форм создания, удержания и развития уникальных ресурсов, способностей, компетенций.
В условиях нарастания разрыва между усугублением проблем малолетних матерей и задачами, которые стоят перед российской властью, ориентированной на модель социального государства, одной из главных стратегических задач органов власти становится умение выстраивать отношения с другими группами, которые могли бы обеспечить решение проблем малолетних матерей разными ресурсами.
Таким образом, малолетние матери как объект исследования — это процессное явление с признаками сложной и неравновесной системы. Базовым условием их поддержки является способность власти устанавливать и поддерживать отношения с широким кругом заинтересованных сторон: государством в лице государственных и региональных органов власти, различных государственных институтов, правительственных агентств, СМИ, гражданским обществом- бизнес-сообществами, некоммерческими организациями, заинтересованными в решении проблем малолетних матерей.
Соответственно объектом исследования становится сложная система, состоящая из таких подсистем: «малолетнее материнство как социальная группа" — «малолетнее материнство как субъект социальной политики государства" — «малолетнее материнство как объект деятельности некоммерческих организаций" — «малолетнее материнство как объект социальной ответственности бизнеса» (рис. 1).
Анализ существующих подходов к определению стейкхолдеров и мотивов их взаимодействия с любой структурой показал, что отношения между ними выстраиваются вокруг ресурсного обмена, поскольку каждая из них стремится создать собственную ресурсную базу, которая соответствовала бы ее целям. В ходе ресурсного обмена результаты поддержки малолетних матерей могут быть различными, и это зависит от качества и количества ресурса.
Рис. 1. Методологическая основа исследования малолетнего материнства как пересечения различных групп влияния
Рассмотрим проблему «малолетнее материнство как объект социальной ответственности бизнеса».
Анализ состояния социальной сферы в современной России позволяет автору исследования обосновать вывод, что в ней имеются серьезные проблемы, которые нужно решать. В основном они касаются групп населения с низкими и средними доходами. В числе главных направлений политики государственной поддержки малолетних матерей — улучшение качества жизни россиян и преодоление бедности, качественное совершенствование и модернизация здравоохранения и образования, развитие жилищно-коммунальной сферы.
Это ключевые направления в эффективном воспроизводстве человеческого капитала как наиважнейшего фактора развития современной экономики, и как результат — достижение устойчивого развития страны. Было бы неправильным возлагать ответственность за реализацию этих задач только на государство. Считаем, что необходимо отрегулировать и сделать эффективной систему работы субъектов социальной политики.
Такой субъект — не только государство в лице соответствующих институтов, частный сектор в лице корпораций, фирм, физических лиц, но и негосударственные организации (политические партии, институты муниципального управления, общественные движения, благотворительные фонды, религиозные институты и др.). Государству в решении социальной политики не должна отводиться только роль бюджетного финансиста, обеспечивающего эффективную работу его собственных социальных институтов. Необходимо стимулировать и координировать усилия других субъектов социальной политики, рационально распределить функции и ответственность между ними.
Бесконечно наращивать бюджетное финансирование социальной сферы нельзя, львиную долю расходов и связанные с ними риски бизнес должен взять на себя. Причем его ответственность за достаточность и качество социальных благ для населения должна переходить на более высокий уровень социальной ответственности. Это подразумевает их совместную с государством поддержку малолетних матерей в области здравоохранения, образования, других отраслях социальной сферы в виде социальных инвестиций.
Однако встречного движения в социальной сфере пока не видно. Потребность инноваций у бизнеса возникает тогда, когда от этого будет зависеть выживание компании в конкурентной среде, а не тогда, когда указание идет сверху. Но государство должно разработать новые способы заставить бизнес заниматься инновациями в социальной сфере. Сейчас обсуждается введение в законы понятия «наилучшие доступные технологии». Их внедрение позволит бизнесу получать налоговые льготы.
Российские регионы еще только разрабатывают принципы этих технологий, а вот московские власти уже не первый год используют их в работе. Власти мегаполиса успешно нашли и сформировали механизм не только конструктивного взаимодействия органов государственного управления с бизнес-структурами, но и применяют стимулы для их социальной активности: дифференцированная налоговая политика- предоставление помещений по льготной ставке- выделение беспроцентных кредитов при открытии фирмы и субсидий и др.
Формы проявления социальной ответственности бизнеса различны. Так, государству предприятие обязано своевременно и в полном объеме платить все налоги, а также соблюдать антимонопольное законодательство и закон о защите прав потребителей, другие нормативные акты. Социальная ответственность предпринимателей предполагает прозрачность и открытость бизнеса, справедливое и профессиональное отношение к партнерам. Важнейший индикатор социальной ответственности предпринимателей — сознательное и целенаправленное участие в решении социальных проблем работников предприятий и жителей регионов с оказанием помощи в виде социальных инвестиций.
Серьезным стимулом включения бизнеса в процессы социального развития региона и территории могут быть целевые программы, предполагающие долевое финансирование со стороны местных органов власти и корпораций. В то же время необходимо усиление контроля со стороны государства за соблюдением компаниями добросовестной деловой практики, выражающейся в следовании действующему законодательству.
Существует трактовка социальных инвестиций как добровольного вклада бизнеса в развитие общества. Например, В. Якимец определяет социальное инвестирование бизнеса как «материальные, технологические, управленческие, добровольческие или иные ресурсы. А также финансовые средства, используемые, как правило, из части прибыли компаний, которые направляются на реализацию социальных программ. И они должны быть разработаны с учетом интересов основных внутренних и внешних заинтересованных сторон в предположении, что в стратегическом (реже тактическом) отношении компанией будет получен определенный (хотя и не всегда, и не просто измеряемый) социальный и экономический эффект (польза)» [8, с. 54].
К основным результатам социальных инвестиций в сфере малолетних матерей относятся изменения показателей уровня жизни: рост доходов, определяемых уровнем зарплаты и величиной социальных пособий и льгот, предоставление различных бесплатных услуг в области здравоохранения, коммунальное обслуживание, величина безработицы.
Часто к социальным инвестициям относят спонсорство и корпоративную благотворительность, попечительство, взаимодействие с местным сообществом, властными структурами, корпоративные партнерские программы, при этом сам процесс социального инвестирования сводится к благотворительной деятельности.
Это не соответствует цели данного процесса: понятие социального инвестирования одними благотворительными программами исчерпываться не может- социальное инвестирование предполагает экономическую выгоду, чего не способна гарантировать благотворительная деятельность в чистом виде.
В настоящее время большинство крупных российских компаний реализует различные социальные и благотворительные программы, но они не носят регулярного характера, а их эффективность для самих инвесторов не всегда четко определена.
Мы утверждаем, что в сегодняшней России полноценная реализация социального инвестирования проблематична в связи с отсутствием единого представления о социальных инвестициях и общепринятых стандартов социальной отчетности компаний, а также бессистемным подходом к социальному инвестированию как процессу. В целом, в сфере социального инвестирования наблюдаются проблемы, связанные с институциональным несовершенством развития этого процесса. Государство не создает эффективных правовых и социальных институтов, а бизнес-структуры не выполняют своих социальных обязательств в том объеме, который позволял бы решать основные социальные задачи не только в масштабах конкретного предприятия, но и в масштабах местного сообщества.
Перспективные направления участия государства в социально-экономических отношениях состоят в следующем:
— ответственность государства, бизнес-структур за развитие общества в экономической, социальной, духовной сферах в соответствии с законодательством-
— обеспечение государством прав граждан на получение доходов, безопасности труда, охраны здоровья, а также системы социальных гарантий и компенсаций-
— разработка социальных программ государства и бизнес-структур-
— государственные гарантии при реализации совместных социальных программ и обеспечение независимости частных инициатив, выходящих за рамки действующего законодательства-
— организационное, правовое, экономическое и информационное содействие реализации частных социальных программ, выходящих за рамки действующего законодательства, инициирование направлений развития корпоративной социальной ответственности.
В целом укрепление партнерства власти и бизнеса в сфере социальной защиты малолетних матерей необходимо рассматривать как один из основных механизмов успешной реализации задач государственной социальной политики и общественных отношений.
В мировой практике взаимодействие органов власти и бизнес-структур достаточно распространено. В России этот процесс находится на стадии становления, поэтому не все регионы им охвачены, а значит, число реализуемых проектов невелико. И связано это прежде всего с тем, что на федеральном уровне не принят закон о государственно-частном партнерстве. Лишь в 10 субъектах РФ разработаны нормативно-правовые акты, еще в 17 регионах ведется подготовительная работа к их принятию. Работа осложняется из-за недостаточно проработанной нормативно-правовой базы, нет теоретико-методических разработок, отсутствует заинтересованность региональных властей, инициатива бизнес-сообщества в реализации проектов.
Уточним некоторые теоретические вопросы развития государственно-частного партнерства (ГЧП) в сфере семейной политики, связанной с малолетними матерями.
Существуют разные определения термина «государственно-частное партнерство» [5]. Это обусловлено принятыми учеными за основу методологическими подходами, отражающими интеграционные процессы совместного ведения бизнеса государством и частными структурами.
Следовательно, нужно уточнить основные признаки ГЧП, которые позволяют идентифицировать их отличия от других форм взаимодействия государства и бизнеса. С нашей точки зрения, к таким признакам относятся:
— проекты, которые должны решать региональные социально-экономические проблемы и иметь конкретные сроки реализации-
— участники партнерских соглашений: региональные органы государственной власти и различные институты общества-
— соглашения, заключаемые на конкурсной основе-
— объединение материальных и иных ресурсов участников ГЧП для достижения общей цели.
Учитывая задачи данной исследовательской работы, предлагаем формулировку государственно-частного партнерства в сфере защиты малолетних матерей. Это кооперация государства, региона и частной инициативы бизнес-структур, некоммерческих организаций, реализуемая путем объединения материальных и нематериальных активов, перераспределение задач, полномочий, рисков и выгод партнеров в условиях ограниченных ресурсов и конкурентной среды. А также развитие приоритетных проектов с целью решения задач политики социальной поддержки малолетних матерей.
Таким образом, общество формирует запрос на решение проблем малолетних матерей, структуры государственно-частного партнерства и некоммерческие организации выступают источником ресурсов, государство является гарантом прозрачности «правил игры» на рынке социальных услуг, активно стимулирует бизнес для реализации его социальной ответственности перед обществом.
Особого внимания заслуживает аспект «малолетнее материнство как объект деятельности некоммерческих организаций», поскольку он является достаточно новым для российской науки и практики.
Экономический кризис нарушил поступательное движение в направлении формирования системных и концептуальных основ российской семейной политики. Но виноват здесь не только кризис. А прежде всего то, что долгое время российская социальная политика не реформировалась. В сентябре 2011 года эта тема обсуждалась на социальном форуме России. В частности, речь шла о передаче части государственных функций в социальной сфере социально ориентированным некоммерческим организациям (далее — НКО). Чтобы это произошло, России нужна новая модель социальной политики.
Социальная сфера в настоящее время не очень эффективна. Хотя средства, которые в нее вкладываются, огромные. А вот отдача и удовлетворенность граждан социальными услугами пока еще низкая. Так, 40% денег идет не на обслуживание нуждающихся, а на содержание сотрудников, работающих в социальной сфере. К тому же социальные службы работают по старинке, не используются лучшие практики советского времени и сегодняшнего дня. Чтобы изменить ситуацию, надо уйти от монополии государства в части оказания социальных услуг. И здесь большое поле деятельности для НКО, которые уже давно занимаются помощью незащищенным категориям населения, в том числе и малолетним матерям. Первый шаг в этом направлении государство сделало, когда Президент Российской Федерации внес поправки в закон о государственной поддержке социально ориентированных некоммерческих организаций.
В этом вопросе в российских регионах работа только начинается в основном в подготовительном плане — проводятся переговоры о сотрудничестве властей с руководителями НКО, разрабатываются планы взаимодействия. А вот у московских властей в решении проблемы работы с некоммерческими организациями есть положительная практика взаимодействия и социального партнерства в сфере реализации социальной политики.
Начиная с 1990 года Москва на всех уровнях власти шаг за шагом выстраивала систему конструктивного диалога и взаимодействия с некоммерческими организациями. В результате эта система стала надежной и эффективной.
И здесь московские власти исходят из того, что работать с НКО нужно, решительно отказываясь от устаревшего «инструментального» подхода к ним, их нужно рассматривать как помощника властей в реализации социальных программ. Также необходимо устанавливать равноправное партнерство власти и общества.
Взаимодействие с НКО должно начинаться с простых, элементарных форм общественной работы, с того, что связано с местным самоуправлением, трудовой занятостью, зарплатой, образованием, здравоохранением, социальной защитой, работой с семьей и детьми, малолетними матерями. А в настоящее время получается наоборот — взаимодействие происходит не снизу, а сверху. К тому же очень развит представительский, для галочки, контакт с людьми разных категорий. И это чаще всего не связано с решением реальных проблем москвичей, в том числе малолетних матерей.
В настоящее время Москва может гордиться уже не единичными инициативами, а массовым общественным движением НКО. Ежегодно растет их количество. Так, с 2005 по 2011 годы число зарегистрированных некоммерческих организаций выросло с 15 тысяч до 28 тысяч. Почти 70% из них работают по поддержке социально незащищенных москвичей — инвалидов, ветеранов, пожилых людей, малолетних матерей, детей из группы риска и сирот (22,8%). Они занимаются патриотическим воспитанием и поддерживают детское движение (14,6%), а также образованием и просветительской деятельностью (17,5%), пропагандой здорового образа жизни (9,6%).
При этом городские власти и некоммерческие организации по-новому смотрят на социальную политику. Социальная сфера — это не только дело государства. НКО должны выступать как полноправный субъект государственной и городской политики.
В столице есть много проектов, в том числе касающихся малолетних матерей, когда НКО работают в социальной сфере. Опыт Москвы убеждает, что это не только экономит бюджетные средства, но и повышает качество социальных услуг. Свидетельство тому — рост объемов финансовых средств в структуре доходов некоммерческих организаций, поступающих от собственной финансовой деятельности (2010 год — 21%, 2011 год — 25%, для сравнения: 2008 год — 18%). Доля собственных и привлеченных НКО из внебюджетных источников средств на оказание социальных услуг москвичам составила около 2,4 миллиарда рублей. В результате реализации социальных программ более 100 тысяч москвичей, из них более 10 тысяч малолетних матерей, получили адресную помощь.
Другие примеры. 42 инновационных проекта были представлены на всероссийский уровень. Среди них проект региональной благотворительной организации «Центр лечебной педагогики». За 20 лет работы его сотрудники изменили стереотипы представления о возможностях реабилитации и интеграции в общество детей, малолетних родителей с тяжелыми нарушениями здоровья. Ежегодно здесь получают помощь более чем 700 малолетних матерей и их детей.
Итогом многолетней работы НКО «Город детства» стала программа «Дорога к доступному досугу». В ее разработке принимали участие более одной тысячи детей и несовершеннолетних подростков, большинство из которых из группы риска.
В прошлом году получила развитие работа добровольцев. Департамент семейной и молодежной политики города Москвы разработал положение о развитии добровольчества в столице. Их труд используют более 70% некоммерческих организаций. Почти 30% добровольцев помогают малолетним матерям.
Например, в трех столичных округах, где уровень внебрачных детей в 2 раза превышает средний показатель по Москве, волонтеры проводят с малолетними матерями работу по профилактике ранней беременности, рождения ими детей. Для оказания помощи им используется сеть коммуникаций специализированных служб, возможности рекламы, методы организаций, пропагандирующих здоровый образ жизни, целеустремленность на получение малолетними матерями образования, работы. Работают добровольцы с малолетними подростками в барах, молодежных клубах, на улицах, и во время проведения тестов, бесед по специально разработанным психологами, медиками, юристами, педагогами методикам у девушек и юношей вырабатывается негативное отношение к ранним половым связям и раннему материнству.
Некоммерческие общественные организации много делают полезного и хорошего для москвичей. Но и им нужна помощь и поддержка, и прежде всего они нуждаются в помещениях. Московское правительство выделяет им помещения, причем аренда полностью оплачивается из городского бюджета или НКО оплачивают ее по льготной цене. НКО также необходимы налоговые льготы. Москва давно финансово
поддерживает их из городского бюджета. Так, НКО выделяются субсидии по результатам проведенных конкурсов социально значимых для москвичей проектов и программ. В 2011 году финансовую поддержку из бюджета города в размере 4 миллиардов рублей получили около одной тысячи проектов, представленных некоммерческими организациями.
Но не все еще сделано в этом плане. Как отмечала в своем выступлении на Социальном форуме России Л. И. Швецова [7], «нужно разработать наиболее системные подходы к укреплению некоммерческого сектора, создавая условия и преференции, подобные тем, которые предоставляются малому и среднему бизнесу. Необходимо открывать центры развития социального предпринимательства, в которых создавались бы новые социальные технологии, находились инновационные решения в социальной сфере».
Для НКО необходимо создавать благоприятную налоговую среду, облегчить доступ к выполнению госзаказа по предоставлению людям социальных услуг, создать возможности для развития благотворительности. В этой связи нужно решать давно назревшую проблему оптимизации налогообложения НКО.
Некоммерческие организации появились на поле социальной политики совсем недавно. И пока в большинстве российских регионов, за исключением Москвы, они не смогли стать ее активным субъектом. Основная причина этого — неравновесный характер их отношений с властью, которая относится к ним с недоверием, а потому предпочитает работать с проверенными структурами.
Если взаимодействие власти и бизнеса можно рассматривать как оправданное, то партнерство бизнеса и некоммерческих организаций, власти и НКО находится, как говорится, на старте.
Словом, в настоящее время можно с уверенностью сказать, что если власть создаст условия для активного участия бизнес-структур в социальной политике, то в ближайшее время они создадут институты финансирования социальных проектов. К сожалению, сегодняшняя несовершенная система финансирования резко уменьшает масштаб участия бизнеса в них. В условиях, когда бизнес-структуры не очень хотят заниматься непрофильной деятельностью, передача определенных функций в сфере социальной политики их устраивает. И это приведет к росту количества некоммерческих организаций, которые перерастут в социальный бизнес.
Список литературы:
1. Пригожин И. Конец определенности. Время, хаос и новые законы природы. — Ижевск, 1999.
2. Степин В. С. Смена типов научной рациональности // Синергетика и психология. Вып. 1. «Методологические вопросы». — М., 1999.
3. Тамбовцев В. Л. Стейкхолдерская теория фирмы в свете концепции режимов собственности // Российский журнал менеджмента. — 2008. — № 3. — С. 17−23.
4. Хакен Г. Можем ли мы применять синергетику в науках о человеке? // Синергетика и психология. Вып. 2. «Социальные процессы». — М., 2000.
5. Шамбир В. Н. Государственно-частное партнерство как форма инвестирования приоритетных муниципальных проектов. — М., 2010.
6. Швецова Л. И. Настоящие социальные реформы еще впереди // Электронный ресурс: http//www. tver-13. ru
7. Швецова Л. И. О социальных программах Москвы до 2016 года // Электронный ресурс: htpp//www. novo-gireevo. ru
8. Якимец В. Н. Социальные инвестиции российского бизнеса: механизмы, примеры, проблемы, перспективы. — М.: Комкнига, 2005.
9. Feigenbaum M.J. J. Stat. Phys, 1978, v. 15, p. 25.
10. Freeman R.E. 1984. Strategie management: A stakeholder approach. Boston: Pitman.
Spisok literatury:
1. Prigozin I. Konech opredelennosti. Vremja, chaos i novue zakonu prirodu. — Izevsk, 1999.
2. Stepin V.S. Smena tipov nauchnoi rachionalnosti // Sinergetika i psichologija/ Vup. 1. «Metodicheskie voprosu». — M., 1999.
3. Tambovchev V.L. Stejkxolderskaja teorija firmu v svete konchepzii reqimov sobstvennosti // Rossiiskii zurnal menedzmenta. — 2008. — № 3. — S. 17−23.
4. Chaken G. Mozem li primenit sinergetiku v naukach o cheloveke? // Sinergetika i psichologija. Vup 2. «Sosialnue prochessu». — M., 2000.
5. Shambir V.N. Gosudarstvenno-chastnoe partnerstvo kak forma investirovanija prioritetnux munichipalnux proektov. — M., 2010.
6. Chvetsova L.I. Nastojadiie sochialnue reformu jese vperedi // elektronnuji resurs: http//www. tver-13. ru
7. Chvetsova L.I. O sochialnux programmax Mоskvu do 2016 goda // elektronnuji resurs: http//www. novo-gireevo. ru
8. Jakimech V.N. Sochialnue investichii rossiiskogo biznesa: mexanizmu, primeru, perspektivu. — M.: Komkniga, 2005.
9. Feigenbaum M.J. J. Stat. Phys, 1978, v. 15, p. 25.
10. Freeman R.E. 1984. Strategic management: A stakeholder approach. Boston: Pitman.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой